pizdosya.tv
pornomatka.me
Scat Nude - Extremal Porn ⭐
TrahKino.me
Порно и Секс Видео в Свободном Онлайн Доступе
Бесплатные порно Фильмы на Pornovsem.net

Wakai Kami часть 80

В тронном зале повисла звенящая тишина, давящая и всеобъемлющая. Словно время остановило свой бег, приморозив придворных к мраморному полу - люди даже дышали через раз, испуганными взглядами смотря мне за спину.Было так тихо, что я слышала, как хлопают на студёном ноябрьском ветру полотнища стягов на крышах дворца.

Позади, от двери, раздалось стройное звяканье сабатонов, клацающих о мрамор, и в тот же момент, как по команде, дворяне пришли в движение, отшатнувшись в стороны. Но тотчас же бросилось в глаза то, что боятся эти люди не грохота окованных металлом сапог, а неспешных шлёпаний чьих-то босых пяток о холодные плиты каменного пола. Судя по звуку, это был или ребёнок, или невысокая девушка, но от этих звуков придворные дамы вздрагивали, в ужасе округляя глаза и пятясь, а кавалеры тянулись к рукоятям кинжалов на их поясах.

"Да что ж там за монстр такой, которого все до мокрых трусов боятся, но запросто приводят в зал к правителю?.." - проскальзывает в голове мысль, пока я с ленцой оборачиваюсь на звуки, чтобы лично оценить степень угрозы.

То что я узрела периферийным зрением - тугой беременный животик и полные молока, тяжёлые груди - вынудило меня сладостно улыбнуться. Люблю таких девушек... Но когда через долю секунды в мозгу возник целостный образ, я сама в ужасе отшатнулась на пару шагов!

— Вседобрейший Отец, что это за ебань?! - бросаю я быстрый взгляд на Флавию, и тотчас оборачиваюсь назад, к беременной девушке.

Всё естество, моя извращённая сущность просто вопит, что "это" терять из виду нельзя!

Передо мной, шагах в десяти, мерно переступая босыми ногами на холодном полу стоит прелестная эльфийка, в каком-то драном плаще и с небольшой сумкой через плечо, а в руке - нехитрый посох из куска ветки.

И всё бы ничего, если бы не толстый кольчатый червь, толще, чем руки девушки, выходящий из её нещадно растянутого влагалища! Я мгновенна поняла, почему её назвали "носителем" - склизкая багровая личинка, обвив бедро девушки, присоской впилась в сосок одной из грудей, неспешно глотая сочные сливки беременной эльфийки.

Девушка плакала. Я видела, как из полубезумных глаз катятся слёзы...

Но к ужасу моему, пришло понимание - это слёзы радости и любви! Она поглаживала червя, словно родное дитя, сияя от счастья и гордости! Живот девушки был так раздут, что на месте пупка, из милой "впадинки", что украшает женское пузико, торчали, извиваясь, ещё с десяток подобных червей, но поменьше. В сумке, что она несла через плечо, копошились ещё черви...

— Что это, Флавия?! - наконец совладав с отвращением, восклицаю я. - Самое время объясниться!..

— Смотрите внимательно, госпожа маг... - глухо отвечает правительница, не поднимая лица от ладони.

И в этот момент "носитель" неспешно поводит рукой и окунает ладонь в кишащую личинками сумку. Черви тотчас обвивают её тонкие пальцы, а через миг девушка роняет это копошащееся месиво на пол. Живые "веретена", упавшие на мрамор, принимаются скользить в стороны, а из влагалища девушки, растягивая его ещё больше и протискиваясь рядом с громадным червём, выползают новые личинки.

Придворные дамы с визгом разбегаются в стороны, а их кавалеры колют и топчут мерзких тварей, расплёскивая их желто-бурые потроха по глянцу мрамора. Новые личинки эльфийка переносит в сумку, пополняя "запас"...

— Боги, что она за монстр такой?.. - шепчу я, глядя на неподвижную девушку, любовно ласкающую червя, пьющего молоко.

— Это моя племянница... - вздыхает позади меня Флавия и через миг слышны её шаги.

— Госпожа, осторожней!.. - командир придворной стражи начеку, но шорох одежды и повелительный жест останавливают телохранителя.

— Если не устранить угрозу, то подобное ждёт весь континент... - окатив пряным ароматом сладострастного тела, ко мне подошла правительница. - Фостъянк - древний город, и в его подземельях что-то случилось... Подобные ей приходят оттуда...

— Д-давно это началось? - говорю я, не теряя зрительного контакта со страшной беременной эльфийкой.

Но вместо ответа я слышу, как прекрасная женщина дворянских кровей, вынужденная продавать себя, шепчет рыдающим голосом:

— Умоляю вас, госпожа, помогите нам... - нежные ладони дрожащими пальцами обхватывают моё запястье, а массивные груди прижимаются к руке. - Я отдам всё, что вы пожелаете... Стану вашей, если будет на то воля... но молю вас - спасите мой город!..

. . .

Это началось около двух месяцев назад. Появившиеся из подземелий "кровососы" всполошили Фостъянк, но особой паники не вызвали - городская стража без критичных проблем поднимала на копья даже так называемых предводителей "недовампиров", легко сдерживая распространение гемофилии.

Но вскоре оказалось, что пьющие кровь сами бежали от кого-то покрупнеё и злее. Из редких обрывков воплей и лепета заражённых, за мгновения до их казни, удалось собрать довольно целостную картину и понять, что под городом есть "нечто", пожирающее и вбирающее в себя любую жизнь. Нечто, что, как "смерть", не терзается выбором и не знает пощады...

А вскоре городская стража и сама встретилась с тем, что запугало "королей ночи" - разведотряд наткнулся на человекоподобное насекомое, порвавшее два десятка бойцов за несколько минут, истребив всю группу. Узнать об этом удалось лишь от дезертира, что бросил оружие и сбежал, не дожидаясь расправы.

Грустно улыбнувшись, Флавия сказала, что нет худа без добра - Фостъянку повезло, так как в подземельях города появились "кровососы". Эти твари стали чем-то вроде щита, для жителей старой столицы: "вампиры" никогда не были замечены в больших группах и стража легко сдерживала их попытки выйти из южного района, но зажатые с двух сторон, заражённые помогали истреблять выбирающихся на поверхность единичных "жуков".

Городской совет даже постановил отвозить в заражённую область преступников, приговорённых к казни, чтобы пополнять стремительно редеющие ряды вампиров.

Помогло не на долго, поэтому через время туда же начали свозить уже всех, кто сидел в темницах Фостъянка - "вампиры" гибли десятками...

