pizdosya.tv
pornomatka.me
Scat Nude - Extremal Porn ⭐
TrahKino.me
Порно и Секс Видео в Свободном Онлайн Доступе
Бесплатные порно Фильмы на Pornovsem.net

Нежные оковы

Новый город — это всегда интересно. Особенно, если будешь наконец жить здесь один как нравится, и никто не будет говорить, что нужно и что не нужно делать. Я думал, что кончив школу и поступив в институт, я буду свободен — хрена с два, мать как держала меня на коротком поводке всю жизнь, так и хотела держать дальше. Пока я типа не женюсь на нормальной девушке. Нормальной — это той, что она для меня выберет, а шляться мне нельзя, еще заразу подхвачу!

Терпел целый год, теперь мне восемнадцать и адьё! Пусть кого другого воспитывает! Я долго готовился, ВУЗ не случайно выбрал, у них филиал есть. Далековато, но это отлично, как раз мама сюда не доберется. Перевелся сюда. Мать истерику закатила, но мне уже пофиг. Устал я от нее. Прикиньте: утром проводит на учебу, потом строго через час после конца я должен быть дома, она все мои пары знает, потом уроки и спать, ну в воскресенье можно с мамой погулять. Только с мамой. Ну естественно я девственник. По сути. Минеты — это не в счет, я трахаться хочу, понормальному. Ну собственно как?! Если мама уединиться с девочкой не дает?! Отсосать по-быстрому в закутке — на это я их разводил. А потрахаться?! Из моих сверстниц половина, если не больше — девочки. Ну не в туалете же их дефлорировать?! Да и чердак закрыли... Японимаю, что у мамы возможно проблемы с головой, но чтотут сделаешь? Не отправишь же родную мать в дурку! Жалко блин.

Ладно, пох, теперь я свободен. Этот филиал на краю света почти. Ни дорог, ни городов. Но собственно это так и задумывалось, тут студенты смогут сразу в работу втянуться, узнать на практике чему учат. Площадки добычи рядом. Восемь — девять месяцев в году — это космос. За окном белый ад, внутри системы жизнеобеспечения, как на орбитальной станции. Тьма полгода за окном. Но мне все это пофиг, теперь я свободен!

Приезжаю, регистрируюсь, иду в общагу. Там мне почему-то двухместный номер на одного. Ладно, это в плюс. Местные встречают меня как-то странно, словно я чужак или пришелец с другой планеты. Ну пофиг, притремся. Девушки тут симпатичные, член у меня опять пару раз ставать пытался, еле успокоился. Была середина учебного дня, меня пока не определили, и я решив освежиться пошел в бассейн. Зашел в раздевалку — там никого, спокойно переоделся и вышел.

Бассейн был огромный, но пустой почти, лишь две девушки плескались. Увидев меня, они вдруг замолкли и уставились на мое тело. Не сразу, но по выражению глаз я заметил, что они таращатся на мои плавки. Такое выражение глаз я видел только в порно, что удалось скачать и посмотреть незаметно от матери. Член предательски начал набухать и я с разбегу нырнул. Вода немного охладила мой пыл, и я упокоился понемногу. Но ненадолго.

Когда я осмелел и подплыл к нимближе, парочке вдруг надоело плескаться, и они вылезли на кафель. Все бы ничего, но они были абсолютно голые! И вовсе этого не стеснялись. Сгорая от стыда, я пялился на них, а член был уже как бесноватый. Хотелось выскочить и отодрать обеих прямо тут. Они пошептались, и она куда-то смылась, зато другая развратно улыбаясь поманила к себе. Она была супер — высокая, со спортивной фигурой и волосами ниже плеч, красивые сиськи среднего размера и абсолютно гладкий лобок, манящие нижние плотно сжатые складочки, аккуратная попочка.

Я вылез и прикрываясь рукой последовал за ней. Мы молча вошли в раздевалку, и не успел я ничего сказать, как она присела и решительно сдернула с меня мокрые плавки. Член стоял колом. Переступив через мокрую ткань, я нахально приблизился к ней, терять было нечего. Мне на все было плевать, на то, кто она, как ее зовут, есть ли у нее парень, пох на все! Она развратно улыбнулась, было видно, что уже видела достаточно членов и не тушуясь провела языком вдоль ствола, заставив меня дрожать все телом. Потом охватила под корень и оттянув крайнюю плоть, взяла в член рот. Сначала головку, потом весь за щеку, пососав немного и полизав язычком, она почти заставила меня кончить, но заметив, вдруг вынула и резко насадилась на меня ртом почти до конца. Ее рука потянулась вниз и принялась гладить прижатые яички. Я стоял по стойке смирно, не смея прикоснуться к ней. Мой член оказался внутри горячей влажной пещеры и после нескольких мгновений резкого и глубокого минета, я понял, что не могу более сдерживаться. Она чуть слабила хватку, но плотно обхватив головку губами, подрочила до конца, так, что ни одной капли не упало на пол. Высосав меня без остатка, она лукаво усмехнулась, притянула меня чуть вниз, заставив наклониться, член постепенно спадал, а усталость от долгого перелета, смены поясов и полной разрядки начала сказываться, и я захлопал глазами.

Внезапно я почувствовал, что кто другой взял мой член в руку и делает с ним что-то странное, словно крепит на нем что-то или вставляет в какой футляр. Я хотел посмотреть, но первая девушка улыбаясь покачала головой, подняла мне подбородок и поцеловала в губы. На пару секунд я доверился ей, и потерял контроль. Ее подруге этого было достаточно. Я услышал негромкий щелчок и ощутил, что мой член не может встать, так как со всех сторон упирается во что-то твердое.

Глянув вниз, я увидел, что закован в прозрачную пластмассу, а подруга убегает с ключом в руке. Первая пыталась задержать меня, но я грубо оттолкнул ее, и бросился в погоню. К счастью, коридор был узкий и извилистый. Я быстро настиг мерзавку, сбил с ног и заломив руку вырвал ключ.

— Что это такое? — орал я, приставив закованный член к ее лицу. Ключ я крепко зажал в руке.

— За все надо платить! Ты теперь наш с Лизой, — нагло предъявила онасвои права.

— Хрена с два! Я не для того мать бросил, чтобы бабы мной понукали, — заорал я заломив ей руку до слез. Пусть знает свое место, охренела сучка...

— Здесь так! Или найдешь хранительницу ключа или вали отсюда, чужак! — презрение в глазах, оскал хищницы.

— Че за хрень?! — я нажал еще чуть сильнее, и девчонка вскрикнула от боли.

— Иди к декану, козел. Опусти, мне больно же! Мы же к тебе по-хорошему, тварь! — выпалила она, шмыгнув носом.

— По-хорошему? Это по-хорошему?! — потряс я перед ней закованным членом. И прижав нахалку к полу, вновь заломил руку и держал так, пока она не поняла расклад.

— Прости! Пусти, пожалуйста! — давясь слезами умоляла она

— Так что за хрень? — повторил я вопрос. Спеси у девчонки поубавилось, зауважала меня

— Вечером мы тебе обе бы дали. В ротик и попку. А потом если приглянулся, то и киску бы Лизкину получил. Я извини, для мужа себя берегу. А теперь — хрен, неделю минимум тебе никто не даст! — окончание фразы мне не понравилось, и осознав это она подтянула руки к телу. Чтобы дожать ее, я сделал вид, что замахиваюсь для удара. Она ойкнула, и сжалась в комок, прикрыв глаза.

— Это мы посмотрим, — усмехнулся я — ключ то у меня, — констатировал я, не без удовольствия созерцая присмиревшую нахалку распростертую на полу.

— Ненадолго, — зло заключила девчонка, поднимаясь на ноги и кажется облегчено выдохнув. Меня Кариной зовут, а ты впрямь Мишка.

— Вы знаете кто я, караулили?

— Да, знаем. Все знают, лучше отдай ключ по-хорошему и замнем, — вот так: стоило чуть пожалеть — она снова права качает.

— Да, и неделю в этой штуке сидеть? — засмеялся я

— А не хрен руки распускать было, сам виноват. Давай сюда! — приказала она, вытянув руку.

Зря она так. Схватив за руки, я резко прижал ее к стене, поднял руки над головой и чуть приподняв, навалился всем телом. Из-за меньшего роста ей пришлось встать на цыпочки. Пусть почувствует на себе мужика, не будь на мне chаstity, я бы ее изнасиловал, со всеми последствиями. Пытается вырваться? Ну-ну! Не кричит. Гордая. Значит быть изнасилованной тайно для нее меньшее зло, чем публичное унижение. Подергавшись, она сдалась, одной рукой придерживая ее за запястья, я облапал ее, помял небольшие сиськи, а потом нагло залез между ног. Целку щупать не стал, лишь потеребил клитор и поиграл губками. Намокла она. Карина отвернулась, несколько слез скатились по щеке. Она сдалась и была готова ко всему. Превеликим трудом я взял себя в руки, еще немного поигрался с ее промежностью и сиськами, а когда ее дыхание стало сбивчивым резко оставил.

— Обломись! — огрызнулся я и пошел прочь. Боковым зрением я приметил Карину. Закрыв лицо руками, она сползала по стене.

Первой мыслью было содрать с себя эту штуку, но подумав, я сообразил, что они или кто еще вновь наденут на меня эту хрень и ключ будет у них. А так я сам все контролирую, к тому же сойду за своего. Вот я вляпался! Я вернулся в раздевалку и помахав перед Лизой кулаком приказал сидеть ровно, затем продемонстрировал ключ. Она презрительно отвернулась и показала фак. Наказывать ее я не стал, вдруг Карина быстро оправится, а драться с двумя разъяренными женщинами себе дороже. Подобрал плавки, не снимая пластмассы оделся и пошел к декану. Я был уверен, что декан — женщина.

Деканат нашел быстро, К***ва Марина Викторовна — красовалось на двери. Постучав, я зашел. За столом сидела миловидная женщина в очках, лет сорока, крашеная блондинка, подстриженная в каре.

— Добрый день

— Новенький? — она оторвалась от бумаг и сняла оправу, без очков она была еще привлекательней.

— Да, — глубоко вздохнув, я затараторил: я конечно здесь чужой, и много чего не знаю, но это...

