Запах любимой женщины. Часть 19

Изможденные сексуальной прогулкой с Анжелой и Олей, мама и дочь решили посвятить оставшийся вечер субботы и последующее воскресенье отдыху. А именно поеданию мороженного и валянию возле телевизора. Для чего ими в воскресный день был устроен маленький ковровый пикник.

Постелив поверх линолеума старенькое толстое светло-зеленое байковое одеяло, позаимствовав с общей постели подушки, Марина и Аня улеглись на него совершенно голенькими. Разместившись головой в разные стороны и нижней частью тела к друг другу, положив правую ножку на животик партнерши, а левую вытянув вдоль ее тела. В таком не хитром переплетении они смотрели вместе мелодраматический фильм о том, как две девицы делили одного мужчину, вместо того чтоб составить с ним сексуальное трио.

— Умеют же создавать проблему на ровном месте! – Фыркнула Анютка, отставляя в сторону наполовину опустошенную ванночку ванильного мороженного.

— У нас с тобой помниться тоже сложилось все далеко не сразу. – Напомнила Марина, в отличие, от дочери продолжая поглощать миндальное лакомство.

— Да уж. – Засмеялась девушка, шлепнув маму по бедру, и любовно посмотрев на ее раскрытую пред ней во всей красе тщательно выбритую кисочку. – Отбросив колебания сомнений, гораздо смелей, мы бы раньше познали и обрели друг друга.

Облизав ложечку, Марина по примеру Ани отставила свое мороженное:

— А может то как все сложилось и к лучшему? – Философски апеллировала Марина. – Наши чувства, любовь и отношения возникли не спонтанно. Мы пришли к ним постепенно. Шаг за шагом. Осмысленно и осознанно. По крайней мере с моей стороны.

— А я просто в тебя влюбилась! – Шаловливо улыбнулась Анюта любуясь маминой наготой бедер, лобка переходящего в плоский животик, венчаных розоватыми ягодками островерхих сосочков округлых грудок.

— Мне это так приятно слышать! Я тоже тебя люблю и счастлива каждый раз убеждаться в том, что наши безумные чувства обоюдны. – Повернув голову, женщина поцеловала большой и указательный пальчики покоящейся у ее изголовья левой ступни дочери. – Кстати Нютик хотела спросить.....

— О чем?

— Я видела, как ты вчера в парке трахнула Олю.

— Пока ты, лаская, вкушала кровью ее мамы?

— Да!

— Хочешь спросить о моих впечатлениях?

— Разумеется.

Анюта, задумчиво воздев огромные карие глаза к выси потолка:

— Мне понравилось. – Подумав наконец произнесла она после значительной паузы. – Но не настолько чтобы заниматься сексом с мужчиной или трансгендером даже периодически. Может разве что иногда изредка для новизны ощущений.....

— С девочками тебе нравится больше?

— Определенно. – Признала Анна. – Мои ощущения ярче, сильней и насыщенней, более полнее. Да, не спорю это чудесно чувствовать внутри себя мужскую плоть, но я просто хорошенечко кончила. Не более того. С девушками же, особенно с тобой я испытываю гораздо больше чем оргазм. Нечто такое, от чего потеряв чувство пространства, улетаю куда-то в космос, в нереальность....

— Тоже самое происходит и у меня.....

— Правда?

Марина весело засмеялась:

— Половину оргазмов с твоим отцом я вообще имитировала. – Она хлопнула дочь по коленке, лежащей у нее на животе длинной стройной ножки. – А теперь выпусти меня.....

— Зачем?

— Мне нужно в туалет.

— Для чего? – В глазах девушки заплясали блудливые, озорные огоньки.

— Я пописать хочу. – Нехотя пояснив, ответила Марина.

— Так писай здесь! – Невозмутимо предложила Анна, игриво покусывая нижнюю губку.

Конечно, Марине было не впервой писать перед дочерью. Ибо очень часто девушка любила идти в туалет вместе с ней, где усевшись на кафельный пол меж ее ног смотреть, как из уретры вырывается золотистая струйка мочи. А порой и самой женщине доставляло несказанное эротическое удовольствие созерцать как мочится ее дочь. Посему эта сиюминутно выдуманная Анечкой шалость не только понравилась Маришке, но и показавшись интересной, вызвала у женщины приятное волнение внизу живота.