Жителей города в известность не ставили по понятной причине - начнись паника, и "носители", подобные племяннице Флавии, разбредутся из города по всей стране, ещё попутно и заразив массу бегущего из Фостъянка народу. Это как раз тот мерзкий случай, когда ложь - во спасение. Жертвуя городом, Флавия спасала страну, на которую махнули рукой маги, словно безумцы, стекавшиеся к Дыре со всех концов света.

Я же в который раз убедилась, насколько умна эта женщина, верно расставляющая приоритеты. Ведь править - это не только купаться в роскоши, но и принимать решения, влекущие ответственность...

. . .

Мы сидели в покоях Флавии, на разных концах массивного, затянутого бирюзовым бархатом, дивана и женщина рассказывала мне всё, что знала о происходящем. Смиренно сложив ладони на коленках под громадными сиськами, она вздрагивала от собственных слов, стараясь не смотреть на мой вздутый, подрагивающий член. Я ведь и сама не из камня - внимание красивых женщин мне тоже приятно.

— Знаете в чём весь ужас, Марика?.. - эльфийка наконец поднимает заплаканный взгляд на меня и я вижу, как в глазах её плещется страх. - Моя племянниц - она совершенно вменяема! Она узнаёт меня, понимает, где находится и что с ней происходит, а когда я с ней говорю, то добродушно, как в детстве, улыбаясь, отвечает: "Здравствуйте, тётушка. Хотите себе аннелиду?.." и тянет на ладонях ко мне эту извивающуюся мерзость...

Я молча слежу, как хрупкая женщина плачет, беззастенчиво размазывая по щекам слёзы. Вынужденная быть сильной перед придворными и подчинёнными, она наконец сломалась в присутствии чужака, который забудет увиденное через день.

Когда не помогают ни гнев, ни упорство, ни вера, то плач - это последнее средство борьбы. А иногда - вовсе единственный вариант...

Встав с дивана, в два шага подхожу к рыдающей женщине, опускаясь рядом с ней на мягкие подушки. Скользнув ладонью по её заплаканному прекрасному лицу, ловлю пальцем слезинку, искристую, словно бриллиант.

— Всё, хорошо, - произношу едва слышно. - Я помогу вам, даю слово...

Под испуганным взглядом Флавии, я расправляю левое крыло, нежно охватывая кожистой перепонкой робко "ойкнувшую" красавицу, ограждая девушку от невзгод хмурого мира. Рядом со мной ей не нужно быть надменной владычицей - вполне достаточно быть слабой женщиной, ждущей поддержки.

Ведь подставить нежной красотке сильное плечо для опоры, защитить, превознести над богами лишь только за то, что она существует - это так восхитительно...

Наши тела жмутся к друг другу, обжигая близостью сладострастной плоти, но две пары массивных сисек мешают контакту. Через миг мой громадный член, проскользнув под нелепый "бюстгальтер" Флавии, утопает между пышущих жаром грудей девушки, мазнув вздутой багровой головкой её по щеке и оставив слизистый ароматный след.

Благоговейный ужас в глазах правительницы заставляет меня улыбнуться - я чувствую своим членом, как её сердечко грохочет в груди, страшась и ожидая.

Нервно сглотнув, она с трудом отводит свой взгляд от "раскалённого" мяса у её лица и смотрит мне в глаза.

— Г-госпожа, вы возьмёте меня... здесь и сейчас?.. - с дрожью вздохнув и смежив веки, она забавно тянется губками ко мне, готовая заплатить великую цену.

Но я лишь отвечаю на её искренность поцелуем, нежным, как касание майского ветра.

— Да, девочка моя, ты станешь моей, - отстранившись шепчу ей. - Будешь моей женой и матерью моих детей... но лишь после того, как я выполню своё обещание...

Своим крылом я ещё плотнее прижимаю удивлённую женщину к себе, шепча ей на ушко:

— Если тебе страшно - рыдай... Никто не узнает об этом... - мои губы скользят по нежной шее, а руки, поднырнув под великолепные тяжёлые сиськи, обвивают красотку за талию.

Лёгкий рывок - и она уже оседлала мои бёдра, в испуге обвив руками за шею. Второе крыло, заворачивает нас в кожистый "кокон" в тот момент, пока мои ладони скользят по пышным ягодицам красавицы, утопая пальцами в упругой плоти. Не иначе, как сама Благодатная Мать создала эту задницу...

— С-спасибо вам... Спасибо... - шепчет в ответ Флавия.

А через миг прелестное личико кривится в печальной гримасе и девушка навзрыд заливается горючими слезами, безвольно падая мне на грудь и отдаваясь во властные объятия странной и такой притягательной футанари...

Проходит почти четверть часа и плач понемногу стихает. Девушка, прижавшись щекой к моему члену, что всё ещё покоится у неё между грудей, ласкает губами мне шею.

— Марика, ты просто божественно пахнешь... - невпопад шепчет Флавия, наслаждаясь ароматом женщины, которую ей вряд ли суждено забыть.

— Знаю, родная... - с довольной улыбкой отвечаю ей я.

. . .

Нейлу, заражённую племянницу Флавии, я взяла с собой в качестве проводника. К её ошейнику была прикреплена тонкая, но прочная цепь, за которую я и вела безропотную девушку, как на поводке.

Правительница всё верно сказала: то, что делают "жуки" с людьми - жутко до чёртиков. Девушка, без возражений послушно шедшая за мной, охотно отвечала на вопросы, иногда даже подсказывая по какой улице пройдя можно срезать путь, но при этом не прекращала попыток заразить, то и дело бросая на снег мне под ноги извивающихся аннелид!

Я жгла этих червей даже не прилагая усилий, а девушка смотрела на гибель своих "детей", словно на разбитую чашку, но вот рождение новой личинки наполняло её просто искристой радостью...

— Нейла, зачем ты это делаешь? - нарушив молчание, спрашиваю о том, о чем она должна промолчать.

Но эльфийка, лишь радостно улыбнувшись, тотчас отвечает:

— Повеление Матки - "рой должен расти"! - она бросает мне под ноги очередного червя. - Мы, носители, должны рассевать благословенные семена роя во всех уголках мира.

— Много вас, "носителей"? - её уже допрашивали и я знаю, что их пока ещё единицы, но, возможно, я смогу узнать что-то новое.

— Нет, - качает она головой. - Большинство из подобных мне погибают, не выдерживая нагрузки, и их тела идут на корм рою...

— Зачем вы похищаете мужчин? Они ведь не могут рожать...

