Порно смотреть онлайн
TrahKino.me
Порно и Секс Видео в Свободном Онлайн Доступе
Бесплатные порно Фильмы на Pornovsem.net
Секс по телефону
Порно рассказы

Я из обычной семьи. Часть 4



Я понемногу вливалась в дело. Все было чуть проще чем мне казалось. Прошли дни великих потрясений. Я смогла легко и активно общаться в мессенджерах, и социальной сети. Просматривать данные других людей, по их сетевым идентификаторам, было действительно удобно и легко. Впрочем, анкеты были скупые и несли в себе, только общие факты и характеристики человека. Некоторые анкеты были скупые до невозможности – такие обычно принадлежали разным «сервисникам», чья роль была важна, но общаться с ними слишком плотно не имело смысла. Иные анкеты по размерам были больше, чем досье Спутников и Спутниц. К таким анкетам относились все ключевые фигуры кураторов, Админов среднего и старшего звена, и вспомогательно-поддерживающий персонал. Такие анкеты имели все психологи и врачи, с вырезками из статей и журналов, где они публиковались, с кучами заумных текстов и разных развивающих штук. Так же такие анкеты были у фотографов всех жанров, работающих на «Организацию» и еще некоторых людей, специфика которых мне была пока что непонятна.

Забавно, но все работающие в «Организации», несмотря на свои огромные левые доходы, имели основную легальную работу. Это было одним из правил Канона и являлось обязательным. Человек либо учился, либо работал. Нельзя было отрываться от социума и запираться в своем собственном мирке. Исключение составляли только несколько человек в ранге Тир1, кто был очень ценен и очень занят, будучи Спутником или Спутницей.

Главный мозгоправ, Мухомор, работал в городской дурке, причем занимал весьма весомое профессорское место, и судя по тому, что я смогла о нем найти, был мозгоправом по любым направлениям. Каждое утро он выкладывал что-нибудь занимательное, какую-нибудь разминку для мозгов для всех, кто имел доступ к внутренней сети. Его канал «Занимательное и интересное – Не дай своему мозгу усохнуть!», пользовался бешенной популярностью. Несмотря на разность возрастов, там отписывались все участники, а он лишь иногда комментировал или выкладывал поведенческий анализ человека с рекомендациями. Все прочие незлобно смеялись над очередной «жертвой», понимая, что завтра в этом амплуа могут побывать они. Несмотря на возраст и пол участвующих, Мухомор стабильно называл всех «зайчушами».

Я даже умудрилась поймать предупреждение, гуляя завернув в дурку, и найдя там Мухомора, в его рабочей и нашей непрофессиональной атмосфере. Пришлось цитировать выдержки из Канона под ощутимые, но шутливые удары линейкой по попе.

Я познакомилась с Карлом. Это был веселый и позитивный человек, напоминавший внешностью голливудского актера Эрика Штольца. Я сказала ему об этом и узнала, что он слышит это впервые. Чаще ему говорят, что он похож на другого. Он нашел Штольца в гугле и согласился со сходством.

Основная работа Карла базировалась на Подоле, в подвальном помещении, что-то связанное с восстановлением данных. Расположение его рабочего места для дел «Организации» почему-то скрывалось, а он сам был вообще не болтлив о делах «Организации». Он занимался обеспечением всевозможного технического оснащения, но позже я узнала, что он не один такой и штат техников весьма обширен.

Меня познакомили с тремя фотографами, работающими над портфолио сотрудников. Один занимался фотосетами исключительно в пейзажном стиле, второй делал студийные сеты, третий работал где-то в порно индустрии и специализировался на арт-ню, и очень откровенных фото. Первый был слишком занят и разговор получился пресным, второй вообще общался преимущественно с Линой и о каких-то других делах. Порно фотограф заинтересовался мной. Пришлось снять для него трусики и разрешить сделать несколько откровенных фото моей девчули. Он сказал, что девчуля у меня очень маленькая, аккуратная и красивая. Девушки с такими кисками имеют бешенную популярность и неимоверный спрос в порно индустрии. Лина ответила на это, что Маше есть чем заняться для отдельных персон, а не радовать всех подряд видео, где ее дерут, как угодно.

