покупка рекламы ТОП ПОРНО САЙТОВ
seawap.ru - Топ рейтинг сайтов
Рейтинг порно сайтов
порно мобик скачать узбек порно
Порно категории
секс по телефону
Частные порно фото девушек
БЕСПЛАТНЫЙ САЙТ ЗНАКОМСТВ

Wakai Kami часть 38

Императорский указ ввёл меня в ступор. Каким образом восемнадцать необученных девушек могли "усилить" многотысячный контингент у границы, при том, что в академии остаётся множество вполне боеспособных магов? Подобное для меня осталось непонятым.

Даже если нас отправят, как шлюх, для ублажения разнополого воинства, то даже в этом случае что смогут два десятка человек? Да и неужели "солдат" не найдёт горячий, согласный рот, что бы окунуть в него свой член или прижаться текущей пиздой, без наших "услуг"...

. . .

Ланисет, узнав о указе и по возмущавшись его откровенной глупостью, тот час же принялась собираться в дорогу. Но деловитую девушку пришлось осадить.

— Лани, ты не едешь...

— Попробуй меня остановить!.. - реакция мгновенна. Сказано вызывающе, но с опаской в голосе.

Над её ладонями вспыхивают язычки пламени, словно девушка намерена сражаться со мной за право поехать в зону конфликта. А ведь и в самом деле - скоро она станет могущественней меня. Но пока я всё ещё сильнее, потому просто крепко её обнимаю, нашептывая слова утешения. Джуди и Аня так же окружают Лани, заключая ту в объятия.

Ланисет, не стесняясь, плачет. Раньше она бы такого себе не позволила, но теперь гормональные колебания из-за беременности и скорая разлука наложились друг на друга и девушка рыдает, давясь слезами. Подвергнуть свою жизнь опасности для неё не так страшно, как расстаться с нами.

— Как твоя жена, я приказываю: Лани ты остаешься, - говорю я. - Не плачь, милая. Лучше потрать это время с пользой и стань сильнее... Люблю тебя...

. . .

Я не зря подозревала, что с этим приказом дело не чисто: в сопровождение нам дали лишь одного офицера из гарнизона города! Тощая тикити с пустым, безразличным взглядом вяло нас по приветствовала у основного здания Академии и просто сообщила, что: "...завтра, в таком то часу утра нам, от Западных Врат, следует отправится по указанному маршруту. Кто не явится или опоздает - будет наказан по всей строгости Имперского закона. Все, честь имею!". Женщина вильнула чешуйчатым хвостом и удалилась не произнеся более ни слова.

В воздухе явственно почудился запах "подставы", причём - довольно топорно исполненной.

Дело было даже не в том, что мы такие "хрупкие" и нам нужна защита в пути. Что если столь "важные и ожидаемые" на границе футанари просто сбегут? Ведь наша "сестра" в первую очередь известна тем, что любит секс, да по чаще. И если я, Анюта и ещё пару девушек, что по старше, вполне себя контролируем, то как один сопровождающий уследит за полутора десятками привлекательных, совсем юных девчонок, у которых одна мысль на уме - кому бы "присунуть"?

Путь предстоял не близкий, но нас просто поставили перед фактом, даже не снабдив банальной провизией на время путешествия!

Может это разыгрался приступ паранойи, но мне " почудился" рыжий хвост ублюдка Урима, тянущийся за этим указом.

"Нет, глупости. Пускай его семья и влиятельна, но что бы диктовать свою меркантильную волю Императору?... Нет, должно быть разумное объяснение."

Я отмахнулась от этой мысли, впрочем, оставаясь настороже - уж больно похоже было, что нас просто хотят ложно обвинить и сгноить в темнице.

Нас? Может все же меня?...

Мысли о Уриме снова полезли в голову...

. . .

Стайка сбитых с толку футанари хлопала ресницами не зная что делать. Большинство из них были ещё подростками. Да - одарёнными, но всё же детьми. Проклятье...

Мы переглянулись с Анютой, поняв друг друга без слов. Таврисса отправилась к юным футанари, на глазах у которых уже наворачивались слёзы, что бы их сорганизовать и не дать им хаотично разбрестись. А я с Джуди подошла к паре взрослых футанари: скромной девушке-ликану и дерзкой, словно батальон гвардейцев, невысокой туцу. Кого-то они мне напоминают?...

— Девчата, заметили? - обращаюсь к ним.