— Для роя не важен пол "инкубатора", - усмехается Нейла. - Но мужчины совсем не приспособлены для такого и дают совсем мало потомства. Зато они крупнее женщин и отлично годятся в пищу... Рою нужно много еды...

Несколько минут мы идём молча. Я не оборачиваясь жгу червей, падающих мне под ноги и думаю о своём.

— Нейла, ты понимаешь, что я убью тебя? - говорю ей прямо, ожидая реакции, и девушка незамедлительно отвечает, низвергая всякие мои надежды с небес на землю.

— Конечно! Моя цель - умереть для роя, - с пугающе серьёзным лицом произносит она. - Я предлагаю убить меня возле покоев Матки, чтобы фуражирам не пришлось издалека носить мясо...

Я чувствую как ледяной ужас хватает за плечи корявыми пальцами, впиваясь в кожу. Меня не пугают эти "жуки" и порабощённые ими люди, но я до дрожи в коленях боюсь этой отчаянной, безграничной верности, нечеловеческой, чуждой людям.

Эта девушка, послушно бредущая у меня за спиной и роняющая червей под ноги, она выглядит, как человек, говорит, как человек и думает, как человек. Почти, как человек - что-то в её разуме сломано безвозвратно, превратив в двуногого симпатичного "жука" без воли и с одной только целью - рожать и заражать...

Городской стражей была захвачена ещё парочка "носителей" - в основном из-за того, что они не агрессивны - и над этими несчастными девушками поставили несколько опытов, доказавших, что излечение невозможно.

Число личинок в их телах велико, но конечно - если их всех извлечь, то у индивида в кротчайшие сроки развивается психоз и полный распад остатков личности. Единственное, что остаётся - это стремление наполнить своё опустевшее лоно всем, что попадётся под руку. Тюремная посуда, одежда, собственные экскременты...

Смерть для этих девочек - это милосердное избавление от мук...

Вспоминая всё, что мне рассказывали о заражённых "жуками", я чувствую как от гнева пальцы со скрипом сжимаются в монолитный кулак - если бы не город на поверхности, то я бы выжгла всю округу на пару километров в глубину, превратив это блядский рассадник заразы в озеро кипящего стекла...

. . .

— Ты уверена, что нам сюда? - вопрос риторический - конечно же Нейла знает наверняка. Просто я всё ещё вижу в ней человека и не оставляю робких попыток достучаться до её разума.

Думаю, это одна из причин, почему "жуки" до сих пор не сожрали весь город - беззаветно преданные и бесстрашные, словно мясные роботы, они в тоже время едва ли способны на хитрости и уловки, как и любые насекомые. Девушка искренне верила, что я готова служить рою, и с усердием помогала добраться до цели, абсолютно не задумываясь о том, что я - враг. То и дело в её репликах мелькало слово "детки" и, следуя нехитрой логике, это не сулило ничего хорошего.

— Да, нам сюда, - кивает эльфийка. - Всё подземелье соединено в единую сеть, но там довольно темно... Возьмите аннелиду - и сможете видеть в темноте...

Если бы это не было так жутко, то я бы даже усмехнулось подобным наивным хитростям, но искренность, с которой девушка протягивала мне на ладони червя, ужасала.

— Идём, - дёргаю за поводок, и Нейла привычно роняет личинку мне под ноги...

. . .

Катакомбы под городом действительно поражали. Просторные ливневые водостоки, построенные поверх древних погребов и убежищ, потайных ходов и оружейных комнат, винных складов и подвалов, вгоняли в трепет от одной мысли о той колоссальной работе, проделанной зодчими. А часто встречавшиеся проломы в стенах и полу запускали волны мороза по коже: всё это место - одно сплошное, изъеденное дырами гнездо.

Впрочем, диаметр этих дыр также и обнадёживал - "жуки" были слишком громоздки и просто рыть землю, как простые насекомые, вряд ли могли незаметно. Чтобы сделать подходящие для них по размеру тоннелей потребуется извлечь огромное количество грунта, а это сразу заметят и предпримут все попытки не допустить выхода "жуков" на поверхность.

Надежда, что эпидемия ещё не выбралась за пределы города - не угасла.

. . .

Мне не нужно было освещение. что бы видеть вокруг, но в катакомбах было на удивление достаточно светло. На каменном полу, среди груд щебня были то тут, то там разбросаны светящиеся кристаллы. Не знаю, это дело рук "вампиров", сожранных "жуками", или самих "жуков". Если второе, то дела скверные - твари становятся умней...

Иногда попадались обглоданные человеческие костяки с острыми, как иглы, клыками - останки "кровососов", не успевших убраться из подземелий. Изломанные в труху кости и раскушенные, словно орех, черепа, явно говорили о недюжинной силе созданий, на них нападавших. Впрочем, даже подобное было лишь на руку: Нейла часто повторяла, что рою нужна еда, а вырастить на пустом месте могучих гигантов вряд ли получится. Потому-то нам до сих пор не попалось ни одного "жука" - они всё ещё слишком малочисленны в сравнении с огромными катакомбами.

Но число их непрерывно растёт...

. . .

Следовало быть осторожнее. Если меня заметят, то придётся разносить тут всё в пыль. А я уверена, что "жуки", защищая рой, попрут всем скопом и я могу не уследить за мощью атак, разворотив половину катакомб и обрушив живой ещё город в древние провалы под ним.

Но убивать проводницу, ставшую не нужной, я всё ещё не хотела. Что поделать - я падка до смазливых мордашек и всё ещё надеюсь, что эту бедняжку, гладящую беременный живот, можно спасти.

Например, я убью Матку и все заражённые вновь обретут разум!..

Разумеется, подобного не случится, ведь обращение необратимо - такой вот печальный каламбурчик - иначе в нём и вовсе не было бы смысла, если бы заражённых можно было вернуть в норму так просто. Но кто запретит мне надеятся на хороший исход?..

Выдернув из стены железную скобу вмурованной в камень лестницы, я нанизала на неё звено цепи и завязала "узлом" вокруг другой скобы. Металл изрядно проржавел от влаги подземелий и осыпался слоистыми пластинками под пальцами, но хлипкой девчонке и подобного хватит за глаза - не убежит.

— Сиди здесь смирно, - на всякий случай говорю ей. - Как вернусь - возьму у тебя Анелиду... Но только если будешь смирно сидеть...

Блеснув радостным взглядом в тусклом свете кристаллов, Нейла, как заторможенная, медленно кивнула головой и послушно уселась на каменный пол, поглаживая свой живот.

Бедная девочка...

. . .

