Остров желаний. Глава 12: Слёзы и воспоминания



Пёстрая толпа, состоящая сплошь из женщин за тридцать стоящих на лётном поле перед трапом самолёта, была молчалива и разобщена. Дамы старались как можно меньше смотреть друг на друга, и лишь некоторые из них изредка переговаривались. Чудесный месячный отпуск, который они провели на «Острове желаний» завершен! Бездушный бетон взлётной полосы, по которой ветер гонял колючий песок, делал картину отлёта еще безотрадней. Двери в авиалайнер почем-то долго не открывали и от этого на душе становилось ещё тоскливее. На глазах у некоторых женщин были слёзы о причине которых было несложно догадаться. Сегодня ровно в шесть утра, их постели безжалостно покинули молодые любовники. Как жестока и несправедлива порой бывает жизнь! Только недавно со многими из этих мальчиков они успели обрести чувство близости и даже любовь. Их мускулистые тела возвращали женщинам ощущение силы и молодости. Крепкие члены дарили незабываемое наслаждение! И вот всё закончено... Теперь всё происходившее с ними на этом острове превратится в какой-то нереальный сон. Теперь у каждой из них есть тайна!

Почти через сутки утомительного перелёта они опять будут вынуждены окунуться в мир откуда недавно сбежали. Там их ждут рабочие будни, соблюдение дресс-кода, вялые члены мужей, расспросы детей о том, как мама провела отпуск. А по ночам, им будет сниться «Остров желаний»! Все эти милые и грешные забавы... Вновь и вновь дамам будет грезиться какой-то Саша, Андрей или Женя с крепким членом и милой улыбкой на лице. Как он закидывает тяжелые ноги к себе на плечи, как его большой член полностью заполняет лоно, как трутся в танце любви их колючие лобки. Чувствовать его навалившееся сверху мускулистое тело и слышать нежные слова, срывающиеся с его губ: «Я люблю вас тётя Наташа!» Галя, Нина, Света... Нет, лучше совсем не вспоминать об этом! Но и забыть тоже невозможно... А как хорошо выйдя обнаженной из тёплого океана, ещё блестя капельками воды на загоревшем теле, вот так запросто не стесняясь, насадиться пиздой на крепкий хуй какого-нибудь мальчика и скакать, скакать!... Скакать без устали, до яркого, взрывающегося в голове праздничным салютом оргазма! И пусть все вокруг смотрят. Потому что все эти женщины уже обрели свободу, потеряв ложный стыд.

Наконец двери наверху трапа открылись, и стюардесса сухим официальным голосом объявила:

— Проходим в салон уважаемые дамы и рассаживаемся согласно посадочным талонам!

Некоторым дамам показалось что в голосе девушки прозвучало скрытое осуждение и даже презрение ко всем собравшимся снизу трапа женщинам. В голове сразу мелькнула неприятная мысль: «А вдруг она обо всё знает! Ну нет! Так не должно быть!» — тут же успокаивали они себя. При покупке путёвок им обещали, что ни одна живая душа, кроме персонала, работающего на острове не узнает истинных деталей их отдыха. Да и те ограничены подпиской о неразглашении, грозящей огромными штрафами и угрозой судебного иска. Но одно дело обещания, а совсем другое реальность!

Как только дамы расселись по местам, самолёт тронулся с места и начал выруливать на позицию для взлёта, где на короткое время остановился. Потом двигатели взвыли и серебряная птица, рванув с места, начала быстро разгоняться. Вскоре земля за иллюминаторами стала плавно уплывать вниз, а набрав высоту он сделав положенный круг вокруг острова, лёг на курс до острова Шри-Ланка, где должна быть произведена дозаправка.

Две сотни женских глаз провожали одиноко торчащий посреди Тихого океана остров, с рассыпанными словно мозаика цветными крышами домиков, паутиной дорожек и зелёными пятнами субтропического леса.

***

По затихшим бульварам «Острова желаний», не боясь облить отдыхающих смело пуская по сторонам водяные струи ездили поливальные машины. Двери всех коттеджей были раскрыты и обслуживающий персонал, проверял номера на предмет забытых вещей, коих было немало, упаковывая их в полиэтиленовые пакетики, чтобы после отправить спецрейсом вслед за хозяйками. Большинство военнослужащих срочной службы, при попустительстве своих командиров, что называется просто «гоняло балду». На утреннем построении в увольнительную было разрешено идти всем не задействованных в нарядах и на улицах курорта можно было наблюдать группки слоняющихся без дела парней.

