Похоть. Часть 2: Эротика

Фанфик

Лучшая форма доверия — член друга в твоей жопе (народная мудрость)

Физиологически между задницей мужчины и женской попой большой разницы нет, не считая общего строения фигуры, при желании и соответствующем настрое, анус становится привлекательным как источник наслаждения, если этому не препятствуют нравственные предпочтения. Все же более привычно рассматривать все женское тело как вожделенное. Но есть один нюанс, разработанная вагина не дает прежнего удовольствия, а вот мужской анус, редко используемый всегда плотно обхватывает введенный в него член, и ощущения получаешь великолепные, словно трахаешь девочку-подростка.

Во-первых, встречаясь с девушкой, у которой «двойная» ориентация, будь готов, что и жизнь у неё будет такая же «двойная», и в одной из частей этой жизни тебе места не будет. Ты никогда не будешь «её единственным» и т. п. А если она и будет так говорить — всё равно в это время у неё либо будет параллельно человек (пусть и женского пола), точно такой же «любимый» и «единственный», либо будет на примете/вполне появится в обозримом будущем. И ревность твоя для неё будет выглядеть не только глупо и неестественно, но ещё и будет её злить. И с её точки зрения всё правильно — одна часть её встречается с тобой, другая — с девушкой. Вопрос в том, почему ты, «любимый» и «единственный» должен довольствоваться только частью?

Во-вторых, будь готов к тому, что она будет говорить о проходящих мимо красивых девушках, разглядывать их — «и не смей ревновать, это же другая я». Но, стоит тебе хоть попытаться начать делать то же самое, то огребёшь люлей, ибо «тебе что, меня не хватает?» И спорить тут бесполезно — ей можно смотреть на красивых девушек, потому что с тобой встречается только одна её половина, зато ты должен отдаваться ей целиком, если только не...

Пункт третий. Аргумент в спорах: «Если ты заведёшь себя парня, я не буду против». Думаю, можно не комментировать.

Пункт четвёртый. По идее, очевидный, но, видимо, не для интернет-мачо, по совместительству полудурков. Девушка твоей девушкой не становится. Более того, отношений хороших, скорее всего, у вас тоже не будет. В лучшем случае ей будет тупо похуй, а в худшем — будет ревновать вашу общую девушку к тебе, а тебя ненавидеть и стараться всячески испортить ваши с любимой отношения (и активно срать ей в мозги феминизмом и регулярно напоминать о том, какой ты козёл).

Тем не менее, если брак в основном прочный, она будет держаться за любовь и почти сразу же начнет всеми силами приспосабливаться к новым обстоятельствам, хотя муж, скорее всего, будет видеть лишь смятение и гнев. Но, так как у женщин разные происхождение, образование, взгляды, есть и исключения. У некоторых женщин в таких ситуациях гораздо больше оптимизма. Бисексуальность мужа может усилить ее чувства и даже стать тем, что она захочет разделить.

Для нее уникальная особенность ее брака стала их с мужем преимуществом, возможностью нетрадиционным способом улучшить сексуальную жизнь. Она делит с мужем его переживания и увлечения, а не просто принимает его таким, какой он есть. Она не терзается предположениями, что он затеял — она рядом с ним. Хотя близость с мужем вдвоем по-прежнему приносит ей удовольствие и укрепляет их союз, она может, при определенных обстоятельствах, относиться к сексу как к массажу. В конце концов, зная, как человеческие тела и умы откликаются на секс, можно сказать, что интимная близость — часть нашей природы и нашего естественного любопытства, и что брак может не сдерживать сексуальные порывы... пока их разделяют оба супруга.

Эти вопросы должны быть решены вместе с мужем, чтобы брак продолжать существовать. Один нерешенный аспект, единственный вопросительный знак, и дорога станет длиннее. Длиннее, но не непроходимой. Если в браке нет серьезных изъянов, столкновений личностей, разных взглядов и стремлений супругов, то он может быть на удивление прочным, своего рода плодородным садом, где может процветать любовь. Бисексуальность мужа меняет жизнь, переписывая правила, но новые правила могут подходить обоим супругам. Есть все основания верить, что пережив начальные гнев и тревогу, супружество станет сильнее.

Я верю, что глубоко в мужчинах живут естественные родство и влечение к другим мужчинам. Они могут проявляться как желание физического контакта при занятиях спортом, или как дружба игроков в покер, или как желание физической интимности. Все эти проявления взаимосвязаны.

Флэшбэк (Вася+армейские будни)

... В тот дождливый июньский вечер наше «черепично-монтажное отделение» (а попросту — ЧМО) не поспело к ужину: заканчивали «текущий» ремонт на дачном участке одного из «шишек» — начальников. Наш старшина, дежуривший по кухне, не забыл оставить для всех опоздавших полагающуюся порцию «сухого пайка», добавив к ней неограниченное количество ароматного и крепкого чая...

Мы ввалились в казарму, еле передвигая ноги от усталости и прилипшей к сапогам дорожной грязи. Не было сил что-то делать, а от непогоды настроение и вовсе никакое — скорей бы уж и отбой! Однако, пришлось-таки приводить в порядок промокшую насквозь одежду, чтобы утром, перед построением, осталось только подворотничок подшить да сапоги с бляхой надраить: Прозвучало привычное «Отбой!» — и через минуту-другую вся казарма погрузилась в сладкие солдатские сновидения.

... Среди ночи, почувствовав, что рядом со мной, на соседней койке, кто-то учащённо дышит, глухо сопя почти в самое ухо, я очнулся. Спросонок не мог ничего толком понять, а предрассветный сумрак не давал возможности разглядеть соседа-храпуна. Но я припомнил, как перед самым отбоем старшина предупредил дневальных и дежурного: ночью должны прибыть несколько новобранцев — и надо бы их, не поднимая шума, разместить на свободных койках. Так, выходит, мой сосед — и есть один из этих «салажат»?!

Перевернувшись на другой бок, я сделал вид, что продолжаю дрыхнуть. А про себя решил: утром непременно узнаю — кого такого сопящего уложили рядом со мной, «стариком»? Это что ещё за подарок к дембелю?!

Но сейчас хотелось только одного: как бы ненароком не спугнуть своего соседа, не дать понять ему, что я приметил его (и, чего скрывать, даже заинтересовался им). Паренёк был совершенно юн и, скорее всего, неопытен — так мне показалось. Но я ошибся в своих расчётах...

Через какое-то время я повернулся, и мы опять оказались лицом к лицу, хотя по-прежнему не могли разглядеть друг друга. Сосед (видимо, интуитивно) уловил, что я проснулся, но тоже не подавал виду, продолжая сопеть во все лопатки. А спустя несколько мгновений он неуверенно положил руку на моё открытое плечо и вдруг начал осторожно поглаживать, едва касаясь кожи кончиками пальцев! Его тёплая нежная ладонь робко и плавно опускалась всё ниже — сперва по спине и боку, а затем, не встречая с моей стороны ни малейшего сопротивления, поползла по талии...

Я ощущал его прерывистое дыхание — в считанных сантиметрах от своего лица, и очень старался не поддаться искушению, не раскрыть случайно глаза — чтобы тем самым не выдать себя. Всем видом мне надо было показать ему, что я якобы вижу обычный солдатский сон: будто рядом со мной моя девчонка, а я пытаюсь её приласкать и обнять... Помню даже: что-то невнятно зашептал при этом, какие-то ласковые слова — то ли имя её называю, то ли о чём-то прошу... И, как я понял, мой сосед доверчиво клюнул на эту уловку!

Осмелев, он придвинулся почти вплотную — и мы начали бесцеремонно ласкать друг друга, не обращая никакого внимания на всякие «игровые» условности. Как партнёр, он оказался весьма бойким и шустрым: горячей ладошкой мигом влез в мои трусы и с завидной поспешностью и энергией принялся надрачивать мою (давно уже не спящую!) «штуковину». Делал он всё быстро и ловко, да с такой смелостью, лёгкостью и проворством, что через пару минут я был готов кончить и даже растерялся, не зная, как долго ещё смогу сдерживать член от распирающего возбуждения...

В то же время и сам я, осмелев от такого напора, гладил по его юношескому гладкому и тёплому телу, чуть вздрагивающему от волнения. Но больше всего, пожалуй, меня удивили не его смелое проворство, инициативность и жадная решительность действий. Когда я дотянулся до его пояса и опустил руку пониже, чтобы пролезть под трусы, то почувствовал, что он лежит совершенно голый — без плавок или трусов! Во время этой «прелюдии», пока дело не зашло дальше ласканий и поглаживаний, обратил я внимание и ещё на одну деталь: когда гладил его шею, под рукой оказалась тонкая цепочка, а на ней — металлический брелок в форме сердечка. Стараясь не отвлекаться на другие пустяковые мелочи, я хотел запомнить именно эту приметную деталь, чтобы потом при случае опознать по ней моего ночного соседа-инкогнито.

... Ласкались мы недолго, то прижимаясь, то обнимаясь и не произнося ни единого словечка. А когда напряжение достигло своего наивысшего предела и мой «головастик» вот-вот готов был взорваться (теперь и я задышал неровно и горячо, содрогаясь от приливов наслаждения), мой партнёр быстро пригнулся и принялся нежно облизывать моё «сокровище». Поначалу он обрабатывал один только толстый ствол члена, а затем взялся и за головку, целиком погружая её в себя. С явным блаженством, слегка причмокивая влажными губами, он всасывал её, умудряясь при этом не издавать излишне громких звуков. Сосал быстро, но очень ласково и почти неощутимо, то и дело вытаскивая член изо рта, словно любуясь произведённым эффектом...

Я умирал от удовольствия и тихо (как только мог!) постанывал, делая всем туловищем встречные движения и придерживая его за голову. После нескольких лёгких, но глубоких «качков», когда в его большом рту оказались одновременно и мой здоровенный хуй, и вздувшиеся под ним яички, я стремительно, не помня себя от счастья, изогнулся, изо всех сил притянув голову соседа к себе — и тут же, не медля ни секунды и ни о чем другом не задумываясь, словно в беспамятстве, выстрелил в его раскрытую настежь глотку мощной резкой струей...

В голове в этот миг что-то сместилось, растекаясь быстрыми толчками и перемешивая действительность с фантастическими видениями — словно в огромном кипящем котле; закрутилось бешеным вихрем, упоительно и успокаивающе...

Сосед, выпрямившись, уже лежал абсолютно неподвижно, не подавая никаких признаков. Я медленно погладил его по мокрому лицу, по горячей шее, приложил пальцы к его влажным губам — он охотно поцеловал их и... отодвинулся от меня, отвернувшись к стене. Поправив сползшее одеяло, я глубоко вдохнул воздух, показавшийся таким свежим и чистым, будто из распахнутой настежь форточки прорвалась морозная струя озона, — и готов был прокричать на всю казарму, что я сейчас так чертовски молод и безмерно счастлив, как ещё не был никогда в жизни! И страшно захотелось вновь поскорее погрузиться в свой сладостный «дедушкин» сон...

А когда через старую высокую раму с запылёнными стёклами, где внизу, между ними, лежало целое кладбище дохлых мух, мошек и комаров, забрезжил тусклый рассвет, отбрасывая расплывчатую матовую тень на серые стены, мне зримо послышались до боли знакомые звуки: общий скрип кроватей, гул прыгающих ног и чьи-то громкие голоса... Я как-то странно, словно убегая от кого-то невидимого, непроизвольно вздрогнул — и... окончательно проснулся, потому что в казарме прозвучала команда «Подъём!». Попытался сразу припомнить всё, происходившее со мной этой июньской ночью, бросив взгляд на соседнюю кровать: кто же он, этот храпун-сосун? Но на ней уже никого, увы, не было...

Быстро покинув теплую постель и кое-как по привычке заправив её, я с волнением вспоминал в деталях о ночном сексе с соседом; двинулся к умывальнику, украдкой при этом разглядывая смятые трусы: не осталось ли на них следов нашей «игры»? Подойдя ближе, услышал весёлый трёп столпившихся сослуживцев: чьи-то анекдотики, обрывки разговорчиков — обычное явление по утрам, после подъёма. Солнечные блики играли на их лицах — похоже, что денёк собирался быть по-летнему тёплым. Вдруг в глаза ударил маленький проворный «зайчик» — и на одном из новобранцев, беспечно плескавшихся под кранами, я сразу заметил ту самую цепочку с медальончиком, которую ощупывал ночью на шее соседа. Вот это да!

Прямо передо мной стоял подвижный и довольно смазливый паренёк — окружавшие называли его Стасиком (очевидно, за невысокий рост и щуплую... ладную фигурку подростка). Увидев меня, он неожиданно как-то сник, перестав смеяться. И даже попытался быстренько проскользнуть мимо, но у самой двери я успел удержать его — и он покорно остановился, переминаясь с одной ноги на другую и никак не решаясь посмотреть в глаза или хотя бы что-то сказать в оправдание.

Я заявил ему (упирая на «дедовские» интонации), что с этого момента — раз уж так получилось, что мы оказались соседями! — я беру над ним шефство:

— Будешь моим помощником, сосед. Договорились?

Он выслушал это, послушно кивая опущенной головой. Глаза его суетливо бегали по сторонам, а лицо от волнения залилось густой краской. Так ничего и не ответив, он стремительно вышел за порог, направляясь в помещение казармы...

На утреннем разводе я шепнул старшине, что было бы весьма неплохо дать мне кого-нибудь из новобранцев в помощники: предстояла трудоёмкая работа и выполнять её намного сподручнее вдвоём. Разумеется, он без малейших колебаний и лишних вопросов согласился, с ухмылкой кивнув в сторону стоящих в строю «салажат»: выбирай любого из этих сопляков — заодно и уму-разуму, может быть, научишь! Не долго думая, я указал на Стасика: вот этот подойдёт! — и старшина дал ему команду следовать за мной:

Нам предстояло заниматься покраской на невысокой металлической башне, которая была в стороне от всех гарнизонных хозяйственных построек, в самом дальнем углу территории. Медленным шагом мы двинулись к ней — я надеялся, что по дороге удастся разговориться со Стасом и добиться от него хоть какого-то внятного «признания». (Мне не давали покоя приятные воспоминания о ночной «игре» — от этих воспоминаний я чувствовал некую робость, однако росло и возбуждение, желание повторить всё заново!)... Но Стас, насупившись, упорно молчал, озабоченно пошмыгивая носом, за всю дорогу не обронив ни словечка, и даже закурить не спросил. И когда подошли к башне и взяли кисти, щётки и краску, направившись к объекту приложения наших малярных сил, — он и в эти минуты держался словно партизан на допросе, всё ещё храня гробовое молчание. Все мои наставления выслушал без всякого внимания, демонстративно отвернувшись в другую сторону.

Это меня взбесило:

— Станислав! — медленно закипая, обратился я к нему и решительным движением развернул к себе. — Ты битый час ворон считаешь, а мышей, бля, не ловишь! Ходишь, как гнилой пенёк, с кислой рожей — аж смотреть тошно. И долго ты собираешься киснуть? Помнится, ночью ты был совсем-совсем иной! Тебя что же, кто-то подменил с утра, а?..

Он опять ничего не ответил — лишь засопел ещё сильней, по-прежнему отводя испуганный взгляд.

И тогда я решил поставить точку в этом вопросе, окончательно определившись с этим молчаливым «салагой»: или он во всём мне чистосердечно тут же признается, или я из него сейчас отбивную сделаю! Зная прекрасно, что он не устоит и обязательно клюнет на мою уловку, я пошёл на маленькую хитрость: раздевшись до пояса, вскарабкался на бочку с краской, а ему велел стоять рядом и придерживать меня — чтобы я ненароком не свалился. Он нехотя взошёл по скрипучей лестнице и легко обхватил рукой мою талию. Но долго стоять в таком положении было неловко, и он приподнялся ещё на пару ступенек. Его рука уже уверенней и крепче держала меня, а потом и вовсе направилась вниз, медленно переходя на бедро.

Я занимался своим делом, стараясь не отвлекаться от работы. Только где-то внизу слышалось прерывистое дыхание моего напарника, чья рука уж больно активно и жадно стала двигаться по моей ноге, всё проворнее обхватывая и пожимая её, стремясь подобраться к самому чувствительному месту. Это приятно волновало и возбуждало. Почувствовав через пару минут, что млею от нахлынувших острых ощущений, я, склонившись к нему, произнёс:

— Ну и чего ты там цепляешься, Стас? Вставай-ка рядом, да только поосторожнее, бля, смотри — не упади ещё!

В одно мгновение он перешагнул по ступенькам ко мне, мы почти поравнялись, очутившись лицом к лицу. Он выглядел, как переспелый помидор, неровно дыша и виновато улыбаясь. Его насторожённый взгляд выдавал внутреннюю дрожь и волнение. В этот решающий момент, пожалуй, я и сам волновался не меньше, испытывая к этому щупленькому новобранцу смешанные чувства.

Быстрым движением свободной руки я приблизил его к себе, обхватив за талию, — и, не откладывая в долгий ящик, решительно поцеловал. Он попытался увернуться, но всё-таки взглянул на меня приветливее, чем прежде. Переминаясь с ноги на ногу, я как бы ненароком выставил вперёд правую ногу, чтобы принять ещё более устойчивое положение. И при этом почувствовал, как у Стасика под новенькими (только что со склада!) хэбэшными брюками выпирает крепкий елдачок.

Несколько минут, показавшихся целой вечностью, мы простояли так — почти вплотную, ничего не говоря друг другу и едва успевая переводить дыхание. Прижимаясь всё плотней, мы боялись нечаянно перевернуться и упасть с этой злосчастной бочки. И потому, устав быть беззащитными на такой высоте, не сговариваясь стали поочерёдно спускаться с лестницы; затем, сойдя на выжженную и утоптанную тропинку, прямиком направились в старый склад, находившийся в полусотне шагов от башни.