Теперь я двигалась при помощи Дымного Следа, всячески избегая обнаружения. Скрытничать смысла не было - серьёзных магических сил я в пределах города не ощущаю, а "жуки", какими бы мощными они ни были - мне не соперники. Но если я рванусь вперёд без разведки, то от внезапно увиденного и без того клокочущая ярость может выйти из-под контроля и тогда будет беда...

Первых "жуков", что я повстречала, было легко опознать. Исходя из рассказов разговорчивых "носителей" - это "разведчики" и "роженицы".

При взгляде на эту мерзость я ощутила, что правильно выбрала тактику - всё вокруг подёрнулось алой дымкой и едва удалось погасить жажду уничтожения, тотальной аннигиляции всего этого проклятого места до основания, до самой блядской мантии планеты!

Как и следовало из терминологии, "роженицы" был беременными женщинами, вынашивавшими личинок для "носителей". Сейчас же в роли лёгкой пехоты их конвоировали "разведчики", сопровождая в какое-то место. Пришло время рожать и "начинить" червями очередных девчонок со сломанным разумом?

Вместе с дробным перестуком хитиновых ног по тоннелям разносились сладостные стоны обезумевших от удовольствия девушек и влажные звуки соития - твари не прекращали совокупление даже на ходу...

Да какого хуя?!.

Хватит, никаких больше пряток... Чего я вообще ожидала, что хотела увидеть? Бабочек, порхающих вокруг свечи или назойливых безобидных комариков?

Я здесь с одной целью - убить всё живое, что попадётся мне на пути. И пора, наконец, приступать к своей работе!

. . .

Единым рывком, вложив в удар весь свой гнев, я расплескала по стенам этот отвратительный караван мелкими брызгами, заляпав камни кровавой кашей. Хотя пленницы жуков уже вряд ли что-то ощущали, но я подарила им быструю, безболезненную смерть.

Беременность, рождение жизни - это чудесное таинство, сладостное удовольствие материнства. За подобное поругание над женским естеством никто не найдёт во мне милосердия. Даже безмозглые насекомые, на которых и злится то не получается...

Тяжёлый хлопок от ударной волны, обвалив кое-где каменную кладку, ушёл гулять по тоннелям, но мне было всё равно. Так даже лучше: пускай твари бегут на встречу - меньше придётся выискивать их по углам...

"Жуки" ждать себя не заставили - словно прибой о каменный, берег жуткие человекоподобные богомолы-солдаты разбивались о меня в бессмысленном упорстве. Под ногами хрустели хитиновые остовы, а я изо всех сил старалась атаковать без применения магии. Но одно то, как выглядели эти воители, нагоняло жути, требуя выжечь всё магией - это уже были не просто нанизанные на "тараканьи" члены жертвы, а больше походили на гибриды людей и насекомых.

Те самые "детки"?...

Ориентироваться в этих тоннелях было весьма сложно - твари не обладали магическими силами и предугадать откуда они бегут было невозможно, а резонирующее эхо не позволяло это определить на слух. Впрочем, в глубине катакомб, почти на моём курсе, ощущалась некая сила, слабая, но это был хотя бы намёк - возможно это именно Матка...

. . .

Спустя получасовое избиение и причинение смертей "жукам" мне попался первый страж, что охраняет верховную производительницу. Громадные, занимавшие иногда весь тоннель, жутко искорёженные женоподобные фигуры с огромными лапами ломились на меня, то и дело давя мелких "разведчиков".

И конечно же стражи были, блядь, беременны!

Их я убивала с особой ненавистью, разнося в клочья тела, что хлюпающими кусками мяса рассыпались по округе. Гнев и ненависть просто достигли предела - что за абсурд, что за нелепая мимикрия? Зачем всё это и какой цели служит? Зачем тем же "разведчикам" несчастные девушки под брюхом?!.

И тут меня осеняет! Боги...

Матка разумна! Это же очевидно: все эти бедные жертвы - это живые щиты, попытка сыграть на эмоциях людей, заставить нас ошибаться, пополняя рой новыми рабами.

Эта сука разумна!.. Я ощущаю, как сладостное предвкушение растекается по телу - вот теперь можно излить свою ненависть, одарить ею того, кто перед смертью способен ощутить ужас...

. . .

Словно безумный таран, я проламывалась напрямик сквозь стены, приближаясь к источнику магических сил. От макушки и до пяток меня покрывала слизь и кровь убитых, превращая сексуального суккуба в исчадие ада, пробивающее себе путь сквозь тела защитников роя.

Я тщательно следила за тем, чтобы не пропускать "инкубаторов", взращивающих яйца для "рожениц". Их всё такой же осознанный, восхищённый взгляд, утративший разум, отзывался глухим воем в моей груди...

Глядя на творящееся вокруг безумие, я ощущала, как по перепачканным щекам катятся слёзы горечи и обиды - столько юных девушек и парней отдали здесь свои жизни ради ебаного ничего. Были сожраны иили превращены в безмозглые придатки для мерзотного роя...

. . .

Проломившись сквозь стену я наткнулась на то, от чего замерла с раскрытым ртом, поражённая словно молнией. Предел ярости в этот момент был переполнен - в углу пещеры, высились две жавшиеся друг к другу фигуры, окруженные защищавшими их от меня разведчиками.

Это. Просто. Пиздец...

На меня перепугано смотрели многоножки с мягкими, человеческими телами и почти что детскими лицами. Одна из них прижималась к другой, словно ища защиты у старшей сестры...

— Т-тё... тя, по... ща... ди... - слышу я жуткий голос одного из этих созданий и в тот же миг вскидываю руку, наводя на них, как ствол орудия.

— Сгорите, мрази... - мощный хлопок пламени в секунду обугливает визжащие тела, что через миг затихают.

Раскалённый ветер треплет мне волосы, а я впервые в этом месте довольно улыбаюсь - сколько людей погибло, чтобы эти двое появились на свет?..

. . .

Маточная камера была обширной рукотворной пещерой со стенами, заплетёнными густой сетью паутины.

Вошла я в эту обитель кошмара беспрепятственно. Не то чтобы мн

е могли помешать, но солдат и стражей больше не было - возможно, я перебила их всех. Теперь нападали разведчики и "роженицы". Даже "инкубаторы" сползались со всех углов, едва волоча свою ношу...

Просто мрак, кромешный ёбаный мрак...

— Ты молодец, девочка, - слышу я сладкий голос у дальней стены. - Но нужно признать - я не ждала, что мы так скоро встретимся вновь...

С налитыми кровью глазами я оборачиваюсь на голос, не веря своим ушам. Такое просто невозможно, но сомнений нет - это она, Тёмная Госпожа!

Какого хрена она здесь делает и вообще, как тут оказалась?!.