— Ключ у кого? — оборвала она меня

— Какого хрена тут происходит? — выпалил я напрямую.

— Молодой человек, я задала Вам вопрос, будьте любезны! — сказала она строго

— У меня, — сознался я, постепенно успокаиваясь.

— Присядьте, разговор будет долгим. Я объясню как все тут устроено. Потом Вы примете наши правила или будете отчислены, повод я найду.

Марина Викторовна подробно рассказала о том, как здесь все было двадцать-двадцать пять лет назад. Было не очень, мужики работали на вахте, а там платили налом, что привлекало барыг и шлюх. Потом возвращались домой с «подарками». Женщины в отсутствии мужей тоже порой гуляли. Семьи распадались из-за измен и ревности, алкоголизм процветал. Молодежь шаталась сама по себе, от скуки бухали и трахались, девчонки беременели до срока, а потом в одиночку растили детей. Казалось это край. Потом женщины собрались вместе и решили, что так больше жить нельзя, вымрем нафиг.

Первым делом выгнали шлюх, мужиков на вахте стали сами обслуживать бесплатно на добровольной и ротационной основе. Некоторые жены протестовали, но вскоре приняли это как меньшее зло. Несколько бывших проституток приняли новые правила и вошли в общину. Они подкинули потом идею ограничить сексобслуживание для замужних оральным и анальным сексом. Чтобы вагина была только для мужа, заодно и внебрачных детей будет меньше. В минетом было просто, почти все сразу согласились, что так правильнее. С аналом было труднее. Вначале желающих подставлять попку было мало, но потом постепенно женщин удалось убедить, что в этом нет ничего страшного, и он приобрел популярность.

Потом принялись за молодежь. Юношей стали учить, что семя священно и грех проливать его попусту. А девушек что оральный и анальный секс для случайной связи это — самое то, А девственность нужно отдать тому, кого любишь. И вообще помочь парню — их долг. Вот тут-то и возникла идея современных поясов верности для мужчин. Уговорить их было непросто, процесс был длительным, но потом и они поняли преимущества.

— Какие же тут преимущества? — возмутился я.

— Во первых нет ревности, как и измен. Верность абсолютна. Максимум как мужик может изменить — это киску чужой женщине полизать, но кто пойдет на это, зная наказание? Во вторых: ты обратил внимание, что девушки в бассейне были без ничего? У нас это норма, мы все натуристы. Когда мужик под контролем, девушке нечего бояться. А у мужика есть возможность посмотреть на красоток бесплатно и без последствий. В третьих: заразы никакой нет, свои регулярно осмотр проходят, женщины чужому не дадут, а у мужиков нет больше возможности пихать куда не попадя. В четвертых: пьянство искоренили, когда у мужика стоит выбор водка или секс, он быстро голову включает. В пятых: секс в парах стал лучше.

— Как это? — удивился я

— Мужики часто эгоисты, но мы не имитируем оргазм, а лечим эгоизм дополнительным воздержанием. Вначале секс получается ярким и редким, потом просто ярким. Когда партнерша кончает почти каждый раз, это ведь лучше, верно? — подмигнула она.

— Ну не знаю, как-то это все странно, — замялся я

— Девственник? — спросила она так, что по спине прошел холодок.

— Сегодня мне отсосали — признался я, покраснев и потупив взор в пол, затем рассказал декану как все было

— Дурак, ты — рассмеялась она, давай я тебя на ты, ты ведь симпатичный. Она вдруг встала со своего места, подошла и положила мне руку на плечо, мой член тут же попытался вырваться наружу.

— Можно на ты, — промямлил я, не рискнув убратьее руку

— Хочешь, я тебя всему научу? — прошептала она мне на ухо, наклонившись. Внизу у меня уже было что-то с чем-то. Мне было уже плевать, я хотел завалить Марину Викторовну прямо сейчас, хоть она годилась мне в матери.

— Да, хочу, — выпалил я, удивившись собственной смелости.

— Тогда давай ключ — низким сексуальным голосом произнесла она, расстегнув верх блузки и достав из-за ворота пустую золотую цепочку.

— Так не пойдет — отрезал я

— Нет, это так не пойдет милый — чуть отстранилась она. Сердце мое застучало. — Ключ или вали к мамочке! Что, угадала? Ты ведь привык чтобы мамочка о тебе заботилась. Я тоже могу позаботиться, но в отличие от мамы меня можно трахать. И даже нужно, — добавила она и поцеловала меня в губы.

— Мне надо подумать, — сопротивлялся я из последних сил.

— Чего тут думать? — шептала она на ушко. — У меня детей не будет никогда, внизу все плотненько, как у девушки. Попка у меня рабочая, классная, ротик гвозди высасывает. Я молоденьких люблю, после меня девки сами на тебя прыгать будут. Дай ключ, я Карину и Лизу под тебя подложу потом...

— Хорошо, — выдохнув я и передал ей требуемое.

— Вот и славно, запри дверь и раздевайся. Правила такие — я хранитель ключа и определяю с кем ты и когда. Я адекватная, спермотоксикоз тебе не грозит. Заведешь подружку — передам ключ ей, я не собственница.

Я замер и обернулся, она была уже без блузки и спускала юбку. Трусиков на ней не было, черные кружевные чулки обтягивали чуть полноватые ляжки. Гладкую киску дополняло колечко в клиторе. Она расстегнула лифчик: спелые, сочные но немного отвисшие груди вывалились наружу. Черт, если бы у меня был ключ! Я подошел, ожидая что Марина освободит меня, но она не спешила.

— Полижи меня вначале, — приказала она и прилегла на край стола бесстыдно раздвинув ноги. Я послушно припал губами к ее аппетитным лепесткам и вспоминая порнуху, раздвинул пальцами половые губы и принялся лизать между ними. Она быстро увлажнилась, и не выпуская ключ из рук, ловко сняла мою броню.

— Спасибо! — невольно поблагодарил я. Член быстро стал набухать.

— Пожалуйста. Куда хочешь? В киску? В попку? Можно без презика, анализы твои я видела.

— Во все! — признался я, удивившись своей наглости

— А силенок хватит? — засмеялась она. Ладно, засаживай давай куда понравится.

Подумав секунду, я вставил ей в киску, постарался вводить медленно, знал из фильмов, что резко входить — плохо. Еле сдержался, внутри и правда было плотно, потом я начал медленно двигать задом взад — вперед.

— Не тушуйся, я не целка давно — приободрила она, и я стал долбить. Тяжело пришлось, но большой опыт отдрочки помог, я поймал момент и вышел. Чуть отдышался, досчитал до пяти и воткнулся в ее зад. Это оказалось просто, анус был прилично разработан. Войдя полностью, я по-хозяйски принялся мять ее сиськи, затем потеребил кольцо. Она прогнулась и закатила глаза.

— Все нормально? — обеспокоился я

— Придурок, не тупи! — прикрикнула Марина.

Я принялся долбить ее зад, не забывая растирать киску, теребить и массировать клитор, мять грудь. Я хорошо помню порно, некоторые ролики я смотрел несколько раз изучая женскую реакцию на ласки, по крайней мере, имитацию того, как должно быть. Увидев, что она на грани, я сжал сосок, одновременно яростно теребя клитор и долбя попку. Марина Викторовна прикрыла рот рукой, чтобы заглушить стоны, и когда уже мой член начал хлестать спермой, я резко ускорился и ухватив кольцо, принялся теребить столь сильно, что чуть не оторвал. Она задрожала и дернулась, потом чуть притихла, но колени дрожали еще несколько секунд. Я думал запихать ей обкончанный член в рот как в фильме, но потом решил, что это уж слишком. Она — мой декан все-таки.

Я присел на стул, сердце радостно стучало. Она лежала на столе, ее грудь ритмично вздымалась, она шумно дышала. Жестом приманив меня к себе, она заглотила мой опадающий член и начисто вылизала. Затем потянулась к Chаstity, я мог уйти или отказаться, но не хотел. Если каждый раз, когда его снимут будет так, то я согласен потерпеть. Лишь бы снимала почаще.

— Как часто мы будем? — Я замялся, не зная как сказать это вежливо, она все-таки много старше и начальник.

— Для тебя раз в день — это минимум. Мой минимум — пояснила она, застегивая и закрывая замок. Будешь хорошо себя вести, два раза или домой ко мне, на всю ночь.

— Я сегодня я хорошо себя вел? — я нагло посмотрел на женщину, которую только что отодрал в две дырки.

— Ну в целом да, — чуть покраснев призналась Марина. — Разве что, когда кончил, мог бы не сваливать сразу, а приласкать и поблагодарить, я ведь тебе не шлюха, малыш. Прояви уважение к женщине, которую попользовал.

— Я уважаю, — заверил я и поцеловал ее в грудь, затем погладил правый сосок, лаская губами левый.

— Молодец, быстро учишься. Сейчас давай остынем и я займусь формальностями. Она натянула юбку, оставшись топлесс, дабы сделать мне приятно и села за стол. Я потихоньку оделся. — Хочешь в одну группу с Лизой и Кариной?

— Было бы неплохо.

— Неплохо? Это главные шлюшки на потоке, они кстати спят друг с другом и делят все пополам.

— Разве Вы толерантны к меньшинствам? Как же лекция о воспитании?

— Гомиков мы не любим, но у нас их почти и нет собственно. Гомиками часто становятся из-за отсутствия внимания, когда не дает никто. А у нас девчонки в ротик берут и попку подставляют, и считают это нормой. Лесби — другое, лесби как таковых мы не поощряем, чтобы мужиков не злить, а би — пожалуйста. К би-девочкам мужики относятся снисходительно, главное: чтобы давала, с возрастом это даже плюс. Если мужик не может удовлетворить, бишка к любовнику не побежит. Вы мужики по-другому на это смотрите: без члена вроде и не секс, не измена. Ну полизались бабы, и что с того? Зато женушка довольна, не ворчит и не пилит.

— В этом есть смысл, — согласился я

— Я тебя всем представлю. Потом по идее должно быть типа посвящение. По факту оргия, это вначале и всего один раз. Но у нас пары многие ужесформировались. Я могу, конечно девочек попросить, но лучше не надо, зачем тебе недоразумения с их парнями? Чужих тут и так недолюбливают.

