Реанимация, часть 2

Сразу после той волшебной ночи на третий день меня выписали. Сестра пару раз заходила ко мне в общую палату, поболтали ни о чём, были какие-то общие темы разговора, как будто в ТУ ночь всё происходило совсем не с нами. Она как раз пришла, когда у меня была жена с маленькой дочкой, я представил жене, что это сестра из реанимации, где я таким чудесным образом исцелился. Она поиграла с моей дочерью, сослалась на занятость и я даже не заметил, как она ушла. Она как испарилась. С первого дня я сразу включился в работу, я работаю главным инженером крупного завода, поставки и монтаж нового оборудования, реконструкция старых цехов, наладчики от производителя, неготовность наших цехов под монтаж их оборудования... Прихожу на работу со сранья, ухожу около полуночи. Какая тут личная жизнь? С женой занимались сексом только в первый день после больницы, она боялась ко мне даже прикасаться, всё время спрашивала, не больно ли мне? Хорошо ли мне? Я люблю свою жену, и она любит меня, у нас трое детей и от нелюбимого не рожают. Мне же нужно было постоянно думать о благополучии своей семьи, квартира, одёжка, садики, школа, а теперь старший сын пошел уже в хороший колледж. Заработанные деньги уходили рекой. Жена не работала, да и где тут работать? Она изматывалась не меньше моего. Вечером приходишь домой, чмокнешь жену в губы, детей в щёчки, ванна, ужин и спать. Вот именно спать, о сексе даже мысли не появляется. К моему великому стыду, о сестре неделю я даже и не вспоминал, просто, как будто её в моей жизни и не было.

Это началось в воскресенье на девятый день после моей выписки из больницы. Вечер, выходной, мы с детьми только вернулись из поездки за город, уставшие, счастливые, весь день ели шашлык с хачапури, овощи фрукты, напитки всякие. Ну, в общем, стол в течение дня ломился от всяких вкусностей. Приехали домой, помылись и только я прилёг на диван, как меня как будто током ударило. Я уже засыпал, как опять явно почувствовал себя в теле сестры, я почувствовал, как жмут ей её новые туфли, как комар накусал шею и как всё это чешется, я стал чесать свою шею, хотя у себя укусов не увидел. Я даже не сразу сообразил, что такое со мной происходит. Сестра, по всей видимости, сидела в кафе и пила вино. Я чувствовал вкус хорошего сухого красного вина, вкус шашлыка. Сам я давно не пью, но вкус вин я знаю, в молодости ездили в Грузию, Молдавию и опивались там их винами. Так, вот, я понял, что сестра сидит на летней площадке и пьёт вино. На меня сразу накатил приступ ревности. Как? Она же МОЯ! И тут я почувствовал ужас, ужас потерять её. Я стал прислушиваться, что она сейчас чувствует? С кем она, с мужчиной? С женщиной? В компании? Одна? Как я мог забыть то, что возможно, дано мне свыше? А ведь я даже не знал ни её адреса, ни домашнего телефона, а мобильные тогда ещё не появились. Я стал вспоминать наши с ней разговоры, когда она приходила в мою палату. Она вспоминала, что её подруга живёт за городом и они частенько любят поесть шашлыки с молдавским вином в кафе на берегу местного озера. Так вот откуда комары и вкус вина!

Я сослался жене, что меня срочно вызвали на работу, якобы не стыкуется оборудование, а по плану скоро запуск. А здесь и премиальные, и благодарности, и повышения... И это может всё нагнуться медным тазом.

Я летел в машине с одной мыслью, чтобы успеть и чтобы она не ушла. Я толком не представлял, где это кафе. Пригородный посёлок я знал, но всегда проезжал мимо него и даже не представлял, где там озеро. Первое кафе было уже закрыто, второе закрывалось, а вот в третьем сидела она. Я почувствовал её ещё сидя в машине. Видимо, она чувствовала моё смятение, мой страх, моё чувство потери. Они отмечали какой-то юбилей в узком кругу. Она девушка молодая, красивая, так что ухажёров было хоть отбавляй. И всё шло к тому, что за ней начал ухаживать новый врач, но тут я устроил свою гонку с ревностью, поисками и она всё услышала. Наши души после первого случая были настроены на ощущения друг друга. Мой страх сразу передался ей и её мозг просто не воспринимал ухаживания молодого человека и он переменил направление и стал ухаживать за игривой пампушкой из соседнего отделения.

