покупка рекламы www.pornokokoko.com
ТОП ПОРНО САЙТОВ
seawap.ru - Топ рейтинг сайтов
Рейтинг порно сайтов
порно мобик скачать узбек порно
секс по телефону
Частные порно фото девушек
БЕСПЛАТНЫЙ САЙТ ЗНАКОМСТВ

Старое доброе время

История эта случилась летом 1983 года. Перед летними каникулами я успел вступить в комсомол.

Семья наша жила в деревне под самым городом. Поэтому считались мы вроде как деревенскими, но ходили в городскую школу. И родители работали в городе на заводе. Из плюсов такой жизни были река под боком, лес, свой достаточно большой добротно построенный кирпичный дом. Из минусов – 30 соток огорода (из них 15 соток, засаженных картошкой), где приходилось вкалывать в борьбе за урожай с весны до осени, только летний водопровод (зимой за водой приходилось ходить с ведрами за 100 с лишним метров к колонке) да печь-«голландка», к которой летом рубили дрова да запасали уголь. Вот такая деревенская жизнь!

Дом наш был разделен на две половины. В одной жили бабка с дедом. В другой – я с младшим братом и родители. Летом к бабке на отдых приезжали родственники. В основном, из Москвы. Бабка была москвичкой, прежде чем в свое время вышла замуж за деда.

В то время и родители, и бабка с дедом работали. Поэтому летом мы практически каждый день оставались с братом предоставленными сами себе.

И на этот раз в самом начале лета к бабке из Москвы приехала ее племянница (получается, моя двоюродная тетя) Наталья с дочерью (троюродная сестра мне) Златой. Тетя Наташа была стройной статной брюнеткой лет около 35. Впрочем, как женщину, я ее на тот момент не воспринимал. Мне она казалась слишком старой. А вот моя троюродная сестренка Злата на год старше меня сразу вызвала определенный «мужской» интерес.

Сразу после приезда Злата окунулась с головой в нашу деревенскую жизнь: почти каждый бегала со мной и моими друзьями на пруд купаться, вечером – удить рыбу или жечь за огородом костер и печь картошку.

Уходя на работу, родители поручали мне выполнить определенный объем работ (вроде того, что перетащить и сложить дрова, прополоть грядки и т.п.).

Как-то я ковырялся в саду с тяпкой, разрыхляя клубнику. Подошла Злата, как всегда одетая в штаны от спортивного костюма и белую футболку:

— Что делаешь?

Фигурка у нее была классная. Папаша служил командиром части где-то в Подмосковье. Тетя Наташа не работала. Постоянно ходила в бассейн. А сама Злата занималась то ли фигурным катанием, то ли тоже плаванием.

Я посмотрел на нее и вздохнул:

— Занимаюсь непосильным трудом на благо отдельно взятой семьи...

— Какие планы? – Злата не отставала. А мотыжить мне было еще достаточно.

— Еще часок побычу и на пруд можно будет сходить.

— Мне бабушка сказала, что на чердаке в сарае патефон есть с пластинками. Поможешь найти?

Патефон действительно был. Здоровый, обитый бархатом ящик с диском, заводной ручкой.

— Помогу! – мне самому стало интересно. Я бросил мотыгу на грядку:

— Пошли!

Сарай стоял в глубине сада, окруженный яблонями. Мы зашли внутрь. На чердак вела старая деревянная лестница. Злата полезла первой. Я посмотрел на ее задницу и мысленно еще раз вздохнул.

Нет, определенные знания о женщинах и сексе у меня были. Порнографические фотокарточки с трудом, но достать было можно. А в самом раннем детстве, где-то в классе первом или втором, с соседской девчонкой, учившейся в параллельном классе, я даже играл в доктора, рассматривая друг у друга письки. Правда, продолжалось это недолго, пока нас не «засекла» ее мать. Удивительно, но нам даже не влетело. Взрослые только посмеялись над нами.

И дрочить я уже с полгода как научился. Дрочил каждый день на мутные фотокарточки, которые прятал на этом же чердаке сарая. Но вот вживую письку взрослой девушки или женщины видеть не доводилось. А задница у Златки была.... Хорошая. Небольшая, но круглая, крепкая...

Патефон, кстати, нашелся сразу. Еще бы! Я ж каждый день сюда лазил. Знал, где что лежит. Мы сели рядом с ящиком. Я щелкнул замком.

Златка повернулась ко мне. Лифчик она не носила. Я снова вздохнул. Она заметила, улыбнулась. И неожиданно щелкнула мне по носу. Я отпрянул:

— Ты чего?

— Нравится? – она повела плечами. Я не ответил. Она засмеялась. Видимо, ей нравилось мое смущение.

— У тебя девушка есть?

Я пожал плечами. Девушки у меня не было. На дискотеку я ходил. И довольно часто. Каждую субботу в местный клуб. Танцевал «медляки». Но вот этими танцами все и кончалось.

— Что и не целовался ни с кем?

Я покрутил головой и, словно ныряя в омут, выпалил:

— А ты? Целовалась с кем?

Она кивнула и добавила:

— И не только...