— Да, дерьмо полное. Кто это придумал - того в Дом Терпимости пора сдать, - злобно скалится туцу.

— Д-девчата, что же нам делать? - девушка-ликан сжимает в тревоге на груди тонкие пальцы с внушительными, острыми когтями.

— Для начала - представимся...

. . .

Туцу и ликаншу звали Зеша и Вори соответственно. Понимая серьёзность сложившейся ситуации, девушки прямо признались, что всю жизнь прожили в городе и о дальних походах знают только в теории. А затем и вовсе открыто попросили помощи, таким образом делегируя мне все полномочия власти в нашем отряде. Это с мужчинами и женщинами мы можем и любим конфликтовать, а между сёстрами-футанари быстро находим общий язык.

Впрочем, этой власти мне и даром не нужно. Если кто-то думает, что быть старшим в группе - желанная должность, то спешу огорчить. Это тяжкий и неблагодарный труд...

Аня повела "младших" сестёр к их общежитиям, что бы помочь собрать вещи в дорогу. А я отправила парочку на рынок купить продуктов длительного хранения в расчёте на наше девичье "воинство".

— Джуди, доча, для тебя тоже есть дело, - привлекаю кучин к себе. - Готовь своё снаряжение. Бери все яды... В общем тебе лучше знать, что и как.

— Мам, плохое предчувствие?

— Да, доченька, хуже просто некуда. Потому, не исключено, что в пути тебе придется "работать".

— Хорошо, я поняла...

— А, и ещё - скажи Йоре, что бы проверила "Элкос" и сменила батарею. Ступай...

А сама я отправилась покупать ещё две снаряжённые повозки - экзоскелет едет с нами без разговоров...

. . .

Как оказалось, я не зря опасалась возможных эксцессов. Все началось с того, что через сутки нашего пути сопровождающий офицер фактически самоустранилась. Сидя в головной повозке она лишь изредка сверялась с маршрутом, всё же остальное время просто дремала.

На первом же ночлеге зачерпнула из котла каши на ужин и спустя пять минут уже спала, завернувшись в плед. Просто прекрасно...

Ситуация повторилась на следующий день. Затем снова. Я попыталась было усовестить тикити, даже имени которой не знала, но женщина лениво отмахнулась, не став меня даже слушать.

Наконец пришло отчётливое понимание - нас подставили и это работа того рыжего мудака.

Кулаки сжались до побелевших костяшек от гнева!

Ума не приложу, как семье Урима подобное удалось. Понятно, что это не граф лично затеял. Здесь замешаны люди у власти, которые неведомым мне образом "уговорили" Императора пожертвовать семнадцатью перспективными ученицами, ради скрытого мотива - убить никому не известную футанари.

Теперь убила бы я Бикита Урима или оставила жить - это бы уже ни на что не повлияло. Похоже, "безродная замухрышка" в моём лице, нанесла серьёзное оскорбление благородному семейству, "окунув" в дерьмо их отпрыска в кабинете ректора Гилбура. И теперь они решились, не считаясь с возможными тратами и потерями, меня уничтожить?

Проклятье, а ведь давно было видно... Хотя что толку если видела, но не заметила...

Сопровождающую нас тикити я больше не тревожила...

. . .

Путь до границы по расчетам должен был занять дней пятьдесят. Нам же давали два месяца, потому мешкать не стоило.

На пятый день пути вскрылся неприятный случай - с нами тайком ехала Иззимандра! Как она умудрялась ускользать от моего внимания всё это время - ума не приложу, но это практически катастрофа! Чего греха таить: даже если я сейчас лично обезглавлю всех своих подопечных, ректор будет в гневе, но не более. Однако, если с его дочью случится что-нибудь, то от неминуемой смерти всю мою семью спасёт только бегство. Да и то вряд ли...

Содрогаясь от воспоминаний о ужасе, что вызвала одна только аура Гилбура, я трясла за плечи юную тикити.

— Иззи, ну зачем?.. - слова, в общем то, были уже не нужны. - Дочь, ты знала?

— Нет, мам! Я ей говорила, что бы не делала глупостей, но.., - по глазам Джуди видно, что она обеспокоена не меньше моего и всё понимает.

Поникнув головой, я в конце концов, сдалась. Возвращаться времени у нас уже не было. И отправить её обратно одну - тоже не вариант. Оставалось только взять "безбилетницу" с собой.

