покупка рекламы pizdosya.tv
pornomatka.me
Scat Nude - Extremal Porn ⭐
TrahKino.me
Скачать порно
Порно и Секс Видео в Свободном Онлайн Доступе
Бесплатные порно Фильмы на Pornovsem.net

В гостях у Галины. Часть третья.

— Осуждаешь? – хмуро поинтересовался Кеша. Он курил уже третью сигарету. Я затушил вторую. По телу разлилась приятная истома. Что-то обсуждать, а тем более спорить, не было никакого желания.

— С какого хрена? – усмехнулся я. – Это ваше личное дело, ваша жизнь. Или ты считаешь, что должен влезать в нее?

Викентий затянулся еще раз, почесал волосатый животик (эдакий телепузик! – подумал я).

— Понимаешь, - начал он...

Женился Викентий еще в пору своей курсантской юности на студентке Киевского мединститута пухленькой еврейке Циле. После свадьбы выяснилось, что коренная киевлянка скромница-девственница Цилечка отнюдь не страдает отсутствием темперамента, весьма изобретательна в постели, в том числе не чурается всякого рода экспериментов. Классический, оральный, анальный секс в семье был в порядке вещей. Эксперименты в области садо-мазо Кеше не понравились. К разным игрушкам он отнесся равнодушно. А вот Циличке двойное проникновение – член во влагалище, страпон в анус или наоборот – весьма и весьма понравились. Года через три, когда в семье появилась дочка Мариночка, Циля в приступе откровения призналась, что еще со школьной скамьи «баловалась» и мальчиками, и с девочками, используя ротик с язычком и попку. Отсюда у нее и возникла любовь к анальному сексу.

Несколько раз Кеша и Циля встречались с такими же темпераментными молодыми парами, в основном в бане да на курортах. А пару раз даже поучаствовали в самых натуральных оргиях. Причем инициатива вроде бы исходила от супруги, но вопрос был поставлен так, что Викентий был уверен, что настоящий организатор проведения или участия в этих экспериментах только исключительно он! А Циля так... Еле, в общем, уговорили.

После пары лет совместной жизни (Викентий учился уже на четвертом курсе Киевского военного инженерного училища связи, а Циля на третьем Киевского медуниверситета) супруга объявила, что они приглашены к ее друзьям-сокурсникам на празднование Нового 1980-го года. Кеша пожал плечами, поинтересовался, кто, мол, такие? Циля сообщила, что на празднике будут 2 студенческих семейных пары – с кем она вместе учится. А праздновать планируется дома у хозяев в трехкомнатной квартире-сталинке недалеко от центра – знаменитого Крещатика. Так что можно будет потом и заночевать.

В гости они пришли за три часа до полуночи. Дверь открыл хозяин - высокий худощавый молодой парень их возраста (под года 23, не больше), с бородкой-испаньолкой, одетый в джинсу – одинаковые модные джинсовые брюки и рубашку.

— Борис! – представился он для Викентия. – А это моя жена Лиза. Проходите, разувайтесь.

За его спиной показалась невысокая такая же худенькая брюнеточка в облегающем платье-резинке.

— Викентий, - представился Кеша, крепко пожав руку мужу и легонько его жене.

В полумраке прихожей замаячили еще две фигуры: высокая крупная блондинка в длинном свободном платье и коренастый крупный парень-волосатик, тоже в модной джинсе.

— Виктория, Семен, - представились они. Викентий мысленно нахмурился. В отличие от этих парней-студентов он был одет достаточно скромно: простые черные брюки от костюма да белая рубашка.

Циля скинула пальто, обнялась с подружками и упорхнула вместе с ними на кухню. Парни прошли в зал, сели на диван за почти накрытый стол. Борис с Семеном переглянулись:

— Давай? Курсант, ты как, будешь?

— Давай!

Семен с хрустом открыл бутылку «Столичной» (Кеша мысленно вздохнул), плеснул по хрустальным рюмочкам.