Штатный визажист похвалила меня за адекватное отношение к мейк-апу и сказала, что ее помощь тут не сильно нужна, разве что для создания конкретных образов и для клиентов, любителей аниме образов.

— Что есть и такие? – спросила тогда я.

— Есть разные – хихикнула визажист. – На Хэловин у нас такое бывает! Я сутками из студии не вылажу, чтобы всех под ведьмовскую ночь подготовить.

Штатный стилист, парень гомосексуальной наружности и поведения, сказал, что я одеваюсь «весьма стильненько, сексуальненько и со вкусом», но работы еще предстоит немало.

— Какую обувь ты любишь больше всего? – спросил он.

— Кеды и сникерсы.

Он скрылся в подсобке и через минуту появился с коробкой.

— Должны подойти – он открыл коробку.

Там были абсолютно белые сникерсы. На заднике левого было написано золотыми буковками «good girl», на заднике правого «bad girl».

— Вау! – я тут же обулась.

Сникерсы сели как влитые. Ножкам было приятно и уютно.

— Носи в свое удовольствие.

— А меня ты так не балуешь – театрально надула губки Лина.

— Баловал бы, если бы не одно «но» – он многозначительно промолчал.

— Что за одно «но»? – вклинилась я.

— Потом узнаешь – отмахнулась Лина.

Я раззнакомилась с врачами, проходить которых требовалось каждые три месяца. Особенно сдружилась с гинекологом и хирургом. Познакомилась так же с экстренной бригадой спортивных врачей. Я так и не поняла почему именно спортивных, но меня уверили, что их профессионализм запредельный.

Еще я познакомилась с Марком и Антониной. Их специализация была странной и непонятной. Марк был мануальным терапевтом и в общем-то делал всевозможные массажи, хотя, как штатный массажист в списках не числился. Антонина работала акушером-гинекологом в одной из киевских крупных государственных больниц. Их пара называлась «команда по стимуляции». Я спросила почему так и мне обьяснили в общих чертах, а потом и предложили опробовать их услугу. Пришлось задрать платье, спустить трусики и стать раком. В медицинских перчатках и с обилием лубриканта, Антонина стимулировала двумя пальцами мое влагалище, постепенно подтаскивая меня к оргазму и сквирту. Марк же гладил спину и проникал одним пальцем мне в попку. Я разразилась сквиртом, бурно и обильно. Пришлось снимать платье и трусики, бросать все в стирку, потом ждать пока высохнет. Оказалось, «команда по стимуляции» нужная штука. Эдакая «продувка труб» для работников, резко впавших в хандру, с трудом выбирающихся из критических дней или подхвативших где-то «нестоячесть» и «разлад системы». Как мне обьяснили, «продувать трубы» просто сексом не всегда получается и не всегда выходит найти секс. Вот тут-то они и вступают в дело.

Штатный диетолог оценил мои характеристики на отлично. Сказал, что его помощь не требуется, я и так в отличной форме. Судя по тому, как я рассказываю о своем режиме питания и тренировкам, у меня не будет проблем с его специализацией.

Штатный тренер тоже не имел претензий. Правда в мои постоянные тренировки теперь вошел бег и велосипед. Новый велик, решили покупать уже под следующий летний велосезон. Пока что, я тренировочно каталась на предоставляемом. Понадобилось прикупить немного шмоток для вело тренировок. Человек, с которым я каталась и училась разным вещам, выходя за пределы обычного педалирования, был жутко флегматичным. Даже было немного непонятно как такой флегма, может так драйвить и устраивать такие покатушки.

Бегать требовалось минимум 4 раза в неделю. Бегала я всегда с кем-нибудь. Обычно с Владом или Линой. Порой с Мангустом. Он стал проще и нежнее относиться ко мне, но в тренировках не давал мне передыху и не останавливался, когда я сбивала дыхалку. Приходилось заставлять себя работать на пределе, сокращая разрыв.

Еще я бегала с Ваней и Максом. Ваня был веселым и попустительствовал мне в беге. Макс наоборот был жестким. Ему нравилось сильно увеличивать дистанцию, потом исчезнуть, сделав штрафной круг, снова догнать меня и подкалывать, какая я медленная. Он тренировал меня, будто на Олимпийские игры. Иногда даже брал тростинку и подгонял ударами по заднице. Этот «театр» забавлял многих прохожих.