— И как это будет?

— Брошу клич по всему ВУЗу, кто из девочек согласится, с теми и будешь зажигать. Целки рвать нельзя, а так, все что хочешь. Есть условие: ты не говоришь потом никому, кто с тобой был и как. Все, что было на посвящении, остается там. Девочки не расскажут, их так воспитали.

— Круто! — признался я

— Рада, что мы поладили. Слушай, я тут подумала, ты наверно к маминой стряпне привык. Я работаю много, но себе готовлю, заходи. Сегодня поспишь в общаге, а завтра я заберу тебя после занятий, покормлю и на ночь оставлю...

— Спасибо Марина Викторовна! — нарочно сказал я

— Для тебя Марина, еще раз назовешь по отчеству — день без секса, — недобро улыбнулась она. У тебя потенциал, малыш, слушайся и будешь самым популярным на потоке, когда жениться вздумаешь, у тебя десятки, если не сотня оприходованных баб будет на счету, — она добавила шепотом. — Тебе я всегда дам, только ключ достань.

Хоть я теперь и был на коротком поводке, вышел от декана с радостным сердцем. Мало того, что я наконец-то трахнулся, у меня теперь есть постоянная партнерша, хоть она и в матери годится. Стыдно признать, но доведенный воздержанием до ручки иногда представлял как маму трахаю, тем более что пару раз я видел ее голой. Один раз я сонный зашел в ванную, дверь была не заперта, а мама стояла под душем лицом к двери, подняв сонные глаза, я встретился с ней взглядом и со страху захлопнул дверь. Думал, что она будет ругаться, но она позвала меня, чуть прикрывшись полотенцем и спросила, не нужно ли чего. Я покраснел и ответил, что просто хотел умыться и не сообразил спросони. Отдыхая вместе, мы часто брали номер с большой кроватью и спали по разные стороны, так было удобнее. Мать всегда спала в ночной рубашке, перед сном она стягивала трусы, повернувшись ко мне спиной, а утром надевала. Знала ли она, что я во все глаза смотрю на нее в этот момент, особенно когда лукавое солнце просвечивало ткань? Думаю знала, но никогда не говорила об этом. Мать очень скрытная, о ее интимной жизни в тот период я не знаю почти ничего, и у меня нет особого желания спрашивать.

Потому тот факт, что моя любовница старше меня в два раза, я воспринял спокойно, ее зрелое тело манило и привлекало меня — результат маминого воспитания. Когда шел по институту студенты недобро косились на меня, особенно парни. Зайдя в туалет, я не стал пользоваться писсуаром а вошел в кабинку. Девайс не мешал, все было в порядке. Походив по зданию, а пригляделся, у многих студенток висел ключик на цепочке — местный аналог обручального кольца, только здесь девушка могла быть уверена, что парень только ее. Найдя аудиторию, я подсел к Лизе и Карине, но они сделали вид, что впервые меня видят. Я обиделся и схватил Лизу за руку, она ее отдернула, выставила мне фак под нос и напоказ поцеловала Карину в засос. Я посмотрел по сторонам, казалось половина аудитории мечтала чтобы меня тут не было. Собрав вещи, я свалил в общагу. Полежал на диване, посмотрел телефон, поужинал в столовке, позвонил маме и пораньше завалился спать.

Засыпал долго, но спал хорошо. Проспал конечно, мучил утренний стояк, член прямо вдавило в пластмассу. Было больно, не повредил ли я чего? Можно было сходить к врачу, но я пошел к декану.

— Привет! — улыбнувшись поздоровался я

— Доброе утро малыш, как спалось? Скучал по мне?

— Более-менее. Да, скучал — заметил я с показным равнодушием.

— Придется потерпеть до вечера, потом я тебя оттрахаю, — игриво заметила она. — Как на потоке?

— Будто белый в школе для негров, — признался я

— Это я исправила, глянь на доску приказов. Ну, до вечера, малыш?

— Есть небольшая проблемка, — замялся я, — Кажись натер.

— Давай посмотрю, — согласилась Марина Викторовна, и я не дожидаясь напоминания запер дверь.

Быстро сняв оковы, она осмотрела моё хозяйство, все было в пределах нормы, так небольшое покраснение. Почти. Не считая того факта, что он быстро затвердел в ее руках и впихнуть его обратно было нереально. На что я собственно и рассчитывал.

— Засранец, — бросила она, и сходу взяла мой член в рот.

Никогда не видел, чтобы минет делали так интенсивно, она реально спешила, видимо были неотложные дела, и ей потребовалось размягчить меня как можно быстрее. Головка была во рту, плотно охвачена губами, язычок щекотал ее снизу. Рука надрачивала ствол, а другая мяла и подтягивала яички, желая ускорить процесс. Внезапно она прервалась и после небольшого усилия полностью заглотила его до корня, захлопав глазами. Я не удержался и погладил ее по голове. Подержав его так несколько секунд, она вновь принялась сосать и надрачивать. Я не стал ее задерживать и расслабившись кончил. Марина аккуратно приняла все, что из меня вылилось, не проронив не капли, вытерла и вылезала дружка до блеска и вернула в оковы.

— Сегодня свежая. Девчонки на тебя жаловались, — заметила она.

— Прощу прощения, я грубоват вчера был.

— Не только за это, — усмехнулась она — Сперма у тебя вчера была застоялая, Лизу мутило даже. Сколько не дрочил?

— Неделю

— Понятно, но это я вечером поправлю. Жду тебя после третьей пары.

— Я не...

— Все нормально, — перебила она, типа второй завтрак. Мне фигуру надо беречь. Просто работы много, потому и fаst fuck. Не парься.

Действительно отношение ко мне резко изменилось, девчонки теперь смотрели на меня с интересом, а парни просто не замечали, вроде как меня тут вообще не было. Я подошел к доске, там было мое фото, биография и приписка с моим статусом нового члена сообщества. Так же было указано, что Марина Викторовна мой временный куратор. Вот оказывается, как это называется. Внизу мелко была указана дата посвящения, это будет послезавтра. Я опять подошел к Лизе и Карине, присмотревшись, я увидел, что на их цепочках нет ключей.

— Привет, извините за вчера.

— У меня синяки везде, — призналась Карина. — у вас так с девушками обращаются?

— Ну прости, я ведь не в курсе был. Хотя вы девчонки охренели, другой на моем месте мог побить.

— У вас так принято? — возмутилась Лиза. С Кариной никто так грубо не обращался, она долго плакала потом.

— Кариночка, ну прости, я из себя вышел, больше так не будет.

— Ладно, я потом только поняла, ты ведь не из наших, — призналась Карина, надо было с тобой поговорить сперва. Но я испугалась, что ты разойдешься и изнасилуешь нас. Лизке-то все равно, а я спереди девочка, — в ее интонации не было злости, но чувствовался интерес и уважение, похоже я был первым, кто сумел обуздать ее.

— Я не такой, может обнимемся, в знак примирения?

— Ладно, — согласились подруги, и я обнял обеих, игриво постучав пальцами по спинам.

— Сходим куда-нибудь? — Как бы невзначай поинтересовался я

— Эй, мы тебя еще не простили, — напомнила Лиза.

— Ну хоть сидеть рядом можно? — умолял я

— Это можно, — хором ответили девчонки и рассмеялись.

В тот момент я твердо решил, что обе будут моими. И именно я порву Карине целку, а там будь, что будет. Учебные пары пролетели быстро, и я прямиком направился к декану, ах простите, теперь к куратору. И вот мы спокойненько идем по учебному корпусу, и я как бы невзначай беру Марину Викторовну под ручку. Она что, она нормально. Иду с ней я сам из штанов готов выпрыгнуть от радости. Думаете сильно на нас глазели? Да не особо, даже обидно было немного. Ничего скоро все измениться, зря я что-ли порно смотрел? Вот теперь на ней и опробуем, она конечно умела себя подать, но видно было, что давно ее как следует не драли. А она это дело очень любит. Пока дошли до машины, она уже почти повисла не мне.

Все-таки выдержка у Марины железная, баба с яйцами, блин. Мы не сразу поехали к ней, а вначале она мне город показала, пофоткались вместе даже. Не знаю, словами это не пояснить, но я чувствовал, что у нее между ног зудит. А мне как раз проще с этой штукой стало, уже подсознательно понимаешь, что как ее снимут, тебе сразу дадут. А пока можно и расслабится. Как приехали домой, она первым делом мне девайс сняла, уже потом сели за стол. Стряпня у нее вкусная, и признаться честно лучше чем у мамы. Я почти доел, когда она руку в штаны запустила, решила, готовность проверить. Поперхнулся в итоге. Конечно он уже стоял, что за вопросы? Пялюсь на нее, и на ржач меня пробирает, держится из последнего, ноги плотно сжала. Доели кое-как, принялась посуду мыть. Я разделся и полез под душ. Одеваться не слал, пошел как есть. Марина провела меня в спальню, обнимая рукой ниже спины, расстилать не стал, покрывало вполне чистое, а простынь неохота чтобы испачкалась.

Прошло немного времени, и она вошла: холеная, благоухающая, зовущая, похотливая, ухмыляющаяся, властная, заботливая... Все это она и все это о ней. Я хочу ее, я возьму ее, я укрощу ее, я заставлю ее стонать, я буду ее трахать, я разрешу ей кончить! Мне плевать, что она в два раза меня старше, плевать, что она мой декан, плевать, что она может запереть меня, плевать! Я не зря смотрел порно, сегодня все будет в реале. Плевать, что будет потом!

Она взяла в рот, но совсем ненадолго, лишь для смазки. Мне не нужна была стимуляция, а ей и подавно. Марина Викторовна уселась на меня сверху и принялась скакать, сначала совсем медленно, потом быстрее. Я не зря тренировался, порой я дрочил пол ночи доводя себя до исступления, но не кончал, научился ловить момент и останавливался, потом начинал снова. Это помогло, я положил ей руки на грудь и когда чувствовал, что на грани, просил ее притормозить, а чтобы она не остыла, я в паузах стимулировал ей проколотый клитор. Ей явно была по нраву моя придумка. Она тяжело дышала, соски были твердыми, а набухший клитор умолял приласкать его. Потрахавшись еще немного, она решила поощрить меня за терпение, и вынув член из хлюпающей вагины, вставила себе в зад. Тут мне пришлось тяжковато, уж больно классно мнетам было. Конечно ввиду возраста ее дырки были подраздолбаны, но сейчас это был скорее плюс.