Я прекрасно вижу "то", что покоится на плотной постели из паутины у дальней стены - это силанти, бестиального вида, громадное брюхо и паучьи лапы. Но слишком в ней много от насекомого...

Возможно мне просто всё это кажется - разум, захлёстываемый волной гнева, рисует больные картины, показывая мне то, что я больше всего хочу видеть? Неясно чего ожидая, решаю проверить, произнося:

— Я ведь сказала, что во второй раз пощады не будет?..

— Не спеши, девочка! - восклицает силанти, а я с неясной горечью вздыхаю - это и в самом деле Тёмная Госпожа.

— Твоих рук дело? - интересуюсь я, снося голову ближайшей твари из свиты Матки. Обезглавленное создание рушится на пол, взбивая пыль и грязь конвульсиями кольчатых колец своего тела.

Да, тварь, подергайся...

— Не-а, вон виновник... - с ухмылкой поправляет меня Паучиха, указывая в сторону пальцем.

Проследив взглядом за жестом, я невольно отшатываюсь в сторону! Что уж "жуки" мерзостные, но во тьме притаилось и вовсе чудовище - огромный сгусток бугрящегося мышцами сырого мяса.

И "оно" живое!

Волны и рябь идущие по этой горе плоти, перекатывают бесформенное тело в один из дальних углов. Что это за безумие?...

— Я не знаю, кто это, мужчина или женщина, но когда-то это было подающим надежды магом... Я таким это создание нашла... И "кровососы" и "жуки" - его заслуга, - Госпожа щёлкает пальцами и кто-то, наверное трутень или гвардеец, срывается с места, подбегает к этой аморфной горе мяса и резким движением когтистой лапы отхватывает здоровенный кусок плоти.

Через пару мгновений Тёмная Госпожа впивается в кровоточащий шмат мяса белыми острыми зубками.

— М-м-м!.. Великолепно... - прожевав и проглотив, силанти протягивает мне кусок, сладко улыбаясь. - Мне известно, как ты любишь мясо могучих магов. Я, кстати, от тебя этому научилась...

— Сдохни... - слышу я, словно со стороны, свой голос, клокочущий гневным рычанием.

— Постой, погоди, подумай ещё раз! - ухмылка мгновенно исчезает с её лица. Зажав в руке кусок мяса, она потрясает им в воздухе. - Вот! Это наше будущее! Тот кровавый комок не дохнет, сколько бы от него не откусили, а мясо его просто божественно и взращивает магические силы просто стремительно!

Я делаю шаг...

Свита наваливается, но всё бесполезно - под взмахами крыльев они рваными кусками разлетаются по углам.

— Постой!! - кричит она уже во всё горло. - Посмотри на меня!.. Полюбуйся, как я хороша!

Мгновенно перекатившись на спину, она паучьими лапами разводит в стороны губы своей просто огромной человеческой пизды. Я могла бы усесться туда своей задницей, и ещё местечко осталось бы.

— Посмотри, как я прекрасна! - её взгляд мерцает искрой безумия. - Я переродилась и утратила силы, но с этим куском плоти я быстро наверстаю потерю. А с моим новым телом рожу себе легионы солдат! Девочка, ты просто не представляешь, как это прекрасно - рожать без конца, не прерываясь ни на мгновение, исторгать из себя послушных, верных слуг и прекрасных дочерей!..

Она делает величественный взмах и я скашиваю взгляд к потолку. Да, это громадные полупрозрачные коконы, в которых зреют новые матки, что понесут эту заразу по всему миру. В одном из этих отвратительных свёртков мне почудились лоскуты белоснежных одежд...

— Видишь?! Ты видишь как это прекрасно?! - кричит Госпожа. - Мы были врагами, но я предлагаю тебе власть! Отбрось былое, будь моей, стань моим трутнем, моим королём! Осеменяй мою утробу так часто, как только сможешь! Я не перестану рожать!.. Я!..

Её голова и грудная клетка взрываются всплеском кровавого месива, а из развороченных полостей вываливается сизая требуха. Я ещё раз, на всякий случай, щёлкаю пальцами и мерзкое паучье брюхо лопается, как гнойный нарыв, оплывая горой мелких белесых "икринок"...

Перед тем, как выжечь до тонкого пепла Маточную камеру, я испепелила бестолково елозящий по полу кусок плоти, дав безымянному бедолаге упокоится с миром...

. . .

Я пробыла в катакомбах ещё с десяток часов, испепеляя и заливая огнём каждый доступный уголок. Конечно же всех мне не истребить, но с остатками справится армия...

Эльфийку я нашла на том же месте. Живая и невредимая, она сидела, закутавшись в плащ, и что-то тихонько бормотала.

— Здравствуй, Нейла... - с опаской произношу девушке в спину.

— Здравствуйте, Марика, - поворачивает ко мне личико эльфийка, протягивая ладонь с червём. - Хотите себе аннелиду?..

. . .

Когда я размеренным шагом выбралась из подземелий и прошествовала мимо стражи, направляясь ко дворцу, никто не посмел меня остановить...

. . .

— Цирюльник! - прокричала я, как только вошла во дворец Флавии.

Мне нужно умыться, привести себя в надлежащий вид, смыть мерзкий запах бурой слизи и гари. Сдирая с себя грязные шмотки и оставляя следы, я прямиком направилась в ванную повелительницы...

. . .

— Дело сделано, моя милая девочка, - нежно воркую, обняв Флавию со спины.

Во мне сейчас просто пылает страсть, безумная жажда похотливой игры. Раскалённые длительной бойней, не принесшей радости, мои нервы просто звенят, требуя взамен прекрасное женское тело, что охотно предастся разврату.

— Г-госпожа, вы говорите правду? - обернувшись, девушка смотрит на меня удивлённо.

Я её понимаю - исчезла без объяснений и подготовки, а через день вернулась, говоря, что жуткая угроза, едва не поставившая мир на колени, устранена!

— Зачем мне тебя обманывать? - улыбаюсь в ответ. - Или ты думаешь, я позарилась на твои сочные сиськи? Если бы я захотела - ты бы стала моей рабой.

Нежное тело под моими руками вздрагивает от испуга и я слышу её нервный вздох.

— Простите меня... простите, что недостаточно хороша, - она отводит взгляд, полнящийся слезами. - Я.. как я и обещала... можете...

Слушая сдавленные всхлипы, я самодовольно ухмыляюсь - очередная сучка попалась в мои сети. Но это становится всё легче и легче. На этот раз я даже не приложила особых усилий - эта красотка сама меня возжелала. Готова поспорить, что лишь остатки гордости не позволяют ей застонать: "Оттрахай меня!..".