— Иззимандра, отныне ты подчиняешься мне, - я сжимаю её плечи. - Слышишь? Тебе уже семнадцать и я ожидаю содействия, помощи. Ты... Ты будешь старшей над девушками. Поняла?

Девушка согласно кивнула, с радостной улыбкой. Похоже - не понимает.

Я привлекаю их обеих к себе и наши головы почти соприкасаются лбами.

— Девочки. Всё серьёзно. Как тогда, в пещерах кобольдов - уже не будет. Никто не поможет, - смотрю на Джуди. - Доченька, помоги мне... Лагерь не на кого оставить, потому на тебе разведка. Только... Только будь осторожна. Я не переживу, если с тобой что-нибудь случится.

Джуди целует меня в губы.

— Мамочка, не беспокойся. Я не подведу..., - и скрывается в тени повозки.

— Иззи, и ты постарайся. Ты куда сильнее этих "мокрощёлок" - заставь их вернуться к занятиям. Справишься?

На этот раз от Иззимандры был серьёзный взгляд и кивок.

— Тогда начинай прямо после ужина..., - я взяла её вроде как "на слабо", но пусть будет при деле. Занятый разум - меньше дурных мыслей про шалости.

Конечно, я бы и сама могла приструнить распоясавшихся девочек. Кое кто из них даже умудрился друг с дружкой "романтику крутить", а практику магии забросили практически все. И это в тот момент, когда любая крупица силы, что будет ими получена, может спасти жизнь...

Странно: в Академии прилежно учились, а на приволье - душа в рай "понеслась"?..

Иззи, как я и надеялась, взяла "власть" грубо и жёстко: банально побив двух самых задиристых футанари. Не важно, что через пару минут они уже были лучшими подругами - теперь Иззимандра была среди них главной. Отныне всё свободное время девочки проводили за своеобразной медитацией - увеличением доступного объема магической силы. Получить новые фундаментальные знания в походе было довольно проблематично, но развить то, чем уже владеешь - вполне возможно.

Дни сменяли друг друга, а небольшая вереница из четырёх упряжек споро двигалась вперёд. На ночлег обустраивались выставляя повозки полукольцом. Я как могла "стращала" младших девочек рассказом о напавшем на нас бирале и свирепых волках и накрепко запретила удалятся от лагеря поодиночке. Дежурили поочерёдно старшие девушки.

Дочь, сливаясь с тенью, под восхищёнными взглядами младших учениц, уходила в сумерки, осматривать окрестности. В подобном вопросе я могла положиться только на неё. Магесс тёмной стихии кроме Джуди - не случилось в нашем отряде.

В итоге, без привычки, она простыла, носясь словно ветер по холодной октябрьской росе. И на следующей стоянке, когда девушка, буквально гремя соплями, намерилась выдвинутся на патрулирование, пришлось силком её спеленать в пару пледов, с ложечки накормить горячим супом и, поцеловав в горячий лоб, отнести поближе к жаркому костру. Некоторые девушки в шутку завидовали Йоре - у той то руки-ноги не мёрзнут.

Простуда - это мой просчёт. Потому, достав из кольца инструментарий небольшой походной лаборатории, я принялась готовить простые микстуры для укрепления иммунитета и поддержания сил. Обладая таким восхитительным и необычным телом, как у меня, очень просто забыть, что остальные - "устроены" всё же куда проще.

Отныне утром и вечером все, и даже офицер, получали свою порцию настоя.

. . .

На десятый вечер Джуди через Аню с помощью браслета сообщила, что: "... заметила группу из одиннадцати человек. Явно враждебны - таясь, приближаются к нашему лагерю. Могу тихо убрать только двоих".

Я кивнула и Анька отослала короткое слово "действуй".

Мы с тавриссой тем временем достали луки.

— Что случилось? - туцу, заметив наши действия, вскакивает с места.

— У нас гости, Зеша. Отведите девочек за повозки. И готовьтесь обороняться...

Коротко кивнув, она принялась собирать испуганно гомонящих девушек. В этот момент из лесу метнулся стремительный силуэт. Даже моё "ночное зрение" засекало лишь серое размытое пятно. Это Джуди, больше просто некому. А ведь молодчина - я едва её разглядела!

Резко перетекающий рывками из стороны в сторону силуэт словно из пустоты возникает рядом с нами.

— Троих смогла уложить. Лучников нету..., - даже дыхание не сбилось.