Пляж, обычно пестревший дамскими купальниками был непривычно пуст. Только группа парней в чём мать родила развалилась на сдвинутых вместе шезлонгах. Негромко переговариваясь, они нежились на солнце.

— Женщину хочу! — сказал юноша по имени Кирилл, поглаживая бесполезный член.

— Ан нету! Пизда твоей тёти Лены уже летит над Тихим океаном! — высказался кто-то из компании.

— Да там их больше тысячи, на пяти самолётах летит. «Пизды над Тихим океаном!» — не правда ли звучит романтично!

— Ничего. Четыре дня осталось и новую партию завезут. Прикиньте мужики, тысяча свеженьких стеснительных тётенек и тут мы — уже прожженные лихие ёбари!

— Опять начнётся «я не такая, я жду трамвая», «я случайно путёвку на этот курорт купила», «а что мы с вами молодой человек будем делать?». Да что-что? Трахаться сейчас будем с тобой тётенька красивая!

— А помнишь Сашок, тех двух подруг высококультурных? Которых мы с тобой во второй день в студии рисования сняли? — спросил друга, высокий мускулистый юноша по имени Виктор.

— Ага, помню конечно! Кажется, Анжела Викторовна и Мария Александровна.

— А что за студия рисования мужики? — заинтересованно спросил Гена.

— Аттракцион такой! На террасе мольберты стоят, дамочки картины рисуют и одновременно вина дегустируют. Туда всегда несколько наших посылали, кто хоть немного рисовать умеет. Там вот там мы с Сашкой двух очень культурных и возвышенных тёть сняли. Вернее, они сами инициативу проявили. Та что постарше, Мария, говорит значит: «Не хотите-ли молодые люди пригласить дам в кафе? Мы тут впервые и не знаем где варят хороший кофе».

— И дальше?

— А что дальше? Две солидные дамы, одной тридцать-три, другой тридцать-шесть, и мы при них под ручку. И разговоры всё про книги да про искусство! Одна из них в музее искусствоведом работает, а другая критик литературный. Непонятно что с ними делать и как перейти, так сказать ко второй части Марлезонского балета. Короче жопа полная...

— Ну так чем дело закончилось? Выебали вы этих тёток?

— А то! — гордо ответил Виктор, — Главное, как на курсах учили женщин разъединить и наладить личный эмоциональный контакт. Я Анжелу Викторовну закатом пригласил любоваться, на смотровую площадку, ту что подальше около западного мыса. Гуляли по началу около часа, разговоры разговаривали. Она ко мне прижиматься начала и комплименты всякие говорить. Какой я юный и красивый и не подарю-ли я даме частичку своей молодости, сделав её немного счастливее! Мол годы её женские уходят! Ну тут я ей сразу в ответ комплиментов накидал. Про то какая она красивая, умная, чувственная женщина! Что больше тридцати я бы ей не дал. А она прямо вся растаяла! Глаза заблестели, дыхание глубокое стало, на лице румянец проступил. Как раз мы океану подходили. Ну любовались мы значит, несколько минут, а потом она на перила руками оперлась, в спинке прогнулась, задницу свою большую выставила и говорит мне: «Виктор! Я вижу, что в душе вы романтик! По-моему, мой мальчик, мы с вами подходим друг другу! Давайте станем немного ближе и вместе насладимся этим закатом!». А я думаю, — правильно ли я вас тётенька понял? По сторонам огляделся — не никого. Ну думаю была не была! Подхожу я значит к ней сзади и руками так аккуратненько за жопу беру. А та у неё под тоненьким платьем тёплая и мясистая, а она ещё сильнее её выставляет! Ну тут я решил пойти ва-банк! Подол платья приподнял, штаны приспустил и болтом своим встающим между ягодиц её ласкаю, а трусов то на ней нет! Чувствую членом поросль её колючую и то что скользко посередине, а руками за сиськи схватил. Тут у меня уже совсем встал, прямо как железный стержень! Чувствую, как она рукой его поймала и в свою пизду направляет! Вот так мы и любовались закатом... Кончил я правда слишком быстро. А у неё после нашего романтического траха почему-то настроение испортилось. Ушла одна и попросила не провожать!