— А что? – мои уши горели. Злата подвинулась ко мне вплотную. Я покраснел, наверное, хлеще спелого помидора. Она вдруг погладила меня по бедру. Меня словно ударило током. По телу пробежало стадо мурашек. Сначала в одну сторону, потом в другую. Я даже чуть не закрыл глаза от внезапного удовольствия.

— Покажи свой... - Злата замялась. – Член... Я тебе тоже...

Она вдруг стала тяжело дышать. Да и у меня тоже не только горели уши.

— Хочешь потрогать? – она взяла мою руку и положила себе на грудь. Блин! Какая же у нее она упругая! Я невольно, почти на автомате сжал ладонь. Злата вскрикнула.

— Больно! Потише. Ласковей! Ну же!

— Что? - не понял я.

— Покажи! – Злата провела у меня по паху. – Ну!

Я рывком стянул трико. Член вздыбился свечкой. Злата легонько коснулась его рукой.

— Теперь ты!

Девушка привстала, спустила треники вместе с трусиками. Беенькими узенькими трусиками.... Перед моим лицом оказался заветный треугольничек, покрытый реденькими черными волосиками. Я было протянул руку, но Злата отстранила ее:

— Какой ты быстрый! Сначала дай свой потрогать!

Она обхватила член ладошкой. Аккуратно двинула кожу вверх-вниз.

— Так мальчики дрочат?

Я молча кивнул, не в силах что-то сказать. Казалось, что это сказка какая-то. Какой-то сон. И так не хотелось просыпаться!

Злата взяла мои яички в другую ладошку.

— Какие они у тебя гладенькие....

Чуть сжала, ласково, не больно. Я протянул к ней руки, ухватил через футболку за грудь.

— Подожди! – она рывком стянула ее. – Только аккуратней.

Грудь оказалась не очень большой, с маленькими коричневыми сосочками. Я, едва касаясь, погладил один, другой. Соски напряглись, словно подросли. Злата слегка застонала, начала двигать рукой энергичней. Потом вдруг нагнулась и поцеловала мой член в обнаженную головку. Я буквально взвыл от удовольствия.

— Что это вы тут вытворяете?! – внезапно, словно гром среди ясного неба, раздался негодующий голос тети Наташи. Мы, увлеченные друг другом, не услышали, как она вошла в сарай и поднялась на чердак.

— Мама??? – испуганно вскрикнула Злата, хватая одежду. Девушка лихорадочно напялила на себя футболку, треники.

Я тоже натянул трико.

— Быстро оба в дом! – скомандовала тетя Наташа. – Немедленно!

— Родители дома? – спросила она уже у меня.

— На работе, - тихо ответил я. – Вечером придут...

— Быстро в дом! – еще раз скомандовала тетя Наташа. – Сейчас я с вами разберусь!...

Тетя Наташа затащила меня в зал, затолкала Злату в другую комнату.

— Марш в угол! – скомандовала она мне. – На колени становись, негодник! Мордой в угол, я сказала!

Я послушно опустился на колени в угол, слегка повернул голову посмотреть, что там с сестренкой. Несмотря на захлопнутую дверь все, что происходило в комнате было прекрасно слышно.

— Ложись на кровать, зараза! – это кричала тётка. – На спину ложись!

— Мамочка! Мама! Я больше не буду... - плакала навзрыд Злата.

— Снимай штаны, дура! Снимай, я сказала!

— Мамочка!...

— Ноги раздвинь свои!

«Зачем она так? - удивился я. – Зачем она письку у своей дочери разглядывает?»

Я тогда в силу своего возраста совсем не догадывался, что тетя Наташа решила проверить наличие девственности у дочки.

— Мама!!!! – раздался вопль Златы и хлесткий звук удара – как от пощечины.

«По заднице рукой зарядила!» - догадался я. И снова плач сестренки...

Тетя Наташа вышла из комнаты, плюхнулась в кресло.

— Эх, сигарету бы! – произнесла она. – С вами хрен бросишь курить... Ну-ка, иди сюда!

Я подошел.

— Снимай штаны! – скомандовала тетя Наташа. – Живо!

Она с размаху выдала мне такую затрещину, что я чуть не прикусил язык. После этого штаны соскочили как-то даже сами собой.

И тут меня ждал чудовищный конфуз. Выпрыгнув на волю, то ли от переживаний, то ли от приятных воспоминаний член взмыл свечой. Кресло было глубоким, и получилось так, что член оказался прям на уровне ее лица. Она подвинулась ближе, потом, брезгливо сморщив носик, сказала:

— Ну-ка влево поверни! Вправо! Вниз, вверх...

Ну, вверх поворачивать его было совсем не надо. Член стоял как свечка. Тем более прямо перед подо мной был прекрасный вид на ее обширное декольте халата. Достаточно полные груди, сжатые тесноватым белым кружевным лифчиком навевали такие фантазии, что член чуть ли не «дымился», прямо таки требуя немедленной разрядки.

— Покажи головку!

Я, весь красный от смущения, ослушаться не посмел.

— Так во сколько, говоришь, родители приходят? – ее голос показался мне уже совсем не злым. С некоторым удивлением я даже отметил, что брезгливое выражение лица сменилось некоторым любопытством.