Когда ее раскрытая, истекающая соками киска оказалась передо мной, я решился. Была — не была, я видел это в порно. Я ввел пальцы внутрь ее оттраханой вагины и почувствовал свой член через перегородку. На полноценный фистинг я не решился, и оставив большой палец на клиторе, ввел остальные внутрь, гладя и разминая похотливые стеночки. Я поднял голову и посмотрел на нее, почувствовав мой взгляд, Марина открыла глаза и одобрительно кивнула пару раз. Ей нравилось, еще как нравилось! Мой указательный палец нащупал что-то интересное, я догадался, что это уретра. Меня всегда интересовала эта дырочка, но до нее не так-то легко добраться. И принялся стимулировать вход, это было трудновато, из-за ее движений. Она поняла и снизила темп, ласкать ее там было прикольно, но палец был великоват. Я отпустил ее грудь и принялся левой рукой ласкать и теребить клитор. Ввел три пальца внутрь вагины, а мизинцем начал стимулировать дырочку. Я угадал с диаметром и Марина застонала. Разойдясь, я случайно нажал сильнее чем нужно, вход расступился и палец одной фалангой провалился внутрь. Марина ойкнула, у меня перехватило дыхание. Я хотел было вытащить, но Марина двинулась не в такт, и я провалился глубже, уретра плотно охватила палец. Она подумал, что надо ее отвлечь, и тогда возможно я смогу его вытащить. И я не нашел ничего умнее, как начать яростно теребить ее клитор, потихоньку вытаскивая застрявший мизинец.

Теперь представьте: в попку распирает член, клитор стимулируют, а в уретре ковыряется застрявший палец! Что делать женщине? Только кончать! Марину затрясло, ее все передернуло и едва я успел вытащить палец, как из нее порядочно на меня брызнуло. Блин такого я даже в порно не видел! Придя в себя, она натянуто улыбнулась, показав, что в порядке, отдышалась, пока я наученный прошлым опытом, целовал и гладил ее сиськи. Затем она собралась и вновь уселась вагиной на меня. Разойдясь, она принялась выделывать бедрами невероятные фигуры, отчего мой конец охренительно заскользил внутри. Так она решила отблагодарить меня, естественно долго я не продержался и мощно излился внутрь.

Она лежала на спине и отходила, набравшись наглости, я прилег на нее чуть сбоку, пусть привыкает. Наконец она прервала молчание.

— Малыш я тебя реально недооценила, не думала, что ты такой затейник

— Я ничего не...

— Не парься, я сама ее растянула. Длинными зимними вечерами и такое со скуки учудишь.

— Ну, тогда ладно

— Ты смелый, обычно парней об этом просить надо, даже уговаривать. Хочешь, тебе дырочку растянем? Это классно, одному мальчику очень нравилось, когда я пальчик внутрь вводила.

— Не хочется что-то, — заволновался я.

— Спасибо милый, ты сделал мамочке хорошо, мамочка не забудет, — прошептала она мне на ушко.

И вот значит лежим мы рядышком, отдыхаем, тискаемся. И вдруг мама мне звонит, забыл я о ней. Блин, как хорошо, что в телефоне видео не передается. Болтаю с мамой равнодушным тоном, а Марина ржет, и рот ладонью прикрывает, от чего ржет еще больше. Ну в самом деле, правду ей что-ли сказать? «Да мама все хорошо, живу с деканом. Нет, не с кем не шляюсь, декан мне chаstity поставила и ключ забрала. Кушаю хорошо, Марина Викторовна кормит на убой, чтобы я не отощал, а то расход энергии большой»

— Маменькин сынок, значит, — подтрунила она надо мной по окончании разговора.

— Есть такое — согласился я.

— Я буду твоей мамочкой, самой лучшей секси мамочкой. Переезжай, поживем вместе, пока не надоем.

— Можно, — спокойно согласился я. Я прекрасно понимал, ответа «нет» она не примет.

— Я ведь понимаю, что долго тебя не удержу. Старовата. Но зато со мной можно, чего эти зассыхи малолетние ни враз не позволят.

— Я ценю все, что ты для меня делаешь, ты меня заводишь, и я хочу твое тело, оно супер, — признался я

— Спасибо малыш, — прошептала она и всплакнула слегка.

Обнял ее и поцеловал в щечку. Полежали немного как есть, лень одеваться было, телек посмотрели, потом ужин. Зубы почистили, разобрали постель и принялись тискать друг друга, уже под одеялом, можно было конечно и со светом, но мы уже насмотрелись друг на дружку, да и вставать, чтобы погасить потом было лень. Марина, конечно снова распалилась и в результате ночью был марафон. Признаюсь честно: натер с непривычки, к тому же сушняк поутру был. Марине тоже досталось, и несмотря на больший опыт, походка у нее была своеобразная, впрочем она не заморачивалась по этому поводу. Утренний стояк конечно никто не отменял, но времени на разносолы не было. Минета мне не хотелось, потому Марина Викторовна без лишних разговоров встала раком, и я незамедлительно ей воспользовался. Сделал все по-быстрому, ограничившись основным отверстием, не забыв однако помять сиськи и потеребить клитор. Сняв напряжение, мы для экономии времени вместе приняли душ. Она попыталась помыть меня, как маленького мальчика, для нее это был своего рода фетиш. Потерпев немного из приличия, я сам принялся намыливать ее, не забывая о чистоте интимных мест, но тут конечно не губкой, а исключительно руками. Короче я мыл ее, а она меня, идея оказалось весьма недурна, но для чего-то большего не было времени, ей не хотелось опаздывать, равно как и гнать по трассе с превышением.

Эта сцена в душе навеяла воспоминания, мама довольно долго мыла меня, я получил от нее право делать это самому когда мне было почти тринадцать. Ей почему-то нравилась это процедура, в ней было что-то сакральное, хотя никакого сексуального подтекста, вроде как не было. Невозможность более делать это была для нее одним их признаков, что взрослею и отдаляюсь от нее. Но выбора у нее конечно не было, природа уже давала о себе знать, и она не хотела чтобы у меня возникли ненужные комплексы...

Завтрак был сытный, Марина казалось светилась изнутри, будь необходимость, она меня бы с ложечки кормила. Угодил я ей короче, весьма угодил, впрочем о формальностях она не забыла и заперла меня на замок. По дороге Марина предложила, зайти после учебы в бассейн и посмотреть на девочек, не более, что завтра у меня посвящение. Конечно этого мне хотелось, но при мысли, что я буду стоять там совсем голый, на всеобщем обозрении, по спине пробежал холодок. Я бывал в бане и вид нескольких десятков голых людей рядом, мне был в общем-то привычен, но это были мужчины. А там я увижу десятки голых симпатичных девушек. Член уперся в преграду и казалось хотел разломать ее, с трудом но я взял себя в руки. Марина, видя мою растерянность как бы невзначай добавила, что она тоже не прочь поплескаться. Я с радостью согласился. Похоже, я все еще маменькин сынок, теперь «мамочка» под ручку поведет меня на смотрины. Но что делать, кто сказал, что будет легко?

Учеба в голову не лезла, я только то и делал, что таращился на девчонок, представляя как они выглядят без ничего. Член упорно не хотел принимать своего нового статуса и я осознал, что она хрень на мне — это не так уж и плохо. С перманентным стояком я глупо бы смотрелся. Эта штука помогает держать либидо под контролем, сразу давая понять что и как. Заметил в углу полненькую фигуристую девушку, странно, но все остальные были стройняшками, почти под стандарты, во всяком случае талией и бедрами. Она как-то почувствовала, что я таращусь на нее и обернулась. Взгляда я не отвел. На перемене я как бы невзначай подошел к ней.

— Привет, я Михаил, теперь тут учусь

— Я Аня, — затем добавила — Я тоже не местная

Больше можно было ничего не рассказывать, все было понятно, я присмотрелся, ключика у фигуристой не было. «Интересно, Марина разрешит ее трахнуть?» — подумал я. Прикол, но мнение Ани меня тогда совсем не интересовало.

— Я в бассейн хочу зайти, составишь компанию? — нагло предложил я. Я прекрасно понимал, что для нее натуризм вряд ли успел войти в привычку. Но кто не рискует...

— Не знаю, как то... — мялась она

— Ну, тогда я с деканом пойду, — бросил я ей наживку. Конечно подруги рассказывали ей о наклонностях Марины Викторовны, и Аня знала, что та не будет абы с кем.

— Может быть, — выдавила она и чуть покраснев опустила глаза. Заглотила! Любопытство страшная вещь.

— Она мой куратор, — добавил я, возвращаясь на свое место. Дотерпев и дойдя до своего места, я обернулся, Аня так смотрела мне в след, эта рыбка уже мечтала быть пойманной.

Стоило мне вернуться на место, как тут же я получил язвительный укол от сладкой парочки.

— Что обломала она тебя? — заметила Лиза

— Ты дубликат сделал? — добавила Карина — надоело старушку трахать?

Опа! Они меня уже ревнуют, прикольно, даже лучше чем я думал.

— Да нет, зачем дубликат? Марина не против, чтобы я порезвился, она сказала у меня потенциал есть, — сделав паузу я добавил, — Она конечно постарше, но такие вещи вытворяет, вам девочки слабо повторить. — Комбо!

— И что такого она умеет? — нахмурив брови спросила Лиза. Я ведь поставил под сомнение ее репутацию первой шлюшки.

— Пригласи к себе — расскажу и покажу, ты даже без ключа кончишь. А с ключом...

— Да гонит он, — перебила Карина

— Да ради Бога, девочки не хотите — как хотите, — равнодушно заметил я и замолчал весьма довольный собой.