Я нашёл её! Она сидела одна и просто тупо пила вино уже не чувствуя ни его вкуса, ни меры. Ей нужно было заглушить мои чувства, которые входили в неё без её согласия, помимо её воли. Они просто потоком втекали в её сознание и заглушали всю её волю. Я стоял в тени дерева и смотрел на неё, она это чувствовала, но не видела меня и не знала, что ей делать с этими чувствами. Я чувствовал её смятение, мы опять становились одним целым, но я её видел, а она даже представить не могла, что я так близок. На её лице можно было увидеть и боль, и страх и отчаяние. Она не прощаясь выскочила из кафе и побежала к озеру. Я еле успевал за ней, она не видела меня, но я не мог её догнать, а кричать не хотел, чтобы не привлекать внимания. Она вбежала на мосток, упала на колени и стала черпать ладонями воду и поливать себе на голову, лицо, плечи, шею. Вокруг никого не было, светила полная луна, чистое небо и звёзды, которые никогда не увидишь в городе. И вот эти звёзды и луна отражались в воде, которую она черпала и мне казалось, что она поливает себя ими и брызгала их себе в лицо. Я молча подошёл к ней, поднял мокрую, всю в блёстках. Она дрожала. Ни пиджака, ни куртки у меня не было, чтобы накинуть на неё, я сорвал с себя рубашку и стал вытирать её лицо, мокрое и от воды и от слёз. Что я ей говорил, даже не помню, только она всё время шептала: «...как же я тебя ждала...». Сколько мы так стояли, мокрые вдвоём, я по пояс голый, она дрожащая и мокрая, сказать сложно. Наши сознания опять соединились, я был ей, она была мной, вокруг ни одной души, только звёзды и Луна, и в небе и в воде. Она перестала дрожать, впилась губами в мои губы так, что казалось, что она хочет засосать меня целиком. Я обнял её и мне казалось, что её сердце соединилось с моим и вместе разгоняют уже общую кровь по нашему единому организму. Я первым остановил этот долгий поцелуй и повёл её к машине. Уже ночь, холодный туман начал затягивать ложбинку, в которой стояло кафе и моя машин

а. Она, молча и послушно шла, укрытая моей мокрой рубашкой, я обмахивал её от надоедливых комаров. В машине она всё время молчала, только сказала свой адрес. Я включил печку на полную мощность, тихо играла музыка. Я радио не слушаю. У меня много музыки на флешках. Минут через пять, как мы отъехали, она грустно сказала: «ты меня не вспоминал». Я всё слышала. Я слышала, как ты занимался сексом со своей женой. Я её тоже люблю. Ты чаще с ней это делай, она любит тебя, я её тоже слышу и слышу вашу любовь. Эти ощущения прекрасны, они гармоничны и я не хочу вам мешать. Вы просто чаще любите друг друга, я буду слышать вашу любовь и буду любить вас обоих. Ваша семья прекрасна. Мы подъехали к её дому, она жила в простой старой хрущёвке. Я подвёл её к квартире и она просто спросила: «ты не зайдёшь?» Я спросил, с кем она живёт, она же молча открыла дверь и подтолкнула меня вперёд.