— Отец – в семь, мать в шесть, - ответил я.

— Ладно! Марш в угол, - скомандовала она и добавила, впрочем, уже совсем беззлобно. – На колени вставай, засранец!

Я вздохнул и снова встал в угол. Тетя Наташа (я следил за ней краем глаза) поднялась, вышла из зала, предварительно защелкнув замок на двери комнаты, где сидела Злата. Хлопнула входная дверь. Я вскочил, как был без штанов, таким и бросился к златкиной двери.

— Злат! Вали все на меня! – сказал я. – Типа, я тебя на чердак заманил, уговорил....

— Да уж! – сквозь плач донесся ее голос. – А хуй ты тоже сам у себя сосал? И целку мне ты тоже порвал?

От этих слов на меня снова накатило возбуждение:

— Злат, фиг с ним, вали все на меня! Ну, выпорят меня лишний раз...

Злата опять зарыдала:

— Отец узнает, он меня убьет!

Почему-то я не сомневался в ее словах. Отец у Златы действительно был человеком суровым, полковником. Именно такой, по моему мнению, должен быть настоящий военный. Заскрипела входная дверь. Я снова кинулся в угол. Пришла тетя Наташа. Я повернулся к ней. В руках она держала длинный гибкий ивовый прут. Уселась в кресло.

— Ну и что с тобой прикажешь делать? – беззлобно поинтересовалась она.

— Тетя Наташа, это я во всем виноват, - заявил я. – Я Злату на чердак заманил патефон искать...

— Так ты, получается, насильник? – усмехнулась тетка. – Так, получается, по тебе тюрьма плачет? А ты знаешь, что в тюрьме с насильниками делают?

Мне стало страшновато.

— Интересно, что твой отец на это скажет?

— Теть Наташ, не говорите никому, - попросил я. – Ну накажите меня сами. Выпорите меня. Только не надо говорить никому. Я больше не буду... - уже совсем по-детски заканючил я.

Канючить было стыдно, но выхода другого я не видел. Тетя Наташа усмехнулась.

— Не говорить никому? – задумчиво произнесла она.

— Ну-ка, ложись быстро! – скомандовала она мне. – Жопой кверху!

Я лег на диван. Ивовый прут свистнул и обрушился мне на задницу. Как же стало больно! Представляете, как хлещет ивовый прут?.. Это было ужасно. В тот момент я пожалел обо всем: и о приезде этих родственников, и о патефоне, и о.. . обо всем, в общем.

К моему счастью процедура заняла меньше минуты.

— Поднимайся, насильник! – насмешливо сказала тетя Наташа. – Штаны одевай!

— Значит так, - заключила она. – Если не хочешь, чтобы я сообщила об этом твоим родителям, завтра утром, часов в десять, придешь сюда. Я тебя отрабатывать намерена заставить: полы помыть, порядок навести дома у бабушки... Понял?

Я согласно кивнул. Жопа горела. Почесываясь, я пошел допалывать грядки.

В саду встретил братишку.

— Чего это она тебя за ухо таскала? – поинтересовался он.

— Да мы в карты играли со Златкой, - соврал я. – На деньги. По копеечке...

Наталья Петровна

Наталья не находила себе места. Она была очень темпераментной женщиной – в отличие от своего мужа. Обнаружив свою голую дочь, сосущую член у дальнего, но все же родственника, она сначала психанула, решила было собрать вещи и уехать отсюда вместе с дочерью. Но потом... Когда она сначала обнаружила, что ее дочь не девственница, причем, очевидно уже давно, когда увидела возбужденный молодой крепкий юношеский член, ею овладело вполне понятное возбуждение. Такое, что даже закружилась голова, а внизу живота появилась приятная тяжесть. Более того, она себя поймала на мысли, что чуть не кончила, трогая этот возбужденный безволосый член. Чтобы скрыть свое состояние, она выскочила на улицу, заскочила в сарай и запустила руку себе в трусики.

Ей хватило всего пару движений пальчиком по возбужденному клитору, чтобы откинуться на стуле в приятной истоме. Просидев минут пять, она вздохнула и, пошатываясь, пошла обратно. На ходу поправила халат и, оглядевшись, сломала с рядом растущего дерева прут – надо же оправдать свое отсутствие!

«Тоже мне, Штирлиц! – подумала она. – Апельсины приносила!»

Общаться с племянником сил уже не было. Поэтому по-быстрому, больше для виду, поддав ему по его крепкой белой заднице (о, боже, у нее при виде этого юношеского зада опять голова кругом пошла!) она выставила его, договорившись, что он придет назавтра отрабатывать свою вину. Она даже толком не могла вспомнить, что ему наговорила.

Ее муж, двухметровый здоровяк, не отличался повышенной сексуальностью. Домой появлялся поздно вечером, уезжал рано утром – что поделаешь, служба. Контакты сводились к заурядному сексу либо в миссионерской позе, либо раком. О минете, а тем более куни не могло быть и речи – муж считал это все извращениями.