Вошли в полутёмное и полупустое помещение — и тут же, у порога, крепко прижались, обхватив друг друга за плечи. Озираясь по сторонам и невольно вздрагивая от малейшего шороха за дощатой стеной, сквозь щели в которой резкими линиями падали солнечные блики, мы нервно расстёгивали наши хэбэшные гимнастёрки. На спине у Стасика я нащупал и родинку под самой лопаткой, мигом вспомнив, как ночью уже гладил её...

В дальнем углу виднелся старенький топчанчик, укрытый промасленными тряпками и серой мешковиной, выцветшими плакатами, газетами и прочей бумажной рванью. Мы поспешили к нему и, отряхнув пыль, расположились. Сперва просто прилегли рядышком: обнимаясь и поглаживая разгорячённые тела, чутко прислушивались к малейшему шороху за стенами. А потом перешли к поцелуям — и всё сильнее и смачнее, взасос, проникая языком в тёплую глубину рта. И затем, быстренько стаскивая с себя брюки, стали нетерпеливо хвататься за торчавшие под армейскими чёрными трусами члены — как это частенько делают озорники-пацаны во время школьной переменки. Тормошили и дёргали их, не упуская и свисающих яичек; сжимали бессчётное число раз, доводя себя до бешеного наслаждения...

Стасик первым выхватил из трусов моего «непоседу» и усердно начал гладить его тонкую полупрозрачную кожицу, нежно сдвигая её двумя пальцами то вверх, то вниз. И в это же время он целовал моё тело, опускаясь от шеи на грудь и живот. А когда дошёл до кучерявых волосков на лобке и вокруг самого члена (на яйцах), я не вытерпел и перевернул его на себя — так, чтобы можно было самому дотянуться до его весёлой «игрушки», задорно торчащей между стройных и совсем безволосых ног.

Его член был не такой уж и длинный, но зато крепкий и упругий — настоящий боец-удалец! Он стоял, словно бравый гвардеец, а два крупных яйца, похожих на теннисные шарики в плотной кожурке, ещё больше разбухнув от моих ласканий, трепетали, подёргиваясь от удовольствия. Но не успел я как следует примоститься, расположившись рядом с ним (чтобы было удобнее лежать и сосать одновременно вдвоём), — как Стас вовсю запыхтел и засопел, уткнувшись головой в самый низ моего живота. Он сосал неистово, жарко облизывая и ствол, покрытый сеткой налившихся вен, и залупу — с каким-то особенным наслаждением заглатывал её ртом, словно это было для него нечто сказочное, долгожданное, упоительное — предел всех его мечтаний...

Отрешившись от всего, я впал в самый настоящий кайф, даже зажмурился от удовольствия. Но через минуту опомнившись и придя в себя, принялся целовать его отважного «бойца», дёргая сжатой в кулачок ладонью за горячий вертикально-упругий ствол и болтающиеся шарики-яички...

— И это всё мы делали торопливо, стараясь попасть в такт друг другу и прерываясь лишь затем, чтобы перехватить глоточек воздуха. В такой интимной обстановке я и заметить-то не успел, как сам стал глубоко и охотно заглатывать член Стасика! Не смущаясь, я отсасывал его красивенький свеженький елдак — весь, от крупных блестящих яиц и до потрясающе прекрасной шляпки-головки, напоминающей спелый и крепкий плод каштана!

Стасик ускорил темп своих восхитительных движений, раскачиваясь подо мной своим хрупким телом и упираясь всей промежностью в мой придавленный нос. Он причмокивал и постанывал, то и дело сопя, с какими-то внутренними придыханиями, волновался сам и одновременно возбуждал меня всё сильнее и быстрей...

Едва у меня мелькнуло в голове, что я уже «на подходе», да и юный партнёр — тоже, кажется, висит «над пропастью во ржи» и вот-вот готов кончить, — как тут же во рту что-то брызнуло приятной струйкой. Тягучая пелена его спермы мгновенно заполонила всё пространство, но продолжала мерно выливаться быстрыми и торопливыми толчками...

Я отвернулся немного, перехватив рукой этот струящийся «шланг» и стараясь как можно быстрее проглотить подаренный им нектарный напиток — сказочно вкусный, тёплый, наполненный юношескими соками... А Стасик затих и весь обмяк, расслабился и замер, отодвинувшись в сторону, на самый край нашего скромного ложа...

Прошло несколько томительных минут, пока он, беззвучно бормоча что-то себе под нос и оставаясь при этом абсолютно недвижим, приходил в нормальное состояние. Я ничего не мог понять, но терпеливо ждал продолжения: ужасно хотелось и самому побыстрее кончить, получив такую же долю сексуального удовольствия!..

Отдышавшись, Стасик как ни в чём не бывало принялся за своё прерванное занятие. Он лизал, целуя, мой хуй — с упоением, так проворно и так приятно, что я не смог продержаться долго: кончил бурно, со всхлипами и стонами. Такого замечательного кайфа, как сейчас, на этом скрипучем топчане, я, признаться откровенно, не испытывал уже давненько...

И опять всё закружилось перед глазами, словно в неистовом хороводе; поплыло, растворяясь в тёплой полутьме сарая, проваливаясь в глубины неизвестности...

Мы долго пролежали в этой жуткой тишине, утомлённые и радостные, крепко обнимая друг друга. А потом, отдохнувши, опять продолжили ласки — только теперь, правда, более спокойно и равномерно, «со вкусом», негромко переговариваясь о чём-то приятном и сокровенном... К моему немалому удивлению, не прошло и десяти-пятнадцати минут, как елдачок у Стасика опять бойко вскочил, будто до этого между нами и не было ровным счётом ничего! Стас повернулся ко мне лицом и, чуть приподнявшись на локте, осторожно предложил:

— А давай сейчас попробуем всё по-другому сделать, а, Василий?

— Как это «по-другому?» — не понял я вопроса.

Мило улыбнувшись, он не стал ничего объяснять — только взял мои руки и вложил в них свой стоячий «инструмент»: дескать, пощекоти его, обласкай и поиграй! А сам медленно, полусидя начал опускаться на меня, двигаясь в направлении моего взметнувшегося «ствола» и рукой помогая ему войти в очко. Стасик ёрзал на нём — то приседая, то вставая, раздвинув обеими руками как можно шире свою промежность. И по его лицу было заметно, что «процесс» этот ему безумно нравится, доводит до полного изнеможения. Я только замирал от новых ощущений, не переставая быстрее оттягивать торчащую у моего пупка его симпатичную «штуковину»...

... Мы оба так бешено трудились в ускоренном темпе, что совершенно обезумели от удовольствия, приятного и неповторимого. Чем глубже Стасик садился на меня, то есть на моё «боевое орудие», тем стремительней и яростней я двигал рукой, из последних сил сжимая его «поршень». Туда — сюда, туда — сюда, вверх — вниз, вверх — вниз...

Радость разливалась толчками, а взаимное напряжение достигло предела как-то уж слишком быстро в этот раз: мы кончили одновременно, в последнюю долю секунды почувствовав извержение бурного потока...

Пришлось одной рукой удерживать Стасика, не давая ему приподняться; другую я крепко сжимал в кулаке — и из пунцовой головки его «шланга» брызнула липкая струйка полупрозрачной спермы. Первой капелькой она робко шлёпнулась мне на грудь, а следующий сильный толчок-выстрел долетел почти до самого подбородка...

Когда мы, опомнившись, вскочили с топчана, на ходу натягивая разбросанную амуницию, и посмотрели на часы, времени оставалось в обрез: давно уже надо было бежать во все лопатки, если мы не хотим остаться без обеда!

Пока добирались знакомой тропинкой, петляющей между складскими строениями, Стасик не умолкал ни на секунду — стрекотал как кузнечик, будто его опять незаметно кто-то подменил. Или наша сексуальная игра сделала его таким говорливым? Мне, разумеется, понравилось всё, что было в полутёмном сарайчике; причём, я особо выделил для себя немаловажный нюанс: Стас — далеко не новичок в подобных «забавах» (это только сперва казалось, что он тих и скромен, застенчив и молчалив)! Все его действия — и ночью, и сейчас на топчане — выдавали с головой опытность, напористость и деловой подход к подобным «играм». «Хоть и молод он ещё, — подумал я, — а как прыток, смел и ловок! Ай да Стасик, ай да молодчина! Что-то из него будет к концу службы?»...

Факт нашего долгого отсутствия (на такой совместной работе, где и одному-то нужно не более часа!) не ускользнул от пристального внимания сослуживцев, и они стали незлобно подтрунивать: дескать, чего это мы там так долго провозились? Наверняка всю башню в три слоя покрыть успели! А сержант Шостак, известный своим непрошибаемым авторитетом, заявил невозмутимо: «Они там и всю траву рядом с башней на хуй покрасили!... « Но мы со Стасом старались не реагировать на эти приколы и подъёбки. Лишь украдкой понимающе перемигивались, сохраняя полную непроницаемость на лицах...

И с тех пор Стас не отходил от меня ни на шаг — нас только иногда разлучали наряды по кухне, в казарме и на КПП, несение караульной службы (я, как готовящийся к дембелю «дедушка», в этих нарядах не был задействован). Он радовался мне — как ребёнок, заполучивший любимую игрушку в бессрочное пользование. Я же никак не хотел поверить в то, что всего через каких-то четыре месяца нам предстоит расставаться — и, вероятно, уже навсегда.

Мальчики

Фантазии Алика: «Парни любят распоряжаться и контролировать, но иногда реальный мир не предоставляет такой возможности. Постель — отличный способ оторваться на полную катушку, почувствовать себя главным, взять все в свои руки. Конечно, вам, парни, не нужно кидаться в омут с головой и подвешивать партнершу под потолок (далеко не всем это понравится), но почему бы и не поэкспериментировать со связыванием и приковыванием к кровати?

Девушки, предложите ему немного поиграть и увидите, как он распалится.»

На другой стороне полюса мужских желаний — подчинение. Да, как ни странно, это так. Многие парни мечтают быть подчиненными в постели. Все это, скорее всего, произрастает из-за того, что в реальности на мужской пол оказывают большое давление. «Ты — мужчина, ты решай!», «Ты — опора семьи», «Не будь тряпкой, ты же мужик!», — вот, что слышит сильный пол чуть ли ни ежедневно.

От этого очень легко устать, согласитесь. Поэтому иногда им хочется побыть и в пассивной роли, когда все за них решает женщина, а они лишь подчиняются. Сами они об этом вряд ли скажут, поэтому лучше спросить напрямую.»

Фантазии Васи: « Такие фантазии скорее более животные, чем рациональные. Уж такова моногамная природа парней. Парни, попробовавшие заняться сексом втроем или с большим количеством девушек, признаются, что, если они состояли в длительных отношениях с одной из девушек, то потом эти отношения рушились. Все же эту фантазию лучше так и оставить в мире сексуальных грез.

Мужчины часто фантазируют о сексе с опытной женщиной, которая уже знает, как доставить удовольствие себе и своем партнеру на высшем уровне. К тому же, опытные девушки более легко относятся к мужским промахам в постели, а их требования не так завышены, как у их молодых соперниц.»

Фантазии Саши: « Первый раз — самый главный и важный. Парни фантазируют о девственнице в своей постели, потому что это дает им роль учителя, ставит их на пьедестал. Научить девушку всему, открыть ей мир секса — одна из главных сексуальных фантазий парней. Так что, девушки-девственницы, ни в коем случае не стесняйтесь своей неопытности. Для вас это только плюс. Мужчины часто фантазируют о тех, кто не в их власти. Обычно это медсестры, женщины-полицейские или просто та умница-разумница с соседского двора. Поэтому секс-шопы переполнены разнообразными костюмами. Войдите в роль, подарите ему то, о чем он мечтает.»

Фантазии Вадима: « Или по-простому подглядывание. Мужчины, как известно, любят глазами. Поэтому порно гораздо популярнее среди мужчин. Такие фантазии могут включать в себя подсматривание за мастурбирующей женщиной, или за горячей красоткой, имеющий секс с кем-то другим. Для них это еще и возможность научиться чему-то новому. Иногда фантазии включают в себя только подсматривание, но чаще всего в своих мечтах парни присоединяются к объекту подглядывания. Об этом мечтает чуть ли не каждый второй парень. Идея состоит в том, чтобы сломать сексуальное табу, что так сильно возбуждает и сводит с ума. Секс в туалете ночного клуба, в закоулках улиц, в машине или в лифте. Осознание того, что тебя могут поймать горячит кровь и заводит не по-детски.»

Фантазии Димы: « Секс вдали от чистых простыней и цивилизации — в этом есть что-то животное и первобытное. Таким образом можно почувствовать связь с природой. Мужчины мечтают о сексе в палатке, сексе на пикнике или сексе на траве.

Лесбиянки заводят мужчин. Особенно те, кто пытается соблазнить их собственную жену или подругу.

Это горячо, желанно и запретно. Многие мужчины не имеют даже представления о лесбийском сексе. Что только подогревает их желание увидеть его в живую. Но это вовсе не значит, что вы должны это выполнять. Иногда фантазии должны оставаться лишь фантазиями. Ведь в этом и есть их сладость.

У мужчин бывает много интересных сексуальных фантазий, но многие из них прерываются внутренним голосом разума, который быстро возвращает мужчину с небес на землю.»

Флэшбэк (Дмитрий)

Внизу нас ждал сюрприз.

Женщины, похоже, не дождавшись Василия, из-за которого и было все затеяно, исполнили стриптиз для одного Сашки, который тоже только недавно пришёл сверху.

Причем по полной программе, даже с перевыполнением. Нашим глазам предстала занимательная картина: Сашка без штанов полулежал на диване, а по бокам от него пристроились две нимфы в одних трусах, разглядывая вздыбившийся член.

Света водила по нему рукой, изредка наклоняясь и беря головку в рот.

—. .. Оль, да точно тебе говорю! Сама попробуй! — услышал я окончание фразы, присаживаясь рядом с женой.

Ольга оглянулась на меня и нерешительно прикоснулась к потемневшей головке. На Сашку его зелье тоже подействовало наилучшим образом.

Его орган аж выгнулся, стремясь увеличиться по максимуму и от каждого прикосновения нервно вздрагивал. Пока я думал, что же они обсуждают, Дашка вновь поторопила мою жену:

— Попробуй!

— Дим, можно мне попробовать? Ты не против? — Ольга почти поддалась на ее уговоры, но сначала все-таки спросила у меня разрешения.

— Не против... — махнул я рукой, пребывая в благодушном настроении. На вкус что ли пробовать собирается? Пусть, от меня не убудет, сам бы попробовал ради разнообразия. Сегодня и так много чего случилось, так что переживу.

Однако Ольга, получив разрешение, вовсе не собиралась оценивать Сашкины вкусовые качества. Моментально перекинув ногу через его бедра, она отодвинула планку трусов и плавным движением села на его член. Я только рот раскрыл, глядя как напряженный ствол исчезает в моей жене.

Сашка удовлетворенно выдохнул, вторя тихому «О-о-о-а-а-ах!» Ольги. Она приподнялась несколько раз, словно демонстрируя мне, как легко входит в нее эта раздувшаяся дубина.

— Ну что? — потеребила ее Дашка. — Чувствуешь?

— Ага, — после некоторого раздумья согласилась Ольга, не прекращая, однако, елозить на Сашке, — точно, достает. Прикольно, так!

Светка довольно улыбнулась и тут заметила меня, все еще так и сидящего с выражением, так сказать, крайнего удивления на лице. Оценив ситуацию, она немедленно оказалась возле меня, расстегивая брюки и приговаривая:

— Дим, ты на Ольгу не обижайся, это я ее уговорила. Да ты и сам разрешил. А пока она на Сашке скачет, я сама тобой займусь.

Мой член наконец выбрался на волю, чтобы тут же исчезнуть в Светкином рту. Благодаря Аликову напитку он, несмотря на недавнее путешествие внутрь Дашки почти не утратил твердости, а теперь, под воздействием скользящих по нему губ, вообще напрягся как никогда. Да еще жена рядом, охая, раскачивалась, насаженная на кол, уже без одежды, которую Сашка быстро стянул.

Сашка, дотянувшись, зажал в пальцах ее соски, легонько покручивая.

А Васька где? Вон, возле кресла, помогает Дашке (которая тоже как-то оказалась здесь) снять колготки с трусами. В спешке белье перекрутилось и сниматься не хотело.

Раздев даму, Васёк разоблачился и сам, опустился на колени перед развалившейся в кресле Дашки, забросившей ноги на подлокотники и выставившей на всеобщее обозрение пушистый лобок.

И притормозил. До меня дошло, что ему-то Алик волшебного напитка не давал и у Васька сейчас проблемы с эрекцией. Как он будет с этим справляться мне посмотреть не удалось.

Светка, перестав сосать, взобралась сверху, перекрыв обзор. Ну и ладно! — решил я, чувствуя, как член входит в мокрое влагалище.

В отличие от неторопливо движущейся рядом Ольги, Светка повела себя крайне агрессивно. Так меня не трахал еще никто.

Ею грудь с крупными сосками прыгала перед глазами, пока я ее не поймал, член несколько раз выскальзывал, шлепаясь о живот, а уж издаваемые Светкой звуки и вовсе не поддавались описанию.

Сашка рядом опрокинул Ольгу на бок, сдернул с нее трусы и навалился сверху, резким движением бедер загоняя в нее член. Алик пристроился к его заднице и затолкал в него свой стоящий елдак.