Многочисленные приложения, в том числе «RunKeeper», переползи в рабочий смарт. Порадовало, что многие приложения могут работать параллельно с одной авторизации на разных устройствах. «RunKeeper» наполнился многообразием беговых и велосипедных маршрутов.

Помимо прочего, мне внезапно провели тест на знание английского языка. Экзаменатор, постукивая карандашиком по столу, уведомил, что мой уровень 13.5 из 15, а это значит уровень носителя, то есть человека, родившегося в англоговорящих странах. Уровень достаточен, но нужно расширять словарный запас.

— В любом случае, начнешь чуть позже учить второй иностранный.

— Зачем?

— Английский язык хорош и универсален, но для престижа стоит знать хотя бы еще один. Сможешь сама выбрать, какой будешь изучать. Профессиональные репетиторы, программы обучения и групповые классы есть по всем языкам, которые мы считаем актуальными.

— А если я захочу выучить какой-нибудь неактуальный или мертвый язык?

— Например какой?

— Латину или кантонский диалект.

— Они не мертвые – он улыбнулся. – Но, если возьмешься, я сам буду тебя учить, и ты получить мое восхищение, признание и уважение, если справишься. И не только мое.

Потом я разговаривала об этом с Владом.

— Я шесть знаю на уровне носителя – просто сказал он.

— Шесть?!

— Да. Побежали.

Отдельной тематикой был транспорт, конспирация и свобода. Лина сказала, что мне нужно будет начать жить самостоятельной жизнью вне родительского дома. Так будет проще работать и не зарываться в постоянное вранье, но этот вопрос отложили на зиму.

Конспирация соблюдалась во всем и везде, кроме личных дел и исключительно рабочей обстановки.

Транспорт представлял из себя службу извоза под крылом «Организации». Помимо этого, было несколько элитных служб такси с машинами определенного класса и уровнем обслуживания, которые выдавали какие-то специальные корпоративные карты для перевозок. Я получила такую карту на две службы такси и транспорт «Организации». Помимо этого, я получила личный номерной id, чтобы долго не обьяснять оператору, кто я. Хоть и говорили, что все звонки сотрудников попадают сразу на вип-канал, но все же продуманность была до мелочей.

Еще одну касту занимали уже упомянутые мозгоправы. Общаться с ними приходилось регулярно. Они отслеживали психологическое состояние работающих, упреждали проблемы и критические состояния, давали рекомендацию по отдыху и релаксу, назначали лечение или вынужденные каникулы. Постоянно нужно было заполнять дневник, сдавать его, потом разбирать и анализировать написанное. Если записей не было, значит предстоял трудный разговор с самокопанием. Мозгоправы стабильно не хотели понимать, что написать нечего. Почему нельзя написать хотя бы пару строк? Лень или что-то затаенное, что ты боишься показать на бумаге и не заметить этого? И с Пегасом, и с Мухомором было довольно легко общаться, но после этих общений я выходила выжатая, как лимон. Правда всегда получала мятную конфетку, от которой наступало состояние перманентного спокойствия, и я монотонно следовала за медсестрой в комнату релакса.

Это была просто комната с шестью креслами, стоящими в одну линию. Садиться можно было в любое. Медсестра включала какой-то прибор, источавший травяной пар и приятную тихую музыку, и уходила, оставляя меня релаксить на пол часа. После этой процедуры, давящие мозгоправные самокопания как рукой снимало, и можно было с нормальным видом заниматься любыми делами.

Помимо обычных осмотров, я работала с Владом. Он задавал множество вопросов, изучал меня, анализировал ответы, строил логические цепи. Я сдерживала обещание, а он был благодарен.

Я общалась в основном со своими, хотя не чуждалась общения в сети и чатах. Виртуально познакомилась с Марго. Вопреки общему мнению, она оказалась довольно интересной, хоть упомянутое «занудство» и проявилось спустя несколько часов общения. Окрестив меня «Кисонька моя», Марго оповестила меня и всех прочих, что отныне подобное обращение относится лишь ко мне и идентифицирует меня в ее постах, и комментах.