— Ну, вздрогнули!

— За знакомство!

Водка оказалась приятно ледяной, прямо даже тягучей. Парни ткнули вилками в тарелочку с маринованными огурчиками. Закусили.

— Давно с Цилькой знаком? – поинтересовался Семен, откидываясь на спинку дивана.

— Женаты два года, - сообщил Кеша. – А что, Виктория не рассказывала?

— Да я не спрашивал, - ответил Семен. – Хорошая девочка.

Слово «девочка» в его устах прозвучало как-то многозначительно, но Кеша не обратил на это внимания. Разговор строился как-то обо всем и ни о чем. Сначала о музыке. Вспомнили «Машину времени», потом речь зашла об учебе. Кеша заскучал.

Праздник начался обычно. Девчонки притащили с кухни салаты – традиционные оливье и селедку под шубой, несколько тарелок с нарезкой сыра, колбасы, сала. Расселись за столом по парам. Лиза включила телевизор. Цветной. Кеша еще раз мысленно вздохнул – у них с Цилей стоял старый черно-белый телевизор из проката.

— Мальчики! – скомандовала Лиза на правах хозяйки и подмигнула Викентию, давая тем самым лично ему команду. – Наливаем! А то мы уже заскучали!

По традиции сначала проводили Старый год: парни водкой, женщины – красным сухим «Шардоне».

Стало жарко. Семен и Борис сняли плотные джинсовые рубашки, оставшись в белых однотипных футболках. Кеша свою снимать не стал – на нем была обычная белая майка без выкрутасов, полученная им на складе в качестве вещевого довольствия. Девчонки раскраснелись.

После боя курантов встретили новый год.

— С Новым годом! Ура! – парни и девушки дружно вышли из-за стола, выпили традиционные шампанское, поцеловались со своими партнерами, потом с чужими. Кеша, стараясь не показать удивления, постарался, в свою очередь, чмокнуть в щечку Вику, но не удалось. Блондинка подставила губы, буквально впиваясь ему в рот затяжным поцелуем, стараясь пропихнуть свой язык ему в рот. От неожиданности он оторвался. Украдкой огляделся. Его Циля только что расцеловалась с Борисом, Лиза оторвалась от Семена. Циля поймала вопросительный взгляд Викентия, озорно помигнула, мол, продолжай, муженек, ничего страшного!

Потом она переместилась к Семену, а Лиза подшагнула к Викентию. Поцелуй с ней получился такой же, как и с Викой – длинный, долгий, с языком. Чуть повернувшись, краем глаза он отметил, что Семен также страстно впился в губы Цили. Лиза ухватила его за ягодицы, сжала, прижала к себе. Кеша почувствовал, как напрягается член, упираясь девушке в живот. Лиза оторвалась от него, хохотнула.

— Что возбудился, военный? – пошутила она. Кеша смутился, поспешно присел за стол, пряча вздыбленный бугор на штанах. Однако, присаживаясь, он все-таки отметил, что И Циля, и Лиза, а также и Семен, глядя на него, всего лишь посмеиваются, а у Семена торчит бугор не меньше.

Семен тронул за плечо Вику и Бориса, целовавшихся в обнимку и взасос, и, смеясь, заявил:

— Ну, хватит, хватит! Увлеклись....

Борис оторвался от Вики, которая явно не хотела покидать его объятия (парень уже успел «пройтись шаловливыми ручками по ее голой спине (вырез на платье сзади был довольно смелым – почти до поясницы; при этом никакого признака бюстгалтера не наблюдалось) до самых ягодиц. Семен, глядя на ее недовольное лицо, еще раз хохотнул. Вика нахмурилась, но потом рассмеялась сама:

— Да ну тебя!

— Мальчики! – предложила Лиза. – Давайте стол отодвинем, будем танцевать!

Парни дружно взялись за стол, передвинули его в сторону, оставляя в зале место для танцев. В зале погасили верхний свет, включили настенный светильник в углу.

