Странная семейка. 3

Странная семейка.

Часть 3

В середине октября снег уже не таял. По утрам Денис выбегал, надев только кроссовки, и хватал снег, умывал им лицо, потом грудь и затем, захватив новую порцию, мыл яйца и член. Алёна следила за этим из окна. Выходя из комнаты, она надевала халат, но сейчас стояла в полуметре от окна, чтобы её нельзя было заметить с улицы, в чем мать родила и потирая набухшие соски груди, наблюдая за сыном. А один раз он её удивил, дальше, отойдя к забору и пустив струю жёлтой мочи на свежий снег. Алёна испытала оргазм, даже не прикасаясь к своей киске, от одних только мыслей. Но, конечно, всего этого она не говорила ему. А когда Денис наклонялся за снегом, стоя к ней задом, она любовалась его попкой и думала, как это мужчинам такая огромная болтающаяся между ног штукенция, не мешает ходить и тем более бегать.

Иногда за едой Денис ронял вилку или ложку – случайно или намеренно. Алёне доставляло удовольствие терзать его видом своей письки, но не всегда вид был открытым – природа ежемесячно объявляла красные дни и тогда Алёна носила трусики. В остальном из населения дома один был голым, вторая – одетой, но в минимуме, если только не ждали гостей. Телевизор, по счастью, у соседки больше не ломался, но она могла заглянуть и просто пообщаться. Ещё заходили председатель их посёлка, пару раз заезжала коллега с работы Алёны. Денис тоже общался со своими приятелями и тут, конечно, он был одетым и предупреждал маму заранее, если они приходили, чтобы она не смутила случайно его приятелей.

На ноябрьские праздники приехала на несколько дней сестра Дениса, Наташа. Они ждали её, приготовили пирог (Денис голышом и в переднике смотрелся забавно), но время прибытия не знали, всё зависело от автобуса, который мог задержаться в дороге. Алёна отправилась в город встречать дочку, а Денис проснулся, потянулся, посмотрел на дорогу – никого нет. И решил выйти умыться снегом, как ему нравилось.

Он был на середине участка, где уже было достаточно снега, плюхнулся в него и перекатился.

— «Класс!» - подумалось ему, он посмотрел в серое небо и раскинул руки.

Вдруг послышался звук мотора – совсем рядом. Он решил, что это соседи проезжают по дороге мимо, но ошибся, раздался звук открываемых ворот. Они находились со стороны входа и Дениса, несмотря на лёгкий морозец, прошиб пот: он понял, что заскочить в дом не успевает.

— «Что делать?!» - вертелась в голове мысль. – «Если Наташка увидит меня голым... Что я скажу, как объяснюсь?»

Единственное, что можно было успеть – прыгнуть за дом и там в близлежащий сарай.

— «Да, но как потом в дом? Я же не знаю, когда она выйдет, да и даже если через чёрный ход – не наткнуться бы на неё внутри».

Алёна с Наташей вышли из машины и направились в дом. Алёна сразу поняла, что Дениса там нет. Они поднялись наверх, в комнату Наташи, и поставили сумки. В окно был виден примятый снег.

— «Надо его спасать», - поняла Алена. Она пару минут пощебетала с дочкой и предложила ей принять душ, пока чего-то приготовит. Та согласилась. Спросила только, где Денис. Алена ответила, что отправился в магазин и скоро будет.

Как только Наташа закрыла дверь и пустила воду, Алена тихо, но быстро прошла в комнату сына, взяла штаны и свитер и вышла через чёрный ход. Она понимала, что спрятаться он мог только в этой стороне – за сараем или в нем. Так и оказалось.

— Мама!

— Денис, ты б думал головой, а не головкой. Не мог потерпеть?

— Я не знал, что вы так быстро явитесь...

— Ладно, что уж теперь. Одевайся и заходи – ты пошёл в магазин, понял? Погреми калиткой и входи в дом.

— Ясно, спасибо, ты у меня золотая мама!

— Льстишь, но я рада. Все, я пошла.

Он натянул одежду и обошёл дом так, чтобы не быть видимым из окон Наташи. Затем вышел с участка и погремел калиткой, отпирая. Зашёл в дом:

— О, мама, вы уже приехали? А где Наташа?

— В душе, скоро будет, помогай накрывать на стол.