Другие пользователи общались с различной степенью интереса. Кто-то живо, кто-то нейтрально, кто-то безразлично. Ну, все мы люди со своими делами и проблемами.

Общение с Владом всегда было наполнено логичностью, весельем, трезвостью ума. Большую часть времени, мы общались о чем-то высоком либо он учил меня, обьяснял что-то, вводил в курс дела.

Общение и отношения с Линой, были как с подругой, как с сестрой. Этого требовал Канон. По эмоциям, мимике, жестам и отношению, я видела, что Лине нужно чтобы я была открыта к ней и воспринимала, как близкого человека. Я была не против и не отказывала ей в этом. Я сама требовала к себе внимания. Трудно быть одной в такой большой, сложной системе.

С Ваней я общалась редко, зато подолгу и о разных веселых вещах. Я ощущала, что он старается не нагружать меня излишками инфы, которые я и так уже получила из кучи источников. Он был мил и манящ.

Как-то раз я была у него дома. Он живет в хорошенькой трехэтажной, смарт квартире в элитном микрорайончике на Печерске. Его квартира занимает угловую часть здания, с 3-го по 5-й этажи. Мы сидели на кухне, пили чай, баловались разговорами о разном.

Он на мгновение отвлекся, а я воспользовалась моментом и села к нему на колени, лицом к нему. Он посмотрел на меня и оплел руками.

— Привет – тихонько скакала я.

— Привет – он взял мою руку и нежно поцеловал ладошку.

Мы замерли на какое-то мгновение, просто сидя и глядя глаза в глаза.

Я поерзала попой на его коленях. Моя девчонка тут же проснулась и заинтересованно посмотрела на потенциального парня.

— «А это тот самый. Тащи его быстрее в постель! Я его хочу!» - сказала бы она, но я лишь ощутила возбуждение и пятнышко влаги между ног.

— Помнишь, я должна тебе секс – тихонько сказала я.

— Да, я помню – Ваня встал, мои руки остались у него в плену. – Я поведу тебя в свою обитель Морфея, и ты будешь моей до самого вечера. Клянешься ли ты?

Мне понравилась эта шуточная клятва и его улыбка.

— Клянусь.

— Тогда идем.

Мы шли не торопясь. Он не отпускал мою руку. Знаете, эти трендовые фотки в стиле «follow me»? Вот мы шли так же, только вел он.

— Разденешься для меня? – спросил он, когда мы зашли в спальню.

— Конечно.

— Только медленно.

Я начала раздеваться. Медленно расстегнула толстовку и, легко выпорхнув из нее, бросила на пол. Ваня прикусил губу и кивнул. Я осмотрелась. Потянула вниз лосины. Думаю, я хотела сделать то самое движение, когда девушка изящно прогибаясь снимает с себя эту часть одежды, при этом наклоняясь чуть ли не до пола. Судя по Ваниному смеху, мой прогиб вышел весьма нелепым. Я посмотрела на него.

— Ничего, ничего – он давился от смеха, затем взял себя в руки. – Извини. Продолжай.

Футболку я просто сняла. Оставшись в трусиках и носках.

— Они чудесные – сказал Ваня, глядя на мою грудь. – Дальше.

Я решила больше не экспериментировать. Села на кровать. Упершись ногами и локотками, приподняла таз и подцепив трусики чуть сняла их. Затем снова села и медленно скатывая, сняла с ног. Ваня очень внимательно следил за этим движением. Оставались лишь носки.

— Погоди. Оставь их – он приблизился ко мне и взял мои ноги.

Он поднес мои ножки к своему носу.

— Ничто так не будоражит, как запах свеже ношенных носочков. Еще и таких беленьких.

— Ты, что, фетишист? – хихикнула я.

— Нет - он, дернул меня за ноги, подтаскивая ближе к краю. – Как она себя чувствует?

Он тронул мою девчулю.

— Ты как тут? – те

перь он разговаривал с моей писькой. – Можно я тебя поцелую?

Я захохотала, а Ваня поцеловал мою девочку.

— У тебя такие губки, я мог бы целовать их вечно – он ухватил складочку кожи внешних половых губ. – Что ты говоришь?