Я поступил так же, прижав Светку всем весом и размеренно заработал тазом, так, как нравилось мне, плавно вытягивая член и сильным толчком забивая обратно.

Партнерше, судя по реакции, вроде бы нравилось. Рядом охала и закатывала глаза Ольга, расплющенная Сашкиным телом. Движения Сашки и Алика стали синхронными, что усиливало удары члена в Ольгу, тут она совсем поплыла.

Мне вдруг пришла в голову мысль, что за все время пребывания здесь Светку я трахаю уже третий раз, а собственную жену всего однажды, да и то поначалу не собирался.

Впрочем, это меня нисколько не огорчало.

Сашка засопел, кончая, остановился ненадолго, а потом неглубокими быстрыми толчками довел до финиша Ольгу.

И стал кончать сам... видимо, движения Алика в его заду ускорили процесс наступления оргазма.

Я положил руку Светке на грудь и легонько сжал, ощущая, как сотрясается ее тело в оргазме. Подо мной задергалась Светка и мне не оставалось ничего другого, кроме как разрядится в ее лоно.

Повернув Сашкину Светку к себе лицом я стал выливать остатки спермы её на лицо и в рот, глядя этом на Сашку.

Впрочем, Сашка к этому отнесся вполне благосклонно. Ведь и моя жена была залита его спермой... Улыбнувшись в ответ он размазал свою сперму по груди моей Ольги.

Ольга с пьяной, блядской улыбкой попробовать сперму Сашки стал размазывать ее по своей груди сама.

Сашка слез с моей жены и отполз в сторону.

Я поискал глазами Ваську. Он стоял перед Дашкой, а та губами и руками доводила его до готовности, причем вполне успешно. Мне пришла в голову мысль попробовать его член на вкус.

Васькина елда опять торчала, обретя твердость и выдающиеся размеры. Однако Васёк, выворачивая шею, поглядывал на лежащую с раскинутыми ногами Ольгу. Оно понятно конечно, Дашку он уже трахал, а мою еще нет.

Заметил это и Алик. Вопросительно посмотрев на меня, он показал глазами на брата, потом на мою жену и дождавшись ответного кивка тяжело поднялся с дивана, направляясь к Даше. Васёк обрадовано уступил ему место между ее ног и метнулся к нам, нависая сзади над Ольгой. Стоя с закрытыми глазами, она его заметила не сразу.

— Ы-ы-ы-ы! — взвыла она, почувствовав, как в нее заталкивают толстую дубину, заметно превосходящую нас с Сашкой

Васька, не обращая внимания, продолжал растягивать ее влагалище. Ольга вцепилась в кресло, разведя ноги еще шире и задрав вверх. Толстый член медленно входил в нее, пока его корень не прижался к набухшему клитору.

— Вася, только осторожней... — попросила Ольга, задрала ноги еще выше, придерживая их под коленями и замерла в ожидании.

Васька послушался и действительно был осторожен. Медленно двигая членом в узком влагалище, он прислушивался к реакции женщины, забыв, кажется, о собственном удовольствии. Правда, по хаотичным Ольгиным вздохам и поскуливанию, мне самому было непонятно нравится или нет, а Ваське и подавно.

Поэтому он без выкрутасов продолжал разрабатывать тугое отверстие.

Я наконец сполз с Светки. Член оставался достаточно твердым чтобы трахнуть кого-нибудь еще, вот только желания пока не было вставлять его в женщину, хотелось экзотики. Дашка с некоторым удивлением посмотрела на него, а потом на меня, словно говоря: «Ну чего же ты ждешь, вот она я, и я хочу еще».

— Подожди, Даш, все тебе будет. Глянь что с Ольгой делается.

Ольга в самом деле, похоже, в очередной раз кончала. Довольный собой Васька, глядя на стонущую под ним женщину, заторопился. Член мелькал между растянутых губок, легко врываясь в мою жену. И судя по ответной реакции ей это нравилось.

— Я тоже так хочу... — с некоторой завистью выдохнула мне в ухо Дашка.

— Легко!

Я уложил ее на спину, раздвинул ноги и тронув Ваську за плечо указал на нее. Васька, как мне показалось, с некоторым сожалением извлек едва не дымящийся орган из моей жены и перебрался к жене брата.

— У-у-у-а-а! — взвыла теперь она.

Разгоряченному Ваську было не до осторожности. Дашкина попка подверглась решительной анальной атаке, закончившейся полной победой агрессора. Другими словами, Васька засадил ей сразу на всю длину в жопу. Я пристроился к Ваське и толкнул ему в анус свой член.

Потом Вася подтянул поближе болтающую ногами в воздухе женщину и принялся сосредоточенно трахать, не обращая внимания на жалобные стоны. Похоже он даже не сообразил, что засадил Дашке в жопу, и теперь сам получил в зад. Но судя по крикам оргазма издаваемый Дашкой ей это нравилось, и она кончала вместе с Васькой. Которые через короткое время крики стали все больше походить на выражение явного удовольствия.

— Ты как? — повалился я рядом с женой.

— Полный улет! — с блеском в глазах подтвердила она мои подозрения. — Завтра, наверное, ходить не смогу. Но оно того стоило! Да всем понравилось, ты посмотри!

В подтверждение ее слов рядом вскрикнула Дашка. На кресле Сашка энергичными движениями извлекал похожие звуки из Светки. Я и сам попробовал засадить Ольге, но сразу же бросил это дело. Растянутое Васькой, полное спермы влагалище не давало никаких ощущений.

— Может, в рот? — сжалилась Ольга.

— Да не надо, подожду. Оль, а чего тебе Дашка у мужа рекламировала? Что попробовать-то предлагала?

— Так, ничего особенного... это наши, женские дела.

— Ну а все-таки?

— Да ерунда. Ты все равно лучше. — поцеловала она меня.

Ну и ладно. Лучше так лучше.

— А Васька?

— Ну-у-у... Васька... — она помолчала — По физическим данным, конечно, вне конкуренции. А с техникой беда. Так что по очкам ты опять выигрываешь.

Врет ведь! — подумалось мне — А то я не слышал, как она под ним орала. Но тут и правда, мать-природа постаралась, ничего не поделаешь.

Рядом снова кончила Дашка, а следом наконец и Васёк. Некоторое время все наблюдали за Сашкой, пока и он полностью не удовлетворил Светку. Как были, голыми, мы доползли до стола.

И смотрели как Дашка и Светка, все в сперме стали целоваться друг с другом.

— Ну, за... — поднял тост Сашка и замолчал, думая как бы сформулировать поприличнее.

— Да пейте молча! — выручила его Дашка. — И так все знают за что.

Часа полтора пролетели незаметно. После физических упражнений здорово разыгрался аппетит. Васька снова раскочегарил печку, и разомлевшая в жаре компания обнаженных людей переместилась на диван. Сашка нагло, при жене, целовался со Наташей, Васёк вертелся вокруг нервно хихикающей Ольги, норовя ухватить ее за грудь. Я погладил привалившуюся ко мне Дашку, лениво трогающую меня за мошонку:

— Даш, а представляешь, что будет, если Алик сейчас проснется и к нам спустится? — озвучил я пришедшую мысль.

— О, точно! — оставила она в покое мои гениталии. — Девчонки, а как же Алик-то? Мы про него и забыли!

— А нечего напиваться было! — отозвалась Светка, раздвигая ноги для нетерпеливой Сашкиной руки, — Вот и пусть теперь спит!

— Нет, так не пойдет! — не унималась Светка. — Надо и его трахнуть. Оль, ты со мной?

— Ага.

Бесцеремонно отодвинув Витьку, она направилась вслед за Светкой. Из любопытства я двинулся следом, оглянувшись в дверях. Васька с Дашкой нас не поддержали, вдвоем занявшись млеющей под их руками Светкой.

Алик все так же спал. Женщины перевернули его на спину и освободили от трусов. Выскочивший из них член, несмотря на сон хозяина, выглядел вполне трудоспособным. Ну да, Алик же и его угощал. — вспомнил я.

— Кто первый? — посмотрела Светка на Ольгу.

— Давай я... — ответила та, взбираясь на жертву.

— Ты ведь не будешь против любимый — ласково улыбнулась мне Ольга, нежно подкачивая достоинство спящего Алика и начала медленно погружать его себе в рот облизывая языком головку со всех сторон лукаво посматривая на меня.

Когда жена делает минет, и я это вижу, зрелище завораживает. Красивый минет — это искусство! А потрясающий минет другому мужчине в исполнении родной жены — это созданный тобою шедевр!

Именно этот шедевр создавала сейчас Ольга своими губками на моих глазах, используя для этого набухший и увеличивающиеся даже во сне достоинства моего друга. Светка тоже любовалась на это искусство, погружая свои пальчики себе под трусики.

Безумное наслаждение, видеть, как губки любимой ласкают чужой член, а блеск ее глаз наполняет сиянием весь этот серый мир! И в этот момент она не просто женщина, но богиня любви, дарящая какому-то смертному неземное блаженство! А ты для нее — верховный бог, который позволил ей быть этой богиней! И все это волшебство вовсе не для него, а только для нее и для тебя!!!

— Ты ведь позволишь это сделать мне мой любимый — обратилась ко мне Ольга продолжая баловать палку-хуище Алекса своими нежными пальчиками и нежно целуя меня. На губах отчетливо чувствовал аромат пениса чужого мужчины. Осознание того что сейчас произойдет кружило мне голову, и я не мог отказать своей жене в этой просьбе.

— Конечно любимая сделает при мне, я буду счастлив видеть тебя довольной — вернул я ей ее поцелуй и самолично опустил ее голову на член своего друга.

Ольга с наслаждением стала опускаться своим ротиком на набухший до предела елдак Алика, который стал шевелиться во сне от выпирающихся в реальности эротических снов. Жена постанывая от удовольствия, пробовала новый для себя вкус... своим язычком старалась почувствовать его оттенки со всех сторон, нежно облизывая головку и уздечку.

И постепенно все больше и больше теряя контроль от явно понравившегося ей не только вкусно, но и осознание того, что она сейчас сосет на глазах у своего мужа, который сам насаживает ее голову на этот орган.

— Только любимая, ты обо мне не забывай — расстегнув ширинку я достал свой член который готов взорваться.

— Конечно любимый как я могу — нежно улыбнулась мне моя жена на секунду оторвавшись вот так понравившиеся ей леденцы и нежно проведя языком по моему дымящемуся стволу заглотнула его со стоном наслаждение и желания.

От всего этого я готов был кончить практически мгновенно, как только жаркий ротик жены в смазке чужого мужчины коснулся головки моего перчика.

— Постой, — оторвал я начавшуюся увлекаться жену от своего хера — лучше Аликом займись — оторвал я ее от себе.

Светку тоже накрыла волна возбуждения. Судорожно дышит, она облизывала своих пересохшие, от разворачивающегося перед ней действия, губы, призывно двигая своим языком и посматривая то на меня, то на Ольгу самозабвенно отсасывающей перед всеми. Ее груди уже были полуобнаженны, блузка висела на поясе, бретельки бюстгальтеры спали с плеч обнажив ее очень красивый бюст.

Глядя мне в глаза, она продолжалась со стоном водить своей рукой у тебя в трусиках захлебываясь от нестерпимого возбуждение и стараясь как можно сильнее насадиться на свои пальчики, играющие то с ею клитором лидером, то проникающими внутрь своей текущей пиздёночки, и играющие изнутри.

Я, удивляясь сам на себя, придержал упругий ствол Алика, самолично направив его в жену.

Ольга уселась на него до самых яиц, с серьезным лицом прислушиваясь к ощущениям.

— Ну как оно, на чужом-то муже? — ехидно подколола ее Светка. — Обняв и поцеловав её в губы... На что не Ольга и я не возражали, находясь в слишком возбуждённом состоянии...

— А то ты не знаешь! О, Свет, он шевелится! Проснулся что ли?

Алькины бедра и вправду вздрагивали, непроизвольно пытаясь протолкнуть член еще глубже.

— Не, спит вроде...

— Ну сейчас точно проснется!

Ольга дернула тазом раз, другой... Ягодицы звучно шлепались о Алькины бедра.

Он засопел, попытался повернуться и открыл глаза. Наверное, сначала не поверил, увидев прыгающую на нем Ольгу., которую он непроизвольно схватил на ею придающие груди.

Флешбэк (Вася+Алик)

Ласки вскоре сделали свое дело — сочный член Васи стал наливаться силой. Алик внимательно наблюдал за реакцией своего визави. Ему явно все нравилось. Прямой, упругий пенис c удовольствием принимал ласки и быстро занял боевую позицию. Он нетерпеливо вздрагивал, ожидая прикосновения Диминых губ. Яички смешно свисали набок, распрямляясь от прикосновения пальцев. Грудь Василия была лишь слегка покрыта волосками. Плоский живот радовал отсутствием жировых складок. В молодом человеке все говорило о юношеском первоцвете. Открывшееся взору мужское достоинство, напоминало спелую гроздь винограда, звало к поцелуям. Увиденное не оставило Диму равнодушным. Его «малыш» распрямился и стал уверенно наливаться силой. Член Василия уже полностью встал и отлично торчал, а через секунду погрузился во влагу Алькина рта. Началась игра, от которой ребята получали желанную радость. Именно об этом они так долго мечтали.

Жмурясь от удовольствия, словно котенок на теплом солнышке, Вася закрыл глаза и покорился подступившему сладострастию. Он наблюдал за колдовавшим над его членом Алика. Вася, от природы застенчивый малый, стыдился своей наготы — ведь ребята были едва знакомы. Но, видя старания приятеля, Вася сопереживал, видя, как Алик ласкает его возбужденный орган. Его вырвавшийся на свободу член пульсировал и охотно принимал ласки. Ничего раньше Василию испытывать не приходилось. Всю азбуку секса он изучал со своей бывшей женой Леной. Супружеский долг уже давно стал удовлетворением страсти, в которой не было романтики. Новые ощущения открыли для Василия новый, неизведанный мир сексуальных наслаждений. Рядом с ним находился Алик, дарил невероятные, непередаваемые ощущения. От нахлынувших эмоций парня бросило в жар. Буквально через пару минут он почувствовал приятное щекотание в животе — первые признаки подступавшего оргазма. Лавина удовольствия, достигнув своего пика, расколола внутренний мир Василия на настоящее и прошлое. Он страстно выгнулся, тяжело задышал и, обмирая от удовольствия, вскрикнул, ощущая, как теплая сперма мощными толчками выплескивается наружу, заполняя рот Алика. Горячая кровь забурлила, и словно грянул гром небесный, раскололся лед на реке, встал на дыбы в мощном клекоте воды! Странная радость захватила сердце, подкатила к горлу и сняла стеснение. Сквозь пелену он увидел лицо друга нежно слизывающего остатки спермы с его члена. Василий порывисто гладил волосы Алика, импульсивно прижимал его голову к себе, целовал в теплые губы, беззвучно благодарил за удовольствие. Прохлада ворвавшегося с лестницы ветерка привела его в чувство.

— Ты как?

— Да... мне трудно говорить, трудно передать, что я сейчас пережил. Это сказка!

— Лестно слышать. Ты такой сладкий, Васька ты создан для любви.

— Спасибо Алик. Я не думал, что все произойдет вот так, сразу... Это невероятно и очень, очень приятно. Я хочу тебя...

Сказав это, Василий спрыгнул с подоконника и подсадил на него оторопевшего Алика. «Пристигните ремни безопасности, взлетаем», — улыбнувшись, пошутил Васька. При этом он ловко освободил Алика от верхней одежды, оттянул резинку плавок и освободил томившего «узника». Член смешно качнулся и вырвался на волю. Их губы слились в страстном поцелуе. Вася встал на колени, одной рукой взял возбужденный пенис Алика, яички ловко отвел назад и заскользил языком по сочному Аликову пенису.

От такой прыти член вытянулся по стойке смирно, багровая головка налилась кровью. Вася спустил с приятеля брюки, поцеловал яички и, смочив палец слюной, медленно ввел палец в розочку алого ануса, надавил на простату. Алик глубоко вздохнул. Головка его семнадцатисантиметрового члена то скрывалась под шкуркой, то появлялась вновь, выделяя обильную смазку. Член, вытянулся словно тугая тетива, и весь сочился... Вася сжал пенис рукой, потряс его, засунул в рот и стал сосать. Аликовы яички смешно шлепали его по подбородку, руки нежно гладили попку и ноги друга. Призывник закрыл глаза и расслабился. Он видел, как, взявшись за руки, они вместе с Аликом идут по берегу ласкового моря. Тяжелые волны накатываются, разбиваются о песок, а теплая морская пена лижет их ноги. Солнечно, радостно, счастье переполняет их души, сердца стучат в унисон. Южный воздух пропитан целебным морским запахом, ароматом лечебных трав, душистой акации и можжевельника. От пьянящей свободы чувства обостряются, хочется жить и любить.

Ах, юность! Как ты прекрасна! Любовь и свобода кружат голову, влекут к приключениям. Сила юности в способности быстро принимать решения, не задумываясь о последствиях, и легко выпутываться из нелепых ситуаций.