Они сидели и беседовали, та рассказывала про учёбу и подруг. Потом все отправились гулять, пошвырялись снежками и вернулись домой, пообедали и отдыхали. Вечером все посмотрели кино, сидя на том диване в холле, за которым когда-то прятался Денис при визите соседки. Ему вспомнилось это и член стал наливаться кровью. Хорошо, что было уже темно и сидящая рядом сестра стоящего члена не заметила.

После Денис отправился спать, сходил в душ, а обратно решил проскочить по привычке, не одеваясь. Что дверь в комнату Наташи открыта, он заметил только, проходя мимо неё, менять планы было поздно, он лишь ускорил шаг. Но взор быстрее и сестра удивилась его виду. Он уже был в своей комнате, когда в дверь постучали.

Денис нырнул под одеяло и сказал: «Да!»

Вошла Наташа. Она посмотрела на него и спросила:

— Денис... Я тут увидела... Почему ты ходишь голым?

Тот смутился:

— Ну... прости, я по привычке. Тут же два шага, а никого нет.

— То есть ты давно так ходишь?

— Да.

— А мама знает?

Он смутился, не зная, как ответить. Если нет – это ложь, если да – она пойдёт спрашивать дальше и как отреагирует? Не будет ли скандала с родителями, не сообщит ли она отцу?..

— Когда я тут прохожу, я её не видел, - ответил он. И это было правдой.

Помня, что лучшая защита – это нападение, он спросил её:

— А вы там в общежитии так не ходите? Вроде у тебя 3 соседки в комнате?

Пришла очередь смущаться Наташе:

— Ну да... Бывает. Но мы же девушки и меж собой, да только в комнате.

— Так тебя уже 2 месяца нет, я тебя не смог бы смутить.

— Быстро ты меня забыл!

— Ничего подобного! Ты моя лучшая сестра! Иди сюда, я тебя обниму!

Она подошла и присела на постель, Денис её обнял, как в детстве. Одеяло сдвинулось и стало видно бедро и бок попы. Наташа застыла. Они играли в доктора в далёком прошлом и как сейчас выглядят тела друг друга, не знали. Она почему-то не обращала внимания на то, что брат вырос, считала его маленьким, младшим. Ведь разница в четыре года в детстве очень ощутима. Денис же поглядывал на её грудь, после таких взаимоотношений с мамой, при любой возможности и с большим любопытством и интересом, не то что были когда то в детстве.

Денис почувствовал её напряжение и отстранился:

— Прости! Я что-то не так сделал?

— Нет... все хорошо...

— Да?

— Угу... - он заметил опущенный взгляд сестры, проследил и прикрылся:

— Извини... я не успел... после того, как ты постучала.

— Не знаю... меня как-то это волнует. Давно тебя не видела.

— Ага, - рассмеялся он, - с 28 августа, как уехала.

— Да ну тебя, - ответила она.

— Шучу, конечно. Но тоже...

— Что тоже?

— Думаю, как вы там ходите...

— Перестань!

— Не могу, я уже вырос...

— Ты о чем-то другом думать можешь? Об учёбе?

— Могу... Но сложно.

— И что же?

— Что «что же»?

— Что ты делаешь, чтобы думать об уроках и помощи маме?

— Ну... Несколько не тот вопрос, чтобы тебе знать.

— Я старше и могу знать.

— И?

— Да что я, не понимаю? Ты себя... удовлетворяешь, - тихо сказала она, смотря в сторону.

— М-м... Да, приходится... - смущённо ответил брат.

— А когда-то мы в доктора играли...

— Было дело, это сколько нам было?

— Лет 7-8, вроде бы.

— Сейчас бы поиграть снова – сказал Денис.

— Ты что, с ума сошёл!

— Ну уж и спросить нельзя...

— Мы выросли и это неправильно... Детские игры.

— Прям тебе не хочется?

— Мало ли что мне хочется. Нет.

— Ну прости, не сердись! – он снова её обнял и при этом погладил по спине. Рука нащупала застёжку лифчика. – Тогда спать?

— Ага. Спокойной ночи.

— И тебе спокойной ночи, малыши!

— Ах ты безобразник! – погрозила она ему пальцем. – Спи! Сам малыш.