А темпераментный женский организм требовал внимания и ласки. Сначала она обратила внимание на водителя мужа – солдата срочной службы, периодически появляющегося у них дома в связи с выполнением различных поручений мужа – то привезет паек, то для поездок по магазинам. Водитель сразу же ответил на довольно прозрачный намек Натальи. Ему оказалось достаточно полураспахнутого халатика на голое тело. Он бросил на пол картонную коробку с пайком, ухватил ее за грудь, чуть-чуть помял, потом развернул, задрал халат, расстегнул ширинку своих солдатских шаровар, нагнул ее и ворвался сзади – прямо в прихожей, грубо, нетерпеливо. Войдя, замер, потом сделал несколько энергично-резких фрикций и излился. Впрочем, ей хватило. Сказалось предвкушение ожидания... Очнулась Наталья от того, что водитель тыкал ей в лицо своим членом, приговаривая:

— За щеку возьми, сучка!

От члена пахло едким потом и какой-то непонятной прелостью. Наталья оттолкнула его, попав рукой прямо в пах.

— Пошел вон! Помойся сначала, говнюк!

Водитель сразу же отстал. Их роман продолжения не имел – буквально через неделю муж, вернувшись с работы вечером, подошел к ней, жестко взял ее за подбородок и, глядя в глаза, сообщил:

— Ебарёк твой в дисбате дослуживать будет.

И уточнил:

— За длинный язычок! А ты еще раз сделаешь, убью!

В том, что он выполнит свою угрозу, Наталья не сомневалась. После этого месяца полтора их взаимоотношения носили абсолютно отчужденный характер. Муж итак приходивший домой поздно, иногда стал ночевать на службе. В том. Что он именно на службе, а не где-нибудь, Наталья не сомневалась – пару раз проверила, позвонив дежурному и попросив соединить под различными предлогами.

Через пару месяцев Наталья не выдержала и поделилась своей проблемой с близкой подругой Лизой, не сообщая подробностей вроде причин отчуждения. Лиза хмыкнула, бросила:

— Думаешь, у него там, в части молоденьких связисток не хватает?

Потом подумала и предложила:

— Готовь, подруга, четвертной. Сходим с тобой в сауну.

Наталья пожала плечами. Деньги в семье всегда были.

Сауной оказался оздоровительный центр «Гармония». Попасть туда без записи простому смертному было практически невозможно. Но Лиза была, видимо, не простой смертной. С часок они вдвоем грелись в сауне. Поначалу Наталья хотела остаться в купальнике, но глядя на раздевшуюся донага Лизу, последовала ее примеру. Да и в сауне, кроме них никого и не было. В перерыве они ныряли в обширный бассейн, пили терпкое сухое красное вино за столом. Когда опустела бутылка, Лиза, усмехнувшись. Заявила:

— Ну, что, подруга? а теперь – на массаж!

— Куда идти? – поинтересовалась разомлевшая Наталья.

— Никуда идти не надо! – ответила Лиза. – Вон, иди в соседнюю комнату да ложись на массажный стол. Сейчас массажист придет, тебе все косточки разомнет...

Наталья одела купальник.

— Да ладно тебе, - сказала Лиза. – Не одевай, все свои!

— Какие свои? – удивилась Наталья. – Мужик чужой...

— Да какой он чужой? Он врач все-таки...

Но Наталья не послушалась, и в массажную прошла в купальнике. Массажистами оказались два крепких мускулистых мужика лет тридцати. Оба были в широких белых полотняных штанах и футболках с вышитой слева символикой оздоровительного клуба. Один, оглядев лежащую вниз животом в трусах и лифчике на массажном столе Наталью, угрюмо поинтересовался:

— Ну и как тут мышцы разминать? Через тряпочки-то?

Наталья смутилась, развязала лифчик, спустила трусики.

— Другое дело!

Массажист смазал руки маслом и приступил к процедуре. Уже через несколько минут Наталья с едва сдерживаемым удовольствием кряхтела, млела от сильных рук. Второй массажист и Лиза сидели в креслах и наблюдали за процедурой. Первый массажист вопросительно посмотрел на Лизу. Та едва заметно кивнула головой в ответ и тронула рукой второго массажиста. Тот тоже кивнул ей, встал и подошел к массажному столу. Пока первый тихонько поглаживал шею и спину, второй смазал руки маслом и начал поглаживать Наталье ягодицы и внутреннюю часть бедер. Наталья сначала вздрогнула, но потом успокоилась, думая, что это всего лишь процедура. Но через несколько минут руки второго требовательно нажали на ноги, требуя их раздвинуть, а потом постепенно в поглаживании приблизились к половым губкам женщины. Наталья застонала, невольно раздвигая их еще больше. Пальцы рук второго нежно прошлись по губкам, потеребили клитор и неожиданно вошли во влагалище. Сначала один палец, за ним другой. Наталья охнула, но не отстранилась, а даже наоборот двинулась назад, насаживаясь на руку. Во влагалище вошли три пальца. Женщина застонала. Тем врем

енем первый запустил руки под Наталью и ухватил грудь.