— Посмотри на меня, - подхватив двумя пальцами её изящный подбородок, поворачиваю прекрасное лицо к себе. - Я сделала, это не ради секса с тобой, а потому, что дала слово. Я ничего не просила взамен и если ты откажешься, то ничего не случится...

— Нет!.. - едва не вскрикнув, произносит она, но тотчас замолкает, заливаясь пунцовым румянцем. - То есть я... я хотела сказать, что...

— Ты хочешь меня... - утвердительно произношу, с нежной улыбкой. - Желаешь подарить своё тело и душу, но не понимаешь отчего. Тебе трудно дышать и тело горит, лишь только я на тебя посмотрю... Я права?

— Д-да... - робко кивает она головой. - В голове пусто и сладко... Я не знаю, что происходит...

— А разве не ясно? - дарю ей протяжный, чувственный поцелуй. - Ты влюблена в меня... Ну же. скажи это вслух...

— Я... я... - её нежный голос дрожит. не в силах совладать с волнением.

— Смелее, милая... - ласкаю губами нежную шею и изящное ушко. - Отдайся этому чувству...

— Я... Я люблю тебя, Марика... - шепчет Флавия, роняя крупные слёзы. - Я влюбилась с первого взгляда в твое шикарное тело, в твой надменный взгляд... Я тебя обожаю...

— В таком случае - перестань трепать языком и начинай сосать, - уголок губ вздымается вверх в ехидной усмешке, а властные руки обрушивают эльфийку передо мной на колени. Тяжёлый, громадный член ложиться ей на лицо...

. . .

Мне опять повезло - застенчивая повелительница оказалась прирождённой шлюхой, обучаясь просто стремительно! Через пару минут я уже стояла прислонившись к оббитой бархатом стене покоев Флавии и, запрокинув от удовольствия голову, наслаждалась тем, с каким энтузиазмом девушка отсасывала мой здоровенный фаллос. Последние отблески заката сияли на моём лице, а сладкий аромат текущей от вожделения девушки дразнил обоняние, пока соломенн-жёлтая голова Флавии мягко елозила вверх и вниз по стволу члена. Её тёплые руки обхватили основание а влажные губы движутся не замирая ни на мгновение, с упоением лакая сочащийся из уретры предэякулят. Поглаживая по девушку по волосам за старание, я наслаждалась усердием моей новой сучки, тщательно лижущей ствол от кончика и до основания, ловя ловким языком мутные струйки смазки.

— Благодатная Мать... Флавия на мгновение отстраняется, задыхаясь от возбуждения, и стискивая в руках мясистый член. - Он... Он просто огромный!..

Через мгновение, глотнув воздуха, словно готовясь нырнуть в головой в омут страсти, она возвращается к своей обязанности. Её щёчки ввалились от чрезмерного усилия, а комнату наполняет влажное хлюпанье сочных губ и нежные стоны удовольствия - её и мои.

Хотя этой шлюшке есть чему поучиться, я более чем довольна её умением - прислонившись спиной к стене в полном бездействии, я разрешаю девушке задавать темп. Лишь мои бёдра слегка подрагивают, нежно толкая упругую плоть ей в лицо, в шелковистые губы.

Мои сладкие стоны очень нравятся Флавии - усердие лишь возрастает! Мягкие пальчики девушки нежно ласкают мои большие яички, обжигая сладкую парочку возбуждённым дыханием, неумолимо затягивая в водоворот удовольствия своими нежными прикосновениями, "уговаривая" мои фабрики спермы наградить её за усердие.

Мой толстый, багровый член набухает до болезненной твёрдости, срывая с губ восхищённый стон оргазма и огромная залупа извергается струями спермы, сочными всплесками заливая флавии ротик, разбиваясь белесыми брызгами о милое личико, покрывая прекрасную грудь. Услаждая мой слух, девушка влажно сглатывает, сладко зажмурившись и не прерывая лас языком и губами, нагнетая волны оргазма до безумных высот!

Моё тело словно обезумело, выйдя на режим "перегрузки" - сердце бешено грохочет в груди, а толстые струи липкого семени хлещут Флавии в горло! Не в силах совладать со всей моей "любовью", эльфийка, закашлявшись и брызгая спермой из носа и рта, откидывает голову назад, и в тот же миг тугой всплеск "детородного" крема окатывает нежное личико шлюхи.

С лихорадочным блеском в глазах девушка хватает бокал с кофейного столика и направляет стреляющую спермой головку на хрустальную ёмкость.

Вздрогнув от удовольствия и надменно ухмыльнувшись, я единым чудесным движением мышц, наполняю фужер, обильно расплёскивая по её рукам излишки. Но во мне ещё так много белесого вкусного сока, поэтому я беру себя за член и направляю ароматный поток на Флавию.

Девушка хохочет, немного в брезгливом раздражении, но больше - в визжащем восторге, пока я, страстно рыча, словно из шланга, окатываю её с головы и до ног, особенно "помечая" своим ароматом прекрасные сиськи неопытной шлюшки.

Флавия, пол под ней, часть кофейного столика и даже ближайшее кресло - всё выглядит так, словно они поражены "молочной бомбой", окрасившей всё в цвет алебастра к тому моменту, когда я наконец иссякаю.

Стоя над девушкой с тяжёлым дыханием и покачивая слегка "сдувшимся" членом у неё перед лицом, я невольно замираю в восхищении - эльфийки и сперма просто созданы, друг для друга. Нежные руки тянутся к члену, но я властно их отстраняю: то, что для любого мужчины было бы самой обильной эякуляцией, для меня - лишь жалкие капли, недостойные внимания.

Лёгким толчком опрокидываю девушку на пол, чувствуя, что я наконец как следует возбудилась. Как же я не поняла - это прелестное создание жаждет, что бы над ней надругались. Во взгляде мольба, а в глазах - ужас и жажда.

Властно ступаю ей на грудь, стопой точно меж сисек, погружаясь в горячий океан божественной плоти. Я не дура и нажимаю совсем легонько, но этого вполне достаточно, что бы показать, кто из нас сука, а кто - Хозяйка.

Мой повелительный взгляд свысока отчётливо требует повиновения и должного уважения. Наплевать, королева ты или портовая шлюха - повинуйся!

Девушка, явно ждавшая чего-то иного, гневно фыркает, вспомнив о том, кто она такая, но... всё же отводит глаза.

— Умничка, - улыбаюсь я Флавии. - Знай своё место...