Они разошлись по комнатам, но никто не спал, конечно. Денис думал о Наташе, пытался представить, как она снимает лифчик, какие у неё груди, выбрита ли киска, как у мамы или нет. «Можно ли маму потом спросить? Хотелось бы, но не ответит же. И может рассердиться», - он решил не задавать этот вопрос.

А Наташа тоже лежала и думала, что брат вырос. Любопытно бы увидеть его член. Тогда была маленькая пипка, а сейчас? Могла ли она знать, что от той пипки не осталось и следа, а на её месте стоял в основном огромный 28-сантиметровый член, который даже сложно было иногда обхватить пальцами, чтобы узнать его толщину. Но ей спросить было некого: мама не знает, а отец в отъезде, да и не поймёт интереса. В общаге они действительно не очень стеснялись наготы в комнате – все ведь девочки. В душ на этаже ходили в основном или одетые (туда), или в полотенце либо халате назад. Некоторые, кто посмелее, иногда назад шли голышом – это крыло было женским. Но напротив-то мужское, а при свете в коридоре могут увидеть. Даже наверняка за ними шпионили с биноклями или телефонами. Иные сами прижимались к стеклу и двигали торсом, делали танцевальные движения – с расстояния же безопасно. Но неужели их не смущала слава? Так что Наташа голой была на осмотре при поступлении (и стеснялась очень), иногда в комнате и в душе. А спала в длинной футболке.

* * *

Несколько дней праздников пробежали быстро, и Наташа отправилась учиться дальше. Алёна с Денисом вернулись к обычному распорядку, вели хозяйство. По утрам Денис брал лопату и прочищал дорожку к калитке – получалась физзарядка. Потом отправлялся в школу, а Алёна на работу. Иногда они выходили вместе, и она его подвозила, он чмокал её в щёчку и отправлялся через переход в школу, а она ехала в город. Нудил он в основном во второй половине дня – утром было некогда, светало поздно и хотелось спать, вставал он позже. Матери приходилось его будить, она приходила и трясла за плечо, а потом откидывала одеяло и, пока Денис продирал глаза, любовалась его членом, когда вялым, а когда и стоящим – смотря что снилось.

А вот придя домой, он тут же скидывал все и делал часовой перерыв от занятий – гулял по дому, участку, выполнял работу, что оставляла мама: убрать, подмести, приготовить, постирать, поменять лампочку и т.д. Сейчас он уже не боялся звука открываемого замка и свободно ходил с болтающимся членом перед мамой, обнимал её при приходе, упираясь им в ноги Алёны. А она весело смеялась. Затем шла переодеваться – он пробовал подглядывать, но она плотно закрывала дверь и просила не смотреть. Так что ему оставалось лишь представлять, как она снимает с себя все, а потом выбирает халат на вечер. Они менялись тоже. Член его стоял, так что он, чтобы не смущать маму, шёл в ванную или туалет, когда она отправлялась переодеваться, но надеялся когда-то этот процесс увидеть.

После обеда он шёл в свою комнату и занимался. Подчас были вопросы по урокам, и он приходил к ней на кухню или в спальню спросить непонятное. При этом бывало, что ему удавалось увидеть её белье, ещё не убранное в шкаф. Это почему-то волновало больше, чем когда-то то же самое белье он видел при стирке.

Иногда вечером они смотрели кино, сидя рядом на диване, и он касался ногой или рукой её ноги. Понятно, что старался скрыть возбуждение, но не всегда удавалось. Но мама ничего не говорила, и вообще делала вид что она совсем равнодушна к его наготе. Что творилось в её душе знала только она.

А бывали случаи, когда они случайно сталкивались и его член задевал руку, ногу, попу Алёны. Они смущались и извинялись друг перед другом и расходились в разные стороны.

* * *

Эти выходные прошли в дружной семейной обстановке, было непривычно шумно и в то же время это было как-то оживлённо и поднимало настроение. Алёна скучала по Наташе, пока та была на учёбе, и, вернувшись, она задавала такой позитивный настрой, что жизнь, которую вели Алёна с Денисом, резко изменилась в лучшую сторону. (Хотя яркость этой жизни увеличилась с тех пор, как Денис стал ходить голым и перестал скрываться от матери). Наташа вспоминала, как они ходили в лес, гуляли и вместе обедали, завтракали, а вечером сидели в холле на диване и разговаривали.

Но вот сестра вернулась в город и жизнь вернулась в обычное русло.