— Вот, вот! Это у них у всех поначалу! — поддержал тему Кирилл, — Сначала голодная пизда мозг отключает, а потом моральные страдания приходят. Как мол так получилось?! Я ведь солидная, порядочная женщина! Мать и жена! А только что сделала дело с сопливым юнцом, который в сыновья годиться. Как я буду смотреть в глаза детям?

— А ты Сашка как со своей разобрался? — спросил Костя Чернов.

— Эта Мария Александровна норовистая лошадка оказалась! Я к ней в парке приставать стал, а она всё упирается и руки мои снимает. Говорит: «Держите ваши руки при себе молодой человек! Так с порядочными женщинами не обращаться!». Однако пощёчин мне не даёт и никуда не убегает. Короче выделывалась тётя для порядка! Но на одной слабости я её поймал — целоваться очень любит. Как только губами соприкоснулись, присосалась ко мне и давай языком кренделя выписывать. А у самой дыхание сбивается, и вся прямо на меня наваливается как будто съесть хочет. Видно, что поплыла от похоти бабёнка! Ну закончилось всё в ближайшей беседке. Я её спиной на стол положил, юбку задрал и агрегат в её волосатый рот вставил. Пришлось потом её как порядочному до коттеджа провожать! Ну там и попрощались... Не готов я тогда ещё был с тридцатитрёхлетней тёткой в постели общаться! Да и вижу, что стыдно ей. Только что пацан восемнадцатилетний как последнюю шлюху на столике в парке на член натянул. А до этого-то она порядочной себя числила!

— Ну к чему стремилась... Потом то у них это проходит! — заметил Константин, — Всего несколько сладких трахов с молодыми мальчиками и...

—. .. и тётя наконец принимает тот факт, что на самом деле она последняя блядь! — подхватил его мысль Кирилл.

— И тогда её можно трахать без лишних заморочек! — закончил Гена.

— Слушай Геныч... А ты как свою Ксению Владимировну подцепил? Я лично удивлен был, когда тебя во второй день с такой царственной матроной под ручку увидел. Ты же простой как валенок, почти из деревни. — вдруг шутя спросил музыкант Андрей Коган.

— Не из деревни я, а из посёлка городского типа! — ответил тот ничуть не обидевшись, — А тётка действительно не простая. Конферансье в театре работает! Объявляет кто петь будет или на фортепиано играть. Осанка и походка видели какие?

— Да тётка класс! Я так и думал, что актриса или дикторша на телевидении. — поддержал Александр, — Ну и как ты с ней познакомился?

— Да ничего особенного пацаны. Она в первый же день по магазинам и бутикам ломанулась, ну и накупила так что унести не может. А я как раз по улице шел, дай думаю предложу женщине помощь. Донесли до её номера. Там она меня чаем напоила, ну и познакомились.

— И что сразу тебе отдалась?

— Как же! Держи карман шире... Пошли мы значит после этого чаепития по острову гулять. А она всё разговоры умные ведет, да про жизнь свою несчастную рассказывает. И такая вся из себя порядочная что прямо не поступиться! — продолжал Гена, — А путёвку на «Остров желаний» ей значит муж оплатил, который роман с молоденькой любовницей крутит. А она вынуждена всё это терпеть и прощать во имя детей! Дочка у неё видите-ли школу заканчивает и нельзя перспективой развода родителей девочку расстраивать.

Рассказ Гены был встречен дружным мальчишеским гоготом.

— Ну и что дальше? Рассказывай, как ты её в первый раз взял! — выкрикнул кто-то из ребят.

— Да уже задолбался я с ней по острову шляться! То в кафе посидим, то на океан полюбуемся, то опять в кафе посидим. Решил, что пора от неё под каким-нибудь благопристойным предлогом сваливать. Только придумать ничего не могу! А тут она вдруг предлагает, не хочу ли мол я ей с подругой компанию в вечернем купании составить, и какого-нибудь друга для этой самой Марии Павловны пригласить. Короче позвонил я Гришке Смирнову и пошли мы вчетвером на пляж, а время уже поле девяти было. Смеркалось. Вторая эта Мария Павловна тоже не подарок, баба красивая, но стеснительная! Похоже почти весь день в номере пряталась, боялась знакомиться. Еле её оттуда вытащили.