Она закрыла дверь и тут же впилась губами в мои губы, я начал срывать её, свои одежды, свет мы так и не включили. Опять случилось волшебное таинство, я почувствовал себя в её теле, я чувствовал, как целую свои губы её губами, я чувствовал как мои руки обнимают её грудь и это была одновременно моя грудь. Я целовал её в её лоно и это одновременно было моим лоном, я ощущал его, каждую его клетку, каждый волосок её плоти. Я срываю мокрые одежды с её возбуждённого тела и это тело было одновременно моим, это моя грудь, это мои губы, это моё лоно, которое я уже взял в руку как залог продолжения волшебного действа и из боязни, что это может окончиться. Я чувствовал, как мне на руку выделяется влага её любви и страсти, она пронзала мою руку, возбуждала мой разум, будоражила меня, сводила с ума своим таинством. Наши сознания опять сплелись и улетели к тем звёздам которые она совсем недавно плескала себе в лицо и поливала свои руки. Наши тела опять сплелись в бешеной страсти, я вошел в неё, её лоно обнимало мой член, порывисто, страстно, как тогда, когда зародилась наша любовь. Её руки обнимали моё тело, мою грудь, её губы так и не отрывались от моих губ в этом бесконечном волшебном поцелуе любви. Даже её чудные ноги участвовали в это прекрасном танце любви. Они обвили меня сзади, прижимали меня к ней и задавали ритм нашего чудесного действа, они были дирижёром нашей любви. Мы были как в агонии, я опять был ей, я опять ощущал своей её чудную грудь, её крутые бёдра, её живот, её лоно, её чудные ноги, её рот, её глаза, прекрасные серые глаза. Я задавал её чудными ногами нам обоим тот бешеный ритм любви и ощущение этой двойственности стократ увеличивало чувственность нашего волшебного действия. Я опять чувствовал свой член в её, в моём лоне, она же чувствовала мой, а теперь её член в своём лоне, я чувствовал её грудью её губы, её ногами своё тело, свой рот, свои руки... Это было как волшебство. Всё было моим и всё было её, сплетение наших тел было одним, страстным, возбуждённым любовью организмом. Время остановилось. Наши чувства взлетели на недосягаемую высоту далеко от этого материального мира, наши души сплелись в вечном поцелуе любви выше облаков выше всех мирских забот. Наша любовь вместе с нашим обоюдным перевоплощением стократ подняла наши души в нашей страсти так, что я начал чувствовать все клетки её возбуждённого тела, а она моего. В этой страсти невозможно обмануть и схитрить, притвориться. Каждые клетки нашего общего организма кипели в котле страсти, приумножаясь от сознания, что это наша общая, единая страсть, которую создали наши тела и наше сознания. Время вокруг нас стало ничем, мы были вне времени, наша страсть расширялась, захватила наши сознания, мы были подчинены только ей и её же были поглощены.

Сколько это длилось? Сколько было перевоплощений в эту ночь? Я пришёл в себя. Наши тела лежали на полу, даже не на ковре, а в дверном проёме на выходе из коридора в комнату. Мы обнимали друг друга настолько крепко, что я с трудом заставил свои мышцы разомкнуться, но её я не смог разомкнуть. Её чудные ноги настолько прижали меня к ней, что я даже не попытался разделить это силой. Я просто начал её целовать. В губы, в закрытые глаза, в ушко, в шейку. И она начала открывать глаза, вначале испуганно, потом удивлённо и заплакала. Я успокаивал и целовал её в плачущие глаза, солёные щёки. И, конечно, всё опять перешло в секс. Только нежный, ласковый, как секс двух любовников, у которых впереди целая вечность. Мы просто любили друг друга, наслаждались телами, наслаждались ласками, наслаждались поцелуями. И так второй, третий раз...

В конце сестра уже шепчет, что она так натёрла между ног, что не может даже нормально ходить. Мы вместе приняли душ, я обработал ей натёртости, позавтракали. Во время завтрака она рассказала мне свою жизнь. У неё был молодой человек, она его любила, а он взял и женился по настоянию родителей по расчёту. Секса у них не было и вот она решила использовать моё беспомощное состояние в реанимации для мести своему бывшему жениху и лишения себя ненужной девственности. Я в душе был рад. Мне до этого момента была непонятна её первая реакция на моё тело, наш первый секс.

Потом она рассказала о том, как почувствовала мою близость с женой. Она чувствовало одновременно и моё тело и тело жены, она чувствовала мой член в лоне жены, мои поцелуи, мой оргазм, оргазм жены. Она рассказывала, что одновременно чувствовала ощущения мои и ощущения моей жены. Она рассказала, что любит мою жену как люблю её я и попросила, чтобы я больше внимания уделял своей жене. Находясь в её сознании она услышала нераскрытые обиды, недосказанности, замечания, огрехи моей супружеской деятельности. В конце этих рассказов о моей жене мне даже стало стыдно, хотя я вида не подал и просто отшутился.

Я позвонил на работу, предупредил, чтобы меня прикрыли и начал прощаться со своей неожиданной и волшебной любовью. Я смотрел на её ненакрашенное красивое лицо, обнимал её тонкое девичье тело, которое она просто отдала мне не задумываясь, как я поступлю с этим подарком. Я думал, что у меня начинается новая жизнь, которая, возможно, будет сложнее предыдущей, краше и полной непредвиденных неожиданностей, но, это совсем другая история...



52

Еще секс рассказы
секс по телефонусекс по телефону