По телевизору уже шел «Голубой огонек». После очередного тоста, когда парни хлопнули по рюмке водки, а девушки по бокалу вина, Лиза объявила:

— Медленный танец!

И первой пригласила Викентия. Он охотно согласился, тем более, что Циля уже любезничала с Семеном. Сначала он танцевал с ней «по-пионерски» - на вытянутых руках и держа за талию. Потом прижал к себе, погладил по спине и осторожно опустил руки на попку. Лиза прижалась к нему. Причиной его действий послужило то, что Семен тоже не терялся и, уже совершенно не стесняясь, наглаживал задницу его жены и при этом еще и целовал то в шею, то за ушком. Циля млела у него в руках.

— Ревнуешь? – поинтересовалась Лиза. Похоже, она поймала взгляд Викентия и почувствовала его состояние.

— Что за глупости? – пробурчал Кеша. Он наклонился, ухватил губами мочку уха девушки. Но, к сожалению, танец закончился. В телевизоре певец сменился на другую – Аллу Пугачеву, которая запела свое «Арлекино». Они встали кружком, задрыгались, изображая быстрый танец. Потом снова был медленный. И снова Цилю у него перехватил на этот раз Борис. Кеша пригласил Вику. Она сразу прижалась к нему, положила руки на плечи. Он обнял ее за голую спину.

— А вы всегда такой стеснительный? – промурлыкала Вика.

— Нет, только по пятницам! – пошутил Кеша.

— Да вы что? – Вика слегка отстранилась, а потом неожиданно поцеловала его в губы.

— Ммммм, вкусно! – сообщила она спустя минуту, оторвавшись от его губ.

Когда танец закончился, Викентий достал пачку «Космоса» (а ручонки-то тряслись, слегка, но тряслись!), поинтересовался вслух:

— А где покурить можно?

— На балконе! – отозвалась Лиза. – В соседней комнате.

Сердце бухало, как молот. Сначала одна дама позволяет себе... Потом вторая чуть ли не на шею вешается. А жена как-будто бы и не замечает. Более того, сама... Кеша поначалу был готов психануть и уйти. Но понимал, что эта компания – близкие друзья жены, взаимоотношения с ними она не прекратит в любом случае. И скорее его действия повлекут скандал и, возможно, развод. А разводиться он не хотел. С этими мыслями он вышел на балкон. Не балкон, лоджию. Причем, лоджию застекленную. Открыл окно, впуская морозный воздух. Глубоко вздохнул, достал сигарету, затянулся. Сделав пару затяжек, Кеша поймал себя на мысли, что, в принципе, он не ощущает особых позывов закатить скандал, набить морду Борису или Семену. Не было признаков ревности! А вот возбуждение, причем достаточно сильно, как говорится, имело место быть. Член торчал как мачта до сих пор. Желание трахнуть и Лизу, и Вику просто переполняло. И налицо все признаки взаимности...

Он еще раз затянулся. Сигарета дотлела до фильтра. Загасил окурок в пепельнице. Открыл дверь в комнату и столкнулся с Лизой.

— А я думала тебе компанию составить, - улыбнулась она.

— Ты куришь? – удивился он. Когда они целовались, от Лизы шел запах цветов, мяты, но никак не сигарет.

— Борис иногда балуется, - ответила она. – Устала. Шумно там. Давай присядем что ли?

Викентий пожал плечами. Они уселись на кровать – большую двуспальную кровать. Викентий такие видел только в кино, но никак не в советских мебельных магазинах. Лиза упала на спину:

— Уфф, здорово!

Кеша оперся на руку, повернулся к ней, чтобы удобнее было разговаривать.

— Тебе понравилось?

— Что? – он пожал плечами снова. – Новый год? Нормально...

Если бы не эти обнимашки-танцы-поцелуйчики, можно было бы обозвать встречу праздника заурядной пьянкой. Но он деликатно об этом промолчал.