— Да, попал ты старик! Ну-ну, что дальше?

— Пришли мы значит на пляж, темнота уже почти полная, а они обе в раздевалке в купальники обрядились! Ну и пошли мы все купаться. Сначала они вместе держались, а потом смотрю Гришка свою в сторону и уже вроде как обнимает за плечи. Шепчутся о чём-то. Но в темноте плохо видно, чёрт его знает, чем они там на самом деле занимались. Я тогда тоже к Ксении этой подплыл и за талию её обнял спереди, а она вдруг всем телом прижалась и тихо так на ухо говорит: «Что же мне делать с тобой мальчик?». Дрожит вся, хоть вода и плюс двадцать шесть! Ну тогда я понял, что час мой пришел и пора действовать. Руку в трусы ей просунул и за мохнатку взял. А она ноги свела и дальше мою руку не пускает и опять за своё: «Мол не могу я так молодой человек! Вы мальчик совсем, в сыновья мне годитесь!». А сама дышит тяжело и ко мне прижимается.

— И чего ты дальше сделал?

— Пришлось слегка силу применить! Без лишних церемоний я с неё трусы сдернул, ноги раздвинул, приподнял в воде и на член посадил. Да она уже не сильно сопротивлялась. До сих пор это ощущение помню, как она вся такая напряженная, медленно на него своей пиздой наползает! А как села полностью, так и обмякла. Всем телом ко мне прижалась, руками обхватила. Ну тут я её потихоньку трахать начал. Многие бабы любят чтобы их силой брали. А хорошо ведь ей сорокатрёхлетней на молодом члене? А? И не поверите! Сразу так отдаваться начала, как, наверное, с молодости не ебалась. Видно, что баба голодная и мужем заброшенная.

— А что Гриша, с этой... как её... Марией Павловной кажется?

— А у Гриши тоже всё получилось! Я свою ебу и краем гл

аза различаю в темноте, что он сзади этой Марии Павловны пристроился и тоже её долбит. Она в спине прогнулась и жопу выставила — значит всё по взаимному согласию. Видать уговорил бабу шептун ласковый...

— А дальше?

— А дальше если уж такое дело случилось, пошел я её провожать до коттеджа. Темнота всё-таки кругом... а мы тут как известно, все должны быть джентльменами!

Его рассказ прервал очередной взрыв хохота.

— Ну тут она у меня и спрашивает: мол не останетесь ли вы Геннадий на ночь? А то одиноко ей и страшно одной. Ясен перец, проснуться в одной постели с тёплой бабой лучше, чем, когда тебе на ухо орут «Рота подъём!». Как легли и свет выключили, я сразу ещё раз на неё залез. А прямо с утра, как проснулись, решил я поставить её ещё тёпленькую и сонную раком. А она мне вдруг заявляет: это мол Геннадий неприличная поза и она унижает её женское достоинство! — сказал Гена, сделав паузу и большими глазами обвел товарищей.

— Аха-ха-ха-ха! Унижает женское достоинство! Ай, не могу! Не зря у неё муж с молодой крутит! Наверное, она и дочку так учит! — опять послышался смех и шутки.

— На самом деле таких немало! — поделился мыслью Чернов, — Они как лет в восемнадцать замуж выходят со своими патриархальными представлениями, которые мама внушила, так и трахаются исключительно с мужем и в миссионерской позе. А муж небось на стороне молодок раком ставит и в рот любовницам дает.

— Ну что-дальше-то? — наконец выкрикнул кто-то, прервав общее веселье.

Товарищи с нетерпением замолкли в ожидании продолжения рассказа.

— Ну что... Я значит слезаю с постели и ни слова не говоря начинаю надевать штаны. Типа обиделся и прямо сейчас ухожу. А она сразу в слёзы: «Не уходи мол, миленький, я всё для тебя сделаю!» Ну значит из-под одеяла вылезает и на четвереньки становиться. Ну тут я конечно штаны обратно спустил и дело своё сделал. Да так чтобы и она кончила! Как мало бабе для счастья надо... Лежит потом, обхватила меня значит руками ногами, а я чувствую, как из её колючей мохнатки по моей ноге сперма вытекает. И целует меня, нежно-нежно! Прям любовь-морковь какая-то...

