покупка рекламы ТОП ПОРНО САЙТОВ
seawap.ru - Топ рейтинг сайтов
Thisvid Scat - Voyeur Toilet Girls
Порно и Секс Видео в Свободном Онлайн Доступе
Бесплатные порно Фильмы на Pornovsem.net
секс по телефону
БЕСПЛАТНЫЙ САЙТ ЗНАКОМСТВ

Превратности судьбы. Часть 1

История женщин, ставших жертвами перестройки демократии и гласности.

Союз медленно, в мучительной агонии умирал. Повсюду на его теле возникали уродливые язвы в виде бывших братских Республик, стремительно возвращавшихся в феодальный, а то и в рабовладельческий строй. Местные царьки, почувствовав свободу и безнаказанность, устанавливали свои правила и законы. Огромное количество людей потеряли все и превратились в одночасье в бесправных рабов.

Глава 1.

Екатерина Пономарева, высокая, красивая рыжая деваха 28 лет отроду, с самого рождения проживающая в одной из азиатских республик, имела три проблемы:

Первая — красивая фигура, слегка полноватая (как ей казалось), но при этом для большинства мужчин восхитительная.

Вторая — круглая, аппетитная, белая попа.

Третья — большая, с задорно торчащими вверх розовыми сосками красивейшая грудь.

В любом месте земного шара эти три аспекта были огромным преимуществом, то в том городке где жила Лиза сегодня это была проблема. При внешнем сохранении Советской власти, реально власть принадлежала бандитам, которые развернули бурную деятельность по наведению своих порядков. В начале было опасно ходить по ночам, потом стало опасно ходить днем, потом стало опасно даже сидеть дома. Средь бела дня грабили, избивали, насиловали чужаков, иноверцев, да и просто случайно оказавшихся в не то время в не том месте.

Люди жили в постоянном страхе. Работала Катя в банке, где было много славян и других инородцев, в большинстве своем тут родившихся, знающих язык, и обычаи. Начальник уговаривал всех не спешить, мол все наладиться. Да и ее парень Костя, был против отъезда. Решила ещё немного подождать, а там решить. Ведь ехать то особо было некуда.

Как-то вечером, в пятницу, к Кате заехал Костя, он довольно объявил, что завтра в обед они поедут в гости к очень уважаемым людям. Его богатым и влиятельным родственникам по маминой линии. Парень хочет похвастаться красотой своей невесты и познакомить их. Заодно посоветоваться как быть дальше в сложившейся не простой ситуации. Поэтому Кате нужно выглядеть шикарно. Она должна быть как актриса. Быть красивой и сексуальной Катя любила и умела, поэтому прямо с утра приступила к сборам. К назначенному времени Катя была готова.

Поскольку по возвещению из поездки будет обязательно секс, Катя побрила все положенные быть бритыми места, одела красивое белье, яркое, цветастое платье и красные босоножки под цвет лака на ноготках. Накрасилась, скромно, но со вкусом, сделала прическу и украсила ее заколкой в виде большого цветка. Красавица получилась.

В назначенное время Костя приехал с не очень хорошей новостью. Машина утром не завелась и придётся ехать на автобусе. Сели в автобус. Ехали долго. Ехали в ту часть страны, значительную по территории, где власть была у повстанцев и туда настоятельно не рекомендовалось ехать, даже по большой нужде. Но водитель заверил, бизнес есть бизнес и пассажиров автобусов не трогают.

Во-первых, что взять с бедняков, а во-вторых ездить то людям надо как-то. Благополучно пересекли пост с бородатыми вооруженными людьми, заплатили за проезд и погнали дальше. Ближе к вечеру,

сразу за поворотом их остановили люди, очень похожие на Афганских моджахедов. Бороды, халаты, армейские брюки и обувь. АК-74

С ними был милиционер в форме и погонами капитана.

Представились милицейским постом, усиленным отрядом самообороны. Приказали всем выйти из автобуса. Все пассажиры вышли и стали рядком вдоль автобуса, приготовив свои документы. Началась проверка документов и досмотр багажа. Прошедшие проверку спокойно проходили в автобус и терпеливо ждали окончания проверки. Наконец, возле автобуса осталось семь человек. Катя, Костя, две семейные пары славянской внешности и молодая девушка из местных.