Освободившись от уроков и домашних дел, Денис садился за свой компьютер и общался с виртуальными и реальными друзьями.

Разумеется, они обсуждали и секс, женщин выдуманных и реальных одноклассниц. Читая сообщения от друзей и знакомых, Денис быстро возбудился. А когда нашёл новый рассказ про прогулки эксгибициониста, вообще чуть не кончил, но смог сдержаться и выглянул из своей комнаты, приоткрыв дверь. Время было уже позднее, на улице смеркалось рано и в окнах у соседей горел свет. Мама тоже была в своей комнате и чем-то там занималась, так что Денис решил немного пошалить перед сном, чего не делал эти долгие дни. Оставив свет в комнате включённым и создав таким образом видимость, что он у себя и занят делами, Денис в одних носках, голышом вышел в коридор и спустился по лестнице в холл. Было тихо, на улице редко пролетали снежинки, но тут же таяли. Решив, что достаточно тепло, Денис решил немного прогуляться перед сном. Надев свои ботинки, он голышом вышел во двор. Дверь предательски скрипнула, но он не придал этому значения. Зато скрип услышала мать и выглянула в окно.

— М да, решил погулять, – как-то загадочно произнесла она почти вслух и тут же в её голове забегали такие озорства, что она не удержалась и, чуть понаблюдав за сыном, решила его немного разыграть.

Как только Денис подошёл к калитке и выглянул на улицу, Алёна спустилась вниз на первый этаж и, включив на кухне свет, стала что-то делать, создавая вид, что занялась делами. Потом она выключила свет и, закрыв входную дверь, поднялась к себе и тоже выключила свет, как будто она легла спать и дав таким образом полную свободу в выборе, что делать сыну. А сама, встав напротив окна, стала наблюдать за ним. Возбуждение нарастало, и рука сама у Алёны потянулась к уже мокрой промежности.

Денис посмотрел на дом и, поняв, что мама легла спать и не будет его звать, решил погулять чуть подольше и не только во дворе, но и выбраться за его пределы.

— Куда он собрался? – рассуждала Алёна вслух, непроизвольн

о поглаживая рукой между бёдер по влажной киске и проникая пальчиками между половых губ. Это её сильно возбуждало и когда она увидела, что её сын, открыв калитку, вышел на улицу и приседая перебежал через дорогу и скрылся в небольших сосёнках, росших по обочине, испытала сильнейший оргазм, отчего застонала и рухнула на свою кровать. Её тело содрогалось ещё несколько минут, а сама Алёна ласкала свою киску и теребила клитор, продолжая доводить себя до безумия. Такого с ней не происходило уже много лет, и она не отдавала себе отчёта тому, что она творит и что с ей происходит. Обессиленная, она провалилась в сладкий сон или просто потеряла сознание, раскинув руки в разные стороны. Она была просто счастлива в этот момент и не думала больше ни о чём и ни о ком и совсем забыла про Дениса, и про то, что он был голышом на улице.

Тем временем, пробежав по лесной дороге несколько сотен метров и удалившись далеко от дома, Денис дважды кончил, поливая спермой близлежащие сосёнки и стволы деревьев, но по-прежнему не мог успокоиться и уменьшить своё возбуждение и свой член, который бездействовал целых два дня. Было так необычно находиться в лесу и темноте без одежды!

На обратном пути Денис заметил, что у соседей уже не горел свет и в его доме было тоже темно, за исключением слабо пробивающегося пучка света в его комнате. Он понял, что его мама уже давно спит. Он даже не знал, сколько прошло времени, потому что часы или телефон с собой не брал. Перебежав улицу, он забежал во двор и, подойдя к входной двери, дёрнул за ручку. Дверь не открывалась. Он снова дёрнул, но уже посильнее и снова дверь не поддалась.

— «Неужели мама закрылась и легла спать? – подумал он. - А как же я теперь?» – уже немного испугавшись, стал рассуждать Денис.

Обойдя дом, он попытался открыть заднюю дверь, но и она тоже была заперта изнутри.

Алёна спала с открытой форточкой, ей было после того, что с ней произошло, даже жарко. Но всё равно в преддверии зимы холод медленно проникал в дом, и спящая обнажённой на кровати Алёна, стала замерзать. От этого она и пришла в себя, проснулась и услышала скрип снега возле дома и жутко испугалась. Выглянув в коридор, она увидела, что у сына в комнате горит свет. Совсем забыв, что сын ушёл гулять, немного успокоилась.