Марина встретила меня прямо в раздевалке, и судя по голодным взглядам парней, многих из них она успела раньше попробовать. С некоторыми она персонально поздоровалась. И вот мы под ручку выходим «в свет» она без ничего, я в chаstity. Ощущения были сюрреалистические, узкий плохо освещенный коридор, дверь и... Полный бассейн голых девушек, парней намного меньше, реально слюну сглотнул, не шучу. Классику напомнило: бал у Воланда из «Мастера и Маргариты». Честно — был шок, даже остановился, а поскольку я шел под руку с Мариной Викторовной, она дернулась, как от внезапного якоря. Некрасиво получилось с моей стороны, но была женщиной опытной и понимающей и потому лишь ухмыльнулась: ключ-то все равно у нее! Скажу честно, в этой ситуации я рад был, что член мой на замке, иначе... Тут два варианта, либо я всех девчонок распугал либо наоборот, и неизвестно, что предпочтительнее.

Мы продефилировали по периметру, и она деликатно отошла в сторону, отправившись поплавать. Я остался рассматривать «поле непаханное». Девчонки все как на подбор, спортивные, стройные, словно в питомнике выращенные. Ничего удивительного, когда круглый год перед парнями маячишь в чем мать родила, поневоле будешь за собой следить. К тому же в общине здоровый образ жизни — это фича.

Вот пошел я в результате к Анечке. Она конечно смутилась, все же воспитание наше отличалось, это для местных девушек стоять голыми перед парнями было естественно. Набравшись наглости, я принялся тупо пялиться, ей было неприятно, но несмотря на стыд, она почему-то не отходила, хотя могла к примеру просто прыгнуть в бассейн. Анечка в костюме Евы смотрелась лучше чем я думал, животика почти не было, фигура без складок, попка крупная, но подтянутая, органично переходит в полноватые ляжки. Знаете, я не очень люблю когда у девушки толстая попа и худые ноги, смотрится не очень, тут все было в размер. Талия присутствовала, хоть не явно выраженная. Грудь была хороша: большие соски, самую малость оттянутые вниз, крупные округлые груди, не очень разбираюсь в размерах, но это пятый или больше, безумно хотелось их пощупать. Аня была в неплохой форме и несмотря на тяжелую грудь не сутулилась. Киска была пухленькой и гладкой. Аня сделала полную эпиляцию или просто побрилась? Просто стоять и таращиться конечно было неправильно и ради предлога, чтобы быть рядом, я завел беседу.

— Не смущаю тебя? — Гы. Конечно же смущал, но это классический вопрос с подвохом. Ответит «нет» — это прямое разрешение к ней клеиться, ответит «да» — извинюсь и сделаю вид, что смотрю в сторону. Думаете девушке приятно будет что она вроде как рядом, а я пялюсь на других? Нет, конечно! Тут просто выжидаешь время, и делаешь второй заход, только мягко, вроде как тебе особо и не надо.

— Нет, не смущаешь, привыкла, — чуть улыбнувшись отвечает она. Угу, значит в целом я ей не противен, но она ждет от меня правильных вопросов, тогда — может быть.

— Трудно было привыкнуть? Нас ведь по-другому воспитывали, — это я сказал специально, хочет она того или нет — она вспомнит свое смущение от первого раза. Ей станет некомфортно, а когда женщине некомфортно она либо бежит, либо ищет защиты и утешения. Выжидаю паузу и добавляю. — Мне сейчас трудно вот так стоять, кажется все на меня таращатся.

— Вначале трудновато, я первые разы в купальнике ходила, так неудобно было, словно белая ворона, — она почувствовала родственную и душу и начала раскрываться.

— Да пожалуй, мне очень трудно было раздеться публично, — печально признаюсь я. Закрепим успех, давай расскажи как тебе было трудно. Я ведь знаю, что ты держала все это в себе, сейчас можно выговорится.

— Марина Викторовна помогла, посоветовала постепенно это делать. Верх я вначале сняла, так ходила, убеждала себя что это просто сиськи. Но таких буферов тут ни у кого нет, таращились все. Стыдно было.

— Я потом? — добавляю я игриво. Поймите простую вещь: когда женщина рассказывает, как раздевалась перед кем-то, она представляет это и подсознательно раздевается при тебе. Нужно показать заинтересованность, тогда получится, что она раздевается для тебя. А это уже кое-что.

— Знаешь потом было проще как ни странно, просто скинула трусики и все, — Пока она говорит, я смотрю ей в глаза, она сейчас фактически сняла трусики передо мной, для меня, и стоит обнаженная. Понятное дело она смутилась и немного покраснела.

— Завтра у меня посвящение, придешь? — это собственно был удар на добивание. Ради этого я всю бодягу и затеял.

— Ты ведь знаешь правила? — улыбнулась она лукаво.

Да я знал правила. Посвящение предполагало одноразовый секс, дабы девушки могли попробовать нового парня без особых для себя последствий. Нет, не в смысле беременности. В смысле, чтобы потом не было разговоров или приставаний. Потому все действо проходило в полной темноте, участницы приходили заранее и по одной, потом выходили и на ощупь к кровати где лежал парень. Состав участниц хранился в тайне, девушки приходили добровольно. Парень не должен был говорить ничего, что могло дать потом подсказку. Все это гарантировало анонимность. Но конечно не в случае Ани, ее легко определить на ощупь, она могла отказаться именно поэтому. Зная это, я и пошел ва-банк.

И не зря. Вслух она могла говорить, что угодно, но я четко видел по выражению лица: она придет.

— Жарковато тут, поплаваем? — нужно было разрядить обстановку.

— Можно, — она была рада такому завершению разговора. Теоретически это позволяло ей не приходить, не прослыв динамщицей. Но это лишь в теории, это отмазка для самоуспокоения. Типа не обязана, могу в последний момент переиграть. Не хрена. Ты в шаге от стадии принятия, потому мы сейчас поплаваем, потреплемся о ерунде, чтобы ты видела, какой я классный парень. А классным парням не отказывают. Не ты, так другая, и ты, Анечка уже об этом думаешь.

Наплескавшись, я оставил Аню обтекать, а сам стал искать Марину Викторовну, и нашел ее флиртующей с двумя парнями примерно моего возраста. Познакомились, поговорили, но из общего у нас оказалась только Марина. По дороге домой я откровенно поделился с ней своими планами на Лизу, Карину и Аню. Первые две ее будто не волновали, зато услышав про Аню, она жестко меня одернула.

— Обидишь ее, сильно пожалеешь, поверь.

— Только ее?

— Да. Я массу усилий приложила чтобы у нее все наладилось. Она на два года тебя старше, пришла после техникума, а дерьма в жизни успела отхлебнуть мама не горюй. Сюда приехала, чтобы новую жизнь начать.

— Что с ней случилось?

— Тебе не скажу. Захочет — расскажет тебе, сам не спрашивай. Анечке сильно досталось, она бы рада забыть все это.

Я понял ее и оставшуюся дорогу мы ехали молча. Оставалось утешать себя чем, что конечный выбор за Аней. Но все равно мне почему-то было не по себе.

Психологией, равно как и сексологией, я увлекся давно, благо литературы по теме в сети навалом. Не все конечно я понял, многие вещи повзрослев потом снова перечитывал. Польза была и весьма существенная, не будь мамы, я бы девчонок пачками пялил. А так удавалось только полизаться, посмотреть и потискать, иногда на отсос раскрутить, зато почти любую. Шансов отказать у них не было.

За ужином решил поступить как джентльмен и честно рассказал Марине о своих планах относительно Ани, и что я для этого сделал. Она поморщилась, но поблагодарила за откровенность. Я рискнул немного позондировать почву относительно Ани, о ее прошлом я конечно ничего не узнал, зато Марина поведала о сексуальных предпочтениях девушки. В попу Аня особо не любит, не привыкла, однако если парень нравится, может и разрешить, но не часто. Предпочитает сверху, чтобы грудь при этом целовали и гладили. Жесткие ласки не любит, не настаивай. В рот возьмет без проблем, но не глубоко, куни любит, но ей мало кто его делал. На спине любит, но только чтобы не наваливались. Раком не очень, можно по собачьи, лучше у зеркала, ей нужно видеть твое лицо. Между грудей можешь сунуть без вопросов, если парень нравится, она будет ртом головку ловить и подрабатывать. Презики не нужны, она на таблетках, но всякий случай не рискуй. Сперму особо глотать не любит, но привыкла к нашим обычаям. Когда сюда попала, была сильно закомплексованной, однако я над ней поработала. Сейчас помогает одиноким студентам избавляться от излишков спермы, но только орально, доступ к ее телу нужно заслужить. Сексом занимается мало, два — три раза в месяц, по местным меркам почти монашка. Натуралка, с девушками не спит. Парня сейчас нет, да и не было тут, попытки завязать отношения были, но не сложилось.

Я поблагодарил Марину за помощь, после ужина мы немного прошлись под руку по окрестностям. С Мариной было хорошо: почти идеальный гибрид мамы и любовницы, я уже вполне серьезно рассматривал ее как запасной вариант, пока сложатся серьезные отношения с одной из девушек. А будь она лет на десять помоложе...

Она освободила меня, мы ополоснулись, почистили зубы и перекочевали в постель. Марина всегда спала обнаженной, вне зависимости от того, был рядом мужчина или нет. Погасили свет, и я незамедлительно принялся ее лапать, не забывая однако шептать ласковые слова. Марина вежливо напомнила мне, что завтра я должен быть в форме, неизвестно сколько девушек мне нужно будет порадовать. На что я не подумав заметил, что в моем возрасте это не критично. Это был камень в ее огород, и мне пришлось извиняться тщательно работая языком у нее между ног. Извинения были приняты, и она позволила влезь на нее, но попросила не затягивать.