— Молодчина. Как начнётся - обойди их со спины...

Девушка кивает и исчезает в сумраке.

В свет огня постепенно выходят люди. Восемь, значит один где-то прячется. У приближающихся обозлённые лица. Похоже, провели перекличку и обнаружили потери, потому что двое замыкающих осматривают тыл.

— Э, шлюхи, кто пососать хочет! - зычно кричит рослый тикити. - Что бы через десять секунд все стояли перед костром и без трусов! Считаю до...

Вэн!

В его глазнице вырастает стрела и мускулистое тело оседает, как мешок с тряпьём.

— Да ты охуела, блядь!? - кто-то из них в гневе кричит.

Остальные бросаются все скопом - похоже, что подобный манёвр хорошо отработан. Но я с тавриссой успеваю выпустить в общем счёте три стрелы отчего ещё двое споткнулись и заскользили по траве, крича от боли. В этот момент пара замыкающих, нелепо изгибаясь, в судорогах валятся на землю, пуская пену изо рта - в спинах у каждого по отравленной игле Джуди...

Это жестокое, немного умелое, но огребье, иначе куча девчонок не справилась бы так просто. Нам не пришлось даже вступить в ближний бой - попытавшихся отступить я просто расстреляла в спины. Дорезав копошащихся в траве раненых, мы услыхали, как невдалеке вскрикнул ещё один голос - Джуди достала последнего.

Осмотрев тела на предмет ценностей мы оттащили трупы в сторону и спокойно провели остаток ночи.

. . .

На девятнадцатый день, в первых числах ноября, случилось несчастье. Парочка девушек под предлогом плохого самочувствия отправились спать в повозку пораньше. Не заподозрив неладного, я выдала им удвоенную порцию микстуры и, укрыв одеялами, оставила в покое, пожелав скорейшего выздоровления.

Но эти малолетние дуры, как потом выяснилось, захотели банально потрахаться и сбежали в лес. Расслабились, после долгого периода без происшествий...

Из леса раздался вопль ужаса и боли. С сердцем, сжимающимся от скверных предчувствий, я стрелой метнулась на крик, оставляя далеко позади и дочь и Аню. На счастье выпал первый снег и следы были отчётливо видны. Я быстро нашла место трагедии...

Кричащую и обмочившуюся от ужаса девушку терзал за предплечье некрупный волк - это её и спасло. С разбегу, ударом ноги, я вмяла хищнику рёбра в брюхо, ломая позвоночник. Скулящий зверь, кувыркнувшись в воздухе, рухнул в кучу валежника.

Наскоро обмотав кровоточащую рану обезумевшей от страха девушки своим нашейным платком, я рванулась по кровавому следу.

Второе тело нашла метрах в семидесяти - нога зацепилась за корень под неудобным углом и волки потратили время пытаясь "добычу" тянуть. Три быстрых движения коротким мечом и два волка визжат на весь лес с отрубленными лапами, а третий лишился головы.

Блядство!.. Слишком поздно. Белая, словно окружающий её снег, девочка жива только каким-то чудом. Её горло разорвано, а из вскрытой яремной вены уже едва заметным потоком сочится кровь. Я бессильна. Я уже ничего не могу. Девочка умирает у меня на руках...

— М-мама... Мне с-страшно..., - я слышу, или скорее угадываю, едва различимый булькающий плач. - Я... Я не хочу умирать... М-мамочка! П-пожалуйста!

Девочка заходится в кровавом кашле, что затихает до сипения крови в ужасных рваных ранах.

— Мама здесь, милая. Не бойся ничего. Сейчас уснёшь, а...а потом проснёшься здоровенькой. Мама тебя очень любит.., - как же мерзко так врать, будучи совершенно бессильной.

Короткий кинжал с тихим шорохом покидает мои ножны, жало легонько упирается девочке в висок.

— Спи, доченька...

— Я б-боюсь, ма... ма...

Тело начинает подрагивать, пузырящаяся кровь сочится из ран - началась агония... Коротким, резким ударом отточенной стали я обрываю конвульсию боли разрывая лёгкие в крике.

Ну почему!! Я же просила! Я предупреждала... Я же...

Добив скулящих зверей, я возвращаюсь со скорбной ношей в лагерь.

. . .

Погибшую мы похоронили у раскидистой берёзы. Весной здесь должно быть красиво... Привалили могилу большими валунами, что бы падальщики не пытались раскопать и на этом прощанье окончилось.