Флешбэк (Дмитрий)

Войдя в комнату я лёг на кровать и стал смотреть как ребята раздеваются. Все были обычного телосложения, но без малейшего намёка на лишний вес. Первым разделся Сашка и я увидел, уже знакомый мне, двадцати сантиметровый член. От этого внизу живота сладко заныло. Когда разделись Алик и Вадим, моему взгляду представились два члена около семнадцати сантиметров в длину и пяти сантиметров в диаметре. У всех троих, в интимных местах было выбрито и члены уже начали вставать. Когда они подошли к кровати, я сел на край и принялся ласкать этих красавцев. Первым я взял в рот головку члена Сашки, которая начала увеличиваться у меня на глазах. Достоинства Алика и Вадима я ласкал руками. Сашка двумя руками взял меня за голову и стал потихоньку трахать меня в рот. Его член уже стоял и мне даже сложно стало дышать. Шесть сантиметров в диаметре двигались у меня во рту, слюни потекли у меня по подбородку. Так продолжалось минут пять, а потом Сашка сбросил с меня полотенце и поставил раком на кровати. Разместившись сзади, он стал ласкать язычком мою дырочку. В это время я по очереди сосал члены Вадима и Алика, которые стали твёрдыми и готовыми доставить мне удовольствие. Через некоторое время я почувствовал прикосновение головки члена Сашки к моей дырочке. Волна приятной дрожи прошлась по моему телу. Сашка положил свои руки мне на бёдра и начал входить в меня. Моё возбуждение было настолько велико, что моя дырочка раскрылась и впустила в себя двадцати сантиметровый член. Стон наслаждения сорвался с моих губ. Сашка начал ритмичные движения, трахая меня, а я в это время с жадностью сосал члены Алика и Вадима. Сергей увеличил темп и волны экстаза начали накрывать меня одна за одной. Я стонал от наслаждения, ноги трусились и подкашивались, наслаждение полностью поглотило меня. В какой-то момент я вспомнил про Ольгу и посмотрел на дверь комнаты. Дверь в нашу комнату была открыта настежь, а вот дверь в спальню, которая находилась напротив, была лишь приоткрыта, чтобы можно было за нами подсматривать. Ольга сидела в кресле, абсолютно голая, с широко раставленными ногами, и ласкала свою писечку, смотря как трое парней трахают меня. Тут Алик и Вадим изъявили желание тоже войти в меня. В этот момент Сергей перехватил мой взгляд и увидел Ольгу в спальне. Выйдя из меня он направился к ней. Алик, тем временем, лёг на кровать, а я сверху насадился на его член. Вадим, стоя на кровати, взял меня за голову и стал трахать меня в рот. Какое же это наслаждение, когда два члена тебя трахают, один в попку, а другой в рот. Волны экстаза опять начали накрывать меня от макушки до кончиков пальцев на ногах...

Я опять посмотрел в направлении спальни. Обе двери были открыты настежь и моему взгляду представилась картина, в которой Ольга, сидя в кресле, жадно сосала член Сашки. От такой картины, моё возбуждение достигло предела и меня начало трясти от наслаждения. Мне хотелось чего-то большего! Вытащив изо рта член Вадима, я попросил его тоже войти в меня, одновременно с Аликом. Он с радостью согласился и пристроился ко мне сзади. Я почувствовал как его член прижался к моей дырочке, в которой уже был член Алика. Добавив немного слюней на дырочку, я максимально прогнулся и наклонился вперёд. Вадим немного усилил давление своего члена и он проскользнул в мою возбужденную попку. Тут уже крик удовольствия вырвался из меня. Ребята начали ритмичные движения, постоянно увеличивая темп. Стоны удовольствия вырывались из меня, туман наслаждения окутал всё вокруг. В спальне, тем временем, Ольга стояла облокотившись на кресло, а Сашка стоя сзади, входил в неё своим двадцати сантиметровым членом. Она смотрела на меня и стонала от удовольствия, я же в свою очередь смотрел на неё и стонал от наслаждения. Ребята, трахающие меня, тоже увидели происходящее в спальне и ещё быстрее стали двигаться во мне. После нескольких минут такого темпа, нам потребовалась минута отдыха. Ребята вышли из меня и завалились на кровать. Я встал и направился в спальню. Подойдя к Ольге, я наклонился и мы слились в поцелуе. Она стонала от удовольствия и одновременно целовалась со мной. Как же это приятно, видеть наслаждение любимого человека. Мой член стоял колом от возбуждения, поэтому я встал и Ольга тут же взяла его в рот. Это было просто как во сне, Сашка трахал мою женщину, а она в это время сосала мой член. Тут Ольга начала кончать раз за разом и от этой картины уже не выдержал я, и бурно кончил ей в рот. Сашка тоже не удержался и высунув член из Ольги, обильно кончил ей на ягодицы. У меня возникло дикое желание вылизать член Сашки и слизать его сперму с ягодиц моей девочки. Я опустился на колени и взял в рот член Сашки. Он был весь мокрый от смазки моей Ольги, солоноватый и очень приятный на вкус. Облизав член и высосав последнюю каплю спермы, я повернулся к попке моей женщины, по которой стекала сперма. Как же приятно было слизывать сперму с попки! Когда я закончил, Ольга повернулась ко мне и поцеловала, слизала остатки спермы с моих губ. За всем этим наблюдали с кровати Алик с Вадимом, дроча свои стоящие члены. По их глазам было видно, что им тоже хочется кончить. Я подошёл к Алику и стал перед ним раком, он не долго думая вошёл в меня и начал усердно трахать мою попку. Вадим, тем временем, встал передо мной и вставил свой, стоящий как кол член, мне в рот. От неожиданности я чуть не подавился его членом. Так жестко, меня в рот ещё не трахали. Слава богу, что парни были возбуждены до предела и начали кончать уже через несколько минут. Такое у меня было впервые, чтобы два парня кончали одновременно, один в рот, другой в попку. С двух сторон в меня брызнула сперма Алика и Вадима. Кончив, парни рухнули на кровать. Я же, встав с кровати, оказался лицом к лицу с Ольгой, которая стояла с раскрытым ртом и возбужденными глазами от увиденного. Во рту чувствовалась тёплая сперма, но это не остановило нас от долгого поцелуя в засос. Пока мы целовались, по моим ногам стекала сперма, вытекающая из моей дырочки. Кровать была большая, поэтому мы с Ольгой тоже плюхнулись на неё. Все лежали и переводили дыхание, расходиться ещё никто не собирался. Какое-то время мы просто валялись, а потом я начал гладить лежащую рядом Ольгу. Рука плавно скользила по её груди, потом по животику и наконец опустилась между ног. Там было очень мокро. Я коснулся клитора и всё её тело передёрнуло от желания. Мой член тоже откликнулся на мои действия и стоял в полной готовности. Я перевернул Ольгу на живот и пристроился сзади. Она раздвинула ноги и мой член вошёл в её влажную дырочку. Её попка двигалась навстречу моим движениям и в комнате раздаваться её стоны. От звуков происходящего начали активизироваться ребята. Их члены, довольно быстро, приобретали стоячее положение. Первым пришёл в готовность Вадим, который пристроился ко мне сзади и вошёл в мою, мокрую от спермы и слюней, попку. Свежая волна экстаза накрыла меня с ног до головы. Я трахал Ольгу и одновременно меня трахал меня Вадим. Ощущение, что я оказался в другом мире. Сашка и Алик тоже встали. Сашка стал на кровати и я начал сосать его, уже окрепший член. Алик лёг перед Ольгой и она с азартом начала сосать ему. Так продолжалось минут десять и я начал чувствовать, как ко мне подкрадывается оргазм. Поэтому я предложил сменить позы, с чем все согласились. Сашка лёг на спину и я уже собирался сесть сверху, но меня опередила Ольга, усевшись с громким стоном на его, большой член. Я не особо расстроился и сел сверху на лежащего Алика, а Вадима пригласил быть вторым. Во мне опять двигались два члена, доставляя мне неимоверное удовольствие, а рядом сидела на члене Сашки, моя Ольга. Мои и её стоны удовольствия заполнили пространство комнаты. Первыми кончили Алик и Вадим, заполнив мою дырочку, очередной порцией спермы. Я слез с их членов и взглянул на мою девочку. Она двигалась на члене Сашки и волны оргазма сотрясали её тело, глаза были закрыты, а с губ срывались стоны наслаждения. Не знаю, что мною двигало, но я смазал свой член слюной и пристроился к её попке.

Толи от возбуждения, толи от желания, но Ольга не отстранилась, а лишь наклонилась слегка вперёд. Я надавил головкой на колечко её ануса и начал потихоньку входить. На мгновение Ольга остановилась и подождала пока мой член полностью войдёт, а затем опять начала двигаться на члене Сашки. Я в свою очередь начал потихоньку двигаться в её попке. Спустя пару минут наш темп начал увеличиваться, наши члены синхронно входили и выходили из обеих дырочек моей любимой женщины. Несколько минут и Ольгу начали сотрясать оргазма, один за другим. Её стоны превратились в сплошной вой наслаждения! Мы с Сашкой тоже зарычали и одновременно кончили. После этого, без сил, рухнули на кровать.

Через минут пятнадцать, немного отдохнув, ребята оделись и ушли, мы с Ольгой остались вдвоём, лежащими голыми на кровати. Мужская сперма вытекала из наших дырочек и стекала по ляжкам на постель. Я повернулся в позу 69 и стал слизывать сперму, вытекающую из дырочек моей девочки. Видимо ей это очень нравилось, потому что бёдра плавно задвигались, а ноги широко раздвинулись в стороны. Слизав всю, вытекающую из дырочек, сперму я принялся за клитор, который набухал на моих глазах. Несколько минут и судороги оргазма выгнули тело Ольги. Мой член опять стоял, я развернул её, положил ноги себе на плечи и одним движением вогнал его в писечку. Я посмотрел на Ольгу и увидел её затуманенные от счастья и удовольствия глаза, нежные губы были слегка приоткрыты и издавали уже хрипловатый стон. Мой темп движений стал увеличиваться, наклонившись вперёд мы слились в нежном поцелуе. Оргазм накрыл нас одновременно.

Кончив мы рухнули без сил, внутри каждого не было ничего, кроме заполнившего нас счастья и наслаждения.

Продолжение

Алик огляделся и уставился на нас со Светкой, полуодетых и трогающих друг друга в интимных местах. Потом снова перевел взгляд на Ольгу.

— Это не сон, Алик, это правда! — рассмеялась Ольга и наклонившись, поцеловала его в губы долгим поцелуем.

Светка тоже не смогла долго выдержать такого издевательство над своей выдержкой и, высоко задрав юбку, спустила себя промокший насквозь трусики оставшись в одних чулках.

Она широко раздвинула ноги и снова погрузилась свою руку себе внутри продолжая яростно теребить свой набухшей бутон стараюсь получить как можно больше наслаждения

— Потрогай еще... еще... что ты боишься... ты же не девочка... стонала мне Светка...

Я стал водить рукой-ладонью по ее гениталиям.

— Можно сзади потрогать... там ближе даже... смотри...

Она повернулась к нему задом, выше подняла юбку.

— Потрогай сзади... ну, потрогай...

Стонала Светка засовывает себе палец уже в задницу

— Ну, же Димочка, давай, давай, что ты ждешь засунь его скорее — извивалась она насаживать на свои пальцы.

— Ну вот... потрогай... потрогай побольше... теперь снова спереди потрогай...

— Теперь снова сзади... вот так... потрогай посильнее... смелее, что ты боишься... там есть дырочка... найди ее пальцем... нет, ниже... вот. Просунь туда... вот...

Я просунул палец во влагалище.

— Вот. Нашел... видишь... дырочка... — шептала Светка, сильнее оттопыривая зад и глядя в потолок. — Нет... побудь еще там... вот... встань... что ты сидя.

А хочешь я тебе порадую — стонала теряющая контроль над собой Светка — вон Какой у тебя большой, гладкий, хороший — Димочка давай-давай, — Видишь твоя Ольга занята? Вон как на твоем друге скачать у тебя бедненького одного составила.

Стонала Светлана, опускаясь на мой член и насаживаться на него ротиком.

Она заглатывала мой член и мычала, явно, от удовольствия. От того, что я видел, как запиздюривают моей жене, я стал возбуждаться, мой член принял боевое положение.

От возбуждения я уже плохо понимал, что происходит — моя попрыгивает на хере другого. Я смотрю на это и мой хуище стоит как фонарный столб и его яростно обсасывает другая женина.

Вообще всё что уже несколько дней происходит на в моей жизни, такого я не моги представить. Но это было все наяву, мне не могло этого померещиться, и перепутать свою жену с кем-нибудь еще я тоже не мог.

— Светка, пора твоей щелкой заняться.

Она нехотя выпустила член изо рта и повернулась ко мне задом. Я задрал ее юбку, отодвинул полоску трусов и загнал хрен ей в шахту. У меня член стал просто каменный.

По соседству Алик в быстром темпе жарил мою жену. И когда он раз пятый вогнал ей по самые яйца, у меня началось извержение...

Он ритмично трахали мою жену. Вскоре Алик замер. Похоже кончил, и кончил в Ольгу. Тут я уж совсем... офигел — она позволяет в себя кончать! Вот сука!

Мой член стал как каменный. Я был уже на гране, а Алик все драл мою жену в зад.

От его мощный ударов, она подавалась вперед, ее сиськи болтались в такт его движениям. Это было охуенное зрелище.

— Дим, мы вообще-то Алика трахать пришли! — возмутилась Ольга, оставшись, впрочем, в той же позе и продолжая дёргаться под толчками хрена Алика.

— Как скажешь... — согласился я, не прекращая долбить Светку.

— Все, Оль, слезай! — Света выпрямилась.

Мой член выскочил из нее, закачавшись в воздухе. Ольга, не споря, соскочила с Алика. На ее место взобралась Светка.

— Вы чего это? — наконец произнес он, глядя как на его столб садится уже вторая чужая жена.

— Ничего, Алик... Тебе что, не нравится? — Светка начала свою скачку на нем. — Просто мы тут, пока ты спал, все друг с другом перетрахались... ну так вышло.

— А Дашка? Где она?

— И Дашка. Она сейчас внизу, с Витькой и Сашкой.

— Они ее вдвоем трахают?! — удивление огромными буквами было написано на Аликином лице. Что не мешало ему при этом хаотично ощупывать Светкино тело от груди до коленей.

— Кто их знает... Один-то точно. Все, Алик, молчи, не отвлекай меня, а то я никогда не кончу.

Алик молча приставил свой член к заднему проходу Светки, нажал посильнее, и, на удивление, легко прошел в ее кишку. Светка задрожала и испустила тихий стон удовольствия.

Алик начал размашисто двигать своим членом в заднице жены Сашки. Его хуй легко скользил внутри нее. Светка постанывала от удовольствия и подмахивала задом.

Но видимо фантазии на тему того как сейчас дерут его дену сделали свою дело Алик перестал сдерживается... и с размаху засадил ей свой член на всю глубину. Светка вскрикнула, рванулась, но Алик держал ее крепко. Он схватил ее за задницу руками и начал насаживать ее на свой кол.

Светка рвалась и кричала, но Алик продолжал насиловать ее анус. Казалось, ему доставляло удовольствие причинять ей боль своим членом. Он засаживал свой член на максимальную глубину и каждый раз это сопровождалось вскриком. Его член как поршень какой-то диковинной машины скользил в заднем проходе Сашкиной жены. В возбуждении Алик приговаривал, вгоняя свой член в Светку: «Так. Так. Давай. Давай. Опа. Опа. Так. Так... «.

Алик долго не мог кончить. Минут, наверное, пятнадцать. Но все же зрелище полураздетой жены друга, которую он ебал в попу начало делать свое дело.

Я развернул жену спиной к себе, наклонил и с наслаждением ввел член в не остывшее после Альки влагалища. рассказы эротические Ольгина грудь оказалась над его лицом. Алик немедленно притянул ее к себе и схватил губами сосок. Я трахал Ольгу, глядя как Светка приближается к оргазму. Это произошло очень быстро, она со стоном повалилась на бок, едва не упав с кровати.

— Иди ты... — подтолкнул я жену на ее место. — А то Алик еще не кончил.

Ольга снова насадилась на его кол. Я же подтащил к себе лежащую без сил Светку, раздвинул ей ноги и сунул член в пульсирующее влагалище.

Оргазм пришел ко мне почти сразу, видно подействовал вид скачущей на Алике и сжимающей свою грудь Ольги. Алик, вцепившись в ее бедра, пытался двигаться ей навстречу. Они кончили сразу вслед за нами, одновременно. Наверное, мы со Светой тоже представляли собой довольно возбуждающее зрелище. Ольга рухнула на Алика и так и осталась лежать на его груди, мелко подрагивая тазом.

Я смотрел и не верил своим глазам — моя жена под другим извивается. Чем глубже он входил, тем страстнее она была, ее стоны, ее киска это было как музыка секса.

Я подошёл к яростно совокуплявшейся жене, и ввел палец в её раздолбанную пиздюгу, затем два, три.

Там было распахано, туда, наверное, вся пятерня влезла бы, и мои пальцы попали в болото из спермы. Засунул в анус, здесь тоже была дырка, но не такая большая, хватило 2 пальцев. Начал двигать ими туда, сюда. Какое-то время Ольга лежала на Алике подвывая от удовольствия.

Потом засопела и слегка стала двигать задом, на встречу моим пальцам. Дыхание ее участилось. Я добавил еще один палец. Она стала слегка постанывать. Приподняла свою жопу слегка вверх.

И тут мне в голову пришла шальная мысль, я быстро снова стянул с себя трусы и вогнал в ее зад свой стоящий колом член.

Мой елдак вошел в нее по самые яйца без всякого сопротивления, так там было мокро. Она ойкнула и выгнула спину. Я стал быстро трахать ее, как будто боялся, что меня могут застукать за этим занятием. В комнате раздались чавкающие звуки. Какой был кайф, как я давно хотел в попу свою жену трахнуть.

Она стала скулить и подвывать. Такого еще у меня с ней не было.

Светка тоже не растерялась и подскочил к нам и расположившись на кровати засунула свою руку между Алексом и Ольгой, ухватив ее за клитор, и стала яростно его теребить. Это стало последней каплей переполнявших котел бурлящего в предвкушении оргазма возбуждения лона жены...