Верите или нет, но быть на Марине было здорово, в молодости она наверно была секс бомбой, да сейчас неплоха. Частая проблема женщин после тридцати пяти — не готовность следить за собой. Тело начинает расплываться, терять форму, иные наоборот — слишком сильно налегают на диету, забывая о поддержании тонуса. С Мариной мне очень повезло, она не была излишне худой, регулярно занималась в спортзале, а легкая полнота где нужно скрывала начавшиеся возрастные изменения. Животик был небольшой и лишь чуть провисал, когда она становилась на четвереньки. Она это знала, немного стеснялась, но я догадался обратить это в достоинство, лаская его рукой снизу. Попка у нее была отличная, не такая большая и упругая как у Аньки, но больше средней попки местных девчонок, целлюлита у Марины не было. Я любил возиться с ней, трахая Марину Викторовну раком, приостанавливался и клал руки на полушария, мял и теребил их туда — сюда, то сжимая вместе, то растягивая в стороны, открывая взору манящую дырочку растянутого ануса. Я пихал туда обслюнявленные пальцы, реже один, чаще по два, по три, любил положив ладони на попу, ввести внутрь оба больших пальца и сильно потянуть в стороны, наблюдая насколько раскроется дырочка. Она так манила к себе, что терпения надолго не хватало, потому все игры оканчивались одинаково: я вытаскивал член из вагины и засаживал в ее зад, клал руки ей на бедра и принимался бодро трахать...

Я кажется отвлекся, на этот раз излишеств и игр не было, я влез на Марину, поцеловал взасос, она охватила руками мою спину, слегка впившись ногтями в кожу. Я размеренно трахал ее, целуя в губы, в шею, прикусывая зубами мочки ушей, шептал ей ласковые слова, о том какая она классная, какая горячая, как мне здорово быть внутри нее. Она разомлела и будучи опытной любовницей сумела подстроится под меня, конечно ей пришлось немного доработать пальчиком, но мы кончили почти одновременно. Некоторое время я оставался на ней, благодаря за все, но затем она вежливо, но настойчиво попросила оставить ее и повернувшись ко мне спиной зарылась лицом в подушку. Я понимал, что сейчас Марина плачет, хоть она и пыталась не подавать виду. Стало жалко ее, она ведь все понимала, знала, что скоро ей придется отпустить меня. Я прижался к ее спине и прошептал на ухо: «Я буду рядом, так или иначе». Другая от этих слов зашлась бы навзрыд, но Марина была сильной женщиной. Лишь дыхание чуть участилось, да тело дрогнуло пару раз. И все. Потом она стала затихать, а я так и уснул обнимая ее.

Разбудили меня весьма оригинально, при помощи минета. Марина проснулась, откинула одеяло и принялась работать над утренним стояком. Сплю я довольно чутко, и неясно, как ей удалось проделать этот трюк не разбудив меня. Затейница, однако! Впрочем я был совсем не против, открыл глаза и потянулся, заведя руки за голову. Она остановилась и умудрилась улыбнуться не выпуская члена изо рта. Получив свое, Марина Викторовна начисто вылизала опадающий конец и не теряя времени, заключила в chаstity. Лишь затем мы отправились в душ. Замок устройства был прикрыт резиновой накладкой, что позволяло мыться и плавать, не боясь, что ключ заклинит.

В институте я и думать не мог об учебе, все смотрел на девушек, пытаясь угадать, кто из них придет вечером ублажать меня. Наивный! У аборигенок это было в порядке вещей. Отучиться, погулять с подружками, сделать уроки, обслужить мальчика, лечь спать. Карина и Лиза также были невозмутимы. Вся надежда была на Аню, она держалась полдня, потом обернулась. Уф! Она точно придет. Я поймал себя на мысли, что именно ее я хотел видеть там, и когда понял, что так и будет — словно от сердца отлегло. Странно как-то. Карину и Лизу я тоже хочу, но их возможное отсутствие сегодня меня почти не трогает. Минуты перетекали в часы и тянулись вязко и медленно, как я не силился, не мог сосредоточиться на чем-то другом, окромя предстоящей групповухи. И опять мысли мои обратились к Ане, наконец-то я смогу помять ее славные сиськи, облапать массивную попку, засадить ей во все дыры, услышу ее стоны...

Ну вот наконец наступил вечер, я принял душ, и Марина отвела в подготовленное помещение и расковала. Как требовал регламент, я лег на спину посередине тахты, как хозяйке ключа ей было предписано дожидаться конца, затем осмотрев, слизав с моего тела останки спермы и закрыв меня забрать с собой. Уходя, Марина нежно прошептала на ухо: «Надеюсь у тебя останется что-то для меня». И озорно рассмеялась увидев реакцию моего дружка.

Свет погас, и некоторое время ничего не происходило, даже эрекция стала спадать. Но внезапно моей ноги коснулась чья-та рука, я вздрогнул и услышал тихий девичий смех. Рука была мягкой и нежной, двигаясь по ноге вверх, она снова заставила плоть подняться. Вторая рука дразня провела пальчиками по торсу. Третья рука нащупав меня, деловито и нагло потянулась сразу вниз, гладя и перебирая мои яйца. Кто-то слегка взвизгнул, одна опоздавших к раздаче девушек искала меня в темноте, щупая все и вся. И вот она достигла цели, нащупав член, она решительно примостилась у меня между ног и без лишних приготовлений насадилась на него ртом, заглотив весь, вновь заставив меня вздрогнуть. Забыв о приличиях, я принялся шарить руками вокруг, нащупал и потискал чью-то грудь, потом попав кому-то спине, опустился вниз, нащупал упругую попку и бессовестно запустил пальцы девушке между ног. Она чуть ойкнула, затем сама села на ладонь, позволив большому пальцу ласкать клитор. Девчонка быстро увлажнялась и скоро ее соки потекли по моей руке. Между ног тем временем вовсю шел глубокий минет, девушка была опытной и делала работу не спеша, не давая кончить раньше времени. Мне пришла мысль, что раз девочка так сильно течет, она явно не девственница, обнаглев я принялся пихать пальцы внутрь и встретил полное понимание. Соединив четыре пальца вместе, я позволил ей сесть на них как на член, она чуть повернулась, и большой палец лег ей на клитор. Лаская бугорок, я ритмично трахал ее киску. Левой руке тоже нашлось занятие, потискав немного девичью грудь, я аккуратно заставил подружку слева прилечь и спустившись ниже, нащупал ее промежность. Меня поразили ее половые губы, большие были малозаметны, зато малые были огромными и мясистыми, я принялся мять их, нежно прихватывать пальцами, попытки проникнуть внутрь были пресечены на корню. Девственница. С такой киской и девственница, тяжело видать ее попке приходится. Я опустил руку ниже и нащупав второй вход надавил. Три пальца проскочили на ура. Оставив их внутри, я принялся остальными ласкать ее набухшую торчащую мясистую киску, нет, я даже незнаю как это назвать, клитор также был под массивным капюшоном. Тем временем девушка делавшая мне глубокий минет сменилась, и ее преемница ограничилась заглотом головки с надрачиванием стволаи периодическим облизыванием всего члена. Неплохо, но хотелось большего, чтобы кто-то насадился на него, хотя бы попкой. Девушка постанывающая справа мне тоже порядком надоела, и я решил похулиганить, надавив пальцами сильней. Девчонка была явно не готова к фистингу, потому привстала. Я продолжил давить, пока она вся не оказалась на весу, а я оперся локтем в тахту. Я продолжил долбить ее не забывая теребить клитор. Хотел бы я видеть сейчас ее лицо! Она распалилась не на шутку и даже принялась подмахивать мне, пока ее не накрыло. Колени задрожали, она сорвалась с кисти, но потеряла равновесие, не сориентировалась в темноте и шлепнулась на пол. «Одна готова!» подумал я про себя. Падение произвело эффект: сразу несколько рук потянулось ко мне и пришлось изрядно напрячься, чтобы не кончить на радостях. Сколько было всего девушек? Я не знаю, некоторые подходили по несколько раз, иные уходили сразу. Надо было навести порядок, и я негромко, но решительно произнес: « Кто хочет фистинг — по правую руку» Возникла небольшая толкотня, затем победительница прилегла и сама насадилась на липкую и скользкую от выделений предшественницы кисть. Не стал я ее разочаровывать и принялся за дело. Вагина у женщины была широковата и это вряд ли от фистинга. «Мамочка у нас» — догадался я. Ну понятно теперь почему за место боролась. Я ее не разочаровал и как следует помассировал ее изнутри, сначала кистью, а потом сжатыми в кулак пальцами. Она млела и текла, под конец я вытащил большой палец и отработанными движениями отмассировал клитор, заставив кончить. Пока я развлекался и признаться подзабыл о той, что слева, подолбив ее посильнее в попку и потеребив капюшон, я кажется добился отклика, но если она и кончила то не бурно. «Хочу твою попку» — шепнул я ей. Как раз освободилось место, и девчонка не заставила себя ждать насадившись анусом на обслюнявленный член. Она наклонилась немного вниз, и я успел поласкать ее грудь. Да, именно успел, кто-то нагло бесцеремонно, оттолкнул ее и попытался сесть мне на лицо. Я люблю делать куни, но в такой форме это было как-то не очень. Тем более села она неудачно, ее горячая влажная киска уперлась мне в нос и губы, полностью перекрыв доступ кислорода. Смачно шлепнув по заднице левой рукой, я указал ей на оплошность. Она подвинулась, и я наклонив голову вперед принялся за дело. Справа все было ожидаемо, новая девочка и снова фистинг. Но эта была весьма тугая, первый раз видимо решилась. Работая потихоньку и аккуратно, я растянул ее сочащийся вход и ввел кисть, хотя мне показалось, что она кончила еще во время растягивания.