— Тебе нравится смотреть на то, как я писаю? – Кокетливо осведомилась Марина.

— Меня это очень сильно возбуждает! – Мурлыкнула в ответ Аня, бессознательно опустив левую длань на свой гладенький, начисто лишенный волосяного покрова лобочек.

— Меня тоже. – Точно так же как дочь любовалась ее наготой, Марина с восторгом и наслаждением озирала красоту обнаженного тела Анюты. Юного, восемнадцатилетнего, и такого для нее притягательного красотой очерченности форм изящных бедер, гибкостью тонкого стана, иль округлостью налитых цветением упругих стоячих холмиков грудей с красивыми торчащими бледно-розовенькими сосочками.

— А что больше тебя мамуль заводит? – Ладонь девушки медленно скользнула по глади лобка, устремляя пальчики к своим половым губкам. – То, что я смотрю или самой смотреть, как я это делаю?

На секунду Марина задумалась:

— Даже не знаю. – Ответила она поразмыслив. – Мне доставляет удовольствие и то и другое, но то что ты смотришь наверное все таки чуточку больше.....

— Это не потому ли ты просила меня однажды после того как я посмотрела на то как ты писаешь, чтоб я тебя вылизала? – Припомнила с напускной поддельной укоризной Анна.

— Мне кажется ты сама хотела того не меньше! – Уловив явные нотки лукавства, искусно парировала женщина, и исполняя желание дочери, она пустила на подстилку светло-зеленого одеяла струйку мочи. Лоснящаяся золотинкой, она полилась из уретры по половым губкам, растекаясь по поверхности одеяла мокрым пятном. Даруя взору девушки необыкновенной красоты, зрелище вытекающей из мамы мочи.....

— Теперь ты! – Промолвила Марина, указательным и средним пальчиками раскрывая перед дочерью, мокрые от мочи, половые губки кисочки.

Видя меж ярко розовых лепестков малых половых губ, зияющую впадинку маминого влагалища, Аня не могла отказать ни в чем. И чуть поднатужившись, напрягая животик, выстрелила тонкой сильной струйкой, окропив вырвавшейся мочой не только одеяло, но и описав мамино правое плечо и правую грудь. Оставив на розовом набухшем ее овальном сосочке прозрачные капельки, а саму Марину заставив радостно взвизгнуть от восторга:

— Класс! – Воскликнула она, сверкая синевой бездонно огромных глаз. – Это просто неподражаемо, красиво и сексуально.

Ненавязчиво трогая себя, левой рукой перебирая, половые губки, а правой теребя нежно розовые топорщащиеся сосочки, Анюточка по лисьи сощурила свои изумительно карие глазки:

— А на что бы ты еще хотелось бы смотреть?

— Интересный вопрос. – Усмехнулась Марина. – Зависит от того что бы ты хотела, что бы я увидела.

Анна с минуту помедлила, прежде чем произнесла:

— Допустим мой секс с другой женщиной.

— Ты оговоришь об Анжеле?

— Нет о Светлане!

— Но, кажется, ты не особенно ратовала за то, чтобы она была приглашена в нашу постель?

Глядя на мать девушка облизнула язычком пересохшие губки:

— Я, как и ты пересмотрела многие свои воззрения. – Ее ласкающие половые губки пальчики делались влажными от проступающих на них выделений половых секреций. – У тебя ведь был с нею секс?

— Однажды.... – Соски зрелой женщины заметно напряглись, а пальчики, раскрывшие перед дочерью половые губки, сами, произвольно начали с ними играть. Проваливаясь в лоно оплывающей соками кисочки. В то время как указательный и средний пальчики правой руки придерживали раскрытыми лепестки половых губ, средний и безымянный левой нырнули меж ними глубоко во внутрь вагины. Марина, сладостно выдохнув в момент их проникновения.

— Тогда и я должна переспать с ней. – Девушка неспешно ласкала себя, трогая тонким длинным средним пальчиком ягодку клиторка. Массируя ее его подушечкой..... – Скажи, ты целовала ей кисочку?

— Да! – Выдыхала Марина, не отрывая взора от так же начинающей мастурбировать дочери.