Капитан, вернул документы Косте и еще одному мужчине разрешив им сесть в автобус.

— Я жену подожду — задержался Костя.

— И я — поддержал его второй мужчина.

— А вот жены ваши — положив в свою планшетку паспорта оставшихся — задержаны за нарушение законов, установленных на этой территории.

— Какие законы? Что мы нарушили? — спросил мужчина в джинсах, дыхнув перегаром.

Капитан ухмыльнулся, и начал спокойно пояснять:

— Она — он указал на Катю — в открытом платье, короткая юбка, декольте, маникюр, педикюр. Это нарушение закона. Уведите ее.

Два бородача, взяв Катю под руки отвели и посадили в милицейский автобус.

— Вы двое, — сказал он мужику — пьяные, жена Ваша полуголая. Это серьезный проступок. Мы задерживаем вас обоих. Жену Вашу увезет этот автобус, а Вы поедите с нами.

— А эта — он указал на местную — в облегающих брюках и футболке и с непокрытой головой. Выглядит как Русская шлюха.

Девушку отвели вслед за Катей и женщиной.

— Ты — указал он на второго мужчину можешь идти, твоя жена в шлепках и очень короткой юбке, накрашена как шлюха. Уведите ее в автобус.

Тут Костя начал что-то быстро говорить бородачам, что именно, Катя из автобуса не слышала. Отпущенный Катин муж достал деньги и протянул их капитану. Тот оттолкнув Костю громко крикнул что-то бородачам. Бородачи мгновенно сбили с ног обеих мужчин и надели на них наручники.

А еще через минуту уже трое мужчин лежали на земле в наручниках, а четверых рыдающих и зовущих на помощь женщин затолкали в обезьянник автобуса и заперли дверь.

Через час автобус с арестованными остановился. Решетка открылась и их выволокли на улицу. Они находились во дворе трехэтажного здания, обнесённого высоким забором с колючей проволокой. По углам стояли вышки, как в фильмах о концлагерях. Женщин провели внутрь здания и заперли в камере.

— Вы находитесь на территории воспитательного лагеря для женщин. — Мордастый жирный мужик в камуфляже и кепи прохаживался вдоль строя задержанных.

— Вы нарушили закон и вас будут судить. Пререкания, плачь, разговоры с сотрудниками, споры ухудшат ваше положение и увеличат строгость наказания. За малейшее непослушание вас будут бить. Катя посмотрела на жуткий вид плети, висевшей на боку мордастого там, где у милиционеров висят дубинки.

— Сегодня, мы вас допросим и подготовим документы. Завтра вы предстаньте перед судьей и вам огласят приговор.

Всю ночь женщины не сомкнули глаз, они понимали, что попали в лапы опричников одного из местных царьков и ничего хорошего их не ждёт. Кроме того, беспокоила судьба мужчин.

Утром, женщин по одной вывели в туалет, дали по кружке воды из-под крана и оставили наедине со своими мыслями в ожидании суда.

В обед вся четверка стояла перед судьёй. Чуть в сторонке стояли две местные женщины со смирённым видом и в чёрных, траурных одеяниях. Судья-худой, омерзительный, усатый тип, на местном языке долго говорил, как поняла Катя, о законе, справедливости и заслуженном наказании.

Долго рассказывал о проявленном им милосердии и мудрости. Наконец он принялся зачитывать часть приговора, где говорилось о наказании.

— Карамбекова Зульфия! Вы обвиняетесь в занятии проституцией, неуважении к законам, нарушении общественного порядка, оскорблении чувств верующих.

Приговор: позорная порка деревянными прутьями по голому телу,

100 ударов и год исправительных работ. Будешь швеей.

Удары разделить: 50 до начала срока отбытия наказания 50 в последний день срока отбытия наказания

Наказание назначить на 09—00 утра завтра. Понедельник.

Девушка, закрыв лицо зарыдала.

— Треухова Наталия! Все невольно посмотрели на женщину, ожидающую приговора. Высокая, пикантно полноватая брюнетка лет 33—35. Откровенная футболка, подчеркивающая красоту ее груди,

коротенькие шортики открывающие все перспективы для полета фантазии и красивые босоножки на танкетке. Сцепленные руки на груди. Наверно в молитве.