И вдруг, Ольга заорала:

— Димаааа! Да! Да! Дааааааааааааааа...

От этих слов я кончил в очередной раз, но теперь уже в зад жены.

Теперь кроме чужой спермы, там была еще и моя.

Из жены сочилась река белой, густой спермы и текла по промежности на член и яйца Алика, который не на секунду не прекращал долбить Ольгу. Алик поднял Ольгу и буквально снял её со своего члена. Он положил её безжизненное тело рядом, сел на грудь и засунул член между сисек сжав их руками. Начав ритмичные движения тазом, он сильно мял их, но у Ольги не было никакой реакции. Его хуй двигаясь между сисек и бил головкой в подбородок. Светка подняла голову жены и теперь хуй Алика попадал ей в прямо в лицо. Алик начал стонать и с его члена струёй потекла сперма. Она с большим напором выплёскивалась из хуя и с шумом лилась на лицо моей жены. Она стекала по её щекам, глазам, по подбородку. Спермы было так много, что все лицо Ольги было забрызгано ею. Алик стряхнул последние капли спермы на сиськи и встал. А Ольга неподвижно лежала на кровати.

Она долго приходила в себя, шаталась по сторонам.

— Пошли вниз что ли... — предложил я минут через пять. — Посмотрим, что там...

— Пошли...

Я с женщинами направился к двери.

— Меня подождите! — вскочил Алик. — Я сейчас оденусь...

Мы все трое громко рассмеялись. До Алика наконец дошло, и он затопал следом в чем мать родила.

К комнате мы подошли вместе с несколько шокированными нашим видом Вадимом и Наташей, которые были в отличии от нас одеты.

— А ты что подруга одета? — обратилась Ольга к Наташе.

— Или хочешь только своим Вадимкой отделяться и Сашкой. Знаю я чем вы там сегодня занималис

ь...

— Так что подруга будем мы сейчас твой передок, а может и задок пользовать как по очереди так и все вместе — Усмехнулась Светка.

— Мальчики, займитесь Наташенькой, а то ей штрафные палки отработать нужно.

— Вадим, ты не обижайся, но сейчас мы твоё жену будем трахать — усмехнулся я и подталкиваемой Ольгой подошел к Наташе, которая стала улыбаться Вадиму...

— Видишь — обратилась она к Вадиму — нужно отрабатывать... Ты извини муж, но меня сейчас опять будут трахать...

Протянув руки, я оголил Наташкину грудь и сал тисках их... — О похоже уже начинают трахать усмехнулась Наташка с блядским вырождением лица.

Не прекращая тискать сиськи Наташи, я глазами показал обалдевшему от картины Вадимке на свою жену и сделал недвусмысленное движение бёдрами.

Сам же я продолжал гладить и ласкать грудь Наташи которая была охранительной как хорошо. Да и Наташа активно отвечала мне постанывает и терлась об меня

Моя Ольга тоже не размерялась и буквально вжалась в Вадима.

— Ну что ты стоишь? Не хочешь отомстить за свою жену?

— Тем более вот она я — даже трусики спускать не надо, могу прямо сейчас ноги раздвинуть... снова... — усмехнулась Ольга, доставая член Вадима.

Моя жена стала подрачивать член Вадима активнее. Вот стерва, — подумал я, — похоже пока я вчера истекал слюнями по Наташке, он мою дрючил и истекал совсем не слюнями...

— Ну всё точно отомщу — С усмешкой произнёс я — а потом на пару с Аликом отомстил с двух сторон и даже мажет быть в обе дырке сразу...

— Приступаете уж мстители — Наташка нетерпеливо поёрзала своим передом стараясь насадится на мою руку свой дыркой.

Моя же Ольга, видя мои активные действия тоже не осталась в стороне и полностью завладел членом Вадима, и присела перед ним на корточки, и взяла его в рот, начала активно двигать головой, но не злись на него как можно глубже...

Светка с Аликом оставив временный простой с улыбкой усмешкой комментировали наши действия всячески давая нам советы, как лучше трахать чужих жен.

Решив, что поставить Наташу раком я всегда успею, я решил как можно больше раздразнить её и разложить на диване, и раздвинув ноги прильнул своим языком её писке.

Наташка аж вскрикнула от удовольствия и постаралась как можно сильнее прижаться своей пиздой к моему рту.

Схватив ее за грудь, я немножко прикусил ее разбухшие половые губы в ответ услышал только крики удовольствия.

Сделав долгую паузу, я потер пальцем ее губы и стал засовывать ей в пизду средний палец. Сучка громко задышала. Я засунул его на всю длину и стал ритмично двигаться внутри нее. Через несколько секунд, я уловил, что сучка задвигала бедрами в такт моим движениям. Тогда я засунул ей внутрь два пальца и стал трахать ее все быстрее и быстрее.

Я протянул руку к ее лицу и провел пальцами по ее губам. Теми же самыми пальцами, которыми только что засовывал ей во влагалище.

— Покажи мне, как ты умеешь сосать, шлюшка.

Она после секундного замешательства открыла рот и обхватила мой член своими губами и начала медленно сосать. Я намеренно не прилагал никаких усилий и не пытался засунуть член глубоко ей в горло. Отметив про себя, что Наташка сосет с открытыми глазами, я другой рукой снова стал поглаживать ее лобок и мокренькие половые губы.

Выждав немного времени, я легонько шлепнул ладонью по ее лобку и промежности. Она сильно вздрогнула и почти выпустив изо рта член, недоумевающее взглянула на меня. Я же только сильнее шлепнул ее снова по нежному месту и приказал:

— Продолжай сосать, сучка, я не разрешал останавливаться. Видишь, как моя Ольга твоего Вадима удовлетворяет вот и ты постарайся.

Она снова старательно принялась обсасывать мой член. Я стал медленно вводить ей во влагалище два пальца, и моя сучка страстно задышала, чуть присела навстречу проникающим к ее лоно пальцам и еще более бесстыднее засосала.

Вадим на мои слова только кивнул, мол соглашайтесь — все они суки. Между тем ему тоже надоело нанизывать мою Ольгу в рот и немного поиметь ее. Он посадил ее на себя и медленно вошел ей в пизду.

Ольга сдавленно охнула, принял его член на всю глубину и начала ритмично насаживаться на него поглядывает на то, как Наташка отсасывает мой член.

И я продолжил с садистским удовольствием впихивать нежную ткань в мокрую щелку, раздвигая податливые губы. Не могу сказать, что это заняло у меня много времени. Трусики были маленькие, а влагалище уже хорошо разработано пальцами, поэтому довольно быстро от трусиков торчал только маленький кусочек.

Несколько моих прикосновений к чувствительным губам, и Наташки уже сама заерзала на столе.

— Ты хочешь, чтобы я тебя трахнул, сучка?

Я шлепнул ее сначала по одной половинке жопы, потом по другой.

— Да, — громко и умоляюще ответила она.

Я решил поиздеваться над ней.

— Ты хочешь, чтобы я выебал тебя? Оттрахал? Поимел? Вздрючил?

С каждым словом, я все сильнее бил ее по жопе, а она все громче кричала «Да». Когда я остановился, она продолжала уже сама:

— Пожалуйста, выеби меня. Возьми меня как проститутку, как шлюшку, похотливую самку. Я больше не могу. Пожалуйста, я умоляю тебя. Мне очень надо кончить. Я сделаю за это все, что ты скажешь. Только прошу — засади мне свой член. Дай мне кончить...

Я не думал, что она окажется способной на такой монолог и не думал, что смогу довести ее до этого. Но идея заполучить ее не на два-три сеанса, а надолго, мне понравилась. Мой член уже достаточно окреп, и я мог славно позабавиться с ней.

Я рывком вытащил из ее пизды трусики, которые можно было хоть выжимать, и легко просунул в горящее, обжигающее влагалище свой член. О, надо было слышать, с какими сладострастными стонами моя шлюшка ерзала подо мной и подмахивала мне.

Я понял, что она уже не контролирует сама себя.

— Давай, еби меня. Сильнее. Вот так. Я хочу этого. Я хочу быть твоей сукой. Твоей блядью. Пользуй меня. Я твоя. Я твою блядь. О, да... Да... Дааааааа...

Наташка забилась в таких сильных конвульсиях, что я тоже не смог удержаться и спустил ей семя в пизду. Когда мы оба немного пришли в себя, она лежала обессиленная, а я немного удивленный таким резким переломом в ее поведении. Я вытащил член из нее, раздвинул ее задницу, чтобы посмотреть на дело своего органа. Из ее влагалища вытекала сперма вперемешку с обильно выделенной смазкой. Стоило мне лишь немного коснуться ее промежности, как ее словно током ударило — возбуждение еще не спало. А мне нужно было, чтобы она немного успокоилась.

Потрогал колечко ее сфинктера, потом провел по половым губам. Бурной реакции не было. Этого я и добивался.

Я хотел испытать рабыню, и я сделал это. Она не видела, что я делаю, потому для нее было полной неожиданностью, когда я надел на ее лоснящиеся половые губы те самые прищепки, которые до этого одевал на соски. Две прищепки. По одной на каждую губу. Но они заставили Наташку шипеть сквозь зубы от боли.

Я обошел ее спереди и посмотрел в ее глаза.

— Привыкай. Просто так удовольствие не приходит — за все приходится платить.

Наташка пыталась сдерживать свои крики, но, естественно, когда я намеренно сильно её насаживал она громко взвизгивала.

Я отхожу назад полюбоваться видом. Моя новоиспеченная любовница стоит на коленях. Между ее ног чуть виднеется ткань трусиков, высовывающихся из ее влагалища.

Наташке процесс дрючки явно понравился, и она стала активно мне подмащивать и покрикивать от моего мальчика...

— Ну-ка, отсоси мне, верная жёнушка. Наташка была настолько возбуждена, что без слов схватив мой член руками тут же принялась активно его сосать, причмокивая от удовольствия.

Ната смыкает на моей плоти свои губки. Я ощущаю, как она приноравливается своим язычком к моему размеру и начинает сосать, двигая головой вперед и назад. Нельзя сказать, что она делает это суперски — я засовывал за щеку куда более умелым соскам, но все равно приятно. Приятно именно полное ощущение власти над этой женщиной, которая добровольна стала моей игрушкой, шлюхой, с которой я делаю то, что не во всяком порнофильме увидишь.

Я контролирую глубину глотания рукой, держа Наташку за волосы.

Другой рукой я иногда шлепаю ее по щекам, приговаривая какую-нибудь пошлость. Называю ее сосалкой, хуесоской, шлюхой-минетчицей. Потом я достаю мокрый от ее слюны член из ее рта и раскачивая им, бью по ее щекам, губам. Размазываю ее слюнки по ее лицу. И потом резко вгоняю ей член в рот до самого упора, так что мои яйца прижимаются к ее лицу. Сучка пытается отстраниться, но я твердо держу ее за волосы. У нее начинаются рвотные позывы, и я чуть ослабляю хватку, но все равно, она чуть-чуть проблевывается, и, я вытащив член, снова все это размазываю по ее лицу.

— Ну-ка, глубже...

И снова глубоко вгоняю ей свой член. Абсолютно точно, что она никогда такого не делала. Но очень старается понять — как сделать то, что я сказал. Проходит несколько минут такой безумной ебли в рот.

Она заглатывала его полностью и я чувствовал, как мой член проходит ей в горло. Сосала она его не долго. Ее сиськи прыгали в так ее движению. Я их брал в руки, мял и снова отпускал чтобы они прыгали.

Через минут 10 дрючки, я поставил ее раком и она развела широко ноги приглашая быстрее проникнуть в нее на всю длину. Я так и сделал.

Ее киска была очень мокрой и большой. Она своими сиськами лежала на спинке дивана а я сзади ее имел.

Она стонала и получала удовольствие. Мой член проникал полностью в нее. Я мял ее развалившиеся сиськи в разные стороны, а она теребила себе клитор.

Я старался как можно жёстче нанизывать Наталью на свой кол, вызывая в ответ сладострастные стоны...

Вадим, возбуждённый криками свой жены и скачущей не нём Ольги, тоже не стал молчать...

— А теперь я буду драть тебя так, как пожелаю, — Вадим потянул ее к себе Ольгу и поцеловал. Рывком развернул девушку спиной к себе, и сорвав останки одежды поставил на диван попкой кверху и припал поцелуем к ее киске.

Теперь наши жёны сияли друг напротив друга раком и могли наблюдать как их мужья засовывать чужим бабам... Ольга от этого вида вскрикнула от возбуждения и прошептала:

— Возьми же меня скорее! Трахай как шлюшку! — с этими словами она выгнула спину и подставила Вадиму свою попку. Он дотронулся членом до ее трепещущей, влажной киски и рывком вошел.

— Трахай меня, — простонала она, давая ему полную свободу действий. Вадим начал активно таранить ее киску. Он то засаживал ей так глубоко, что Ольга вскрикивала от боли и наслаждения, то выходил из ее кисочки на мгновение, водил членом по ее промежности, дотрагивался головкой до ануса и снова проникал в ее истомленную похотью пещерку.

— Трахай же, ну, — шептала она, — сильнее, еще, еще!

Он засаживал свой ствол на всю длину, упирался в ее стенки и выходил, обводил пару кругов вокруг ануса и входил снова. Так продолжалось до тех пор, пока он не почувствовал, что попка Ольги раскрылась от возбуждения. Вадим переводил вопящую Ольгу на соседний диван, чтобы его Наташка не увидела, что он собирается сделать с моей женой...

Дотронувшись очередной раз до ее ануса, он на мгновение задержался, молча спрашивая разрешения. Ольга двинула попкой ему навстречу и его член с небольшим нажимом плавно, уверенно вошел в ее анус.

— Давай, сучка, двигайся! Ты же этого хотела? — прорычал Вадим, засаживая в ее попку член.

Ольга вскрикнула от наслаждения и начала наращивать темп. Она стояла на четвереньках на постели опустив голову вниз и двигала попкой навстречу движениям Вадима. Его пальцы играли клитором Ольги, изредка проникая во влагалище, а член с силой входил в анус. Струя сквирта неожиданно вырвалась прямо в руку Вадиму, и Ольга закричала, наслаждаясь оргазмом. Он не останавливался, трахая ее все быстрее и быстрее. Еще мгновение и они слились в продолжительном оргазме, который, казалось, длился целую вечность. Наконец она остановилась и затихла. Он осторожно вышел из ее ануса, который оставался несколько секунд приоткрыт. Они уставшие лежали на ажурном покрывале и только сейчас Вадим обратил внимание на огромное зеркало, вмонтированное в потолок спальни. Она видел отражение своего тела, рядом обмякшее от удовольствия красивое тело Ольги.

— Устала, — спросил Вадим.

— Не дождешься, — игриво ответила она, — сейчас водные процедуры, потом по стаканчику коктейля и продолжим. Я вас просто так сегодня не отпущу.

Флэшбэк (Саша)

Войдя в комнату, я увидел картину, от которой мой член моментально встал и был готов войти в любую дырочку. Моя Света стояла раком на кровати, положив голову на подушку и высоко подняв попку, а Вадим держа за бёдра, яростно насаживал её на свой здоровенный член. Саша стонала, её спина выгибалась от удовольствия, а ноги тряслись от оргазмов. Пару раз передернув свой член, я направился к Вадиму. Когда я подошёл, он немного уменьшил свой темп и слегка наклонился вперёд. Смазав его дырочку слюной, я вошёл в неё.

Волна наслаждения окутала меня. Мой член двигался в тугой дырочке Вадима, который постанывал от удовольствия, а его «здоровяк», с громким хлюпаньем, трахал Сашу.

Саша кричала от серии оргазмов, которые нахлынули на неё. Я, не в силах больше себя сдерживать, мощными точками и с диким ревом кончил в тугую попку Вадима. Упав рядом на кровать, я наблюдал как он, в прямом смысле, долбит мою женщину. Темп его движений стал увеличиваться и спустя минуту громкий стон сорвался с его губ, предвещая сильный оргазм. Саша быстро развернулась и руками перехватила его здоровенный член. Она ещё не успела открыть рот и мощная струя спермы попала ей на лицо. Саша взяла головку члена Вадима в рот и руками помогала ему кончать. Сперма стекала по её подбородку и капала на грудь. От такой картины я не удержался и поднявшись, стал вместе с Сашей облизывать кончающий член Вадима. Я взял его головку в рот и с азартом высосал последние капли спермы, вытекающая из него. Затем мы с Сашей облизали член Вадима от основания до кончика головки и в этот момент наши языки встретились и сошлись в страстном поцелуе. Её лицо было забрызгано спермой, которую я охотно слизал и мы дружно плюхнулись на кровать, переводя дыхание. Но если честно, мне отдыхать не хотелось. Моя попка ныла от желания и поэтому спустя несколько минут я принялся ласкать член Вадима. Потребовалась пару минут и его член вырос до своих громадных размеров. Моя дырочка ныла в предвкушении. Я поднялся и смазав свою попку слюной, начал нанизываться на двадцать один сантиметр удовольствия. Когда большая и тёплая головка коснулась колечка моего ануса, дрожь пробежала по всему телу. Я присел чуть больше и она, в одно мгновение, раздвинув колечко ануса, нырнула в попку. Импульс наслаждения прокатился от ануса до макушки головы. Со стоном наслаждения я сел на член, который полностью вошёл в меня. Какое-то время я сидел не шевелясь, пока моя попка привыкала к такому гиганту, а потом медленно начал двигаться на нём. Спустя минуту я уже практически скакал на члене Вадима и волны наслаждения разливались по всему моему телу. Саша лежала рядом и похотливым взглядом наблюдала за нами. Её рука поглаживала возбужденный и влажный клитор. Я немного устал и Вадим, перевернув меня спиной на кровать и высоко подняв мои ноги, вошёл в меня. Я еле сдерживался, чтобы не заорать от удовольствия. Саша, поднявшись, уселась мне на лицо, взяв в руки мои ноги. Из её дырочки просто текло, она была очень влажная и возбужденная. Поймав губами клитор, я стал энергично ласкать его своим языком. От моих действий Саша застонала и ещё энергичней задвигались на моём лице. Вадим, тем временем, продолжал всаживать свой член в мою дырочку. От всеобщего возбуждения и наслаждения, мой член стоял и я стал его дрочить. Такая картина, видимо, очень понравилась Саше, с неё потекло ещё сильнее и она стала кончать, сидя у меня на лице. Я еле успевал ласкать языком клитор и слизывать её «соки», текущие из неё. Кончив, в очередной раз, она замерла, продолжая сидеть у меня на лице. Я энергично маструбировал свой, стоящий член, в то время как Вадим трахал меня, увеличивая темп. И вдруг я почувствовал как из Саши потекло! Это была не смазка и не «соки» возбуждения, она просто писала мне на лицо, немного привстав над ним. Лаская пальчиками свой клитор, Саша направила струю мочи мне в рот. Тёплая и слегка солоноватая жидкость заполонила мой рот и мне пришлось глотать её, чтобы не захлебнуться. Как ни странно, не было никакого отвращения, а даже наоборот, мне очень нравилось.