— Да! – выдохнула она. Мужчина переглянулись. Первый подхватил женщину на руки и перенес ее на разложенный диван. Положив на спину, он приник к ее губам. Второй буквально вцепился ей ртом к клитору, засасывая его и поглаживая язычком. Наталья взвыла. Тогда второй, ловко скинув штаны и также ловко одев презерватив, воткнул в нее член. Женщина едва подавила крик. Кончила она сразу же – слишком сладки были предварительные ласки в четыре руки.

Тем временем обнаженная Лиза встала, оттолкнула первого массажиста и встала на колени выстриженным лобком над лицом подруги, приказав ей:

— Лижи! Вылизывай меня, потаскушка!

Она приподняла её за волосы, упирая ее рот к своему клитору. Наталья остервенело с непонятным удовольствием вцепилась губами к клитору подружки, втянула его.

Второй массажист энергично таранил ее, ухватив за ягодицы. Первый подошел к нему, шепнул в ухо:

— Давай ее в жопу попробуем?

Второй ухмыльнулся, все равно Наталья не видела, Лиза закрывала весь обзор:

— Давай!

Первый налил в ладонь масла, тщательно намазал член. Потом аккуратно воткнул палец в анус Натальи под яйцами ебущего ее коллеги. Женщина еще раз дернулась, но видно, что эта процедура ее не испугала, то ли она не поняла. Второй прервал фрикции, тронул Лизу за плечо:

— Давай позы поменяем!

Лиза соскочила с Натальи, а второй массажист лег на спину, посадил безвольную Наталью верхом на себя. Первый, ничуть не стесняясь, заправил член коллеги во влагалище женщины. Наталья еще раз сладостно охнула. Сколько она кончила за это время, вряд ли бы она смогла вспомнить, а тем более сосчитать.

Второй пригнул ее к себе, впился в рот глубоким французским поцелуем. Наталья с удовольствием ответила, запустила его язык к себе в рот. Тем временем Лиза ухватила подругу за грудь, стала покручивать ей сосочки. Наталью охватил очередной оргазм. Она застонала.

Второй массажист, держа руки на ягодицах, раздвинул их. Первый приставил член к анусу и рывком вошел внутрь. Наталья рванулась:

— Нет! Больно!

Но оба массажиста держали ее крепко, к ним присоединилась и Лиза, понявшая их мысль. Массажист сначала он замер, давая привыкнуть, потом попытался также постепенно воткнуть член дальше. Но сорвался и вогнал член в анус резко и на всю длину. Тут Наталья взвыла опять.

— Терпи, блядища! – отозвалась Лиза? поглаживая ей соски. – Терпи, дурочка! Сейчас станет кайфово...

Боль постепенно ушла. И тут Наталью очередной оргазм, да такой силы, что она взвыла во весь голос, напугав партнеров. И отключилась. В каком-то беспамятстве она, словно со стороны смотрела, как трахают Лизу массажисты – сначала по очереди, а потом, как и ее – одновременно, и в анус, и во влагалище. Потом так же в беспамятстве она подползла к подруге, чтобы слизать вытекающую из обоих отверстий сперму. А потом, когда один из мужчин, вошел в нее сзади – в анус и кончил туда, она отключилась совсем.

Наталья очнулась от легких поглаживаний сфинктера. Натруженная дырка жутко ныла. Лиза нежно втирала ей в анус то ли мазь, то ли крем. Заметив, что подруга очнулась, сказала:

— Ну ты даешь, подруга! Всех напугала. Сначала переполошила, потом отключилась. Хорошо, что Вадим действительно врач. Осмотрел тебя, сказал, что ты уснула...

— Я уснула? – удивилась Наталья.

— А то! Целый час уже дрыхнешь! Пока ты спала, ребята меня опять вдвоем трахнули и ушли. Ладно, лежи! У нас еще целый час есть! Дай я тебе полижу...

Лиза приникла ртом к промежности Натальи. Опять стало сладко-сладко...

Домой она вернулась вся обессиленная и опустошенная, напугав дочь.

— Что с тобой, мам? – Злата обеспокоенно посмотрела на мать, отобрала сумку, помогла раздеться.

— Ничего, доча, - ответила Наталья. – Всё хорошо. Устала просто... Погода, наверное...

Она кое-как приняла душ и легла под одеяло, не представляя себе, что скажет мужу, если тот поинтересуется ее состоянием или захочет ее. Муж в этот вечер опять заночевал на работе.

«Может, все-таки собраться и уехать?» - подумала Наталья. Но это сладкое воспоминание о беленьком торчащем молодом члене... Кстати, не такой уж он был и маленький. Сантиметров 12 точно. И толстенький такой. Внизу живота сладко заныло.

«Лет через пять у него отбою от девок не будет! - мелькнула мысль. – А, черт с ним! Завтра посмотрим!»

Я посмотрел на часы. Время приближалось к десяти. Надо идти к соседям. Уборкой страсть как неохота было заниматься. Я и дома-то ленился это делать. Младший брат уже куда-то успел слинять. У него друзья-ровесники были. Было, с кем играть. Мои ж ровесники все жили в пригороде и предпочитали проводить время где-нибудь в городе. Хотя, впрочем, сейчас мало. Кого можно было найти. Лето, в разгаре пионерлагерный сезон. Меня бы тоже родители отправили, если бы мы жили в городе.