Для обеих, матери и дочери, акт случившейся совместной мастурбации был естественным, фантастически возбуждающим, эротическим действом. Когда они ласкали каждая себя, наслаждаясь, увлекаясь красотой лишенных бремени одежд, голых тел, манящей бесстыжей сексуальностью выставленных на обозрение друг другу гениталий. Одинаково прекрасных и похожих своими, словно лепестки бутона, ярко розовыми половыми губками. Набирающихся влагой соков, выделяющихся все сильней под прикосновениями трогающих их рук.

Однако мама и дочь дразня друг дружку томными взглядами, предельно расширенных зрачков, не спешили кончать. Не торопясь в достижении финала, они растягивали блаженство, словно смакуя его, упиваясь каждой его толикой:

— Расскажи, какая у нее киска. – Задыхаясь от, нарастая разгорающегося в ней неистового возбуждения, допытывалась Анна.

— У нее восхитительная киска с коричневатыми крупными половыми губками. – Марину эта игра в откровенность, тоже существенно заводила. Ибо всовывая во влагалище средний и безымянный пальчики, глядя на дочь она представляла ее со знакомицей. – Хотела бы почувствовать ротиком их нежность и пряный привкус ее выделений?

— Очень.... – Воскликнула Аня дрожащими, раскрытыми в глубоком глухом стоне устами, начиная сотрясаться всей существом от неукротимой близости скорого постепенно накатывающего оргазма, который было уже не отстрочить, но можно было добавить ему яркости. – Мамочка, пожалуйста, вставь мне пальчик в попу. Пожалуйста, мама.....

Внемля этим рвущимся сквозь растущее постанывание мольбам дочери, Марина отняв от своей кисочки правую длань, смочила слюной ее указательный пальчик. Затем приставив его кончик ко входу анального отверстия девушки слегка надавила, просовывая во внутрь ее попочки.

— Мамочка! – Пронзительно вскрикнула Анечка, чувствуя вхождение в себя пальчика любимой женщины, и то, как ее вместе с тем накрывает мощной волной экстаза.

Изгибающей ее тонкую, хрупкую, изящную плоть в сладчайших судорогах, от которых девушка изойдя криком выгнулась в волшебной агонии. Наблюдая за которой Марина, ощущая как плотно и сильно ее пальчик сжимают мышцы ануса кончающей дочери, и сама начала кончать. Неотрывная взора от вытекающей из влагалища дочери выгоняемой сокращающимися мышцами

лона беловатой загустевающей смазки женщина извлекла из влагалища мокрые от выделений два пальчика левой руки, переключившись ими на клитор. Воздействуя на него быстрыми круговыми движениями, с дикой скоростью возносящими ее вслед за дочерью в облака меркнущего сознания, и расплывающейся действительности..... Где Марина кончила, беззвучно задыхаясь от нехватки воздуха в легких, застыв на выдохе в пронизывающих все тело расслабляющих судорогах. Дрогнув в них трижды, зрелая женщина затихла.....

После чего обе шалуньи мама и дочь несколько минут лежали не подвижно, чуть дыша. Осчастливлено, светящимися в восторге глазами глядя на мокрые, лоснящиеся смазкой кисочки друг друга.

Безмолвие первой нарушила Марина, обратившись взглядом на теле экран:

— Нютик из-за тебя мы фильм пропустили. – Промолвила она, созерцая ползущие титры.

— Все будут жить долго и счастливо! – В зыбкой прострации произнесла Анна.

— Я все равно его пересмотрю.

— А мне он показался скучным.

— Да. – Согласилась с ней Марина. – Он малость нудноват.

Еще помолчав, они посмотрели на друг друга с искренней нежностью. Анюта притянула к губам мамину левую стопу:

— Кстати Светлана завтра у меня в университете будет читать лекции.

— По какой теме?

— Этика и эстетика взаимоотношений врача и пациента. – Ответила девушка, неторопливо покрывая поцелуями мамины пальчики левой ножки.

— Замысловато. – Расслабленная мастурбацией Марина, тая под прикосновениями девичьих губ дочери.

Анютка сокрушенно закатила глазки:

— Уверена, что только по тому, что ее будет читать Света, я не сдохну от скуки.

— Собираешься всю лекцию ей глазки строить?

— Возможно. – Потянувшись, Аня, собрав в хвост свои очень длинные разметавшиеся чудесные волосы, отбросила их наверх подушки, для большего удобства.

На теле экране началась новостная программа. Аня с Мариной попытались вникнуть в суть сообщаемого привлекательной темноволосой ведущей. Однако это не особенно, в общем-то, получалось. Новостной выпуск не был примечателен, да и не хотелось особенно напрягать разум.