Он приник ухом к моей девочке.

— Она мне жалуется, что ты ее не балуешь. Один раз подарила ей классных парней и все.

— Это было не один раз! – я возмущенно веселилась.

— Сейчас узнаем – он снова приник ухом к моей промежности. – Говорит, не верить тебе. Говорит, ты врешь, а сама истекаешь. Говорит, ей надоели твои пальцы и душевая струя.

— Ты что, мысли читаешь?

— Нет, это она говорит.

— Значит ты пи***чет?

— О! Что за вульгарные словечки пошли? – он резво перевернул меня, запрыгнул на кровать и уперся коленом посредине моей спины. – Кого-то не учили, что ругаться не хорошо?

Приличный такой воспитательный шлепок, прилетел мне по заднице.

— Ай!

— Не «ай»! – снова шлепок, затем еще и еще. – Ну вот и попец твой рад меня видеть. Вон как зарумянился.

Ваня перевернул меня обратно.

— Что надо сказать?

— Не знаю.

— Понятно. Тогда повторим воспитательный момент.

— Нет!

— Так, что надо сказать?

— Извини?

— Не правильный ответ.

— А что тогда?

— Скоро узнаешь.

Он отошел к саунд системе и включил какой-то трек.

— Что это? – заунывная мелодия сразу затянула меня.

— Roy Budd «Get Carter» - он рывком стянул футболку и развязал завязки на спортивных штанах. – Дай руки!

Я протянула ему свои руки. Он положил их на резинку своих штанов и надавил немного, показывая, чтобы я тянула вниз. Я потянула, стягивая с него штаны и его друг приветственно уперся мне в кончик носа.

— На живот!

— Нет, я хочу его в рот!

— На живот! – чуть настойчивее сказал Ваня.

— Ну почему? – заныла я.

— Потому что я так хочу – он толкнул меня, укладывая на постель. – Давай, переворачивайся.

Я нехотя перевернулась и развела ноги.

— Нет, не так – он скрестил мои ноги и связал в лодыжках своими штанами.

— Это обязательно? – я обернулась

— Да. Не туго?

— Нет.

— Дай подушку.

Я сгребла подушку и бросила себе за спину.

— Подняла бамперок! – он хлопнул меня по попе.

— Не буду! – буркнула я.

— Ты секса хочешь или как?

— Хочу, но надоело уже ждать.

— Ну так подыми свой бамперок и начнем.

Я повиновалась. Скомканная подушка была засунута мне под низ живота. Теперь моя задница была наивысшей точкой конструкции. Музыкальный трекинг перешел на каких-то японцев. Я вслушалась и узнала.

— Это что, саундтреки из аниме? Наруто? – я ухахатывась, дергая ногами, забыв, что они связаны.

— Да! Много ты разговариваешь! На вот! – он сунул мне мои трусики в зубы.

— Не буду я их жевать!

— Тогда молчи!

— А стонать можно?

— Можно.

Его язык пришел внезапно, попав точно в девочку. Губы жадно, жирно залили все слюной. Язык проник несколько раз внутрь, а затем Ваня навалился на меня сверху всем своим богатырским весом. Одной рукой блокируя мои рукой, а другой ухватив до боли мою задницу. Его член ворвался, в занывшую от восторга и напора, киску.

— Ох!

Ваня трахал меня так, будто я была девушкой принесенной в жертву оборотню.

— «И кто еще Тигран...» - подумала я.

— Ох! Ох! Ох! – Ваня вгонял мне на максимум.

— Посмотри вправо!

Я посмотрела. Там было зеркало. В зеркале, на постели лежала в странной позе, с диким изгибом девушка. Ее трахал самец. Боже, какой он красивый, как перекатываются его мышцы под кожей. А эти движения.

— «Я готова давать ему вечно» - поделилась со мной моя девчуля.

Я смотрела, как Ваня трахает меня. Изображение в зеркале тряслось, Ваня работал, его мышцы сокращались, таз двигался, мелькающий член исчезал во мне. Трек переключился на рэп опенинг и Ваня заработал еще сильнее, а затем исчез. Будто ниндзя, он материализовался перед моим лицом.