— «Дениска дома, кто может там ходить?» – это не давало ей покоя и она, накинув халат, подошла к окну.

Звуки с улицы то приближались к входу в дом, то снова удалялись, и Алёна решила позвать Дениса. Войдя в его комнату, она была в шоке. Кровать была пустой, а его нигде не было, и тут она вспомнила:

— «Я же сама закрыла дверь чтобы разыграть его - и забыла. Вот дура, он поди там замёрз, а я тут рассуждаю».

Алёна бегом спустилась вниз, включила свет и вскоре услышала тихий стук в дверь.

— Кто там? – спросила она.

— Мам. Это я, Денис. Открой.

Алёна потянула защёлку и открыла дверь. Денис вошёл в коридор. По его виду было не видно, что он замёрз, а его огромный член, покачиваясь, торчал вперёд, словно стрелка компаса, указывающая путь, куда идти. На часах была половина двенадцатого ночи.

— Ты где был? – спросила Алёна.

— Ходил погулять перед сном, – ответил Денис.

— Вот так? – удивилась Алёна.

— Тепло ведь, – смутившись, ответил сын.

— А что меня не предупредил?

— Подумал, что ты спишь, – ответил он.

— А если бы я спала крепче и не услышала бы скрип возле дома? Хорошо, что форточку не закрыла, а то так бы и бродил до утра, – уже веселее с усмешкой произнесла она эту фразу.

— Ладно, иди грейся и спать, я пошла к себе, а то мне рано утром на работу.

Она слегка, когда поворачивалась чтобы идти к себе, коснулась рукой его члена и сказала:

— Холодный, не отморозил хоть?!

— Нет, всё нормально, даже жарко было – ответил Денис.

Алёна развернулась и, поднявшись по лестнице в спальню, скрылась за дверью. Погас свет, но она ещё долго не могла уснуть, представляя всё то, что мог пережить Денис, бегая вокруг дома голым и имея возможности попасть внутрь. Она снова стала возбуждаться, и переключившись на работу и завтрашний день, чтобы себя на распалять на бессонницу, после чего просто уснула.

А Денис вернулся в свою комнату и забрался под одеяло. Это маме он сказал, что тепло, но на деле замёрз. Полежал так несколько минут, снова переживая момент, когда мама коснулась его члена.

— «Я был полностью голый! При матери! И она теперь знает, что мне нравится бегать голым за пределами дома. Стыдно и возбуждающе», - мелькали мысли у него.

— «Да, она видела меня в детстве, но сейчас у меня такой член, и обросший волосами. Кстати, а мама бреется? Не рассмотреть. Ох, посмотреть бы на неё!.. А не сбрить ли мне волосы?»

Он встал, нашёл ножницы и, стоя и раздвинув ноги, осторожно состриг ими волосы на лобке, вокруг члена и яиц, ануса. На полу образовалась кучка черных волос. Денис собрал их на лист бумаги и вышел в коридор. Тихо спустился по лестнице, прошёл на кухню и выкинул листок с волосами в ведро. Ощущения ему понравились – он уже сколько-то привык ходить голым, но сейчас дуновения воздуха обдували иначе.

* * *

Утро прошло так же, как и ранее – Алёна поднялась, вспомнила события прошлого вечера, но решила отложить мысли на потом. Разбудила Дениса и собралась на работу, ей надо было раньше. Так что Денис завтракал в одиночестве. Ему пришла в голову мысль заглянуть к маме в спальню. Он вошёл, осмотрелся, откинул одеяло, лёг туда и обнаружил, что простыня в одном месте мокрая.

— «Она тоже кончила», - понял он. От этой мысли у него встало, и он кончил, представляя, как это было на самом деле.

Взгляд упал на часы, стоящие на трюмо. Денис подскочил и закрыл постель одеялом, побежал одеваться, чтобы не опоздать в школу. Только на уроке он понял, что даже бумажкой не протёр выпущенную сперму.

— «Заметит это мама или нет? Может, высохнет и не заметит?» - гадал он.

Мама не просто так уехала раньше, она и вернулась тоже раньше. Вошла в комнату, потянулась, размяла шею и скинула одежду.