— А что насчёт минета? В рот она тоже не брала? — поинтересовался Андрей Чернов.

— О, так это вообще отдельная история! Бабе за сорок, сама красавица, а всему пришлось обучать. Поначалу даже чуть не вырвало её... Вот до чего семейная жизнь доводит!

— Ну а в конце? — не унимался Чернов.

— А в конце, я её лежащую на кровати уже в рот ебал! А она только: «И не стыдно тебе Гена, так с женщиной поступать! Я ведь тебе в матери гожусь. А ты такое со мной выделываешь!» Но рот исправно открывала. Вот что с бабами этот остров делает!..

— Так оно и есть Андрюха! — вписался в разговор Алексей Прохоров, — Самые закомплексованные они, когда оковы психологические с себя снимают, такое творят! Вон у Витьки Саблина, тоже тётка была Верой Александровной звали. Поначалу чистая монашка. Видел бы ты эту ненасытную пизду в конце сезона! Да она по кругу все аттракционы обходила, чтобы её по десять раз выебали.

— Ну так и что дальше? Почему расстались? Надоела просто баба?

— Да не то что надоела... Просто в карты я её проиграл!

— А это как? Рассказывай!

— Да на самом деле пацаны всё просто... Мы с несколькими парами по вечерам собирались и в покер играли. Ну и однажды одна дамочка предложила разыграть кто с кем на одну ночь партнёрами меняется. Мне досталась еврейка одна Изольда Марковна, а моя Ксения Владимировна с Валентином Вольтовым из шестой роты пошла. Ну короче мне эта Изольда приглянулась! Из себя ничего вроде особенного, но всего тридцать два года, классно минет делает и пизда у неё сильная. Обратно мы меняться не стали. А Ксению Владимировна пошла по рукам! Говорят, через два дня Валька её опять в карты проиграл Асфату Батрутдинову. А потом я её уже с каким-то членом из третьей роты под ручку видел...

— Такая значит судьба у неё блядская! Таких тут немало. Всю жизнь из себя недотрог строят, а попав на «Остров желаний» где всё можно, словно с цепи срываются! — подытожил Чернов.

— Да, дела!... Просто так ведь в карты женщину не проиграешь? Она ведь согласна должна быть на такой поворот событий? — спросил Кирилл.

— Конечно не просто так! Надо ей объяснить, что это игра такая. Что так интереснее и это только на одну ночь. На самом деле там таких баб много, которые любят чтобы их проигрывали и выигрывали. Они от этого процесса удовольствие получают. Наверное, это для них волнующее приключение — не знать кто их сегодня ебать будет.

— А ты Серёга? — обратился вдруг Андрей Чернов, к смуглому парню до тех пор лишь слушавшему рассказы других, — Говорят ты сразу с тремя тётями в кондоминиуме жил. Может поделишься с товарищами опытом?

Предложение было встречено заинтересованными репликами других парней.

— Ну чего тут рассказывать?... — смущенно начал Сергей, — Я на гражданке некоторое время йогой занимался. Поставили меня в наряд на аттракцион «Йога с партнёром». Там двое инструкторов женщина и мужчина — это занятие ведут, показывают осанны всякие. Женщины там надо сказать что надо! Фигуристые, эзотерикой все заниматься, и каждая себе партнёра молодого выбирает, чтобы вместе упражнения выполнять. Там меня эта Ольга Семёновна и выбрала!

В памяти юноши вдруг всплыли приятные воспоминания.

Занятие уже близилось к концу, и новое упражнение, явно было его изюминкой! Ряд спортивного вида тётенек, которые стояли на четвереньках и пристроившиеся сзади юноши, в задачу которых входило тянуть женщин за руки, помогая им как можно сильнее прогнуться в пояснице. Сцена, в которой вчерашние школьники сверху взирали на развёрнутые наружу персики, стоящих в неприличной позе зрелых дам, выглядел крайне двусмысленно! Холодные ручейки похоти, пробегали по десятку молодых яичек. Сдерживаемые волевым усилием крепкие члены, всё равно норовили наполниться горячей кровью!