Устав пытаться что либо усвоить Марина зевнула, продемонстрировав как у зверька розовенькое небо:

— Нютик, можно мне кое-что сделать? – Поколебавшись, спросила она.

— Если это что ни будь развратное, то я согласна. – Шутя хихикнула Анюта.

Марина, заискивающе посмотрев на дочь, кокетливо закусила нижнюю губку:

— Могу ли я на тебя пописать? – С некоторой не решительностью вымолвила женщина.

Девушка задумалась:

— Пожалуй..... – Одобрила Анечка, добавив. – Только на лицо....

— Я согласна. – Марина, поднявшись с импровизированного ложа, встала над дочерью – Я постараюсь....

Анна привстала ей на встречу на локтях, открыв ротик и призывно высунув язычок. Метя в него, Марина пустила слабую струйку. Тоненькую, почти прозрачную, в момент наполнившую ротик девушки до краев. От чего моча женщины полилась по ее подбородку на превосходные высоко приподнятые девичьи грудки, и далее по ложбинке меж ними на плоский животик, затекая в ямочку пупочка. Вдохновленная всем этим зрелищем женщина, наклонившись к дочери, припала страстным поцелуем к наполненным ее собственной мочой устам. Аня же, делясь им, стала выталкивать сей напиток из своего ротика в мамин. И Марина с готовностью сглатывала ее, пила с нежных дочкиных губок, наслаждаясь их податливой мягкостью. Понимая, что вновь хочет кончить, но теперь уже с ней и от ее язычка, так ловко и проворно устремившегося к ней в рот, и теперь она его в удовольствие сосала, словно извивающийся член.... От чего начавшее вновь зарождаться внутри лона желание стало стремительно расцветать с новой силой. И оторвавшись от уст Анюты, Марина подставила ей свою страждущую язычка кисочку.

Девушка не заставила себя ждать. Немедля лизнув половые губки маминой киски. Бархатные, имеющие терпковатый вкус умасливавшего их нектара. Собирая, слизывая его, Анечка провела по ним язычком, углубившись в узенькую ложбинку. Что, не медля заставило женщину издать громкий пронзительный стон неописуемого блаженства. Меж тем как, усиливая его девушка, смачивая при помощи язычка своей слюнкой мамин и без того влажный клиторочек принялась его облизывать, вынуждая женщину исходить оглушительным надрывным стоном. Исторгая который, Марина почувствовала, как в сомне блаженства дрожат, подгибаются ее коленки. В связи с чем, понимая, что не удержится на ногах, не устоит, решила сменить позицию. И надавив ладонями на плечи дочери хрипловато вымолвила:

— Ляг....

И после того как девушка исполнила, женщина расположилась над ней образовывая в купе с ней шестьдесят девятую позу, позволявшую и вознаграждать не менее страстными поцелуями ее юной кисочки. Жадно приникая устами к розовеньким, восхитительным, благоухающим нектаром бартолиновых желез половым губкам. Собирая, слизывая с них их сок и слыша, как с алчным хлюпаньем ее дочь также пьет выделения ее кисочки....

Быстро, за их совместную интимную жизнь, освоив особенности маминых эрогенных зон Анечка знала не только как доставить любимой женщине удовольствие, но и как лучше это сделать именно в этом положении. В соответствии с чем, обхватив мамину талию обеими руками, она, плотно прижавшись ротиком, впилась в ее кисочку неистово страстным поцелуем. В любовном азарте, целуя в засос, словно стремясь заглотить, вобрать в свой ротик мамины нежные лепестки, обсасывая их.... Мариночка же действовала язычком, исследуя щелочку дочери его кончиком. Акцентируясь на бусинке клиторка. Играя с ним. Даруя тем дочке сказочное наслаждение, заставляющее девушку дрожать от волнующе растущего в ней сексуального блаженства. Распространяющегося от промежности, через нервные соединения, по всему телу Анечки, воспламеняя ее юную плоть усиливающимся трепетом. От которого ей хотелось кричать, но она только протяжно мычала, сильнее приникая ротиком к маминой писечке и отчаянней впиваясь пальчиками в ее бока. Ибо Ане не хотелось упустить ни капельки вытекающего из маминого влагалища к ней в ротик нектара выделений смазки. Терпкий и мускусный он пьянил ее.... Но близящийся, разгорающийся в ней взрыв экстаза был мощнее ее желания упиться маминым соком. И вот, в следующий миг, девушка не выдерживая более неги ласк маминого язычка, резко оторвавшись от сладкой прелестной кисочки, разомкнула объятья, запрокидывая назад голову в истошном возгласе:

— Еще, еще, мамочка еще! – Надрывно восклицала она прося Марину не останавливаться.