— «Я становлюсь похожей на сына», - подумала она. - «Тоже скоро стану ходить голой», - Алёна улыбнулась. Но пока она все же накинула халат, однако не стала его завязывать – все равно Денис ещё на занятиях.

Какой-то слабый запах смущал её. Откинув одеяло, она заметила пятно.

— «Ну несносный!» - возмутилась Алёна. - «Дрочит в моей постели! Что он себе позволяет?!»

Она решила его проучить.

Когда Денис открыл дверь, Алёна позвала его:

— Сын, зайди.

— Сейчас, скину рюкзак и форму.

— Нет, иди сюда сразу! – крикнула она.

Денис зашёл и обомлел: мать стояла, уперев руки в бока, её халат был завязан на поясе, но низко, частично открывая грудь.

— Так, дорогой, что это такое? – спросила мама, указав рукой на постель, при этом её сиськи под тканью колыхнулись.

Он молчал, и она снова сказала:

— Отвечай! – и нахмурила брови.

Денис еле вымолвил:

— Это... прости... я не... хотел...

— Что ты не хотел? Я и так позволила тебе ходить голым, а ты... Ты пришёл и кончил в мою постель! Это мерзко!

— Я...прости, я виноват... не смог... удержаться... - он смотрел в пол, изредка взмахивая глазами, даже в таком состоянии не в силах удержаться, чтобы не посмотреть на неё – наполовину открытые и качающиеся сиськи его очень возбуждали.

— Почему ты вообще тут оказался?

— Ну... я... мимо шёл.

— Он тут мимо проходил и по пути нагадил! Я возмущена!

— Мама... извини... я больше... не буду.

— Так что было?

— Утром... ты уехала, а я... шёл по коридору одеваться, в школу надо... И зашёл посмотреть... А тут...

— Что тут? Яснее.

— Под одеялом... было мокро,. . . и я не удержался...

Она смутилась, поняв, что он застал следы её ночной мастурбации.

— Ты стоял? Или лёг?

Поняв, что мать не знает, он решил не признаваться:

— Стоял...

— Все равно это... это неприемлемо! Ты будешь наказан.

— Как?.. – он поднял глаза на неё.

— Ты будешь одетым неделю. И смотри мне, попробуй только нагадь где-нибудь ещё – я буду проверять всё и твои трусы в том числе. Замечу, выпорю – произнесла она и уже пошла на кухню. Как вдруг увидела.

От мысли, что мать будет проверять его трусы, залезать в них и вынимать член, чтобы поглядеть, Денис застонал и кончил прямо сейчас.

— Ну вот, один раз ты уже заработал! Спусти штаны! – приказала мать.

Он подчинился.

— Трусы тоже! – Денис снова послушался и спустил их, от члена тянулась белая нить, сами трусы были мокрые.

Увидев лысый член и отсутствие волос на яйцах и лобке, а также вокруг в области его гениталий, Алёна сильно удивилась и, открыв рот, некоторое время смотрела молча, не зная, что сказать. Спустя минуту нашла в себе силы и произнесла:

— Ты зачем сбрил все волосы?

Денис растерялся, он не знал, что мама так отреагирует на эту его выходку и не знал, что ответить. Потом подумал и сказал:

— Хотел быть более голым, чем был раньше.

— Да уж, теперь ты совсем голый, – произнесла Алёна и рассмеялась

Это было так необычно и смешно для неё, что она совсем забыла, что хотела наказать сына. Положив на тумбочку взятый пояс, она подошла к сыну и сказала:

— Иди умойся, горе ты моё луковое! – и после того, как он выполнил её просьбу, болтая толстой колбаской между ног, она добавила:

— Ладно, не буду я тебя наказывать, но это будет моё последнее предупреждение, а там уж не обессудь. Иди к себе, переодевайся, трусы в стирку, член побрить, чтобы щетина не торчала, и помыть. И помни, я буду проверять твою гигиену, коль ты решил брить свои яйца и член. Все! Выполняй – и она отослала его.