— В рот! – я едва успел открыть рот, и сперма потекла туда – Глотай!

Я глотала.

— Хватит! – японцы рэперы закончили свой качающий сингл и треккер перешел дальше.

Я помнила этот трек, мой брат любил его слушать. Говорил, очень мощно звучит. Действительно смесь барабанов и электронной музыки.

Ваня вернулся в меня, закачивая остатки предыдущего оргазма и трахая меня уже новой порцией эрекции.

— Ты кончать собираешься или как?!

— Не знаю.

Он вбил глубоко в меня, затем еще раз. Не знаю куда он там достал, но я кончила. Kano feat. Wiley&Giggs мощно зачитывали «3 Wheel-Ups», я кончала, Ваня трахал.

— Переворот! – я оказалась на нем, он подо мной.

Теперь он работал снизу, будто отбойный молоток. Появился этот самый звук ударов кожи о кожу.

— «Вы сексом занимаете-е-е-е-сь или что?!» - сигнал от письки попал в мозг.

В этот момент мы совершили какой-то немыслимый кульбит. Ваня подо мной резко поднялся вверх, будто качая прес, сгибая при этом и меня. Захватил мои ноги и снова лег. Мои руки теперь проходили между моих связанных ног, заведенных за них. Всю эту конструкцию дополнительно удерживал Ваня. Мои ноги прижимали мои ушли к голове, и я могла лицезреть как член долбит мою киску.

— Аррррр!

— «Какой на**й GTR?!»

Член двигался во мне как поршень суперкара на 16 тысячах оборотов. Ваня еще раз рыкнул, член выскочил из меня разбрызгивая сперму. Ванин таз все еще дергался. Первая струя попала мне в лицо, вторая и третья выстрелили точно вглубь меня, потом мне на живот, а дальше член мотнулся, и сперма разлетелась, забрызгивая постель, пол и все остальное. Ваня где-то позади моей головы выдохнул и расслабился, отпуская меня. Я смотрела как дергается его член, как сочится из него сперма и как сокращаются его яйца, выкачивая новые порции спермы наружу. Я просто прифигела.

Треккер перешел дальше. Nothing but Thieves «I was just a kid».

— Ай! Ай! – я и не заметила, что конечности немного затекли и самой раскрутиться из такой позы как-то совсем нереально.

Ваня, казалось, забыл про меня и лишь сбитое дыхание и теплое тело подо мной, выдавало его присутствие. Ну да, еще продолжающий сочиться спермой пенис и яйца, заметно порозовевшие и принявшие нормальный вид.

— Давай помогу – наконец сказал он и развернул меня.

— Ох! – пресс сразу возвестил, что не привык к таким делам.

— Извини.

— Ничего – я улеглась Ване на грудь.

Только сейчас я заметила насколько же он большой в сравнении со мной. Я легонько тронула его член, то дернулся. Я посмотрела Ване в глаза.

— Можно я его оближу?

Он лишь кивнул. Я спустилась туда, взяла большачка как следует и принялась облизывать с него сперму. Я так же облизала мошонку и слизала все капельки, разлетевшиеся по ногам. Напоследок поцеловала обмякшего бойца и вернула к Ване на грудь.

— Напилась нектара?

— Да – я улыбнулась блестящими от спермы губами.

— Можно тебя поцеловать?

— Тебя не смутит твой же вкус на моих губах?

— Нет.

Мы поцеловались.

— Ты спешишь?

— Нет.

— Тогда – он перевернулся на бок и перевернул меня. – Я хотел бы воспользоваться своим правом сполна.

Он натянул на нас покрывало.

— Спи со мной – он обнял меня.

— Хорошо – я просунула руку между ног, нащупала его член и положила между своих ножек.

Зажала, немного поелозила, устроила его удобно и замерла.

— Ты определенно особенная.

— Пусть ему будет тепло и уютно.

Моя девчонка засыпала со мной, обнимая классного парня.

— «Ты должна проснуться!» - пришел сигнал снизу.

Я нехотя просыпалась. То, что он стоит, твердый и теплый я поняла, по резко появившемуся предмету и пространству между ног. Ваня все еще спал. Я осторожно тронула пальчиками головку. Она сочилась смазкой.