Повинуясь прихоти, я убираю ногу с её груди и, сорвав с треском ажурные трусики большим пальцем, принимаюсь ласкать её сочную киску, текущую смазкой, как ручеёк. Довольные стоны эльфийки нисколько не сходятся с её недовольным взглядом...

Сделав два шага и оказавшись в нужном положении, я опускаюсь промежностью ей на лицо, придавив тяжёлыми яйцами лоб и прижавшись своим промокшим от смазки влагалищем к её жаркому ротику.

— Лижи... - в моём голосе вся нежность мира, но лучше ему не противиться. - и посмей только меня укусить!..

Нерешительный язычок прикасается к моим половым губам, прошибая мозг иглами удовольствия. Я невольно вздрагиваю от неловких прикосновений, ощущая как по спине прокатывается восхитительная дрожь

Движения языка вокруг моей нежной щёлки и клитора просто сводят с ума, а звуки, шумных глотков, пьющей смазку Флавии прекраснее любой музыки. Теперь и она сама понимает как ей повезло: некогда хмурый из-за моей грубости взгляд смягчился, наполнившись страстным вниманием к клочку моей плоти, что был у девушки, буквально, перед глазами.

Ловкий язык всё быстрей и искусней скользит по моей розовой щели, с упоением вылизывая меня внутри и снаружи.

Удовольствие омывает меня - ещё немного и я бы, наверно, кончила от одних этих ласк, но эта сучка не получит мой оргазм так просто. Мазнув напоследок своей "слюнявой" пиздой по её лицу, я отстраняюсь...

. . .

— Боги... Он не поместится!.. - шепчет в ужасе Флавия, касаясь своим сочным влагалищем моего мясного полена.

Стоя надо мной, она то и дело порывается принять в себя этот желанный, огромный хуище, но всё что выходит - ласки багровой головки о вход во влагалище. Её клитор и нижние губки распухли от возбуждения, являя прекрасное зрелище плоти, что жаждет быть хорошенько оттраханой, а нависающие колоссальные сиськи, просто сводят с ума.

— М-милая, ничего... Не получится... - горестно едва не плачет она, но в тот же миг, закусив от боли губу, опускается на мой член.

Громкий стон, на границе агонии, покидает её страстный ротик, но эльфийка не желает сдаваться, со всей отвагой нанизываясь на мой хуй. В ней пока лишь головка, но влагалище девушки растянуто, как у тавриссы, недавно родившей.

Я подставляю ей свои ладони для опоры и Флавия с благодарным вздохом переносит на мои руки почти весь свой вес, в попытках принять в себя мой громадный член.

Проходит пару минут и её тело начинает привыкать к моему размеру, всё больше и больше поглощая жилистый член. Девушка больше не держится за меня, а, уперевшись руками себе в бёдра, мерно покачивает попой вверх и вниз, влажно хлюпая безразмерным влагалищем...

Не желая ждать секунды дольше, скользнув руками по её пышным бёдрам, я стискиваю их ладонями и с усилием насаживаю на свой член! По комнате разносится безумный вопль боли, выгорающий в крик удовольствия. Мой толстый фаллос погружается во влажную киску девушки, вздувая мягкий животик красотки громадным упругим "поленом" под кожей.

Моя жаркая плоть тонет в этом чувственном теле, щедро даря ощущения от ласкающих моё мясо внутренних мышц Флавии, возбуждённо сжимающейся и брызгающей соками на мой член и живот. Через минут от болезненных стонов не остаётся даже намёка - девушка обивает руками мою шею и прижимает свое огромное вымя к моей груди, сияя похотливо прекрасным лицом.

— Это... просто божественно... - слышится её нежный стон. - За к-какие заслуги ты ниспослана мне?.. Больше... никогда... ничего иного...

Бессвязные хныканья утопающей в удовольствии женщины - это даже лучше оргазма...

Её нежные цепляются за мою спину, впиваясь в кожу в тот момент, когда я насаживаю её пухлые бёдра. Прекрасное тело извивается и дрожит, а горячая утроба нежно давит, возбуждённо обхватывая мой член.

— Милая... - слышу я горячий шёпот. - Любимая... Подари мне ребёнка... Засади поглубже и залей спермой!.. Осемени, как корову!..

Об этом не стоило даже упоминать, но похотливые речи лишь больше заводят. Я в тот же миг перехватываю контроль над ситуацией и принимаюсь яростно качать её вверх и вниз, полностью приняв вес большегрудой красотки на свои руки. Её тяжёлые сиськи, трепещущие у моего лица, и сладкие крики окунают сознание в омут экстаза и с мощным толчком своих широких бёдер, я кончаю в глубины жаркого лона Флавии, в два всплеска наполняя её девственную матку. Горячая пизда нежной девушки жадно сжимает мой член, но струйки семени текут из неё по перевитому венами мясу. Наполняясь спермой и обрушиваясь на мой член сов се силой собственного веса, эльфийка возносится на божественный пик удовольствия.

Я не прерываюсь ни на мгновение, вгоняя в неё свой член, пульсирующе бьющий струёй липкой слизи. Девушка громко визжит в тот миг, когда ее разум разлетается миллионом великолепных осколков. Воздух наполнен похотливыми звуками чмоканья члена в пизде, нещадно терзающем нежную плоть...

Вскоре нас настигает второй, совсем уж безумный оргазм, и флавия, от избытка чувств, впивается зубками мне в плечо, стараясь сдержать вопль удовольствия...

. . .

Судорожно колыхающиеся груди эльфийки, что привалилась спиной к моему животу, дрожат от вибрации сочной плоти, а девушка, словно не может надышаться, с отрешённо довольным лицом, лаская пальчиками мой член, как поручень торчащий у неё из подмышки.

— Это было... потрясающе!.. - вздыхает она, но тотчас же вскрикивает. - Ч-что ты делаешь?!.

Я без слов сталкиваю красавицу с себя, вынуждая её встать на четвереньки, и наслаждаюсь прекрасным зрелищем.

Тяжеловесная природа Флавии подарила ей просто громадную задницу, упругую и глубокую, с крепкими мышцами что игриво сжимаются от моих дразнящих шлепков по упругим "булочкам".

Великолепно!.. Эта задница самой Благодатной Матери! И создана эта плодородная попка лишь для того, чтобы принять в себя таран моего громадного хуя...

Вид её пышного но упругого тела подпитывает и без того звенящее вожделение, что багровым, текущим спермой и смазкой, стволом упёрлось девушке в попу. Сумасшедше прекрасное ощущение словно стучит за глазами, вопя беззвучным криком: "Разъеби этой шлюхе все дыры!!"