Моё лицо было мокрым, я приподнял голову и коснулся языком клитора. Он был упругим и большим от возбуждения. Струйки мочи продолжали вытекать из Саши мне в рот, а я стал энергично сосать её клитор. Вадим, который продолжал всаживать свой большой член в мою попку, не в силах уже себя сдерживать, с диким ревом стал кончать. Саша, выдавила последние капли, тоже бурно кончила у меня на лице. Я готов был взорваться от возбуждения и желания кончить. И тут Вадим, вынув свой член из моей попки, стал раком, приглашая меня войти в него. Дважды просить меня не надо было. Я поднялся и смазав его дырочку слюной, вогнал свой член. Вадим застонал и стал двигать своей попкой, в такт движений моего члена. Долго оттягивать оргазм я не мог и через пару минут, с громкими стонами, кончил в его попку.

Уже без сил, я завалился на кровать рядом с Сашей... Через минут пятнадцать, Вадим оделся и ушёл искать Наташу, а мы с Сашей продолжали валяться в кровати. Немного отдохнув, она придвинулась ко мне и стала ласкать мой член. В её умелых руках и нежных губах, он твердел с каждой секундой. Пальчиками руки она стала ласкать колечко моего ануса. Сначала один пальчик погрузился в мою дырочку, затем два, три, четыре и тут она добавив смазки, вошла всей ладошкой в мою попочку. Я заорал от удовольствия! Широко раздвинув ноги я отдался её нежной ручке, которая входила и выходила из моей попки. В какой-то момент она сжала руку в кулачёк и вот уже её кулачёк входил и выходил из моей дырочки. Я начал завывать от наслаждения, а моя попка двигалась навстречу кулачка Саши. Не в силах больше себя сдерживать, я освободился от её руки, повалил Сашу на спину и широко раздвинув её ноги вошёл в неё как бешеный зверь! Я трахал её со всей силы, а она лишь кричала от удовольствия! Волны оргазмов начали сотрясать её тело и я, в свою очередь, не силах сдержать себя, кончил.

Удовлетворённые и обессиленные мы завалились на кровати и заснули...

Флэшбэк (Вадим)

— Итак, — сказал Алик друзьям, — сегодня у нас праздник.

Потом он обратился ко мне:

— Не бойся, сейчас наши девочки нарядят твою Наташеньку, как настоящую шлюху. Ты ведь хочешь этого?

— Да, — ответил я.

В тот же момент Света взяла мою жену за руку и повела её на второй этаж. Даша и Ольга последовали за ними. А мы же остались сидеть на диване.

— Раздевайся, — сказал мне Коля и шлепнул меня по попе.

Меня это завело и через две минуты на мне не осталось даже трусов. Они тоже к этому времени разделись и уже поглаживали свои большие члены. И в этот момент к нам спустилась моя Наташа. Кто-то присвистнул, ведь она была одета как порно звезда. На ней были черные стринги, которые уже промокли, т. к. моя жена при виде нас сразу же потекла. Черный лифчик аккуратно придерживал её красивую грудь. На ножках были прозрачные туфельки на высокой шпильке. Вслед за нею спустились и остальные девушки.

— Ну что, мальчики, я вам нравлюсь? — спросила нас Наташа.

Мы не могли ничего сказать от восхищения.

Света прервала нас и сказала:

— Ну что же мы зря теряем время? Давайте начнем!

Алик подошел ко мне и остальным парням с таблеткой и сказал:

— Если хотите, чтобы у вас всю ночь стоял, то берите.

Я без раздумий проглотил таблетку. Все начали усаживаться и готовиться к оргии. Алик лег на диван, сверху на него легла моя Наташенька. Я хотел сразу же пристроится к её попке, но Света меня остановила и сказала:

— Милый, ты же знаешь, что мы тут все бисексуальны, поэтому тебе придется кое-что сделать.

Я был согласен на всё, лишь трахать всех этих красоток. Света сказала мне лечь на диван — и я лег на живот. Она раздвинула мои ягодицы и стала массировать колечко ануса. От неизвестных для себя ощущения я быстро возбудился. Тем временем, Света уже смочила свой пальчик слюной и проталкивала в мою дырочку. Хорошенько растянув пальцем дырочку, она уже проталкивала 3 пальца и мне стало немного больно. Я хотел уже что-то сказать, как произошло то, чего я никак не ожидал — Димас быстро подошел ко мне спереди и резко вогнал в мой рот свой член. Я пытался вырваться, но он дал мне пощечину и я понял, что бороться бесполезно. Меня это даже немного возбудило, ведь я был ртом насажен на большой член и при этом красивейшая девушка трахала пальчиками мою попку. Я решил рискнуть и стал шевелить языком, тем самым ублажая Димаса. Он всё понял и отпустил мою голову, теперь я уже сам стал потихоньку двигаться. Я не мог взять его член в рот полностью, но я и так справлялся. Одной рукой я стал легонько подрачивать его член, а другой стал перебирать его яички. Он попросил меня полизать его яйца и я согласился. Тем временем, Света уже стала проталкивать в меня средних размеров анальную пробку. Когда пробка зашла в меня полностью, то Светка шлепнула меня по попке и сказала, чтобы я не беспокоился — она не вылезет.

И тут до меня стали доходить сладкие стоны моей любимой жены. Повернув голову, я увидел такую картину: она насаживается своим влагалищем на член Алика, а Вася трахает её в попку. С Наташи уже давно сорвали стринги и лифчик, она осталась только в туфлях на шпильке. Моё возбуждение взяло надо мною верх, и я попросил Димаса подать мне трусики моей жены. Он засунул мне их в рот и я почувствовал этот сладкий вкус выделений Наташи — она тогда сильно потекла.

Но в этот момент все мои фантазии прервала Ольга, сказав, что хочет писать. Она объяснила, что хочет это сделать прямо в мой рот. Наташа уже предлагала мне такое, мне тогда не хотелось, но теперь я без раздумий согласился. Я лег спиной на пол, т. к. анальная пробка мешала мне сидеть. Ольга легла на меня сверху так, что мы оказались в позе 69. Она сразу же взяла мой член своими нежными губками и стала его усердно сосать. Я же прильнул к её клитору.

— Вадим, открой, пожалуйста, свой рот и наслаждайся, — сказала мне Ольга.

В ту же секунду мне в рот ударила струя. Как ни странно, но от возбуждения я не чувствовал никакого запаха и вкуса, поэтому стал сразу же глотать её мочу. Струя была настолько сильная, что я не успевал всё выпивать и поэтому вскоре всё мое лицо было покрыто этой жидкостью. Закончив, Ольга слезла с меня и встала прямо над моим лицом. Из её промежности на меня всё еще падали небольшие капельки. Меня это очень сильно возбудило. Она, увидев это, протянула мне свою прекрасную ножку и я стал лизать её стопу. Я облизывал каждый пальчик, не оставлял ни на секунду без внимания её пяточку.

Пока я был этим занят, то увидел, как мою жену поставили на колени в центре комнаты и всё парни по очереди на неё кончали. Кончали они Наташе на лицо, грудь, в ротик. Через 5 минут моя любимая супруга была с головы до ног залита спермой — видимо те таблетки сделали своё дело. Я жестом позвал её к себе. Ольга всё поняла, и убрала свою ножку от моего лица. Я уложил Наташу на спину рядом с собой, а сам лег на неё сверху, принявшись слизывать с её прекрасного тела потоки спермы. Я даже не заметил, как всё присутствующие окружили нас — парни подрачивали свои члены, а девушки ласкали друг друга пальчиками.

Вылизав своей жене ножки, я стал слизывать сперму с её больших и упругих сисек. Вместе с тем, я сосал её соски, целовал их. Закончив, я принялся слизывать сперму с её личика. И тут я понял, почему Наташа всё это время молчала — она всё это время держала во рту сперму! Я прильнул к её сладким губкам, опухшим от минета. Моя жена сразу же передала мне всю сперму изо рта и я замычал от удовольствия. Я чувствовал себя дешевой шлюшкой, которую только что накормили спермой.

Меня остановил сильный шлепок по попе. Это был Димас. Он схватил меня и Наташу и отвел в центр комнаты, кинув на диван. Я подмял под себя женушку и стал её трахать в попку. Под неё поспешил лечь Алик, войдя во влагалище. Я почувствовал, что Света своими нежными руками вытащила из меня анальную пробку. Но мне в анус сразу же уперся чей-то член. Обернувшись — я увидел Димаса и впервые за весь вечер мне стало страшно. Он чем-то смазал мой анус и стал проталкивать туда свой большой член. Димас продвигался очень медленно, а у меня от боли выступили слезы на глазах и я пожалел о том, что пришел сюда. Тем временем он взял меня за бёдра и одним рывком всадил в меня свой длинный член. Я закричал от боли, но не мог ничего сделать, т. к. был практически насажен на кол. Димас стал медленно двигаться и постепенно боль в моей попке стала сменяться удовольствием. Теперь я понял, что чувствовала моя жена-шлюшка в то время, когда я впервые всадил её в попку.

Я тоже стал двигаться, всё ещё трахая свою жену. Получилось так, что Димасу не приходилось двигаться — трахая Наташу, я сам насаживался на член, тем самым доставляя ему удовольствие. Из-за того, что в моей попка было тесно, то уже через 10 минут Димас стал кончать. Он засунул свой член в меня до упора и стал изливаться в меня. Я почувствовал внутри себя горячую сперму, которая так приятно разливалась внутри меня. От этих ощущений я тоже кончил свой жене в попку. Димас вытащил свой член и сперма стала вытекать из моей растраханной дырочки по яйцам на бедра.

В эту секунду я понял, что чувствуют девчушки, когда в них кончают — чувство того, что ты только что удовлетворил настоящего мужчину и он облил тебя своей вкуснейшей спермой.

От пережитого двойного оргазма мои ноги стали подкашиваться и я упал. Ко мне подошли Света и Даша. Они подняли меня и пару раз хорошенько шлепнули меня по попке. Они отнесли меня на какой-то странный стол и позвонили куда-то. Дальше я ничего не помню, так как потерял сознание от усталости. Очнулся я от стонов девушек, которых окружила толпа из мужиков. Мою жену даже трахали в попку сразу двумя членами. Тоже самое было и с другими девушками. Но больше всего меня беспокоило моё положение, ведь я стоял раком на длинном столе, мои ноги были широко расставлены, как у девушек из группового порно. Моя голова была прикована к специальной подставке так, что мой рот и горло находились на одной прямой. Я понял, для чего это было. Когда-то я читал в интернете, что это нужно для глубокого минета. Ногами я не мог пошевелить, т. к. они тоже были прикованы. Только руки остались свободны. Под моим членом находилась какая-то большая миска, в которую я по ходу буду кончать...

Но кто же должен меня трахать? И тут у меня помутнело в глазах, ведь я понял, что меня должны трахнуть те мужики! В этот момент они обкончали 4-х девушек так, что я их не мог узнать. Их дырочки были так растраханы, что мне казалось, будто в каждую поместятся две руки. И тоже самое они должны буду сделать со мной... Мужчины направились ко мне. Они окружили меня так, что ели помещались в большой комнате! Двое из низ двинулись ко мне — один подошел к попке и стал её обильно смазывать, а другой с размаху засунул член мне в рот. От возбуждения я сразу же кончил в ту самую миску. Тот, что был позади меня, стал быстро двигаться в моей попке. Другие подошли ко мне и заставили дрочить их члены руками. Они стали меня лапать, кто-то дрочил мой член. Из-за тех таблеток, я то и дело, что кончал каждые 10 минут.

Через полчаса они уже засовывали уже по 2 члена мне в дырку, а мои губы уже распухли. Моя миска уже был заполнена наполовину. Меня сотрясал оргазм за оргазмом, а парни видимо еще даже не планировали заканчивать. Кто бы что бы не говорил, но всё таки классно, когда чувствуешь, как тебе в анус входит большой член и заполняет тебя. Так прошло еще 20 минут и за всё это время я ублажил всех парней.

Наконец они сказали, что сейчас буду кончать. Из под моего живота достали миску, заполненную до половины моей спермой, и поставили её на пол, прямо под мою попку. Каждый по очереди подходил ко мне сзади, засовывал член до упора и изливался в мою растраханную дырочку. Оттуда сперма вытекала прямо в миску. Закончив, они меня освободили и я первым делом стал проверять свой анус. Поднеся руку, я понял, что она, сжатая в кулак, легко войдет туда. Это было невероятно! Теперь я ощутил на себе всю роль шлюхи, которую связали и поимели толпой, спустив в задницу.

Мои мысли прервала Даша:

— Теперь ты настоящая шлюшка. Пойдем, тебя еще многое ждет, — сказала она сладким голосом.

Меня уже ничего не останавливало, поэтому я согласился. Я пошел за Дашей в большую комнату и увидел, как Вася и Алик вдвоем драли мою жену, причем это для меня уже казалось чем-то обыденным. Минут 5 я наблюдал за этой сценой, пока Вася, трахавший мою Наташу снизу в киску, не начал громко стонать и заливать в её влагалище своей спермой. Он вылез из-под неё и его сперма стала стекать по внутренней части прекрасных ножек моё супруги. Алик в это время всё еще трахал Наташу в попку раком и жестом позвал меня. Он приказал мне лечь под неё и слизывать сперму. Я лег под неё и стал дочиста вылизывать её ножки от спермы. Потом я начал вылизывать её половые губы. Видимо моей жене это понравилось, т. к. она опустилась к моему члену и стала умело ублажать меня своими губками. Её язык порхал по моему стволу. В это время Алик вытащил свой член из попки Наташи и приставил к моим губам. Я открыл рот и принял в него член достаточно больших размеров. Но Алику хотелось жесткого минета и он стал грубо трахать меня в рот, заталкивая свою головку мне в горло. От таких жестких действий и превосходного минета от жены я стал изливаться её в ротик. Наташа приняла всё в рот, но не стала глотать. Алик взял её на руки и поставил на колени в центре комнаты, прижав её рот к своей мошонке, а сам стал яростно дрочить. Через минуту он уже кончил Наташке в рот, но она по-прежнему не глотала, а только собирала сперму во рту.

Она встала и направилась ко мне. Так как я всё еще лежал на полу, она просто стала надо мною и стала переливать сперму мне в рот. Я, как послушная шлюха, всё проглотил, но она решила продолжить и просто плюнула мне в рот. Так поступили и остальные члены групповухи. И девушки и парни по очереди подошли и плюнули мне прямо в лицо. Мне уже было как-то всё равно.

Потом всю ночь напролет мы бешено трахались и ближе к утру легли спать. специально для bеstwеаpоn.ru Я проснулся уже в полдень. К этому времени все уже одевались. Света налила моей жене в лифчик и трусики спермы из миски. Одев их, Ксюша выглядела нереально возбуждающе. Налили спермы в трусы и мне, а также Даша засунула анальную пробку мне в попку. Напоследок Даша дала нам с женой по бутылке, которую была налита сперма, чтобы мы пили по дороге домой. Как ни странно, но Наташа сразу же выпила содержимое бутылки.

Приложение

Непонимание подлинной парадоксальной природы сексуального поведения человека дорого обходится нам как в научном, так и в социальном смысле. С точки зрения науки, отсутствие знаний оставляет без ответа ряд самых важных для нас вопросов, например, почему люди тратят годы жизни на поиски любви и борьбу за приносящие удовлетворение отношения. С социальной точки зрения при неудаче в отношениях мы из-за невежества остаемся разочарованными, беспомощными и зачастую обиженными как в джунглях сайтов знакомств, так и среди разнообразия возможностей в кампусе колледжа, на рабочем месте или дома.

Необходимо как-то примирить огромную любовь, которую стремится найти каждый, с конфликтами, которые неотъемлемы даже от самых нежных любовных отношений. Нужно увязать мечту с реальностью. Чтобы понять эти непостижимые противоречия, мы должны заглянуть в свое эволюционное прошлое, которое довлеет не только над нашими телами, но и над разумом, прошлое, в котором стратегии поиска партнера были не менее важны для нас, чем стратегии выживания.