Однако Лиза неожиданно привстала, потянула его на кровать. А когда он упал на спину, стала быстро, резко расстегивать ему брюки:

— Ну, давай же! Дай мне его! Скорее!

И хотя он предполагал нечто такое, все равно для него это стало неожиданностью. Но приятной неожиданностью. Он помог спустить брюки. Лиза насадилась ртом на его член, заглотила аж до самого корня. Кеша застонал. Потом привстал и спросил:

— А эти?

— Не бойся, они не зайдут, я дверь закрыла. Они сейчас пьют! – на одном дыхании ответила Лиза, недовольно выпуская член изо рта. Да, в исполнении минета она была мастерицей. То насаживалась на него ртом, то выпускала, то ласкала головку языком, переходила на яички, не забывая подрачивать рукой. Кеша взвыл – Лиза увлеклась и слишком сильно всосала в рот одно яичко.

— Извини! – буркнула она, продолжая ласкать. Наконец Викентий не выдержал. Вскочил, снимая с члена недовольную девушку. Буквально сорвал с нее платье, белье (а лифчик-то оказался с подкладками! Сиськи совсем детские! – мелькнула мысль), спустил с себя штаны. Резко развернул Лизу спиной к себе, наклонил и воткнул член сзади. Лиза охнула, присела:

— Больно!

Влагалище у нее было узким и коротким, член войдя чуть-чуть сразу же уперся в матку. Викентий, не обращая внимания на стоны, таранил девушку резко и быстро. Лиза, тихонько поскуливая, уже через минуту, сгибая ноги в коленях, стала опускаться всё ниже и ниже. Вместе с ней опускался и Кеша. Наконец она опустилась настолько, что его член выскочил из влагалища. Девушка легла на живот совсем и замерла. Викентий опомнился, испугался. Возбуждение схлынуло. Член обмяк. Фактически он только что зверски изнасиловал девушку? Он опустился к ней, стал поглаживать по спине, приговаривая:

— Ну, что т

ы?... Ну, прости... Я не хотел делать тебе больно...

Лиза вздохнула, перевернулась на спину, показав свою, к великому удивлению и еще большему облегчению Викентия, довольную блаженствующую мордашку. Облегчение было таким, что Кеша обессилено рухнул на кровать рядом.

— Ипать тебя коромыслом...

Лиза засмеялась. Потом резко вскочила, поцеловала в губы, проникая своим язычком ему в рот. Отскочила и голышом подбежала к двери.

— Я сейчас! В душ и обратно!

И скрылась за дверью. Викентий поспешно вскочил, натянул штаны. Как вот так она голышом, да при всех – в коридор? Жена увидит, скандал точно будет! Он осторожно выглянул из комнаты. В зале за закрытой дверью под приглушенную музыку телевизора слышалась какая-то возня, всхлипывание, стоны. На кухне в щели под дверью горел свет. Викентий, осторожно ступая, подошел, постучал. Дождался женского «да!» и вошел. За столом в полурасстегнутом халате сидел Вика и потягивала из керамического бокала то ли чай, то ли кофе.

— Привет-буфет! – улыбнулась она, салютуя кружкой. Халат на груди распахнулся, обнажив упругие торчащие белые груди. Краешком показался даже бледно-розовый сосок.

— Чаю будешь?

Викентий сглотнул ком. Ситуация разворачивалась все интереснее и интереснее.

— Буду!

— Ну, наливай тогда! – Вика кивнула в сторону большого заварного чайника.

Викентий налил себе одной заварки. Он вообще любил пить чай покрепче, чуть ли не чифир.

— Ну, ни фига себе! – восхитилась Вика, наблюдая, как он выпил сразу полкружки да без сахара. Чай оказался терпким, крепким со сладковатым привкусом непонятных трав.