Я вздохнул. Пора идти. Дверь в дом была открыта. В деревне мы даже не закрывались. Чужие практически не ходили. А если что, вон, Жучка из будки во дворе голос подаст, если кто посторонний придет.

— Заходи! – тетя Наташа была в зале. – Проходи сюда!

Точно. Она была в зале. Сидела диване в том же коротком халатике. Сверху расстегнуты пара пуговиц. Но лифчика вчерашнего не видать.

Рядом в кресле, тоже в халатике, плотно сжав колени, как-то странно напряженно сидела Злата, выпрямившись, словно за партой на уроке.

— Здрассьте! – я встал перед теткой. – Ну, давайте, показывайте, что надо помогать...

Я рассчитывал, что сейчас помою пол в доме, вытру пыль, словом, поработаю часок-полтора и буду свободен. Как раз в полдень можно будет идти купаться.

— Сядь, Антон! – тетя Наташа хлопнула рукой по дивану, приглашая садиться рядом. Я сел. Она развернулась в мою сторону, бросила непонятный мне вопросительный взгляд на Злату:

— Я тут долго думала над вашими взаимоотношениями со Златой... Поговорила с ней. Я много понимаю, Антон. У тебя сейчас гормоны выплескиваются...

Я слушал тетю Наташу и, откровенно говоря, пялился на вырез в ее халате. Лифчика точно не было. Кстати, а причем здесь гормоны?

— Тебя сейчас очень интересуют девочки, - продолжала тетя Наташа. – У тебя подружка есть?

— Нет! – я оглянулся на Злату. Она сидела молча, также напряженно прямо и смотрела куда-то отстраненно перед собой.

— И что, ты ни разу не целовался? - удивилась тетя Наташа. Я опять покраснел, кажется, даже до корней волос! Ну, почему эти вопросы ее вдруг так заинтересовали? Она вдруг обняла меня, прижала к себе:

— Да брось ты стесняться! Я ж все-таки какая-никакая, а тетка тебе. И хочу помочь. И тебе и дочке!

Я прижался к ее груди, такой классной, упругой, и, в общем-то не маленькой... Член начал напрягаться. Попытался высвободиться, оттолкнуть руками, но уперся ей в грудь. Ладони непроизвольно сжались, сердце ёкнуло и забилось, словно в истерике. В штанах стало тесновато. Тетя Наташа разжала объятия, отстранилась, улыбнулась, встала.

— Я сейчас! – она вышла в прихожую.

Я бросил вопросительный взгляд на Злату. Она мне подмигнула и показала большой палец, мол, всё отлично! Ни фига себе! Я откровенно был в непонятках. Щелкнул замок. Тетя Наташа заперла входную дверь и вернулась в зал.

— Антон, - заявила она. – Ты мне должен дать обещание, что никто никогда ни при каких условиях не узнает о нашем разговоре! Обещаешь?

Я был заинтригован:

— Обещаю!

— Честное слово?

— Честное слово!

Она выжидательно посмотрела на меня и выдохнула:

— Ну, хорошо! Я хотела с вами провести что-то вроде уроков сексуального воспитания. Ты меня понимаешь?

Я молчал. Почувствовал, что начинаю опять краснеть.

— Со Златой я вчера поговорила. Она согласилась. Ты?

Тетя Наташа вновь посмотрела на меня.

— А я что? – ответил я сумбурно. – Я обещаю, что никому не скажу.

— Ты согласен?

У меня хватило сил только утвердительно мотнуть голой.

— Хорошо! – успокоившись, произнесла тетя Наташа. – Только смотри! Ты обещал...

Она взяла в руки толстую книгу, которая лежала рядом. «Диагностика заболеваний, передающихся половым путем». Книга была из бабкиной библиотеки. Бабка работала врачом в участковой больнице. «Писец!- подумал я. – Про триппер рассказывать будет!» Про эту болезнь я уже знал из рассказов сверстников, больше похожих на слухи.

Однако, увидев мою реакцию, тетя Наташа книгу отложила.

— Секс – это взаимоотношения между мужчиной и женщиной. Кроме того, что с помощью секса происходит зачатие ребенка, от этого можно получать удовольствие. У мужчины и женщины свое строение половых органов. Я хотела бы вам обоим об этом рассказать, даже показать. Чтобы в дальнейшем у вас не было никаких проблем. Ни во взаимоотношениях между вами, ни с другими. И, очень важно, чтобы вы не подхватили никакую заразу.

Она снова взяла в руки книгу. Ее несколько сумбурная речь опять меня вогнала в краску. Кстати, покраснела и Злата. Да и тетя Наташа тоже не осталась равнодушной к данной ситуации – тоже щеки раскраснелись, лоб бисеринками пота покрылся. Она вдруг встала и сказала:

— Я предлагаю, в общем, для наглядности раздеться всем до гола!