Поскольку резко кончив, безостановочно, без передышки, практически сразу стала проваливаться в омут нагоняющего оргазма. Будто лавина, идущая за выстрелом, обрушиваясь неумолимым пологом.

— Нет, Нюта! – Чувствуя близость дочери к кульминации и сама, находясь на самой последней грани, пронзительно воскликнула Марина. – Я хочу вместе с тобой кончить!

Но Аня, уже сотрясалась в восхитительно сладостных конвульсиях эйфории окутывающей ее эфирной неги. Однако, сделав небольшое усилие, она находясь в полузабытьи в призрачной прострации тем не менее все ж сумела всунуть в раскрытую, подобно бутону цветка, у нее перед лицом мамину кисочку, свой средний и указательный пальчики.

— Нютка сучка! – Сдавленно простонала на это Марина, ныряя, окунаясь вслед за ней туда в омут. Отчего комната в следующее мгновение полностью потонула в торжествующем, счастливом, двухголосом крике мамы и дочери....

Когда же он смолк, они просто лежали не в состоянии даже пошевелиться. Усталые, вымотанные соитием женщина с девушкой наслаждались поселившейся в теле, в каждой его мышцей, приятной опустошенностью. Безмятежно оставаясь в переплетении тел, убаюкивающим обеих жаром льнущей плоти.

Марина, прижимаясь щекой к бедру дочери, с переполняющим восторгом, не сводила своих синих глаз с ее половых губ. Плотно сомкнутые подобно лепестки цветка они формировали красивейший бутон, из которого мерно сочились сгустки секреции выделившейся смазки, стекая к узенькому колечку ануса.

— Знаешь, о чем я подумала? – Промолвила Марина.

— О чем? – Отозвалась Анютка.

— А хорошо бы уехать, куда-нибудь в такое место, где можно жить, совершенно открыто, без оглядки на чужие предрассудки. – Марина запечатлела поцелуй на внутренней стороне бедра девушки. – Иногда так хочется поцеловать тебя прямо на улице, не заботясь о мнении окружающих. Не боясь косых брезгливых, чванливых взглядов. Было бы прекрасно сбежать от них, от всего этого чопорно правильного мира. Взяв с собой Свету, Анжелу и Олю, и поселиться одной большой свободной дружной семьей на отшибе мира. Подальше от всех существующих стереотипов. Не переживая что кто либо может узнать о нашей особенной любви, растить детей.

— Растить детей? – Думая, что ослышалась, переспросила Анюта.

Она была частью далека от реальности, лениво поглаживая покоящееся у нее на груди левое бедро мамы, и разглядывая ее набухшую писечку. В отличие от Аниного, бутончик Марины был немножечко приоткрыт. И сквозь образующийся просвет розовых влажных от слюны и смазки лепестков отчетливо виднелась ярко розовая ложбинка и край впадинки ведущей глубоко во влагалище. Засматриваясь на сей самый дивный и желанный для нее цветок, Анечка даже не сразу поняла озвученный Мариночкой вопрос. Но женщина с готовностью пояснила девушке:

— Я хотела бы еще раз родить. – Мечтательно вздохнула она. – Подарить тебе братика или сестренку.

Аня улыбнулась:

— И я смогу попробовать твоего молочка!

— Ты говоришь так будто я тебя в детстве грудью не кормила.

— Но согласись, что это было так давно, что я совершенно забыла его вкус.

Марина согласилась с доводом дочери:

— А ведь маленькой ты практически не отлипала от моих сосков.

— Ну, это было, когда я была молодой, а сейчас я старая и все позабыла!

Обе они мама и дочь громко расхохотались забавной шутке, лежа на подстилке пропитанной ихней мочой. Однако они не обращали на то ни малейшего внимания. Ибо не только одеяло, но и вся комната благоухала ароматами мочи, потных женских тел, феромонов, вагинальных выделений и секса....

Продолжение следует.....



25

Еще секс рассказы