— Понравилась Лизка? – поинтересовалась Вика, отхлебывая из кружки. Кеша вздохнул, внезапно подумал про свою жену – всхлипы, стоны в зале. Если Лиза пошла в душ, а Вика одна сидела на кухне, то Циля с Борисом и Семеном в зале... Получается, что они там... Викентий мотнул головой.

Видимо Вика почувствовала его состояние, встала, цепко ухватила за руку:

— Пошли, курсант!

Она потянула его в сторону комнаты, откуда он только что вышел. Впихнула в дверной проем. На кровати сидела голенькая Лиза.

— Ой! А куда ты делся? – совершенно по-детски поинтересовалась она. – Я пришла, а тебя нет.

— А мы чаю с настойкой попили! – сообщила Вика.

Она толкнула Кешу на кровать к Лизе, легла рядом, осторожно нежно погладила его лицо.

— Ты милый...

Потом также осторожно прикоснулась губами к его губам, но не поцеловала, а провела губами по губам, едва касаясь. Перешла к щеке, другой, глазам (Викентий прищурился). Оказалось, это так приятно. Потом язычком в левое ухо. По телу пробежали приятные мурашки. Член встал как мачта.

Тут же Викентий почувствовал, что кто-то очень знакомо насадился на него.... Конечно же ротиком! Лиза!

Он обхватил Вику, стащил с нее халат, нетерпеливо схватил одной рукой за грудь, второй попытался дотянуться до ее промежности. Она послушно раздвинула ноги, не переставая вылизывать его ухо. Потом – глубокий поцелуй. А на члене – рот Лизы... Викентий не вытерпел. Вскочил, преодолевая сопротивление обоих девушек, подмял под себя Викторию, с маху вошел в нее. Сзади Лиза осторожно взяла его за яички. Несколько качков... и он бурно кончил – в нее, без всякой резины. И замер, не вытаскивая обмякающий член. Виктория тоже замерла.

Через минуту, может, две, он осторожно сполз набок, лег рядом на спину. Виктория не шевелилась. Напротив них в кресле, задрав ноги на сиденье, расположилась Лиза. Она пристально смотрела на них и яростно натирала себе промежность. Финал уже был, судя по ее хриплому громкому дыханию, совсем близок. Наконец она протяжно застонала, выгнулась назад, замерла.

Может быть, еще минут пять назад это зрелище для Кешы было бы интересным, но сейчас он равнодушно посмотрел в ее сторону – возбуждение стремительно угасало – и закрыл глаза.

— Я в душ! – сообщила Вика, вставая. Она бросила непонятный взгляд на Викентия, погладила на ходу по плечу тяжело дышавшую Лизу и скрылась за дверью. Чуть погодя за ней, пошатываясь, вышла и Лиза. Викентий этого не заметил. Он задремал.

Его разбудило прикасание теплого мягкого тела. Чья-то нежная рука ухватила его за член, погладила яички.

— Не соскучился, любовь моя? – прошептал кто-то рядом. Он открыл глаза. Рядом лежала его Циля. В полумраке комнаты (в углу в розетке торчала тусклая лампочка ночника) он все-таки разглядел довольное умиротворенное выражение на ее физиономии.

— Как тебе Лизка? – промурлыкала Циля, поглаживая его вялый член. – А Виктуська? Обоих трахнул?

— Ты тоже, смотрю, не терялась, - ответил Кеша. – С обоими, наверное? По очереди?

— Ты что? – деланно возмутилась Циля. – Почему по очереди? Одновременно! По всякому...

От этих слов член встал снова. Кеша резко поднялся, опрокинул жену на спину, лег сверху, вогнал член.

— Одновременно? – захрипел он. – И в рот, и в письку? Или в попку тоже?

Он яростно качал ее, лежа на ней, сжав ее пышные груди.

— И в попку, и в письку, - хрипло, задыхаясь, сообщила она. – И оба члена в рот...

От этих слов возбуждение поднялось резкой волной. И он кончил – резко, до самых яиц втыкая член...