Всё, её не стало, она ушла. Вернулась в лоно Матери, ведомая за руку Вседобрейшим Отцом...

Вторая девушка с изорванной рукой впала в ступор, даже не морщась от боли, пока мы с Аней обрабат

ывали рану и накладывали швы.

— Анька, пригляди за ней, а то учудит что непотребное...

— Хорошо, - таврисса кивает. - Я позабочусь.

А я вышла к остальным и уселась у костра.

— "Поздравляю", девчата. Нас стало на меньше... Наша подруга умерла, просто потому, что не сдержала в узде свои желания, - я тяжело вздыхаю. - Вы уже успели забыть тех людей, что пару дней приходили нас убивать? Вы забыли где мы? Вы не понимаете, что мы едем туда, где люди намеренно убивают друг друга!?

Девушки вздрогнули, а я сбавляю тон.

— Поймите. Так случилось, что вам не повезло - ваше детство кончилось раньше, чем у других. Если вы не изменитесь - то умрёте. Я приложу все усилия, что бы все мы добрались до цели, но... но я не всесильно. Всё, мне больше нечего добавить...

Я ухожу за повозку, что бы не показывать слёз, что катятся по щекам. Бикит Урим... Он умрёт, как только я его увижу...

. . .

Раненая футанари, пришла в себя уже спустя день после происшествия и всё нам рассказала. Как они с подружкой обманули доверчивую Марику.

Как сбежали в лес и целовались, кружась в танце и вздымая в воздух первый снег.

И как её рвало во тьме кошмарное чудище, зыркая голодным зелёными зрачками прямо в душу...

Никто не пытался девушку разуверить, что она не виновата. Без сомнения - это её вина... Но никто и не корил. Выжить, ощущая вину за смерть друга - это уже наказание, с которым мало что сравнится...

С тех пор усердней этой девушки в магических практиках - не было никого...

. . .

На тридцать восьмой день пути на нас снова напали. Ни один из нападавших живым не ушёл...

. . .

Во второй половине пятьдесят первого дня нашего долгого пути мы наконец встретили дозорный разъезд, что патрулировал окрестности приграничной крепости. Тут нам всё-таки "пригодилась" офицер, что нас сопровождала. Предъявив документы и назвав цель пути, женщина снова утратила всякий интерес к происходящему, а нас сопроводили через множество постов к крепости "Серый Камень".

. . .

Интендант крепости смотрела на нас непонимающим взглядом и витиевато, с выдумкой материлась. Прямо как один инструктор по стрельбе...

С документами, что она держала в руках, всё было в полном порядке, но на кой чёрт тут "свора" бесполезных девок, женщина никак понять не могла. Умений, пригодных для войны, у нас, очевидно, быть не могло, хотя бы в силу юного возраста. А маги из нас ещё хуже чем вояки. Не понятно даже к кому из офицеров нас направить...

Почесав своё пёсье ухо, женщина-хатоме сплюнула в сердцах и повела нас к дежурному - не её забота нянчится с молокососами...

До вечера так ничего и не выяснилось. Нас выгнали за ворота крепости и в окружении костров мы расположились на ночлег своим небольшим лагерем, с опаской ожидая, что принесет день завтрашний и ёжась от крепчающих декабрьских морозов.

Аня с Джуди отправились набрать воды, что приготовить ужин - кормить "бедных" девушек явно никто не собирался.

Через некоторое время к нашему огню подошёл пожилой, но от этого не мене могучий энки. Жуткий шрам через всё его лицо тянулся наискось, исчезая под вырезом кольчуги. Похоже, повидал дядька всякого.

Мужчина попросил разрешения присесть и поинтересовался, кто такие и что здесь забыли.

Мы, не таясь, поведали, что да как.

Мужчина сокрушённо качал головой, и говорил, указывая на Иззи, что у него такого же возраста дочь. А тут - на тебе - её ровесницу, считай, на войну пригнали. Куда мир катится?...

А когда энки ушёл, постепенно стали подходить ещё люди, мужчины и женщины. И как я и предполагала, никто голодными глазами не пялился на нас и не тащил за ближайшую палатку для быстрого перепихона.

Уставшие, измученные длительным ожиданием и неведением, люди спрашивали, что в Империи происходит. Интересовались, нету ли кого среди нас из их родных мест. Обычные люди, чья профессия - убивать во имя Императора...