Обвиняешься: Занятие проституцией, развращение верующих, оскорбление чувств верующих, нарушение законов морали указанных нашим дорогим Шахом. Появление в общественном месте в нетрезвом состоянии и курение табака.

Приговор: — усатый поднял глаза и довольно посмотрел на Наташу-

Позорная порка плетью по голому телу — 200 ударов. Позорная порка ступней деревянными прутьями — 50 ударов.

Кроме того, три года исправительных работ. Один год — служение наложницей в батальоне охраны Светлейшего Шаха, два года сельскохозяйственные работы. Порку распределить: 100 плетей и 50 ударов прутом по пяткам перед работами, 100 плетей в начале второго года работ.

Мордастый переводил приговор на русский язык, срывающимся от радости голосом. — Замечу, вам наверно интересно, что такое « позорная порка»? Отвлекся он от перевода. Для наказания вы будете раздеты до гола, полностью. И во время наказания за процессом будут наблюдать мужчины. Много мужчин.

Раздался грохот. Это в обморок упала Наташа. Ее привели в чувство и продолжили оглашение приговора:

— наказание назначить на завтра на 10—00. За неуважение к суду, добавить к завтрашнему наказанию 20 ударов розгами по голым сиськам. — Мордастый расцвел, найдя правильный перевод слова «грудь»

Наташа упала на колени и завыла.

Пономарева Екатерина! — Катя всхлипнула и закрыла глаза.

Обвиняется в занятии проституцией, неуважении к чувствам верующих, неуважение к законам нашего Великого Шаха,

В распутстве и моральном разложении.

Приговор: позорная порка плетьми по голому телу 100 ударов.

Исправительные работы — наложницей в отряде телохранителей Великого Шаха сроком на один год.

Наказание назначить на завтра, на 11—00 утра

Панкратова Виктория! Молодая, лет 25—27 блондинка громко и жалобно зарыдала, упав на колени и протянула руки к судье:

— Пощадите, я ничего не сделала. Мы с мужем только что поженились. Я вышла за муж девственницей. Я все соблюдаю!

Смилуйтесь.

— Панкратова Виктория! — повторил судья

— Обвиняетесь в занятии проституцией, неуважении к чувствам верующих, неуважение

к законам нашего Великого Шаха,

в распутстве и моральном разложении.

Плюс неуважение к суду, нарушение правил и регламента суда.

Приговор: позорная порка плетьми по голому телу 100 ударов,

Позорная порка сисек деревянным прутом 20 ударов и исправительные работы в отряде телохранителей Шаха сроком на один год. Выпороть мерзавку завтра в 12!

— Я не шлюха! Я никого не оскорбляла! Я ни в чем невиновата!

— Как ты смеешь меня упрашивать, шлюха! Косим! Покажи всем какая она шлюха.

Мордастый свин, взяв за волосы Вику выволок ее на середину кабинета, задрал короткую юбочку, и все увидели ее аккуратно подбритый лобок и отсутствие трусиков.

— за обман суда, неуважение к суду, приговариваю тебя дополнительно к принудительному вагинальному сексу с тремя охранниками тюрьмы — оскалил зубы и вытаращил глаза судья. Вика упала на пол и завыла от всего ужаса своего позорного будущего.

Двух местных женщин судили за непослушание и недостаточно быстрое исполнение воли мужей.

Обе завтра получат по 50 ударов деревянным прутом. Причём оголят им только ягодицы и в помещении будут только женщины. Представитель судьи и плач.

По окончанию суда, всех приговорённых отправили в камеру ждать наказания.

Катя не спала всю ночь. Как и остальные. Не разговаривали. Каждая ждала ужасное утро один на один со своим страхом.

На ватных ногах в 08—50 вся четверка осуждённых оказались в помещении, где приводят в исполнение приговоры.

Посредине мрачной с зарешеченными окнами комнаты стояла деревянная основательная и тяжелая, скамья, оснащённая ремнями. Поодаль стоял деревянный столб, тоже снабжённый ремнями. Под окном стояла большая кровать, с браслетами на цепочке в каждом из углов. Застелена кровать была свежей простыней. Рядом со скамьёй стоял столик, на котором лежало несколько плетей и кожаные перчатки. Рядом с ним деревянный ящик.