«Но где же Аня? Неужели не пришла?» — думал я лаская очередную девочку левой рукой. Я мял ее небольшие, но упругие груди, а думал о Анинах дыньках. Так расслабился, что едва не кончил. К счастью обладательница мясной вагины как раз слезла, и девчонка слева заняла ее место. Ну да снова попкой, не то чтобы я был против, но хотелось разнообразия. Я махнул рукой влево и случайно коснулся чуть пухленького животика, не теряя времени я двинул вверх и нащупал массивную грудь. Аня была тут! Она попыталась отстраниться, но вытянув руку до предела, я притянул ее к себе, показав что место свободно. Она прилегла рядом и позволила лапать себя. Мне вдруг стало так хорошо, что на несколько секунд я забыл об остальных. Я чуть отодвинул ту, которой делал куни и шепнул Ане: «Сейчас член освободится — я тебя чуть шлепну, ты не тушуйся, занимай место, я и так на пределе»

Улучив момент, я дал ей знак, и Аня резво запрыгнула на меня. Она была на мне и это на этот раз была не попка. Мягкая теплая и влажная пещерка поглотила мой член. Пока рука была свободна, я успел приласкать ее благодаря, затем кто-то подошел слева. Теперь все зависело от Ани, я надеялся, что она сделает все правильно, и я кончу прямо в нее, а она также испытает оргазм. И вот кульминация — я уделяю максимальное внимание той, что у лица, лижу, прикусываю половые губы, выписываю языком замысловатые фигуры, и в благодарность она брызгает мне прямо в рот. Терять уже нечего, и я облизываю ее обкончавшуюся киску и облегченно выдыхаю, когда она уходит. Справа тоже дожимаю, долбя кистью изо всех сил, девушка выгибается с моей рукой внутри и трясется сжимая пальцы вагинальными мышцами. Я опускаю ее, и она буквально сползает с постели на пол. Приглашаю ту, что слева занять место у моих губ, но разворачиваю наоборот, она нагибается вперед, и я захватываю ее грудь, она четко позиционируется, и вот уже ее клитор у моих губ, я всасываю его, потом ласкаю языком, снова всасываю. Аня тем временем скачет на мне вовсю не забывая гладить мой торс. Оставив верхнюю партнершу, я дотягиваюсь до ее груди и ласкаю прыгающие сиськи. Это была последняя капля, не в силах сдерживаться я изливаюсь внутрь ее, надеясь, что она успела кончить.

Я не даю ей уйти и ловя за руку, предлагаю лечь рядом слева, помедлив несколько секунд она соглашается. Теперь все внимание на куни, схватив за бедра притягиваю ее к себе, она худенькая и есть чем дышать. Клитор у нее хорошо развитый и теперь весь у меня во рту, чувствую себя от этого немного неуютно, но аккуратно исполняю свой долг. Она кончает и к счастью без сквирта. Поворачиваюсь к Ане и предлагаю ей занять ее место. Она смущается, но в итоге соглашается. Если бы она лежала, а я был над ней, все было бы проще, но по правилам мне нельзя менять позицию. Нам с Аней тяжело, мне почти нечем дышать, мое собственное семя вытекает мне в рот, и я узнаю его вкус. Раньше я уже пробовал его ради интереса. Ее мясистые дольки накрыли все лицо, но там под ними вожделенная сердцевинка, и я изловчившись достаю ее языком. Знаю, что так поступать нехорошо, но я забываю об остальных и ласкаю лишь Аню, мну грудь, сжимаю попу. Девочки подползают со всех сторон и со всех сторон тянуться руки, но они не домогаются, а благодарят меня. Кто-то берет член в рот, слизывая останки спермы, а потом в поисках семени язык скользит по животу. Второй рот заглатывает яйца, по одному и оба в месте в надежде снова поднять член, и он потихоньку снова встает. Но это все неважно, Аня принимает ласки, Аня на грани, Аня кончает и поцеловав в губы, слизывает вытекшуюмне на лицо сперму. Затем она отстраняется и не смотря на уговоры куда-то уходит.

Начинается второй раунд, На меня кто-то опять залезает, это не попка и внутри довольно свободно. Я тянусь к груди, сиськи побольше, чем у девочек, но немного отвислые. Да это мамочка! Похоже кто-то из преподов. Она постарше, но весьма горячая, как латинка с порно она ритмично елозит бедрами вперед — назад с подкруткой, ощущения непередаваемые. От мамочки разит вином, видать выпила для храбрости.

«Девочки кому фистинг, давайте слева и справа», — я порядком подустал уже, и если сейчас их жестко не отодрать, они всю ночь меня мучить будут. Долго ждать не пришлось, и обе руки у меня в деле. Препод показав класс привычным движением загнала член себе в попку и принялась скакать вверх-вниз. Хорошо, что я прошлый раз обильно кончил, а то бы не сдержался. Фистуя двух девушек сразу я надеюсь, что мой рот наконец отдохнет, не тут то было. Его оприходовали. И не кто иной, как обладательница «мясной вагины». Не мудрствуя лукаво, начинаю посасывать и прикусывать все что набухло, висит и выступает наружу. Успешно! Она дрожит всем телом, и сочащееся мясо елозит лицу. Наглею: сжимаю внутри вагинпальцы почти в кулак и начинаю поднимать руки. Девчонки глубоко насажены и вынуждены привстать. Ставлю предплечья вертикально, и девушки с трудом удерживая равновесие сами долбят себя. Чтобы было проще, я чуть развожу пальцы, кто-то помогает им, теребя клитор, и обе почти синхронно кончают падая на тахту. Препод оставила меня и член опять внутри чьей-то попки. Чтобы руки не простаивали, предлагаю анальный фистинг. Как не странно находятся желающие справа и слева. Ту что слева я узнал, то самая «мясная» Ей все мало! Смазанной кистью грубо вхожу в нее, но там реально проходной двор, а девчонка может и две руки принять, женские руки правда, но и две мужских руки тоже войдут после дополнительной тренировки. Ну ладно сама напросилась: подолбив кистью, свожу в кулак и давлю. С трудом, но входит, так и долблю. Гы. Правую тоже узнал — препод, рискует она, попка то у нее туговата. Тут наоборот действую аккуратно, складываю пальцы уточкой и постепенно растягиваю вход. Препод потихоньку скулит, но с руки не слезает, наконец попка поддается, и я внутри, но работаю с оглядкой и без изысков. Это она зря, завтра узнаю ее по походке. Хотя я уже догадался, кто это, но теперь один экзамен считай в кармане. Слева наоборот трахаю как конь, она млеет, стонет, под конец кричит и кончив тихо отползает. Левая рука свободна, думаю: была, не была. Не дав преподу опомниться, пихаю левую руку в вагину, правую почти вытаскиваю, оставив пол кисти. Долблю ее обеими руками, постепенно проталкиваю вперед правую, она стонет, потом уже просто орет и матерится, так с матюгами и кончает. Она откидывается на спину, я жалею женщину и повернув голову шепчу ей разную чушь, ласкаю грудь, препод прижимается ко мне, гладит и целует торс, затем постепенно успокаивается, берет себя в руки и уходит. Только сейчас замечаю, что кто-то опять сосет мой член, делая глубокий минет. А до этого кажется, он успел побывать еще в паре попок. Я расслабляюсь, отдавшись ощущениям, и получается наконец кончить. «Все походу» — слышится голос.

Внезапно со всех сторон ко мне тянуться руки, пару секунд было реально страшно, но потом я понял, что лишь хотят приласкать меня и отблагодарить за все.

— Спасибо девочки! — облегченно выдыхаю я.

— Тебе спасибо! — слышится хор голосов, и я с ужасом понимаю сколько в комнате женщин.

Десятки женских рук ласкают меня нежно, шепча слова благодарности, кто-то даже на ощупь находит мое лицо и целует в губы. Ощущения непередаваемые. Темнота и анонимность, позволили им раскрыться, делать то, на что никогда бы не решились. Вот истинная природа женщины, свободной от оков морали, традиций и предрассудков. Некоторые опять теребят мой член, и он поневоле оживает, одна ненасытная особа даже берет в рот. Но я слишком устал, мне все равно, хочет пусть сверху залезает, пофиг. Я теперь отдельно, он отдельно. Мысли путаются и вдруг обращаются к Ане. Ее нет здесь, она не пришла отблагодарить меня. Может я ее чем-то обидел? Или то, что здесь было это слишком для нее? Это ведь первая ее групповуха. Девочки потихоньку разошлись, мясистая уходила последней, прошептав мне свое имя, она предложила быть вместе, она никогда не откажет и вообще гото

ва отдать рот и попку в полное мое распоряжение, и если сложится, она выйдет за меня и подарив свою целку нарожает красивых детишек. Вежливо, но твердо я сказал, что подумаю. И вот я снова один. Наконец-то! Я сворачиваюсь калачиком и проваливаюсь куда-то глубоко.

Вздремнуть толком не удалось. Зажегся яркий свет, и продрав глаза я увидел Марину. Она улыбнулась, обхватив губами очистила мой член и закрыла на ключ. Я обнял ее и поцеловал в губы. Не говоря не слова, я оделся, и мы удалились. Лишь по дороге домой она нарушила молчание.

— Укатали тебя? — снисходительно поинтересовалась она

— Я их тоже. Одна завтра хромать будет, две-три ходить в раскоряку.

— Молодец! — восхитилась она, потрепав по голове.

— Посвящение — чтобы парня сломать? Даже мне немного не по себе, а слабый будет женщин бояться и желания исполнять.

— Скорее проверить, чего стоишь. Женщин бояться не надо, надо любить, — она немного погрустнела. — Аня была? Мне ты можешь сказать.

— Была. Я аккуратно с ней, как ты просила.

— Да, не послушала она меня. Я тебе честно скажу: если только трах — не мучай девочку. Понял?

— Понял, но вообще она мне нравится.

— Насколько?

— Пока не определился

— Определишься, тогда и подкатывай. Аню обижать не дам никому.

— ОК. Ключ все равно у тебя.

— Верно. Понял теперь зачем он?

— Вполне.

— Хороший мальчик! — поцеловала она меня в щеку.

Хотя я порядком устал, оставить Марину без утех было неправильно, да и сам я хотел ее отблагодарить, но что было сегодня я буду помнить всю жизнь. Член мой был свободен, Марина освободила его, как только мы перетупили порог. В принципе можно было chаstity и не ставить, но в этом было что-то сакральное, будто коня после бешеной скачки берут под узду и отводят в стойло. Мы отужинали, и я походурассказал Марине все, даже о преподе. Я опознал ее, и Марина подтвердила.

Звали ее Лена, точнее Елена Николаевна, тридцать один год, замужем, двое детей. Приехала сюда поступив в аспирантуру. Муж по должности дома не бывает почти, и подумав хорошенько, они дали друг другу сексуальную свободу. Чувств к другу это не изменило, и по возвращении они отправляли детей в бабушке и устраивали ураган в постели. Уезжая, он забирал ключ и отдавал его на месте своей любовнице. Лена была более консервативна. На минет и куни с подачи Марины она согласилась относительно легко, избегая однако собственных студентов. Через пару лет дозрела и согласилась на анал, впрочем таких любовников у нее было всего двое, недавно последний покинул ее. Лена терпела, пользовалась фаллоимитаторами, но они не давали человеческого тепла. Так она рассказывала Марине, та пожалела подругу и отравила ко мне. Ситуация безнаказанности вкупе с неудовлетворенностью и алкоголем снесли ей крышу. По факту я был вторым мужчиной, что был внутри ее киски и первым, кто делал ей фистинг. Ну что же, завтра я ее навещу. Посмотрим, что она предложит мне трезвая и при свете.