Проснулся он около полудня. Один. Конечно, они планировали заночевать в гостях. Но так... жены рядом не было. Викентий встал, оделся, вышел в коридор, прошел в туалет, потом в ванную.

После всех необходимых утренних процедур он зашел на кухню – туда, где за закрытой дверью кто-то разговаривал. На кухне за столом в разноцветный махровых халатах сидели Вика с Цилей, Лиза крутилась у плиты – варила кофе. Запах стоял – просто сумасшедший. Никого из парней не было. Викентий мотнул головой – ночные события до того были нереалистичны, что походили на сон.

Девушки повернулись в его сторону, замолчали. В воздухе пахнуло напряженностью. Жена выжидающе замерла. Викентий улыбнулся.

— Ты уже оделся? – пошутила Циля. – Уходишь? Без кофе?

Он нахмурился – шутка ему не понравилась, но подошел к жене, нагнулся, легонько чмокнул в щечку:

— Доброе утро, Цилечка!

Потом повернулся к Лизе:

— А на мою долю кофе найдется?

Лиза улыбнулась:

— Найдется! Иди в зал к ребятам. Я сейчас туда вам принесу.

Викентий кивнул и замер. Вика провокационно раздвинула ноги, полы халата распахнулись, демонстрируя отсутствие белья. Однако лицо сохраняло серьезное, прямо-таки бесстрастное выражение. Кеша чуть не поперхнулся.

— Лаайдно, я пойду! – пробормотал он.

— Да-да, Кеш, иди!

Диван в зале еще даже не убрали, он так и стоял – разложенным. Парни – Борис в распахнутом халате на голое тело, Семен в одних штанах от спортивного костюма с «пузырями» на коленях – сидели, облокотившись на подушки, потягивая красное вино из пузатых фужеров.

— Доброе утро! – поздоровался Викентий на входе.

— Да уж скорее, добрый день, - отозвался Борис. – А ты что одетый-то? Уходить собрались? Вроде вчера обговаривали, что до вечера посидим...

Он отставил фужер на прикроватную тумбочку, потянулся, закидывая ногу на ногу.

Викентий пожал плечами, уставившись на его вывалившийся бледный голый член – длинный, сантиметров под двадцать, но тонкий, не толще сосиски.

— Да я не захватил ничего, ни спортивки, ни халата. Циля не говорила...

— Там в комнате в шкафу висит еще халат, - пожал плечами Борис. – Хочешь, сходи, переоденься. Посидим еще, винца домашнего попьем, которое Сэм, - он кивнул в сторону Семена, - от предков из Молдавии привез. Наливай себе сам!

Он кивнул в сторону большой стеклянной, литров на пять бутыли.

— Как тебе Лизка? Понравилась? – лениво поинтересовался Семен. Викентий усмехнулся. Тема разговора ему не нравилась. Хотя после вчерашних «приключений»... Он налил себе вина, которое оказалось неожиданно приятным и вкусным.

— Ну? – продолжил допытываться Семен. – Что молчишь-то?

Все они были примерно одного возраста, что парни, что девчонки – 22-23 года каждому. Тем не менее, эти студиозусы вели себя так свысока, как будто были старше курсанта лет на 10. Хотя Кеша не без тайной гордости отметил, что уж что, что, а мускулатура у него была побольше, чем у этих... «конкурентов».

— Не понравилось что ли? – Семен вздохнул и повернулся к другу. – Борь, ему Лизкин минет не понравился!

— Кстати, как ты ухитрился ее трахнуть? – поинтересовался в свою очередь Борис. – Она ж минетчица. Она от этого тащится. А насчет траха - ей членом по клитору проведешь, она сразу отключается!

Парни засмеялись.

— Мы как-то ее связали, - продолжил Борис. – С ее согласия, разумеется. Привязали к кровати «звездочкой» и трахнули по очереди. Так она сразу в обморок. Думали, скорую придется вызывать. Очухалась, рассказывает «Ой, мальчики, так здорово, так здорово было! Я чуть не умерла!». Да мы сами чуть со страху не обосрались.