— «Ну и чего мы ждем?!» - моя девочка выдала недовольство легкой пульсацией и покалыванием, а затем заставила меня сжать ноги.

Ваня застонал во сне.

— О, он уже готов – произнес он у меня за спиной. – Маш, ты спишь?

— Нет.

— Тогда – он направил себя в меня.

Он придерживал мою голову, повернув к своей и целуя меня в губы, не отпуская их ни на миг. Его мяско двигалось во мне, медленно и неторопливо. Моя девочка повизгивала от удовольствия.

— Я в тебя – не меняя темпа, он излился в меня.

Мое влагалище сжалось от полученной порции спермы и наградило меня мини оргазмом.

— «О да!» - кричала моя девочка, купаясь в «мужском молоке», как та графиня Батори в ванной с кровью.

***Несколько позже***

Я случайно встретила Макса. Наткнулась на него в «Брокард».

— А ты чего здесь?

— Выбираю себе что-нибудь новенькое для работы – я махнула пробником.

— Дай – Макс схватил мою руку и принюхался. – Совершенно не твой аромат!

— Ну да, это ведь мужские.

— Зачем тебе мужские?

— Просто. Что уже нельзя последить за трендами и необычными запахами?

— Не забивай рецепторы, если действительно хочешь что-то выбрать.

— Ладно, ладно.

Он пошел куда-то дальше. Я посмотрела вслед. Странный он. Вроде запал на меня, а ведет себя будто старший брат с провинившейся сестрой.

— Вот я тебе сейчас устрою – сказала я себе под нос и взяла чистый пробник.

— «Кошки тигров не боятся, они их обожают» - написала я на пробнике.

Всего капля «Cuir de Russie», от Шанель. Взмахнула несколько раз давая впитаться и создавая шлейф.

Я незаметно подкралась к поглощенному выбором Максу и с точность вора, засунула пробник ему в задний кармашек джинс. Там как раз был телефон. Надеюсь найдет. Так же тихо я ушла. Все могло сорваться, мой коварно-пикантный ход заметила девушка консультант и хотела окликнуть Макса, но я сложила ладошки в молебной просьбе, и она не стала «палить контору».

Я была в «Mark Aurel». Хорошая простая одежда для ежедневного пользования. Теперь у меня была зарплатная карточка, манящая тратить деньги. Я не транжира, но покупать себе новые модные вещи обязывало и новое положение, и потребность по работе и просто мое личное «хочу». Телефон брякнул сообщением, я не обратила внимания. Через секунду пришло еще одно, затем еще. Наконец я взяла его. Тут же пришло еще одно. Все от Тиграна (Макса).

— «Где ты?»

— «Где ты?!»

— «Где, черт возьми, ты спряталась?!»

— «Молчи, но знай, когда встретимся - тебе не поздоровится»

Чего он злой такой? Подумала и отбила ответ.

— «Марк Аурел, 3й этаж, налево от лифта»

— «Будь там» - тут же пришло ответное.

Я села на пуф возле примерочных. Что его так разозлило? Макс появился через мгновение. Видели когда-нибудь разьяренного тигра, который через секунду перегрызет вам горло? Вот и я не видела, но в тот момент я полноте ощутила, что идентификатор Тигран, дан не просто так.

— Я.. . - я даже сказать ничего не успела.

Он зажал мне рот рукой и рывком затащил в примерочную. Прижал меня к стенке, одной рукой фиксируя мои руки у меня над головой, второй продолжая зажимать рот.

— Зачем ты это сделала? – его лицо приблизилось к моему, такое обостренное, как морда хищника.

— Умумум – попыталась сказать я через его руку.

— Я отпущу, но попробуй только крикнуть – он осторожно отпустил руку.

Рот и щеки сразу заболели, от прихлынувшей крови.

— Я не собиралась кричать – сказала я тихо. – Зачем ты так со мной?

Это выглядело смешно. Невысокая девушка с задранными кверху руками, пришпиленными мужской сильной рукой к стенке примерочной. Сам парень стоит, наклонившись к ней и немного присев, уравнивая ростовой дисбаланс. Она испугана, а он хищник.

— Зачем ты это сделала? – снова спрашивает он с легким рычащими нотками.