Женщины, понимая в каком положении, они находятся, чувствовали сладкий стыд! Буквально ощущать попой, по которой пробегают мурашки, как юный половой террорист, примеривается к тебе сзади, это так грешно и волнующе! У некоторых из дам в этот момент пред мысленным взором почему-то представали лица племянников, любимых учеников и просто симпатичных соседских мальчиков. Они пытались гнать прочь, эти запретные и от того ещё более сладострастные мысли, но ничего не могли с этим поделать! Изо всех сил делая вид, что это просто спорт и ничего больше пары начали выполнять упражнения.

Сергей отпустил тело Ольги Семёновны, вперед на коврик, а затем аккуратно потянул её назад. Ему было любопытно, воспользуется ли женщина, в крайнем положении, возможностью соприкоснуться с его пахом, где уже ощущалась некоторая твердость. В первый раз, она, лишь робко коснулась его своей скрытой под тканью пиздой. Но постепенно он стал получать уже более смелые тычки! В очередной раз она задержала задницу прижатой к паху Андрея, дольше, чем это было нужно. Сомнений не было, женщина получала от этого жгучее удовольствие!

Юноша, окинув взглядом зал, обнаружил что почти всем дамам новое упражнение пришлось по душе. Сильнее всех, отрывались две смелые сестрицы, которые в самом начале первыми выбрали себе партнёров. Они, уже не стесняясь, с улыбками на лицах почти не амортизируя удар, впечатывались жопами в пах своих партнёров. Сдержанней всего поначалу вела себя, лишь одна красавица блондинка. Она намеренно не доносила раскрытый персик своей задницы до паха партнёра. Но тот намеренно подвинулся, чтобы несильный контакт всё-таки состоялся, а потом ещё сильнее. Было видно, как эта дама, привыкшая строить из себя суперкультурную принцессу-недотрогу, наконец, выпустила наружу свою блядскую сущность! Не прошло и минуты, как все пары, состоящие из зрелых дам и их восемнадцатилетних партнёров, бесстыже имитировали половой акт!

— Ну, познакомился ты на йоге с этой теткой, а что дальше? — вырвал Сергея из воспоминаний настойчивый голос Гены.

— Дальше она после занятия меня к себе в номер пригласила. Вернее, они целый кондоминиум и пяти комнат снимали! Я-то думал, что с одной йогиней познакомился, а тут оказывается целых три и все как на подбор — красивые и одухотворённые! Обычный секс, типа вставил, подрыгался и кончил не признают. Им тантрический подавай! Чтобы долго, все чакры открылись и обмен божественной энергией на тонком уровне между мужчиной и женщиной произошел.

— И что? Не затрахали они тебя втроём?

— Это женщин три, а нас двое. Я и Витька Харламов. Самой старшей из них Вере Анатольевне уже пятьдесят три, но выглядит женщина обалденно. Мы с ней по три часа по три тантрическим сексом занимались. Вот представьте себе! Мягкие маты, благовония дымятся, Витька на Наталье Алексеевне сверху лежит, мы с Верой Анатольевной телами переплелись, а Ольга Семёновна просто в позе лотоса голая сидит — в медитации.

— И что? Вот так по три часа лежать на тёплой бабе с засунутым в пизду членом и не кончать? — недоверчиво спросил Гена.

— Ага, знаешь ка приятно! Я у них много чему там научился — например сексуальную энергию, которая от женщин исходит чувствую на расстоянии!

— Трендишь ты всё! — перебил его Борис Никифоров, который ни в какие экзотерические штучки не верил.

— Не веришь? Ну и не верь... А ощущается это как какие-то прохладные покалывающие потоки, которые от женщины на расстоянии исходят. Если она уставшая и раздраженная, то ничего подобного нет. А если возбуждена и хочет ебаться, то поток от неё сразу чувствуется!

— Во заливает то! — засмеялся Гена, — Может ты и в метро можешь определить какая баба хочет ебаться, а какая нет? Как тебе такая задача?

— Ну в метро, наверное, сложновато будет... Там посторонних наводок много, и я определю если только поле очень сильное. А вот к примеру, в спортзале или на пляже очень даже ануса. Тело женщины в этот момент встрепенулось и напряглось рефлекторно пытаясь не впускать его половой орган в свою прямую кишку. Но сопротивляться было бесполезно! Вместе с первыми волнующими аккордами, молодой фаллос всё сильнее проникал в её задний проход. С губ женщины слетел чувственный всхлип.