С другой стороны, стояла бочка, из которой торчали концы деревянных прутьев толщиной с палец и верхушки связанных в пучок розг.

Напротив скамьи, стоял письменный стол.

За столом сидел судья. Рядом стоял Косим. Возле скамьи стояло два жилистых человека в клеенчатых передниках поверх зелёных рубах. Между скамьёй и осуждёнными стоял маленький лысый человек в зеленой рубахе, но без передника.

В углу сидел врач с чемоданчиком. Картину дополняли шестеро надсмотрщиков.

— Карамбекова Зульфия! Посмотрев в бумажку огласил лысый.

— Я — пискнула девушка, дрожа всем телом.

— Ко мне — скомандовал Лысый.

— раздевайтесь до гола. Все снимайте, вещи в ящик.

Зульфия поспешно разделась и прикрыв грудь и лобок ладошками с призрачной надеждой посмотрела на судью.

— Ложись на живот — указал на скамью лысый.

Два палача одновременно, растянув женщину, начали фиксировать ремнями ее руки и ноги. Затем перетянули ремнём талию.

Один из палачей удовлетворенно и игриво шлепнул Зульфию по попе.

Другой тщательно выбрав прут, свистнул им по воздуху в холостую убирая с него остатки воды и проверяя его гибкость.

— Начинайте — распорядился судья. Палач размахнулся и опустил прут на худую попку Зульфии. Та застонала, забилась прикованная ремнями и тут же по ее попе хлопнул сильный профессиональный удар. Женщина забилась, закричала, умоляя пощадить.

Катя смотрела на спокойно-равнодушные лица судьи, палачей, охранников. Они секли десятками и сотнями такие вот смуглые, худые, толстые, плоские, круглые, сердечком, чистенькие и прыщавые женские попы и привыкли к этому зрелищу.

А вот ее, Катину задницу они ждут с нетерпением. Не так часто им попадаются холёные, идеально белые, большие и круглые попы.

Когда они разложат ее, голую на скамье, попа растечется и вместе с аппетитными ляхами, будет подрагивать, в ужасе ожидая начала порки. Катя посмотрела на беспрестанно дергающиеся от ударов и боли шарики ягодиц наказуемой с кровавыми полосами и представила, как будет выглядеть ее задница под плетью. Катя от страха и ужаса ожидания неизбежных страданий расплакалась.

Тем временем, Лысый отсчитал уже 30 ударов. Наказуемая кричала во весь голос заглушая чавкающие звуки соприкосновения деревянного прута и растерзанной, окровавленной плоти. Кровь из ран, стекала по телу и капала на скамью.

— Сорок — отсчитал лысый, Зульфия уже не визжала, а натужно хрипела и стонала после каждого удара. Палач уже стал чертить полосы на верхней части бедер вызывая судороги ног выворачивающие стопы несчастной.

— Пятьдесят огласил Лысый. Палач, не принимавший участия в порке расстегнул ремни, и помог подняться женщине. Охранник отвёл ее в угол к врачу для осмотра ран.

— Треухова Наталия — с довольным видом в предвкушении редкого в этих местах зрелища — порки дебелой, европейской женщины не знающей, что такое порядок и подчинение, произнёс судья.

— Ко мне — начал командовать лысый. Раздевайся догола. Вещи в корзину. Косим, переводил команды на русский язык внимательно следя за их выполнением. Наташа сняла босоножки, шорты, заинтриговав зрителей туго обтянутой трусами попой, сняла футболку, бюстгальтер, выпустив на волю два больших игривых шара грудей с аккуратными розовыми сосками. Шары тут же весело запрыгали, радуясь свободе.

— Трусы снимай — ускорил замешавшуюся Наташу Косим. Та неловко, спотыкаясь сняла трусики, и зрители увидели красивую крупную, но полностью гармонирующую с узкой талией и крутыми бёдрами попу.

— Ложись животом на скамью — перевёл команду Лысого Косим.

— руки вперед

Наташа, не зная, как лечь с меньшим позором неуклюже опершись о скамью руками, стала одним коленом на деревянную плоскость открыв взору зрителей розовые губки, спрятанные между бёдер. Наконец, женщина легла на заботливо протертую от крови, пота, соплей и слез предшественницы скамью, обреченно вытянув вперед руки и удобно разместив попу по средине скамьи. Минута, и ремни затянуты и палач с плетью в руке уже по-хозяйски осматривает поле битвы выпирая направление первого удара. Неожиданно для всех палач грациозно вложившись в удар со свистом опустил плеть на ягодицы Наташи.