Не то, чтобы мне нужна была для этого подсказка, но этот дурманящее чувство обезумевшего осеменителя будоражит неимоверно. А эта широкая, упругая задница, приподнятая в мольбе ко мне, кажется вызовом, брошенным моей доблести футанари, заставляющим ускорять ток крови, вздувать выпирающий вверх член, желающий насадить до упора эту сочную дырку!

Подчинить эту женщину своей абсолютной власти!

Погрязнув в желании и предвкушении, я скольжу своим членом меж упругих "булочек" Флавии, обильно смазывая попу, которой сейчас придётся несладко - люблю, чтобы мои шлюхи получали хотя бы немного удовольствия от анального траха. Восхитительный образ меня "настоящей" мелькает перед глазами - громадная задница Флавии, над ней - Ланисет, а венчает всё - Тарди, и мои три члена, ебущие одновременно этот божественный "бутербродик" из трёх совершеннейших задниц во вселенной!

— Милая!.. П-прошу, не надо!.. - заикаясь, умоляет эльфийка, но я обрываю её бессвязный лепет, меняя его на громкий визг, когда крепко обхватив широкие бёдра, я нежно, но осторожно раздвигаю её сфинктер своим толстым поленом, проникая в восхитительное липкое тепло.

Флавия, конечно же, новичок в анальном сексе - она напряжена, кричит и тяжело дышит, но мой громадный член погружается в неё всё глубже и глубже, утопая в жарком "туннеле".

Наконец, чмокнув животом о её пухлую задницу, я замерла на мгновение, качнув тяжёлой мошонкой, шлёпнувшей девушку в пах - поистине "королевская" попа...

Влажное "шлёп-шлёп-лшёп" моих плодородных бёдер о задницу стонущей Флавии ускоряется до оргазмических темпов, а намерение двигаться медленно и размеренно тонет в алом тумане похоти. Через пару мгновений, сладко вздрогнув от прижавшихся к телу яиц, я изливаю всё что есть в глубины визжащей девчушки.

Но ещё до того, как мой экстаз иссякает, с серией похотливых стонов тугая струя сквирта заливает мне колени в тот момент, пока я "высекаю" из эльфийки волны анального оргазма!

Наклонившись немного вперёд и обхватив девушку за талию, я закачиваю "молоко" в её ненасытный "туннель", содрогаясь от восторга и вгоняя член со всей мочи, раздувая от спермы животик Флавии, брызжущей семенем из неплотно сжатого ануса.

Девушка в безвольной истоме опускается на пол, лежа на своих сиськах, но мне этого не достаточно!

Грубо выдернув из эльфийки свой всё ещё каменно твёрдый, пылающий похотью, таран, я легко переворачиваю девушку на спину и не теряя ни мгновения вонзаю покрытый спермой анальный "каратель" в её уже слегка разработанную заднюю дырочку, постанывая от ощущения неистового удовольствия от загнанного в тугую попу хуя. Эльфийка вопит и с ужасом в глазах елозит руками по своему и без того раздутому животу, что выпячивает изнутри мой фаллос.

Сжалившись, я даю ей ладонь для поддержки...

Безумные, почти кошачьи вопли Флавии, лишь дополняют приятную картину. Её тело всё так же эластично и туго меня обжимает, с усилием сопротивляясь каждому моему толчку - именно то, что я желала от этой шлюхи.

— Сожмись по крепче... - довольно рычу, беззастенчиво используя каждый клочок этой великолепной задницы, созданной, чтобы дарить наслаждение и продемонстрировать, кто здесь номер один.

Еще с десяток минут безумной скачки и насилия над сладенькой попой эльфийки - и я вновь извергаюсь, наполняя её внутренности густым "кремом". Но в тот момент, когда с влажным хлюпаньем мой член покидает растянутый девичий сфинктер, хлещущий спермой - мой член всё ещё болезненно твёрдый...

. . .

Я вновь вхожу в неё, но теперь уже медленно, смакуя каждый миг единения. Флавия уже устала кричать, понемногу привыкнув к моему полену у себя в заднице. Она всё ещё задыхается, когда я вхожу, но теперь ей гораздо проще принять до упора весь мой толстый член в свою прямую кишку, получив внаграду шлепок тяжёлыми яйцами.

— Ты просто божественна, девочка, - страстно вздыхаю. - Такая нежная и упругая...

Пальцы просто утопают в податливой плоти супруги - а она станет моей, без вариантов - и я не могу налюбоваться этой удивительной округлой аккуратной формой, идеальной во всех отношениях, с готовностью принимающей в своё тепло толстые члены, но упруго сжимающая, словно пытается выдоить из меня всё до капельки.

Я медленно двигаюсь, вонзаясь в её горячую, хорошо разработанную попку, одобрительно мурлыкая милой эльфиечке в ухо, когда девушка податливо прогибает спину, задыхаясь в оргазме и вновь орошая пол струями сладкого сквирта. Но теперь в этих прекрасных глазах не осталось места для боли - лишь восхищённая похоть, желание большего, умоляющий призыв не прерывать нашей близости.

Наконец я добилась, чего хотела - эта женщина стала самой собой, отдавшись своему предназначению - плывя на волнах оргазма, купаться в любви и обожании...

Движения моих сладострастных бёдер вновь ускоряются, одна моя рука скользит пальцами в призывно распахнутый ротик Флавии, вторая - спускается к упруго раздутому клитору...

. . .

Не помню, сколько это продолжалось, но за окнами уже была ночь.

Мы просто лежали на полу в луже спермы и девичьих соков, прижавшиеся друг к другу. Мой пульсирующий член был всё ещё глубоко внутри нежного тела эльфийки, но я дала ей передышку - мы просто сидели обнявшись и поглаживали её раздутый живот, довольно хихикая.

В ответ на моё беззастенчивое предложение, она также без стеснения согласилась. Теперь мы супруги...

— Милая, ты что-то ищешь? - спрашивает девушка, заметив, как я вожу руками по сторонам.

— Ага, браслет соскочил. О! Кажется нашла, - нацепив передающее устройство на запястье, я связалась с девчатами.

Несколько минут никто не отвечал, но затем, всё же, со мной заговорила Джуди. Из браслета полились страстные стоны и звуки соития. Что не удивительно - чем ещё заняться футанари в часы досуга?..

Я позвала девчат во дворец, обещая познакомить с кем-то замечательным.

— Это твои подруги? - хихикает Флавия. - Смотри у меня, я ревнивая.

В полушутливой манере она гневно сводит бровки к переносице.

— Это не подруги, любимая, - с улыбкой качаю головой в ответ. - Это твои жёны. И они придут за супружеским долгом...



160

Еще секс рассказы
секс по телефонусекс по телефону