. . .

К полудню следующего дня дело двинулось с мёртвой точки. За Аней пришёл весь просто изрубленный шрамами туцу - офицер медицинской службы - критично тавриссу окинул взглядом, сам же кивнул каким то своим выводам, и увёл девушку за собой.

Джуди забрала женщина-буна. Было немного странно видеть стройное, подтянутое тело розовой "хрюши", когда ожидаешь заплывшую салом "свинью". Эту буну от какой-нибудь эльфийки отличали только аккуратный, маленький пятачок, забавные, обвисшие уши, да хвостик винтом. Никогда бы не подумала, что этот человек отвечает за разведку и спец операции. А может на это и расчет?

Остальных разделили примерно поровну и "раздали" трём боевым магам первого уровня. Толку от девочек, разве что кроме Иззи, да Вори с Зешей - никакого, но хотя бы будет известно, где их искать.

Со мной и Йорой было сложнее. "Нулевая" магам без нужды, а своих физических качеств я не стремилась афишировать. На ампутантку же и вовсе внимания не обращали. В итоге, как бездомных котят, нас "подобрал" тот самый пожилой энки. Как оказалось этот человек прошёл с самых низов до офицерского чина и командовал крупным пехотным соединением. Сразу было видно, что личность неоднозначная: одевался, как простые солдаты, ел с ними из одного котелка, в атаке - стоял в первых рядах, нарушая все правила. За что и был любим бойцами.

— Откуда будешь, дочка?

— Из под Торима, господин Флейрон.

— Это брось, - машет он рукой на субординацию. - Зови просто Холан. Правда в штабе обращайся по чину. А то самой не поздоровится. - мужчина усмехается в седые усы.

— Я вас поняла...

— А правда, что ли? Из Торима?

— Из Намирры, пару месяцев назад там обосновалась...

Меня бесцеремонно обхватывают могучие руки и я ощущаю, как мои "модернизированные" Пилкой кости вот-вот затрещат!

— Земляки!... - громогласный, добродушный хохот разносится над войсковым лагерем. - А моих знаешь?.. Как там Тай, не помер ещё?... А Дороти как?...

На меня сыплется ворох вопросов, а я мысленно благодарю "сестрюню" Фитху, за вновь "заработавшую" удачу.

— Анька со мною, здесь. В мед корпус зачислили...

На лице мужчины мелькают радость и тревога...

. . .

Так я и моя "служанка" Йора попали в отряд копейщиков.

Холан, преисполненный радости, что встретил землячку с добрыми вестями о своих близких, лично повёл нас к каптеру, получат снаряжение.

Стоя в дверях единственного капитального здания за пределами замка, тучная тикити оглядела меня хмуро, буркнула в полголоса, что ".. .всякие приблудные эльфийки "понаедают" себе жопы, так потом на энки штанов не напасешься..." и удалилась в глубины склада, покачивая просто колоссальной задницей. Комплексует тётя...

— На вот, великовато, но подошьешь - впору будет, - она сует мне в руки униформенный поддоспешник.

— Простите, а есть бельё для футанари? - шепчу я едва слышно женщине.

— Чего мямлишь? Трусы для членодевок!? Так и скажи. Сейчас найдё..., - женщина поворачивается, снова направляясь в тёмный зев дверного проёма, но замирает, словно споткнувшись.

— Хватит врать то, подруга... Отродясь вас в пехотные части не присылали. Симулянтов тут не любят..., - я ощущаю её сердитый взгляд на себе.

Молча, скромно вздохнув, набираюсь решимости обнажится перед незнакомыми людьми. Боюсь, что только "демонстрация" докажет правдивость моих слов. Но ситуацию, по счастью, выправляет седой энки.

— Тоша, проверь-ка её...

Каптёрша тот же час утаскивает меня в склад и, бесцеремонно облапав, ведёт обратно. Снаружи уже она сама что-то возбуждено шепчет командиру, вытянув левую руку, показывает три пальца, хлопая себя по плечу правой.

"Д-да, тётя, "они" у меня в самом деле большие..."

— И всего то? - облегчонно вздыхает энки. - Подбери ей кольчугу подлинше, ниже колена, и все дела! Ты лучше скажи - оружие то она удержит?

— Даже не сомневайся: на ощупь мягонькая да упругая, а под жирком - словно сталью залита. Крепкая девка...