— Аааааааааа — завопила Наташа. Ее задница сначала желеподобно затряслась, потом напряглась, переживая боль, потом опять хлопок удара, в сантиметре от первого следа появился второй кровавый след.

Ааааааааа — Наташа безуспешно билась в крепких путах стуча конечностями по скамье, но двигались лишь кисти рук и ступни ног

Свист — шлёпок — крик. Катя завороженно смотрела на покрывающуюся кровавыми полосами постоянно трясущуюся от ударов и сокращавшихся от боли мышц попу Наташи. На тридцатом ударе кровь из ран уже текла на скамью, а задница была уже заметно изранена. Палач перенес удары на спину женщины и теперь истерзанные ягодицы лишь тряслись в такт ударам по спине. Вот удар пришёлся по месту, где бёдра переходят в попу. Вопль стал звонче, тело Наташи напряглось, пытаясь вырваться, и моча хлынула потоком на скамью и со скамьи на пол. Наташа от боли уписалась. Это нормально. Ни кто из присутствующих опричников особо и не обратил на этот позорный факт внимания. Палач сек бёдра наказуемой. Наташа уже не кричала. Она дико выла и хрипела. Потом затихла.

Пока доктор приводил Наташу в сознание, Косим рассказал о работе наложницы. Это солдатская шлюха. У неё есть комната, где она принимает бойцов. Сначала женщина используешься офицерами, потом как награда и поощрение для рядовых, потом, когда она слегка поизноситься, просто принимает и обслуживает солдат.

Наташа пришла в себя, порка продолжилась. После каждого удара женщина с хрипом дергалась и причитая ждала следующего удара.

Все тело Наташи было залито кровью. После 50 ударов палачи поменялись. На семидесятом ударе врачи попросил перенести наказание. Наташа теряла сознание. А весь смысл порки в страданиях, поэтому при потере сознания смысл пропадал.

Судья приказал пороть дальше, и палач принялся за работу.

Сто — произнёс лысый. Закончили.

Окровавленную, исполосованную от шеи до пят Наташу отвязали от скамьи и переложив на каталку передали доктору.

— Пономарева Екатерина! — произнёс судья.

— Ко мне

— Раздевайся до гола

— Вещи в корзину

Катя, как во сне или в прострации на ватных ногах подошла к лысому, расстегнула и сняла платье, босоножки, бюстгальтер и трусики. Ее красивое тело приковало взгляды всех присутствующих мужчин. Катя прикрывшись от обжигающих взглядов дрожа всем телом ждала следующей команды.

Она ничего не видящим взглядом смотрела на то, как палач смыл со скамьи кровь и мочу Наташи, помыл из шланга бетонный пол и вытер насухо скамью и встал возле неё с плетью в руке.

— Пономарева Екатерина — судья поднял на неё глаза. Решением суда, на основании ходатайства прокурора, исполнение Вашего наказания переноситься до соответствующего решения.

Катю затрясло. — Спаслась, не сейчас, не выспорят. Охранник взял под локоть Катю и отвёл в сторону поставив голую лицом к судье и скамье.

— Панкратова Виктория.

— До гола, вещи в ящик.

— Решением суда, на основании ходатайства прокурора, исполнение Вашего наказания переноситься до соответствующего решения.

И Вика стала рядом с Катей. Обе не поротые.

Из комнаты вышли все мужчины кроме врача. Зашли три крепких женщины и встали у скамьи.

Ввели наказуемую из местных. Она, покосившись на двух голых грудастых женщин покорно легла на скамью.

Палач, задрав ей подол и спустив штаны оголила ее ягодицы, привязала к скамье и начала сечь. Женщина визжала и билась в путах как птица в клетке. Привычно и заученно умоляя пощадить, мол она все поняла, раскаялась и больше так не будет. Секли местных не так сильно. На ягодицах набухали красные полосы, но крови не было. Закончив пороть первую женщину, без задержек выпороли вторую. По окончанию наказания они старательно благодарили исполнителей за науку и отправились по домам.

Продолжение следует...



22

Еще секс рассказы