Парни опять заржали. Слабенькое вино неожиданно быстро ударило в голову. Хмель оказался легким, приятным. В комнате, несмотря на открытую форточку, было достаточно тепло, даже жарко.

— То-то я ей сзади вставил, она сразу на пузо легла! – поддержал беседу Кеша. – И сразу же в отключку.

Парни снова засмеялись.

— А Виктусю надо кочегарить, - заметил Семен. – Долго кочегарить. Зато потом она как бешеная кончает! Вчера после тебя нам вдвоем пришлось отдуваться. Она к нам ворвалась, а мы уже и спать собрались. А тут...

— Короче, с тебя причитается! – засмеялся Борис.

— Да ты разденься! Жарко же! – предложил он. – Хоть рубаху сними. Что стесняешься.

Викентий снял рубашку, майку, оставшись в одних брюках. «Хорошо, хоть кальсоны не одел! – подумал он. – А то совсем спарился бы!» На улице было морозно, градусов 15 ниже нуля.

— А как вам моя Циля? – наконец решился задать он вопрос.

— Цилечка-целочка! – ответил Семен. Похоже, в компании с Борисом и девчонками он считался лидером.

— Она всегда в попку любила. Целочку до брака берегла. Так ведь?

Кеша кивнул. В первую брачную ночь вся простыня оказалась в крови.

— Вот! – продолжил Семен. - У нее и в институте прозвище было – «Целочка». Зато в задницу.... Мммм.... Она от этого кайфует. А вчера мы ее в «два смычка» оприходовали. Ты ее пробовал так?

Викентий напрягся. Внезапный приступ ревности затуманил мозги. Как так?! Его Цилю.... – в «два смычка»???!!! Но приступ прошел также быстро, как и возник. Он глубоко вздохнул, ответил:

— С огурцом пробовали. Одевали на него гандон. Я в ее в попку, огурец – спереди. Нормально так получалось. Ей понравилось.

— Это с огурцом! – поморщился авторитетно Семен. – Не то! Ты с ней с другим мужиком пробовал?

Кеша отрицательно мотнул головой.

— Ну, брат, - покровительственно заявил Сэм. – Ты что? Надо, обязательно надо попробовать! Такой кайф и сам получишь, и жене достанется.

— Давай попробуем! – предложил Борис. – Времени у нас много...

Викентий пожал плечами. С одной стороны, это выглядело уж совсем развратно, с другой – этой ночью он уже столько узнал, увидел и испытал «интересного» - одним больше, одним меньше?

Дверь открылась. В комнату зашла Лиза с подносом в руках. На подносе дымились чашки с кофе. Запах пошел просто одуряющий. Девушка наклонилась, осторожно поставила поднос на тумбочку.

— Угощайтесь, мальчики! Ой!

Семен воспользовался случаем и, когда она наклонилась, запустил ей руку под халат:

— Что такое, Лизок? Тебе не нравится?

— Я чуть поднос не опрокинула! – с деланной обидой заявила она.

— А где Вика, Циля? – поинтересовался Борис.

— Сейчас придут!

Сразу после его слов в дверях показались и они: Вика с бутылкой шампанского и фужерами, Циля с полным бокалом вина в руках.

— Открой! – Вика плюхнулась на диван рядом с Семеном, протягивая ему бутылку. Циля присела рядом с мужем.

— Ты как? – поинтересовалась она, глядя ему в глаза.

— Нормально, - он улыбнулся.

— Точно?

В ответ Викентий обнял жену, прошептал в ухо:

— Всё просто отлично, солнышка моё!

— Циль! – громко заявил Борис. – Кеша хочет тебя, как мы вчера с Семеном...

Циля обернулась:

— Правда? – она опять посмотрела на мужа. – Ты, правда, хочешь ТАК?

Продолжение следует.



252

Еще секс рассказы
секс по телефонусекс по телефону