Тут уж я совсем растерялся. Тетя Наташа скинула халат. Точно. Под ним не было ни лифчика, ни трусов. Я оглянулся на Злату. Она медленно, словно во сне встала с кресла, расстегнула пуговички, опустила руки. Халат упал на пол сам. Я еще раз осмотрелся, мысленно махнул рукой и, словно в омут головой... Скинул с себя трико, с ними вместе и трусы, стянул футболку. Остался стоять перед тетей Наташей и Златой голый, с торчащим членом.

— Носки снимай! – сказала тетя Наташа. – Запомните, женщине неприятно, даже противно, если мужчина не снимает носки в кровати. Прежде, чем заняться сексом, надо обязательно помыться.

— Я сегодня утром душ в саду принимал! – буркнул я. Каждое утро, если позволяла погода, я бегал по два километра, после чего обливался холодной водой.

— Это хорошо, - голая тетя Наташа подошла к голой Злате. Я не верил своим глазам. Взял в руки член, пару раз двинул рукой по стволу.

— Не смей! – резко отреагировала тетка. – Иди сюда!

Она толкнула Злату. Та упала в кресло, задрала ноги в разные стороны.

— Смотри!

Я сел на колени перед креслом. Тетя Наташа встала рядом, наклонилась. Ее грудь свесилась, коснулась моей головы. Тетя Наташа раздвинула губы влагалища своей дочери.

— Смотри внимательно! Это клитор, самая нежная штучка в женском половом органе. Тьфу!

Она выругалась.

— Давай вещи называть своими именами! Пизда есть пизда, а хуй есть хуй! В общем, когда хочешь женщину приласкать, чтоб ей было очень хорошо, чтоб она кончила, или возбудилась сильно – поласкай ей клитор!

Я потянулся рукой к клитору.

— Дурак! Не лезь руками! Он очень нежный. Его сначала языком поласкай. Ну-ка. Попробуй!

Я сглотнул, потом нагнулся ближе, высунул язык, осторожно коснулся кончиком...

— Да не тушуйся... - засмеялась тетка. Напряжение, охватившее нас вначале, вроде как пропало. Да и смущение куда-то подевалось.

Я лизнул раз, другой, потом еще и еще. У клитора оказался весьма интересный вкус. Да и не противно совсем было. Стал старательно вылизывать, иногда проваливаясь языком в дырочку влагалища. Протянул руки, ухватился за груди. Поверх моих рук легли руки тетки, помогая ласкать Злату. Злата часто-часто задышала, выгнулась и как-то захрипела. Я замер. Она обмякла. Я поднял голову. Злата лежала в кресле закрыв глаза.

— Мам, я кончила, кажется... - пробормотала она.

— Хорошо, доча! – отозвалась тетя Наташа, ухватила меня за руку. – Теперь меня так же полижи!

Она уселась на диван, раздвинула ноги. Ее влагалище было покрыто густыми волосами. Я уткнулся ей в лобок, высунул язык. Вкус был совершенно другой. Какой-то пряный. Чуть-чуть пахло мочой. Иногда язык проваливался во влагалище.

«Какое раздолбанное!» - мелькнула у меня мысль. И тут я неожиданно для себя сунул тетке во влагалище пальцы: один, другой, третий. Пальцы скользили, входили легко. Тетка замычала, тоже, совершенно, как Злата выгнулась и обмякла.

Я встал, ухватился за член, думая сбросить напряжение путем дрочки. Ну как же, они кончили. Надо бы и мне...

— Не надо! – простонала тетя Наташа. – Я тебе сейчас всё сама сделаю...

Она, пошатываясь, поднялась, толкнула меня на диван. Я лег спиной вниз.

— Доча, ты как? – поинтересовалась тетка.

— Нормально, мамочка!

— Иди скорей сюда...

Злата подошла к дивану.

— Смотри!

Тетка взялась за мой член и...заглотила его. Я выгнулся. Такого кайфа у меня никогда не было. Тетка выпустила член изо рта, стала лизать яйца. Потом опять заглотила, потом опять яйца. Неожиданно она выпустила член изо рта и засунула свой язык мне прямо в анус. У меня закружилась голова.

— Смотри, как надо, доча...

Я был на седьмом небе от счастья. По телу разливалась истома. Совершенно не такая, как при обычной дрочке. Внезапно характер ласки резко поменялся. Ласка стала какой-то грубоватой что ли. Пару раз я почувствовал зубы. Открыл глаза. Понятно, теперь моим членом занималась Злата. А тетя Наташа на коленях стояла рядом и улыбалась.

— Почувствовал разницу? – она наклонилась ко мне и впилась мне в губы. Я целовался взасос и наслаждался минетом. Так было здорово, но...

— Тетя Наташ, - позвал я, когда она чуть-чуть оторвалась от меня.

— Ммм?

— А можно мне попробовать с тобой или со Златой поебаться?

— Конечно! – она энергично вскочила на ноги. – Ты как, Златка?

Злата оторвалась от моего члена (кажется, ей определенно нравился процесс минета!) и кивнула.

Она поднялась. Вслед поднялся и я. Тетя Наташа наклонилась, ухватившись за диван, чтобы его разложить. Я сзади обнял ее за грудь. Так классно! Тетка довольно замурчала.