А я ощущаю неприятное чувство, словно я чудная вещь, которую покупают на рынке.

. . .

— Ты уж прости, дочка, что я так, но мне позарез нужен толковый человек на левом фланге. А тут такой случай - ты! - неловко извиняется Холон, пока мы идём к его штабной палатке

— Я ведь вчера приехала, ничего не умею! Л-люди... могут пострадать!..

— Это не беда. Говорят, что футанари учится горазды и тактику, опять же, здорово понимают... А то, что сомневаешься - это правильно, значит ответственность дела понимаешь.

. . .

Пригнувшись и войдя под тканый тяжелый полог, я сразу поняла, что человек здесь живет обстоятельный. За занавеской скромно притулилась койка, напротив которой из камня и глины выложена то ли небольшая открытая печь, то ли - камин. У противоположной стены - пирамида с оружием: никаких вычурных "цацок", одни лишь кондовые, надёжные " инструменты" для умерщвления неприятеля. Пара грубо сколоченных табуретов и командирский стол в центре, на котором свободно лежат планы укреплений, не представлявшие интереса для лазутчиков противника.

В палатке уже был посетитель. Высокий и стройный кицунэ примерно одних лет с командиром. Я бессознательно насторожилась - испытываю некоторое беспокойство рядом с мужчинами-лисами. Впрочем, тут же отогнала постыдное чувство: если обожглась на молоке, то теперь и на воду дуть?

К тому же мужчина производил приятное впечатление. Собранный, скупой и точный в движениях, взгляд внимательный, с лёгким недоверчивым прищуром. Даже дилетанту в подобных вопросах понятно, что воинское ремесло для этого человека - профессия. Думаю не ошибусь, если предположу, что это заместитель Холана.

— Командир.., - кицуне встал с табурет, а затем коротко кивнул мне. - Госпожа Маасс...

Я стою растерянно хлопая ресницами, а энки посмеивается в усы.

— Не удивляйся - я уже подал рапорт о присвоении тебе лейтенантского звания... Знакомьтесь: это командир второго отряда и мой заместитель - Эйнан Родиц.

— Приятно познакомится...

— Ладно, дочка, переоденешься потом, а пока давай к картам. Хочу глянуть, что из россказней про вас - правда.

Мы склоняется над столом. В этот момент я ощущаю себя довольно неловко: одетая в походную, но всё же гражданскую одежду и с громадными сиськами, что покачиваются над столешницей, я чувствую себя не в своей тарелке.

Впрочем мне быстро дают понят, что как объект вожделения, этих людей я интересуют в последнюю очередь.

Эйнан, как любой мужчина, только коротким взглядом отметил красоту моего тела и всё внимание сосредоточил на планах местности. А Холан и вовсе, похоже, не замечал, что я женщина. И не мудрено! Вспоминая его жену, пышную энки, я для командира не более, чем тощий подросток.

Определённо, эти люди мне нравятся всё больше и больше.

— Смотри, дочка. Наши позиции.., - начинает седой энки.

. . .

"Серый Камень" практически нависал над бурной рекой Меной, запирая своими гранитными стенами широкий каменный мост. Обрывистая, с каменистыми берегами река была естественной границей между двумя государствами и этот мост бы единственным местом для организованной переправы большого войска. Разумеется, небольшие разведотряды регулярно переправлялись через реку вплавь, но как либо повлиять на баланс сил не могли.

Ирнам, милитаристское королевство, как ни странно, опасался огласки "соседей" и не торопился атаковать первым. Войну на два фронта, и это при нынешнем паритета сил, Ирнам прост не потянул бы. Потому была нужна официальная, веская причина для начала активных действий, а там, глядишь, и западный сосед придёт на помощь, с целью наживы.

Но Империя Шепи на провокации не поддавалась, границу не переходила и воевать упорно не хотела. А то, что с обоих сторон находились маги первого уровня, было превосходным фактором сдерживания - вступи они в бой и потери в живой силе будут просто огромными.

Командир подробно обрисовал диспозицию войск, наши и вражеские силы, доступные средства усиления, загружая меня информации. А затем принялся просто указывать пальцем на карте тот или иной участок, требую повторить сказанное.

Это были даже не "семечки". Если ещё "старший брат" Марики - Марк - в своё время подобным занимался, то для самой Марики это плёвое дело. Даже Пилку просить не стала...