Эволюционные корни

Больше века назад Чарльз Дарвин предложил революционное объяснение тайнам выбора партнера — теорию полового отбора. Его заинтересовал странный факт: некоторые животные обладают особенностями, неблагоприятными для выживания. Роскошные хохолки, большие рога и прочие привлекающие внимание морфологические особенности представителей разных видов с точки зрения выживания представляются слишком дорогостоящими. Самец павлина выглядит как мечта любого хищника. Этот увесистый кусок питательного мяса снабжен к тому же длинным роскошным хвостом, который затрудняет бегство от хищника и издали сигнализирует о наличии доступной добычи. Согласно Дарвину, эти черты развились и сохранились у павлина из-за того, что обеспечивали ему репродуктивный успех, т. е. преимущество в соперничестве за вожделенных самок. Приобретение признаков, дающих преимущество при поиске партнера, а не при выживании, получило название полового отбора.

По Дарвину половой отбор может принимать две формы. Первая — это соперничество между особями одного пола за преимущество в доступе к особям другого пола. Архетип такого состязания — два самца оленя, сцепившихся рогами в жестокой схватке. Признаки, обеспечивающие успех в соперничестве такого типа, например, физическая сила, интеллект или привлекательность для союзников, развиваются потому, что победитель получает возможность чаще спариваться и, следовательно, передавать более многочисленному потомству гены, определяющие эти признаки.

Другая форма полового отбора — выбор особями одного пола партнера другого пола по предпочтительным признакам. Искомые признаки закрепляются — т. е. начинают с течением времени встречаться чаще — благодаря тому, что животных, обладающих ими, чаще выбирают в качестве партнера, а соответствующие гены чаще передаются потомству. Животные, у которых данные признаки отсутствуют, не находят пары, и гены, определяющие нежелательные особенности, исчезают из популяции. Поскольку самки павлинов предпочитают самцов с самыми яркими и блестящими хвостами и хохолками, павлины с тусклыми перьями теряются в эволюционной пыли. Современные павлины приобрели свое роскошное оперение потому, что на протяжении эволюционной истории самки предпочитали спариваться с самыми яркими и шикарными самцами.

Теория полового отбора Дарвина дала первоначальное объяснение сексуальному поведению, указав на два важнейших процесса, которые определяют эволюционные изменения: выбор партнера по предпочтительным признакам и соперничество за партнера. Однако более столетия ученые-мужчины яростно выступали против нее, отчасти потому, что идея активного выбора партнера подразумевала слишком большую власть самок, которых было принято считать пассивной стороной в процессе образования пар. Многие социологи также не принимали теорию Дарвина, поскольку его взгляд на природу человека опирался на инстинктивное поведение, что, с их точки зрения, принижало человеческую уникальность и гибкость. На протяжении долгих лет было принято считать, что культура, сознание и свобода воли делают нас неподвластными силам эволюции. Прорыв в применении теории полового отбора к человеку произошел в конце 1970-х — начале 1980-х гг., когда мои коллеги и я в том числе выдвинули ряд гипотез в области психологии и антропологии. Мы пытались выделить базовые психологические механизмы, являющиеся продуктами эволюции — адаптации, которые позволяли бы объяснить, как исключительную гибкость поведения людей, так и стратегии активного поиска партнера, свойственные мужчинам и женщинам. Эта новая дисциплина получила название «эволюционная психология».

Однако, когда я только начинал работать на этом поприще, об истинном сексуальном поведении человека было известно крайне мало. Научные данные о стратегиях поиска партнера в разных популяциях людей и документальные свидетельства, на которых можно было бы строить прочные эволюционные теории, практически отсутствовали. Никто не мог сказать, насколько универсальны те или иные сексуальные предпочтения, существуют ли гендерные различия, характерные для всех без исключения культур, и могут ли культурные условности перевешивать предпочтения, сформировавшиеся в ходе эволюции? Поэтому я сошел с накатанной дороги в психологии и занялся изучением тех особенностей сексуального поведения людей, которые могут объясняться эволюционными принципами. Для начала мне просто хотелось найти подтверждения наиболее очевидных выводов из эволюционной теории в отношении гендерных различий в сексуальных предпочтениях, например, действительно ли для мужчин в партнере важны в первую очередь молодость и физическая привлекательность, а для женщин — статус и финансовое положение. Для этого я опросил 186 состоящих в браке взрослых людей и 100 холостых студентов американских колледжей.

Затем нужно было убедиться, что психологический феномен, обнаруженный в этом исследовании, действительно типичен для нашего вида. Если требования к партнеру и прочие особенности человеческой психологии являются продуктом нашей эволюционной истории, то они должны обнаруживаться везде, а не только в Соединенных Штатах. Поэтому я инициировал международное исследование, чтобы выяснить, как выбирают партнеров представители других культур, начав с таких европейских стран, как Германия и Нидерланды. Очень быстро выяснилось, что из-за близости разных европейских культур они не слишком подходят для проверки правильности принципов эволюционной психологии. За пять лет я расширил охват исследования, заручившись поддержкой полусотни коллег, представлявших 37 культур на шести континентах и пяти островах, от Австралии до Замбии. Респонденты из этих стран получали анкеты для оценки половых предпочтений на родных языках. В исследование были включены жители крупных городов, таких как Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу в Бразилии, Бангалор и Ахмадабад в Индии, Иерусалим и Тель-Авив в Израиле и Тегеран в Иране. Мы опрашивали и сельских жителей, в том числе индийцев из штата Гуджарат и зулусов в Южной Африке. Мы включили в опрос хорошо и плохо образованных людей, представителей разного возраста (от 14 до 70 лет) и разных экономических систем, от капиталистической до коммунистической и социалистической. Были охвачены все основные расовые, религиозные и этнические группы. Общее число участников исследования составило 10 047 человек.

Это было самое масштабное исследование в области половых предпочтений человека, но всего лишь начало. Его результаты касаются всех проявлений сексуальной жизни людей — от первых свиданий до брака, внебрачных связей и разводов. Кроме того, они имеют отношение к таким важнейшим социальным проблемам, как сексуальные домогательства, домашнее насилие, порнография и угнетение женщин. Чтобы изучить как можно больше аспектов, моя лаборатория затем провела еще более 100 исследований, охвативших тысячи людей. Среди участников были мужчины и женщины, ищущие партнера в барах для одиночек и кампусах колледжей, встречающиеся пары на разных стадиях отношений, молодожены в первые пять лет брака и пары, брак которых закончился разводом. Мы изучали разные явления — от проявлений любви до измены.

Результаты этих исследований вызвали споры и недопонимание среди моих коллег, поскольку во многом противоречили общепринятым взглядам. Они заставляли резко отойти от стандартного представления о мужской и женской сексуальной психологии. Одна из целей, которую я ставил перед собой в этой книге, — отталкиваясь от полученных результатов, сформулировать общую теорию сексуального поведения людей, основанную не на романтических идеях или устаревших научных теориях, а на данных современной науки. Некоторые моменты сексуального поведения людей оказались неприглядными. Так, и мужчины, и женщины в преследовании своих сексуальных целей зачастую не останавливаются ни перед чем, унижая соперников, обманывая представителей противоположного пола и даже жертвуя существующими партнерами. Подобные открытия неприятны для меня: я бы предпочел, чтобы этой связанной с соперничеством, конфликтами и манипуляциями стороны сексуального поведения людей не существовало. Но ученый не может просто отмести неприятные результаты. В конце концов, если мы хотим избежать удручающих последствий этих аспектов, с ними надо бороться с открытыми глазами.

Сексуальные стратегии

Стратегии — это методы достижения целей, способы разрешения проблем. Возможно, применение подобного понятия к выбору партнера, чувствам, сексу и любви кажется вам странным. Однако человек, как и все прочие биологические виды с половым размножением, не выбирает партнеров случайным образом. Мы не стремимся привлечь кого попало. Мы не боремся с соперниками просто от скуки. Наш подход к выбору партнера пронизан стратегиями, которые помогают решать конкретные задачи на пути к успеху. Чтобы понять, как именно люди решают эти задачи, требуется анализ существующих сексуальных стратегий.

Адаптации — это выработанные в ходе эволюции решения задач, связанных с выживанием и репродукцией. За миллионы лет в результате естественного отбора мы научились чувствовать голод, заставляющий искать пищу; приобрели вкусовые сосочки, чувствительные к жиру и сахару, чтобы отличать съедобное от несъедобного (фрукты, мясо, орехи и ягоды от земли и камней); получили потовые железы и чувство озноба, помогающие избегать перегрева и переохлаждения; обрели эмоции, такие как ярость и страх, заставляющие вступать в схватку или бежать при встрече с хищниками или агрессивными соперниками; у нас появилась сложная иммунная система для борьбы с болезнями и паразитами и т. д. Все эти адаптации — наши средства решения задач, связанных с выживанием во враждебных условиях, наши стратегии выживания.

Соответственно, сексуальные стратегии — это адаптивные решения задач поиска партнера. В нашем эволюционном прошлом те, кому не удалось успешно найти партнера, выпали из числа предков. Все мы потомки длинной и непрерывной цепочки предков, которые успешно боролись за желанных партнеров, привлекали партнеров, обладавших репродуктивной ценностью, удерживали партнеров достаточно долго для появления потомства, давали отпор соперникам и решали проблемы, стоявшие на пути успешного воспроизводства. Мы несем в себе наследие этих историй успеха.

Каждая сексуальная стратегия нацелена на решение конкретной адаптивной задачи, например, идентификацию желанного партнера или получение превосходства над соперниками в привлечении партнера. В основе каждой сексуальной стратегии лежат психологические адаптации, такие как предпочтение определенного партнера, чувство любви, желание секса или яркие эмоции, например, сексуальная ревность. Каждый психологический механизм чувствителен к информации или сигналам из окружающего мира, таким как внешность, признаки сексуального интереса или потенциальной неверности. Кроме того, на него влияет информация о нас самих, например, наша собственная ценность как партнера или способность привлекать партнеров определенного уровня желанности. Цель этой книги — приоткрыть завесу тайны с адаптивных задач, с которыми мужчины и женщины сталкиваются в процессе поиска партнера, и сложных сексуальных стратегий, которые они применяют для их решения.

Хотя термин «сексуальные стратегии» полезен при разговоре о решении проблем поиска партнера, он может вводить в заблуждение, как предполагающий нечто сознательное. На самом деле сексуальные стратегии не требуют ни сознательного планирования, ни осмысления. Наши потовые железы можно назвать «стратегией» терморегулирования, но потоотделение происходит бессознательно, и мы не задумываемся о целевой температуре нашего организма. Если пианист начинает задумываться о движении рук, это может помешать его игре, точно так же и наиболее успешные сексуальные стратегии реализуются подсознательно.

Выбор партнера

Люди никогда не испытывают влечения ко всем подряд. Они неизменно кому-то отдают предпочтение, а остальных игнорируют. Наши сексуальные желания эволюционировали точно так же, как и все другое. Возьмем, например, задачу выбора пищи. В окружении человека много чего можно было отправить в рот: ягоды, фрукты, орехи и рыба, а также земля, камни, ядовитые растения, палки и фекалии. Если бы мы не имели вкусовых предпочтений и ели все подряд, одним попадались бы зрелые фрукты, свежие орехи и прочие источники калорий и питательных веществ, а другим — испорченное мясо, гнилые фрукты и токсины. Древние люди, чьи предпочтения хотя бы немного склонялись к питательным объектам, выживали чаще, чем другие, и, следовательно, передавали свои пищевые привычки потомству.

Наши нынешние вкусовые пристрастия свидетельствуют именно о таком эволюционном процессе. Нам нравятся продукты, богатые жирами, сахарами, белками и солью, и не нравятся горькие, кислые, вызывающие расстройства и токсичные{5}. Эти пищевые предпочтения решают одну из основных задач выживания. Мы сохранили их до сегодняшнего дня именно потому, что они помогали решать важнейшие адаптивные задачи нашим предкам.

Наши предпочтения при выборе партнера также служат адаптивным целям, но связаны не только с выживанием. Представьте, как жили наши предки в далекие времена: боролись с холодом, разжигая огонь, добывали на охоте мясо для семейства, собирали орехи, ягоды и травы, а также боролись с паразитами, избегали встреч с опасными животными и враждебными соплеменниками. Если бы они выбирали партнеров, которые не приносят необходимые ресурсы — изменяют, отлынивают от работы, не имеют охотничьих навыков или жестоко обращаются с близкими, их выживание оказалось бы под угрозой, как и продолжение рода. И наоборот, партнер, который способен добывать необходимые ресурсы, защищает близких и детей, не жалеет время и силы на семью, был бы ценным приобретением. Поэтому значительные преимущества для выживания и воспроизводства получали те, кто выбирал партнера мудро и имел четкие предпочтения. Мы, как потомки именно этих людей, несем в себе их предпочтения и представления.

Многие другие биологические виды имеют свои половые предпочтения. Яркой иллюстрацией могут служить африканские птицы ткачики. Когда ткачик-самец замечает поблизости самку, он демонстрирует построенное гнездо, повисая вниз головой на его нижней части и отчаянно хлопая крыльями. Самка смотрит. Если самец проходит первый этап визуальной оценки, она подлетает к гнезду, забирается в него и оценивает, как оно построено, выклевывая травинки чуть ли не 10 минут. Все это время самец сидит рядом и поет. В любой момент самка может решить, что гнездо ей не подходит, и улететь, чтобы заняться проверкой гнезда следующего претендента. Самец, гнездо которого забраковали несколько самок, нередко разрушает его и начинает строить новое. Отдавая предпочтение тем самцам, которые строят более качественное гнездо, самка решает задачу защиты и обеспечения будущих птенцов. Такие предпочтения сохранились потому, что давали репродуктивные преимущества перед другими ткачиками, которые спаривались с любыми самцами независимо от качества их гнезд.

Женщины, как и самки ткачиков, предпочитают мужчин с определенными «гнездами». Одна из задач, которая стояла перед женщинами в эволюционной истории, — это выбор мужчины, готового строить долговременные отношения. Женщине из нашего эволюционного прошлого, выбиравшей легкомысленного, вспыльчивого, лживого или неспособного к длительным отношениям мужчину, приходилось в конечном итоге растить своих детей в одиночку, в отсутствии преимуществ в ресурсах, помощи и защиты, которые мог бы предоставить мужчина иного склада. У той же, что предпочитала надежного спутника, готового к долговременной преданности, потомство имело больше шансов на выживание и полноценное существование. Сменились тысячи поколений, и женщины стали предпочитать преданных мужчин, аналогично тому, как самки ткачиков предпочитают самцов с более качественными гнездами. Это предпочтение решает важные репродуктивные задачи, точно так же, как пищевые предпочтения решают задачи выживания.

Люди не всегда стремятся к верности, необходимой для длительных отношений. Иногда и мужчины, и женщины намеренно следуют краткосрочным сексуальным стратегиям — мимолетный роман, партнер на одну ночь, развлечение на выходные или случайные связи. В этих случаях их предпочтения меняются — и порою очень сильно. Выбирая партнера, человек исходит из желаемой продолжительности отношений — будет ли это случайная связь, не требующая от сторон никаких обязательств, или длительные отношения, в которые оба должны многое вложить. Сексуальные стратегии зависят от этого выбора. В настоящей книге рассматриваются универсальные предпочтения мужчин и женщин в отношении определенных качеств партнера, раскрывается эволюционная логика пристрастий обоих полов и анализируются изменения, происходящие при переходе от случайных связей к долговременным отношениям.

Привлечение партнера

Спрос на людей, имеющих высокую ценность как партнеры с желаемыми качествами, всегда высок. Однако для успеха в выборе одной лишь идентификации плюсов маловато, точно так же, как для удовлетворения голода недостаточно увидеть куст со спелыми ягодами в глубоком и опасном ущелье. Следующий этап процесса выбора партнера — победа над соперниками в борьбе за него.

Самцы морских слонов на побережье Калифорнии в сезон спаривания дерутся друг с другом, пуская в ход острые клыки{7}. Зачастую их стычки и рев не прекращаются ни днем, ни ночью. Израненные проигравшие в этом жестоком соревновании остаются лежать на берегу, а у победителя появляются новые заботы. Он постоянно курсирует вокруг своего гарема, начитывающего десяток и более самок. Этот доминантный самец должен бдительно охранять свое место в репродуктивном цикле жизни, загоняя отбившихся самок в гарем и отгоняя «нарушителей», которые покушаются на его подопечных.

Успеха в выборе партнерш на протяжении многих поколений добивались более сильные, крупные, жестокие и хитрые морские слоны. Большие и агрессивные самцы контролировали доступ к самкам и таким образом передавали сыновьям гены, ответственные за эти качества. Сейчас самцы морских слонов нередко весят более полутора тонн — в четыре раза больше самок, и со стороны может показаться, что они вот-вот раздавят их во время спаривания.

Самки морских слонов предпочитают спариваться с победителями и передают гены, ответственные за это предпочтение, дочерям. Вместе с тем, выбирая более крупных и сильных самцов, они обеспечивают передачу генов, ответственных за размер и бойцовские качества, сыновьям. Более мелкие, слабые и скромные самцы вообще исключаются из размножения, и их род на этом заканчивается. Из-за того, что 5% самцов достаются 85% самок, влияние полового отбора остается значительным до сих пор.

Самцы морских слонов вынуждены драться не только для того, чтобы физически победить соперников, но и для того, чтобы самки выбрали их. Когда с самкой пытается спариться более мелкий самец, она испускает громкий рев, на который приходит доминантный самец. Он угрожающе поднимает голову и выпячивает грудь. Этой демонстрации обычно достаточно, чтобы обратить мелкого нарушителя в бегство. Предпочтения самок — одна из причин соперничества между самцами. Если бы самки не противились спариванию с мелкими и слабыми самцами, они бы не предупреждали доминантного самца о нарушителях и половой отбор по размерам и силе был бы менее жестким. Короче говоря, женские предпочтения во многом определяют правила мужского соперничества.