— Ну можно, конечно, и так, - сообщила она. Разложив диван, тетка улеглась на середину, раздвинув ноги. Я встал возле, оглядываясь на сестренку.

— Ну что замер?

Я махнул рукой в сторону сестры.

— Я хотел сначала с ней...

— Ишь ты! – засмеялась тетка. – К молоденьким тянешься!

Я покраснел.

— Златка, ложись! – скомандовала тетя Наташа, поднимаясь и освобождая место. Сестренка замялась.

— Ну чего ты? Ведь еблась уже! Не девственница...

Тут Златка покраснела и, махнув рукой. Выбежала из комнаты. Тетка вздохнула:

— Пиздец с вашей застенчивостью...

И пошла вслед за дочерью. Через пару минут она пришла, держа ее за руку. Злата легла, раздвинув ноги, а тетя Наташа... Тетя Наташа легла ей между ног и принялась ласкать ее языком. Мое внимание привлекла упругая, круглая большая откляченная задница тетки. Я подошел ближе. Мое движение не осталось незаметным. Тетка рукой пригласила поближе – встать сзади. Ухватила за член... О, боже! Какой кайф я испытал в очередной раз, когда за член взяла женщина!... И вставила его себе во влагалище. Влагалище тесно обхватило его. Я стал ебаться! Раскачиваясь. Сделал несколько фрикций и тут на меня нахлынуло невероятное чувство блаженства... Я излился вовнутрь тетки, не удосужившись вытащить член наружу. Тетка замычала, вздрогнула и выгнулась. Следом застонала Злата. Я отвалился, взяв какую-то тряпку утер член, посмотрел... Не повезло. Тряпка оказалась моей футболкой.

Посмотрел на своих женщин. Тетка стояла на карачках, выпятив аппетитную задницу и уткнувшись Златке между ног. Злата расслабленно лежала, закрыв глаза и раскинув руки.

Желание продолжать ебаться (я с необъяснимым удовольствием произнес мысленно именно это слово – ЕБАТЬСЯ) уже вроде, как и пропало. Но вставать с кресла, в которое я рухнул, было жутко неохота.

Тетка завалилась на бок и потянулась:

— Как же здорово!

Злата вытянула ноги:

— Заебись...

— Она хоть и ебалась уже два раза, но ни разу не кончила, - сообщила лениво тетка.

— Мам! – требовательно, но с какой-то ленцой отозвалась Злата.

— Ничего, - тетка подняла голову. – Сейчас мы ему пососем с тобой, и твоя очередь насаживаться будет!

Я заметил, что тетка стала какой-то раскованной, развязной, а порой даже озорной.

Спустя минут пять я уже окончательно оклемался и подумал, что пора и честь знать. Я ошибся. Тетка встала первой, подхватила за руку дочь и направились ко мне.

— Соси! – приказала она. Злата заглотила мой вялый член, а тетка стала лизать и поглаживать яички. Буквально через минуту член восстал, и я ощутил нарастающее желание продолжить...

На этот раз подо мной оказалась Злата. Я аккуратно лег на нее, сзади рука тетки взяла мой член и направила его во влагалище. Я еще раз замер, наслаждаясь моментом, постарался максимально раздвинуть ноги. Неожиданно тетки этим воспользовалась и просунула вниз свою руку. Я трахал Злату, а тетя Наташа гладила ее рукой. Периодически рука тетки касалась моих яиц, я вздрагивал, замирал...

— Целуй ее в ушко, в шею... - тихонько сказала тетка.

Я последовал ее совету. И как только я это сделал – всего лишь залез языком в левое ушко, как Злата закричала, прогнулась и стала буквально биться в моих объятиях... Я прекратил все движения, но член оставил во влагалище. Златкино влагалище и без того узкое, сжало мой член, пытаясь вытолкнуть наружу. С теткой я такого не чувствовал.

— Слезай с нее, - прошептала тетка мне на ухо. – Только аккуратно...

Златка была в отключке. Тетка поднялась, сходила в соседнюю комнату за простыней, накрыла ее.

— Пошли! – она потянула меня в другую комнату. Я подхватил одежду, пошел за ней.

Она села передо мной на кровать, насадилась на мой член ртом и принялась то ли сосать. То ли дрочить мне одновременно. Ухватив ее за грудь, я быстро кончил – прямо ей в рот. Спермы на этот раз оказалось немного. Тетка все проглотила, вытерла рот встала.

Она неожиданно оказалась ниже меня ростом – а я и не ожидал...

— Понравилось? – поинтересовалась она. Я кивнул.

— Смотри, ты обещал... - напомнила она. Я опять кивнул.

— Ну, давай, иди, любовничек, - она потрепала меня за волосы. Я пошел на выход. У самой двери я услышал:

— Завтра придешь? Так же, в десять?

Я подбежал к ней обратно, обнял ее – одетый голую – прижал к себе и поцеловал – французским поцелуем взасос в измазанные своей спермой губы.

— Я люблю вас!

Она опять потрепала мне волосы.

Наш роман продолжался еще два дня – до выходных. В выходные они уехали домой...



10

Еще секс рассказы