— Просто хотела тебя наказать, и позлить, и раззадорить, и показать, что разбираюсь в запахах – я лепетала и оправдывалась.

— Все?

— И показать, как я могу пахнуть.

— У тебя получилось!

Резкий поворот и я уже уперта грудью в стенку примерочной. Мои руки зафиксированы его руками и прижаты над нашими головами. Он присел и трется о мою задницу. Он делает такие движения, будто сношает меня. Его лицо зарылось в моих волосах.

— Ты пахнешь обворожительно и без всех этих субстанций.

— Вообще-то это тоже субстанции.

— Молчи.

Он резко, несколько раз наподдает бедрами так, что я подскакиваю. А если мы эту стену проломим? Этого что никто не слышит? А камеры? Никому не интересно, что может тут кого-то насилуют?

— Почему ты не занялся сексом со мной тогда?

— Не так. Не там. Не тогда. Не то место. Не то время, не та атмосфера.

С каждым «не» он делал резкий выпад бедрами и затем немножко протягивал вверх, давая мне понять и ощутить, какое твердой желание сейчас скрыто под его джинсами.

— Ты не такая как все. Просто трахнуть тебя недостаточно!

Кажется, он «плавал» в моих волосах, вдыхая аромат моего шампуня, иногда касаясь шеи легкими поцелуями.

— Макс?

— Да, кис.

— Может ты меня отпустишь, и мы поедем куда-нибудь, где сможем продолжить в более спокойной обстановке.

— Я не хочу отпускать тебя – он прекратил резкие «входы» и лишь терся об мою попу своим орудием в штанах, вверх-вниз, вверх-вниз. – Мрр!

Это он сказал? Я прислушалась. Да, он по-муркивает как холеный кошак. Вот-те, нате Тигран в салате.

— Ладно, давай ты меня не отпустишь, но мы все же куда-нибудь уйдем. Мы вообще в публичном месте.

— Мне плевать. Если отпущу, ты сбежишь.

— Если не отпустишь, я тебе дам по одному твоему вкусному месту. У меня уже руки затекли.

Меня тут же развернуло обратно. Мои руки были свободны, я потерла запястья. Теперь он прижимал меня за плечи.

— По вкусному месту? Нападаешь на меня так подленько? Ударишь по нему? – он взял мою руку и приложил туда.

Бля! Твердый, теплый, большой! Ударить по нему? Да я лучше бы взяла его в рот и потом направила в себя.

— Это стандартная защита девушек от несносных парней – я покраснела и отвернулась.

— Значит я несносный? – он взял меня за подбородок и заставил смотреть ему в глаза. – Как не храбрись, а твое тело говорит о другом. Ты хочешь меня и его.

— Да, хочу – сказала я тихонько.

— Этого мало.

— А что еще?

— Я хочу тебя. Хочу трахать тебя по-всякому, чтобы ты стонала, кричала, молилась и боготворила мое имя. Хочу оказаться с тобой в постели по твоему желанию. Не просто трахуть тебя, оценки ради. Ты должна просить и умолять меня, сделать это.

Он наконец отпустил меня и снова смотрел со своей высоты. Мне пришлось смотреть вверх, это было неудобно, еще и после недавних «нагрузок».

— Ты не понимаешь – он снова наклонился ко мне.

Его ладошка, пальцами вниз, накрыла мой низ живота и надавила.

— Обладать такой как ты, хотел бы любой. Но любой будет ломать голову, что ему делать с тобой. Он будет метаться между грязными, темными, первобытными фантазиями и чистыми, незамутненными чувствами.

Он отступил от меня.

— Придет время, и ты проснешься утром у меня на груди, веселая и довольная, после ночного секса, которым ты не занималась еще никогда и ни с кем. Но пока-что ты не готова – он на мгновение задумался. – Пока что я не готов.

Он отошел от меня.

— Хочу загнать тебе в попу до упора.

И ушел. Ни тебе «пока», ничего. Я стояла, потирала запястья, в голове был сумбур от пережитого. Пришло сообщение на смарт от Макса.

— «Слоны мышей не боятся»

И как это понять?



100

Еще секс рассказы
секс по телефонусекс по телефону