Сексуальное поведение людей сильно отличается от поведения морских слонов. Так, если у морских слонов 85% спариваний приходится на долю всего 5% самцов, то у людей более 90% мужчин в какой-то момент своей жизни находят пару{8}. Самцы морских слонов стремятся безраздельно владеть гаремом самок, но победители остаются на своих позициях всего лишь сезон-другой, а многие люди образуют прочные союзы на годы и десятилетия. Вместе с тем у мужчин и самцов морских слонов есть нечто общее: и те и другие должны бороться за внимание. Те самцы, которым не удается привлечь внимание самки, рискуют быть исключенными из процесса продолжения рода.

В мире животных самцы обычно яростнее, чем самки, борются за партнеров, и у многих видов соперничество между самцами более демонстративно и очевидно. Однако немало и таких видов, где соперничество между самками тоже проявляется весьма остро. Так, у мартышек гусар и гелад самки намеренно мешают совокупляющимся парам, чтобы не дать соперницам успешно спариться. Самки макак-резусов агрессивно прерывают половые контакты других самок, при этом иногда им удается заполучить самца себе. А у павианов самки соперничают за самцов не только ради удовлетворения половых потребностей, но и для создания долговременных отношений, обеспечивающих физическую защиту{9}.

Хотя соперничество женщин обычно не настолько шумно и яростно, как соперничество мужчин, в системах сексуального поведения оно играет определяющую роль. Писатель Г. Менкен замечает: «Когда женщины целуются, это напоминает рукопожатие соперников после схватки». Мы еще поговорим о том, как представители обоих полов соперничают друг с другом за доступ к желанным партнерам. Тактические приемы, которые они используют, часто определяются предпочтениями тех, чье внимание они пытаются привлечь. Те, у кого нет привлекательных для представителей противоположного пола качеств, рискуют остаться в числе проигравших в сложной борьбе за партнера.

Удержание партнера

Удержание партнера — еще одна сложная адаптивная проблема. Найденные партнеры не обязательно теряют привлекательность для соперников, которые могут переманить их и, таким образом, свести на нет усилия, затраченные на привлечение внимания, ухаживание и создание союза. Помимо прочего, один из партнеров может разорвать отношения из-за того, что вторая сторона не удовлетворяет его потребности и желания, или просто из-за появления более свежего, настойчивого или красивого кандидата. Так что завоеванного партнера необходимо еще удержать.

Возьмем, к примеру, комара-толстоножку Plеciаnеаrcticа. Самцы этих комаров вылетают ранним утром и роятся на высоте около метра над землей, ожидая шанса спариться с самками{10}. Самки толстоножек не роятся. Они вылетают утром из растительности и присоединяются к рою самцов. Иногда самцу удается захватить самку еще до того, как она взлетит. Часто самцы сражаются друг с другом. Вокруг одной самки могут собираться до десяти самцов.

Успешные самцы с партнершами отделяются от роя. Пара опускается на землю для спаривания. Возможно, из-за непрекращающихся попыток соперников отбить самку, самец не отпускает ее на протяжении трех дней. Оставаясь в копулятивном контакте с самкой до тех пор, пока она не будет готова откладывать яйца, самец комара не дает другим оплодотворить ее. С точки зрения успешности репродукции его способность побеждать других самцов и привлекать самку ничего бы не стоила, не сумей он удержать самку.

Разные виды решают эту задачу по-разному. Люди не находятся в копулятивном контакте сутками, но все, кто стремится к долгосрочным отношениям, сталкиваются с проблемой удержания партнера. В нашем эволюционном прошлом мужчины, которых не волновала верность партнерш, рисковали уменьшить свои шансы на отцовство и повысить вероятность вложения времени, энергии и сил в чужих детей. У древних женщин такой проблемы не было, поскольку материнство всегда однозначно. Но женщины, имевшие неверных мужей, рисковали лишиться ресурсов, защиты и всех вложений в семью. Одной из психологических стратегий в борьбе с неверностью стала ревность. Древние люди, которых приводили в ярость признаки неверности партнера и которые активно противодействовали ей, получали преимущества в отборе по сравнению с неревнивыми соплеменниками. Те, кому не удавалось предотвратить неверность партнера, имели меньший репродуктивный успех{11}.

Ревность вызывает целый спектр реакций на угрозу отношениям. Например, сексуальная ревность может иметь два кардинально расходящихся проявления: слежку и насилие. В первом случае ревнивец следит за своей возлюбленной, когда она уходит из дома, неожиданно звонит ей, чтобы проверить, где она на самом деле находится, не спускает с нее глаз на вечеринках и проверяет СМС-сообщения и электронную почту. Во втором случае он угрожает обнаруженному сопернику, кидается на него с кулаками, собирает друзей, чтобы проучить его, или кидает камень ему в окно. И то и другое является проявлением одной и той же психологической адаптации — ревности. Это разные пути решения одной задачи — борьбы с неверностью или уходом партнера.

Ревность — вовсе не жесткий непоколебимый инстинкт, вызывающий запрограммированные, механические действия. Она очень чувствительна к контексту и окружающей обстановке, в том числе к значимости соперника, к различиям во взглядах на привлекательные качества партнера и к наличию у ревнивца возможностей найти альтернативного партнера. Разнообразие вариантов поведения, доступных для реализации стратегии ревности, обеспечивает людям гибкость реакций в зависимости от ситуации. Мы рассмотрим целый спектр действий, которые инициируются чувством ревности, и контексты, в которых они могут возникать.

Смена партнера

Не всех завоеванных партнеров удается удержать. И это не всегда нужно. Порою возникают веские причины для ухода от партнера, например, когда он перестает обеспечивать поддержку, или приносить сексуальное удовлетворение, или начинает оказывать физическое или психологическое давление. В наши дни те, кто остается с партнером, несмотря на финансовые трудности, сексуальную неверность и жестокость, могут вызывать восхищение, однако сохранение отношений с плохим партнером не помогало древним людям в решении задач успешного выживания и продолжения рода. Мы потомки тех, кто знал, когда нужно прекратить невыгодные отношения.

Животные тоже избавляются от нежелательных партнеров. Например, голуби-вяхири обычно моногамны на протяжении многих периодов размножения, но при определенных обстоятельствах их пары распадаются. Уровень «разводов» у вяхирей составляет примерно 25% за сезон. Основная причина распада пар — бесплодие{12}. Если голубям не удается на протяжении периода размножения завести потомство с одним партнером, они бросают его и отправляются на поиски другого. Расставание с бесплодным партнером способствует размножению вяхирей в отличие от сохранения неплодотворного союза.

В процессе эволюции мы приобрели не только сексуальные стратегии, направленные на выбор, привлечение и удержание ценного партнера, но и стратегии избавления от неудачного партнера. Разводы присущи всем культурам{13}. В наших стратегиях расставания или «изгнания партнера» могут задействоваться разные психологические механизмы. Мы оцениваем, перевешивают ли затраты на сохранение отношений пользу, которую мы от них получаем. Мы рассматриваем потенциальных партнеров и прикидываем, могут ли они предложить больше, чем существующий партнер. Мы подсчитываем вероятность успешного привлечения более подходящих партнеров. Мы обдумываем, какой потенциальный ущерб разрыв может нанести нам, нашим детям и близким. И, анализируя всю эту информацию, мы принимаем решение, остаться или уйти.

Если один из партнеров решает уйти, активируется другой набор психологических адаптаций. Разрыв никогда не бывает простым и легким, поскольку такое решение имеет далеко идущие последствия для родственников с каждой стороны, которые зачастую заинтересованы в сохранении союза. Необходимо уладить сложные социальные отношения и обосновать разрыв. Спектр тактических решений, имеющихся в распоряжении человека, огромен — от простого упаковывания чемоданов и ухода из дома до провоцирования расставания путем раскрытия неверности. Известно не менее полусотни способов ухода от партнера.

Разрыв — это решение задачи избавления от плохого партнера, но он ставит перед нами новую задачу — его замены. Как и большинство млекопитающих, люди обычно не выбирают одного партнера на всю жизнь. Человек зачастую неоднократно выходит на рынок поиска партнера и повторяет цикл выбора, привлечения и удержания. Но начало других отношений после разрыва влечет за собой новые проблемы. Люди возвращаются на рынок поиска партнера в разные периоды своей жизни, с разными активами и обязательствами. Приобретенные человеком статус и ресурсы могут помочь привлечь партнера, который раньше был недоступен. И наоборот, возраст, наличие детей и психологический груз прошлых отношений могут уменьшить шансы на привлечение нового партнера.

При разводе и повторном выходе на рынок поиска партнера мужчины и женщины переживают предсказуемо разные изменения. Если у распавшейся пары есть дети, их воспитанием, как правило, продолжает заниматься женщина, хотя, конечно же, бывает и по-другому. Дети от предыдущих браков обычно воспринимаются как обуза, а не как преимущество, поэтому способность женщины привлечь партнера страдает больше, чем способность мужчины. Как следствие, число женщин, повторно вступающих в брак, меньше, чем число мужчин, и это неравенство усиливается с возрастом. Мы продемонстрируем изменение подходов к поиску партнера на протяжении жизни и опишем обстоятельства, влияющие на вероятность возникновения новых отношений после разрыва для мужчин и женщин.

Конфликт полов

Сексуальные стратегии, которым следуют представители одного пола при выборе, привлечении, удержании или смене партнера, часто приводят к конфликту с некоторыми представителями противоположного пола. У насекомых из отряда скорпионниц самки отказываются спариваться с ухаживающими за ними самцами, если те не приносят им серьезные брачные «дары», как правило, мертвое насекомое, которое можно съесть. Пока самка занята поеданием подарка, самец совокупляется с ней. Во время спаривания самец не отпускает принесенный дар, как будто бы для того, чтобы не дать самке сбежать раньше, чем он закончит свое дело (иногда это называют стратегией сексуальной эксплуатации). Чтобы ввести в самку всю сперму, самцу требуется около 20 минут. Самцы скорпионниц в процессе эволюции научились подбирать брачный подарок так, чтобы самке на его поедание требовалось примерно такое же время. Если подарок окажется меньше и самка съест его до завершения спаривания, самец не успеет ввести всю сперму. Если подарок будет крупнее и самке не хватит 20 минут, чтобы его съесть, самец завершит спаривание и станет драться с самкой за остатки. Таким образом, конфликт между самцом и самкой скорпионницы возникает из-за не завершения спаривания, если подарок слишком мал, или из-за остатков пищи, если подарок слишком велик.

Между мужчинами и женщинами также происходят столкновения из-за ресурсов и сексуального доступа. В эволюционной психологии репродуктивного поведения сексуальная стратегия одного пола может мешать стратегии другого пола или вступать с ней в конфликт. Я называю это явление интерференцией стратегий. Возьмем, например, различия в склонности мужчин и женщин к случайным кратковременным сексуальным связям. Как правило, взгляды мужчин и женщин на то, как хорошо и долго нужно знать человека, прежде чем вступить с ним в половую связь, различаются. Конечно, здесь есть масса исключений и индивидуальных различий, но в целом у мужчин порог для вступления в случайную связь ниже{15}. Так, мужчины нередко не прочь заняться сексом с привлекательной незнакомкой, в то время как большинство женщин отказываются от связей с кем попало и предпочитают получше узнать потенциального партнера, прежде чем вступить с ним в сексуальный контакт.

Между этими сексуальными стратегиями существует фундаментальный конфликт: мужчины не могут удовлетворять свои краткосрочные желания без ущерба для долгосрочных целей женщин. Действия мужчины, настаивающего на немедленном сексе, противоречат цели женщины, которая стремится к более длительной фазе ухаживания. Интерференция взаимна, так как любая отсрочка мешает достижению цели того, кто ищет краткосрочной сексуальной связи. В каждом случае, когда стратегия одного пола вступает в противоречие со стратегией другого, возникает интерференция стратегий и конфликт.

Конфликты не заканчиваются и когда пара уже сформировалась. Замужние женщины порой сетуют, что мужья относятся к ним снисходительно, эмоционально закрыты и ненадежны. Женатые мужчины, в свою очередь, обвиняют жен в раздражительности, чрезмерной зависимости и сексуальной холодности. Оба пола жалуются на неверность — от легкого флирта до серьезных измен. Все эти конфликты становятся понятными в контексте наших сложившихся в процессе эволюции сексуальных стратегий.

Хотя конфликт полов повсеместен, он не неизбежен. При определенных условиях можно свести его к минимуму и добиться гармонии. Знание эволюционных истоков нашего поведения позволяет находить пути активизации одних стратегий и подавления других. Понимание сексуальных стратегий, а также инициирующих их сигналов — это шаг к снижению интенсивности и числа конфликтов между мужчинами и женщинами. В этой книге исследуется природа конфликтов между полами и предлагаются решения по достижению гармонии.

Сексуальная ориентация

«Гетеросексуальная ориентация — это хрестоматийная психологическая адаптация», — пишет Майкл Бейли, один из самых известных мировых специалистов по сексуальной ориентации{16}. Его аргументация убедительна. У видов, размножающихся половым путем, самцы и самки должны спариваться друг с другом для успешного воспроизводства. Любая ориентация, которая снижает вероятность успешного размножения, безжалостно искореняется. Хотя не все согласны с такой оценкой, большинство ученых считают, что примерно 96—97% мужчин и 98—99% женщин первично ориентированы гетеросексуально.

Тем не менее во всех популяциях людей есть небольшой процент преимущественно или исключительно гомосексуальных мужчин и женщин, и это является эволюционной загадкой. Я сотни раз выступал с публичными лекциями по сексуальным стратегиям, и чаще всего мне задавали вопрос: «А что вы скажете о гомосексуальности?» Это тайна сексуального поведения людей и эмпирическая загадка для эволюционной теории{17}. Еще больше ее запутывают два широко известных факта. Во-первых, многочисленные близнецовые исследования показывают, что сексуальная ориентация отчасти наследственна, т. е. обусловлена генетически{18}. Во-вторых, ряд других исследований подтверждает логичное предположение, что гомосексуальные мужчины имеют детей гораздо реже, чем гетеросексуальные{19}. Так как же частично наследуемая сексуальная ориентация продолжает сохраняться в популяции, несмотря на естественный отбор?

Мы еще вернемся к этим вопросам и обсудим научные данные о связи сексуальной ориентации с предпочтениями при выборе партнера и сексуальностью, но некоторые ключевые моменты стоит отметить здесь. Для начала скажем, что словосочетание «сексуальная ориентация» имеет по меньшей мере три смысла. Первый — это первичная сексуальная ориентация, которая обозначает, к кому человек испытывает сексуальное влечение: к мужчинам, к женщинам, к обоим полам (бисексуальность) или ни к кому вообще (асексуальность). Второй смысл — это гендерная идентичность, т. е. то, кем человек ощущает себя: мужчиной, женщиной, тем и другим или никем. Третий — сексуальное поведение, относящееся к полу того, с кем человек на самом деле находится в сексуальных отношениях. Различия этих смыслов крайне важны, так как возможны разные комбинации их проявлений. Например, кого-то первично может привлекать один пол, но при этом он имеет сексуальные отношения с другим из любопытства (сексуальное экспериментаторство) или из-за социальных ограничений (отсутствие доступных партнеров того пола, на который он ориентирован первично).

Другой принципиальный момент состоит в том, что у мужчин и женщин сексуальная ориентация имеет разную природу и траектории развития. Сексуальная ориентация мужчин, как правило, проявляется на раннем этапе развития и редко кардинально меняется со временем, а женская сексуальность, по всей видимости, более гибка и может претерпевать изменения в течение жизни. Например, сексуальная ориентация мужчин в целом распределена бимодально, т. е. большинство мужчин либо строгие гетеросексуалы, либо строгие гомосексуалы. Бисексуальных мужчин довольно мало. В отличие от этого распределение сексуальной ориентации у женщин в популяции гораздо плавнее — от строгой гетеросексуальности через целый ряд градаций до практически полного предпочтения партнеров того же пола.

Кроме того, у женщин смена ориентации происходит значительно чаще и легче, чем у мужчин, что свидетельствует о большей гибкости их сексуальности. Говорят, что в женских колледжах существует такое явление, как ЛДВ — «лесбиянка до выпуска». Актриса Энн Хеч несколько лет жила в однополых отношениях с комедианткой и актрисой Эллен Дедженерес. После того как они расстались, Хеч вышла замуж за мужчину и родила от него ребенка. Некоторые женщины в молодости выходят замуж, рожают детей, а в среднем возрасте переходят к лесбийской жизни. Хотя некоторые мужчины признаются в своей гомосексуальной ориентации после вступления в навязанный обществом брак с сексуально непривлекательным для них партнером, как правило, их первичная сексуальная ориентация определилась давно и фактически не меняется.

Разобраться в вариациях человеческой сексуальности становится проще, если помнить о том, что сексуальная ориентация это неоднозначное понятие и существуют важные отличия между сексуальным влечением, идентичностью и поведением. Кроме того, мы должны учитывать отсутствие единой теории, объясняющей разнообразие человеческой сексуальности, в том числе существование гомосексуальных мужчин, лесбиянок, бисексуалов, трансгендеров и асексуальных личностей, не говоря уже о глубоких индивидуальных различиях представителей этих групп. Происхождение и природу сексуальной ориентации мы рассмотрим более подробно, сосредоточившись в первую очередь на требованиях к партнеру, сексуальной мотивации и предпочитаемых стратегиях поиска партнера.



37

Еще секс рассказы