Немного попытав, двое мужчин принялись ставить передо мной короткие "вводные", предлагая случайные ситуации и ожидая какие решения я предложу исходя из доступных средств.

— Пехота пошла, человек четыреста?...

— Тревога. Жёлтый сигнал лучникам и балистам. Пехоту - в щиты. Держим противника у выхода с моста, засыпая стрелами с флангов.

— Кавалерия, сто человек. А на твоих балистах - диверсия?...

— Тревога. Пехоту в копьё, "пятки" - в упор, встречаем лошадей на "частокол". Как кавалерия пройдёт полмоста - требушету жёлтый и красный сигналы, что бы ударил позади них зажигательными зарядом. Лошади понесут, строй распадётся...

И всё в таком духе. Это тоже не сложно: вроде как они говорят "А", а я говорю - " Б", то есть очевидные, по крайней мере для меня, вещи. Нет большой проблемы в решении таких, выдернутых из "пустоты" задач. А вот складывать подобные "вводные" в длительные битвы или осады, предвидя и предугадывая, да что бы побольнее врагу и для себя чтобы потерь поменьше - вот где начинается настоящее тактическое искусство.

Но вот мужчины одобрительно кивают головами - похоже, девка то далеко не дура.

— Дочка, а вот что бы ты сама добавила, изменила, укрепила? - Холан проводит ладонью над картой.

А это уже действительно сложный вопрос. Глубоко задумавшись замолкаю...

В итоге я так увлеклась, что сама не заметила, как прогнув спину и оттопырив попу, полулежала на своих сиськах, облокотившись левой рукой о столешницу, а правой - охватывала всё мироздание: от одного края карты до другого.

В один момент я встрепенулась. Подумалось, а не слишком ли Марика разошлась, планируя направо и налево. Без году неделя, как в отряде, а уже раскомандовалась. Но приняв менее вызывающую позу и взглянув на мужчин, я была практически шокирована - за мной записывали!

Наконец механические перья перестали скрипеть, а мужчины разогнули спины.

— Ну, дочка, удивила! - Холан довольно улыбается и его широченная ладонь одобрительно лупит меня по плечу. Вот же бычара, едва с ног не сбил! - Я, честно сказать, думал, что ты только лицом удалась, а ты, вон, походя нас обоих уела! Ты ж этой науке ни где не училась?

— Т-так, книги читала, - почти не соврала я.

— Действительно, господин майор, "их" это - над картой стоять, - согласно кивает кицунэ.

— Командир, неужели мои слова так необычны?... Вроде ж само собой разумеющееся говорю...

— Тут, на границе, не всё так просто, дочка, - он кивает заместителю. - Эйнан тебя отведет в офицерскую палатку. Переоденешься и оба бегом сюда - детально проработаем план по укреплению обороны. Заодно расскажу, что тут творится помимо ирнамской напасти...

. . .

Кроме "ирнамской напасти" было о чём подумать.

Главнокомандующий, кронпринц Эбранд оказался недурственным дипломатом и в вопросе стратегии так же недурно разбирался. Хотя и говорили про него, что горяч и не сдержан, Империю разорит, однако молодой человек пускай и частично, но опроверг эти слухи. Молодая кровь бурлит, ищет веселья и драки - не без этого. Но что касается дипломатии - собран и холоднокровен. Если бьют - нападает в ответ, но на банальные провокации не реагирует.

Но принцу словно кто-то "мешает". Не явно, а полу намёками: то припасы задержатся, то магам " сверху" прикажут отойти на пару дней, то из столицы идут странные приказы, в след за которыми, через день, приходят опровержения.

Мелочи, но на пороге войны - весьма тревожные.

Офицеры, по большей части из дворянства, до того обленились, что под тем или иным предлогом частенько пропускают штабные совещания. С вверенными подразделениями не занимаются, тактических планов не разрабатывают...

— И это когда разведка донесла, что на том берегу.., - он машет рукой в сторону Ирнамам. -.. . появился маг второго уровня! противник стягивает силы, а у нас никто не чешется. Я может чего не понимаю, и объяснить толком не смогу, но чую - жди беды. Ещё фанатики зачастили...

В этот миг по лагерю разноситя трезвон колокола и крик дозорного.

— Тревога!!

— Блядь, ну кто ж меня за язык тянул!... третий раз за неделю приходят... За мной! - командует энки и мы выбегаем наружу.



2

Еще секс рассказы