Денис отправился в ванную комнату и, взяв станок, намылил всю промежность и тщательно побрил всё вокруг члена и яичек, а также лобок аж до самого пупка - выше волосы у него ещё не росли. Смыв всё тёплой водой, он провёл по животу рукой и спустился ниже, проводя по гладкому члену и яйцам, ощущения которых в руке стали куда приятнее, чем ранее с волосами. Он не успел даже несколько раз погладить всё и понять все прелести нового ощущения, как стал непроизвольно кончать и обрызгал стену и края ванны. Это было такое приятное ощущение, что Денис ещё какое-то время стоял, слегка подёргивая свой член и только потом, придя в себя, взял тряпку и стал замывать следы. После этого Денис открыл ванную комнату и вышел в холл. Мама была на кухне и что-то готовила.

— Ну что, привёл себя в порядок? – спросила она.

— Угу, – ответил кратко сын и только хотел прошмыгнуть к себе в комнату, как Алёна повернулась и произнесла:

— Теперь совсем другое дело. Помоги мне, вынеси мусор из ведра.

Денис зашёл на кухню и взяв полное ведро с мусором вышел на улицу. Уже смеркалось и поблизости никого не было видно. Он подошёл к калитке и осмотрелся по сторонам. Баки с мусором стояли в десяти метрах от их калитки на противоположной стороне улицы. Алёна наблюдала за ним, а сама аж дрожала от возбуждения и думала:

— «Решится ли он дойти до баков или оставит пакет возле калитки?»

Вот показались огни и мимо проехала машина. Денис присел, чтобы его было не видно из-за забора и выждал минуту. Встав, он снова огляделся и, убедившись, что кругом тихо и никого нет, открыл калитку, перебежал через дорогу, остановился у мусорных баков и поднял крышку, закинул пакет. Денис уже собирался бежать назад, как вдруг что-то его напугало. Он быстро присел и спрятался за баки. Алёна тоже насторожилась и пристально смотрела в окно. Вот со стороны соседнего дома к бакам подошла женщина и вытряхнула из ведра мусор, а потом подняла голубой пакет и тоже бросила его в бак. Взяв ведро, она развернулась, и медленно пошла обратно, даже не заметив Дениса.

— «Вот паршивец, чуть не попался. Было бы сплетен в посёлке», – ругнулась про себя Алёна.

Денис тоже сильно перепугался и, как только женщина отошла на приличное расстояние и пока никто новый не появился, стремглав кинулся к своей калитке. Влетев пулей во двор, он быстро запер калитку и вернулся в дом.

— Мог бы и одеться. А если бы попался? – ворчала мама Алёна на сына, глядя на его торчащий от возбуждения совершенно лысый член, покачивающийся при каждом вздохе.

— Ну ведь не попался же? – оправдывался Денис.

— Повезло, а если бы попался, то я вышла бы и помогла бы всыпать тебе вместе с той женщиной. Ладно, мой руки и ужинать – скомандовала Алёна и, повернувшись, ушла на кухню. Стол был уже накрыт и от тарелок поднимался вверх горячий пар.

— Давай скорее, а то остынет, – позвала ещё раз Алёна своего оболтуса и села за стол ужинать.

После ужина они разошлись по своим комнатам и вскоре легли спать. Денис ещё долго вспоминал тот случай с мусором и каждый раз возбуждался, предвидя другое развитие событий.

* * *

Но в качестве наказания Денису пришлось провести одетым целую неделю. Мать часто ходила в не застёгнутом до конца халате, приоткрывая часть груди или бедра. Была она и в коротких юбках, просвечивающих блузках. Все, чтобы его возбуждать. Денису было очень трудно сдерживать себя – член стоял, он еле подавлял желания кончить. Несколько раз он прокалывался и мать сдержав своё слово, приводила наказание и порола его поясом по голой заднице, приговаривая:

— Похотливая колбаса, мы её научим быть спокойной.

Дрочить приходилось в душе или в школе в туалете, но это было неудобно и опасно – не услышали бы.

Мать проверяла его трусы утром при побудке и несколько раз за вечер. Подходила и говорила встать, спустить штаны и трусы. Член стоял, не в силах быть спокойным при виде едва одетой матери – а Алёна умела быть сексуальной, двигаться так, чтобы возбуждать.

Ей и самой понравилось быть голышом, но она пока не хотела показываться сыну и делала это рано утром, пока он спал – удобнее садиться на горшок. Или пока его не было дома. Единственные неудобства – это критические дни и окна – она не хотела, чтобы их соседи или ещё кто её увидел. И, конечно, она не гуляла во дворе и в лесу – было холодно, а она была не готова к таким резким переменам.



17

Еще секс рассказы