— Ахх-х-х! А-а-н-дрюша! Прошу вас о-о-сторожнее! О-у-у-у! Не надо! Не так глубоко сразу! О-у-у-у! — горячим шепотом взмолилась женщина

— Надо Зинаида Павловна! Это Рахманинов! Второй концерт для фортепиано с оркестром! Не правда-ли волнующе?

— О-о-о-о! Оч-чень волнующе Андрюша! О-у-у-у!

— Я знал, что вам понравиться эта музыка!

С соседнего дивана послышался глухой стон Клары Аскольдовны, а затем женщина вдруг громко пукнула. Большой член Геннадия, с первого раз не смог войти в её толстую кишку и она, дернувшись, и слетев мужского органа нечаянно испортила воздух. Впрочем, кондиционеры и вентиляция в ВИП апартаментах работали исправно, быстро удалая из помещения посторонние запахи.

Вторая попытка не заставила себя ждать!

— А-а-о-о-о-у! Господи!... Господи!!. Кажется, он входит! Входит в меня!

Вскоре волнующие звуки симфонии великого композитора вперемешку с протяжными женскими стонами наполнили комнату, чарующей гаммой звуков. Андрей ебал в жопу Зинаиду Фёдоровну, лежа на шкуре белого медведя. Холёные руки женщины что есть силы вцепились в густую белую шерсть, а в широко раскрытых глазах выступили слёзы.

— А-а-а-а! А-а-а-а! — кричала женщина, в ответ на проникновения большого члена Андрея в её толстую кишку.

— Вы слышите! Нет, вы слышите это волнующее вступление духовых?! Сейчас всего через пять тактов вступят скрипки!

— О-у-у-у-у! Андрю-ю-юшша! Пожалуйста не так сильно! Миленький! Миленький!! А-а-а-а!

Клара Аскольдовна держалась лучше. К тому же она была профессиональным музыкантом и действительно наслаждалась, музыкой в так анальному проникновению.

— Ох-х-х! Ген-н-адий! Как это волнующе! Как хорошо вы с Андреем придумали! О-у-у-у! Я прошу тебя! Прошу! Не так сильно! Чуть плавнее, плавнее мой мальчик! Слушай мелодию! О-у-у-у-у! Не порви мне жопу мерзавец! О-у-у-у-у!

— Вы только вслушайтесь в эту музыку! — заботливо говорил Андрей напрягшейся Зинаиде Павловне, глаза которой при вхождении его члена на полную дину стали большими и зрачки расширились, — В этой мелодии слышится вся ширь русских полей! Какая завораживающая красота и мощь!

Большой зал все больше наполнялся звуками чарующей музыки и чувственными стонами корчащихся в анальных страданиях женщин. Такое трудно забыть, особенно если ты эстетствующий извращенец!

— Генка, дай сигарету — нарушая возникшую тишину, обратился к товарищу Коган.

— Ты же не куришь музыкант. Здоровье бережешь!

— Иногда курю.

— Держи! Мне не жалко. — сказал беззлобный Гена протягивая пачку.

— Ну, кто ещё чего расскажет, господа? — спросил Сашка.

— Да надоели честно говоря эти бабы! — вдруг взорвался Генка, — Может отдохнём хоть несколько дней? И говорить даже о них не будем?

— Хорошее предложение! — поддержал Игорь.

На проложенной к пляжу мощеной досками дорожке вдруг появилась фигура рядового Дениса Бережного, радостно размахивающего руками.

— Мужики! Мужики! Пива хотите?

— А где ты пива взял? Всё же под строгим учетом и с сегодняшнего дня опечатано? — аж подскочил на месте Гена.

— Всё да не всё! Там в лесу четыре ящика чешского пива! Для своих припрятал. Айда, пока холодненькое! — проговорил он, слегка задыхаясь после бега.

Вот это дело! — радостно проговорил Андрей, — А то женщины всё женщины! А я эту так, а потом эдак! Надоели сучки! Тьфу на них всех!

Небольшая толпа юношей, с заговорщицким видом двинулась в сторону зеленеющего слева от пляжа островка растительности. Никто из них даже не обратил внимания на удаляющийся от «Острова желаний» последний, пятый по счёту самолёт, увозящий в своём чреве исключительно женщин.



17

Еще секс рассказы