Когда посуда была помыта, я помог Марине освободиться от одежды, намекая на продолжение. Она сильно распалилась и едва сдерживала нетерпение. Мылись вместе и довольно быстро, у меня стоял, у нее торчали, кое-как вытерлись и рванули голышом к постели. По такому случаю она предложила мне «в раскрыв ножниц», подтянув одну прямую ногу на себя, показав, что в свои тридцать восемь она весьма гибкая.

Попробовал — было интересно, потом закинул ее ноги себе на плечи и продолжил. В принципе после растяжки Марина была способна и на Full Nеlsоn, но я не рискнул, боясь что она себе что-нибудь повредит, лишь ближе к кульминации сильно подался вперед, не забывая тискать грудь, клитором Марина дорабатывала сама. Хоть не синхронно, но мы кончили.

— Ты самая лучшая, — шепнул я

— Льстец — засмеялась она, потом добавила — спасибо, Миша.

Поутру меня опять разбудили минетом, впрочем не совсем разбудили, я уже проснулся, но решил Марине подыграть. Дальше все как обычно, на учебе однако сконцентрироваться опять не удалось, высматривал своих вчерашних пассий. Хромоножка оказалась рыженькой, держалась она довольно бодро, если не сказать большего, пока решил не подходить. Остальных толком опознать не удалось, хотя по моим расчетам как минимум две-три девчонки должныбыли испытывать проблемы при ходьбе. Или они с другого потока или терпят, не желая выдать себя. Впрочем одна нарисовалась: брюнеточка пялилась на меня все время и садилась как-то аккуратно, мясная? Но признаться меня больше волновала Елена Николаевна, трахнуть своего препода — это было что-то. Такие вещи помнишь всю жизнь и конечно не против повторить. И вот я дождался начала пары. Покинул свое обычное уже место рядом с Лизой и Кариной и сел поближе. Честно, жалко было смотреть на математичку, она из последних сил сохраняла хладнокровие и походу сильно уже жалела о случившемся. Конечно трудно читать, когда в голове звенят колоколами вопросы: «Он знает? Что будет если он пойдет? Что дальше? Что я наделала?»

Я решил помочь, да прикиньте, я реально думал, что помогаю ей. Сидя на первом ряду с расстояния нескольких метров, я показал ей ладонь, кулак, сделал очко пальцами и под конец потеребив подбородок, быстро приложил язык к губам. В тот момент она что-то объясняла, и народ записывал, потому собственно никто ничего толком не видел. Но она видела. Лена побледнела и выронила мел, с трудом собравшись, она запинаясь продолжила. Чего я хотел: показать, что все знаю, но буду молчать, только и всего. Но к моему удивлению она не успокоилась, даже наоборот, на перерыв между парами она вышла нервная, быстрым шагом и немного морщась походу, она выскочила из аудитории. Мясная подошла ко мне. Нужно было с ней как-то поговорить.

— Привет Ксюша

— Привет

— Ты классная извини, что сразу не подошел

— Ничего, — она замялась и сделала виноватое лицо — Слушай, я вчера тут тебе наговорила всякого.

— Нормально, но сама понимаешь: так дела не делаются. Я не против пообщаться, а там видно будет.

— Вот я это и хотела сказать. Да. А я при свете тебе нравлюсь?

— Вполне, — я оглядел ее с ног до головы. Неплохая фигура, грудь где-то ближе к двойке, личико смазливое, но не сказать, что суперкрасавица.

— Ну так если что, все что говорила — в силе, — улыбнулась она

— Хорошо я попрошу у Марины ключ, — не было смысла ходить вокруг да около. Будет со мной спать — хорошо, а там посмотрим. А модель типа: «хочу, чтобы ты был только мой» — не катит. Пока не катит, откажется — пох, у меня Марина есть, перекантуюсь, а там посмотрим.

— Было бы неплохо, — лицо у нее в этот момент было такое похотливое, что не будь девайса у меня бы встал.

Пара кончилась, но я не спешил уходить, Елена Николаевна тоже задержалась стоя у стола. Я посмотрел на нее, взгляд у женщины был какой-то странный. Может я ее чем-то обидел? Я спустился вниз и подошел к ней. Напряжение повисло в воздухе, я спокойно стоял рядом и смотрел ее в глаза.

— Закрой дверь, — наконец сказала она, протянув ключ и шумно выдохнула.

Заперев замок, я обернулся, Елена лежала на столе вниз животом, лицом к окну, юбка была полностью задрана, белья на ней не было. Пожалел я, что нет у меня ключа, но ничего не поделаешь. Я припал ртом к ее вагине, дабы возбудить Лену, ну и собственно для смазки. Была мысль потом дать ей облизать мои пальцы, но видя ее отрешенный взгляд я не решился. Вообще все было несколько странно, будто она не хочет, но делает мне одолжение. Так не пойдет, и я решил непременно добиться ответной реакции на мои ласки. Это было нетрудно, поработав языком над клитором и потеребив полураскрытые половые губы, я аккуратно приступил к фистингу, сосредоточив вначале внимание на точке G. Марина на практике все пояснила и укрепила тем мои теоретические навыки, и Елена вскоре начала отвечать моим ласкам. К полноценному фистингу я перешел довольно быстро, и вскоре вся кисть орудовала внутри ее лона, язык же не забывал ласкать клитор, попку сегодня я решил не трогать, вчера ей и так сильно досталось. Она стонала, прикрывая рот, казалось даже сопротивляясь оргазму, затем задрожала все телом, дернулась и кончила.

Она быстро пришла в себя, одернула юбку, и поджав губы жестом попросила отойти в сторону, собираясь уходить. Вот так: не спасибо, не пока. Я перекрыл женщине дорогу, и она остановилась, затем опустила голову. Дураку было ясно, что Лена плачет.

— Я сделал что-то не так?

— Я не так сделала, — таиться дальше не было смысла, она подняла голову, слезы катились по щекам. Вдруг лицо исказила гримаса злобы и боли. — Получил свое, вали давай!

— Не понял...

— Все ты понял, урод! С дороги вали, бл... ! — честно, я охренел. Обычно после таких слов женщина по физиономии бьет. Потому на эмоциях ясхватилее за руки чуть ниже плеч и стараясь быть спокойным, заявил:

— Елена Николаевна, я в курсе ваших семейных проблем, и знаю как Вам трудно, если что не так, простите. Но знаете, мне трудно понять Вас.

— Ты добить меня решил? Выкаешь женщине, что тебе принадлежала, ой, прости, принадлежит... — она вдруг прервалась, перестала плакать, задумалась о чем-то, что сильно ее в итоге напугало — Откуда ты знаешь про мужа?!

— Марина рассказала.

—. .. твою мать! Подруга бл... ! Все, жопа теперь. Карьере жопа! Работе жопа! Браку жопа! Пох..., можешь всем говорить, а не лягу я больше с тобой. Давай, треплись всем, пох..., все равно уже разболтал, наверное! — До меня наконец дошел весь трагикомизм ситуации.

— Елена, я не собирался Вас шантажировать, честно. Те жесты, что я... Я хотел сказать, что помню Вас, что было хорошо, и я никому не расскажу, только это.

— А когда я наклонилась и зад оголила, ты тоже не о чем таком не думал?! Бл... да кончай выкать, бесит! — недоверчиво выпалила она

— Я думал Вам, прости, тебе надо, ну и решил помочь, ну не стану же у тебя в таком виде спрашивать, чего надо. Сама пойми. Она сглотнула, выдохнула пару раз и призналась.

— Прости Миша, я дура похоже, неблагодарная к тому же. Жопу выставила, чтобы отодрал, кончила, а вместо спасибо... Прости короче.

— Замяли. Сам виноват тоже. Если нужно, обращайся, Марина к тебе со всей душой, не думай. Я тоже, мне хорошо с тобой было, видишь запомнил я тебя.

— Вижу, — сглотнула она слезу и натянуто улыбнулась

— Мир? — спросил я, чмокнув Лену в губы

— Мир. Только не надейся на поблажки, на экзамене буду гонять как всех, — усмехнулась она

— Поможешь трудные места понять? Отблагодарю — улыбнулся я

— Можно, — снисходительно улыбнулась Лена.

Конечно на следующую пару я опоздал, вид у меня был довольный, и Ксюша обернувшись с укоризной посмотрела на меня. Похоже она догадалась, она вообще оказалась умной девочкой, но об этом после. Печалило меня отсутствие внимание со стороны Анны, в начале дня даже больше, но после разборок с Ксюшей и Леной забыл я про Аню. Напрасно наверно забыл, но когда у тебя в голове три женщины, трудно думать о четвертой. Авторитет мой после посвящения вырос, даже Лиза с Кариной предлагали прогуляться. Слегка подумав, я согласился, но это увы действительно была прогулка. Вернулся к Марине почти ночью, и честно ей все рассказал. С тех пор моя жизнь начала меняться.

Вначале была Лена. Марина все устроила, она ехала к Лене домой и нянчила детей, а Лена развлекалась со мной у меня дома. С постельной точки зрения не могу сказать о Лене ничего плохого, скорее наоборот, она была слишком хороша, и я кончал раньше времени, но всегда заглаживал вину. Трахаться она умела и любила и не боялась экспериментов, порой мы заходили за грань и я сочетал анал с фистингом и анальный фистинг с классикой. Через пару месяцев ее попка была раздолбана как у порнозвезды, привет мужу как говорится. Она рассказала своих с супругом отношениях, ппц был реальный.

— Понимаешь, мы десять лет женаты, годовщина и что он? СМС присылает, прикинь, СМС! Совести не хватило позвонить, прикинь?

— Печально.

— Не то слово. Понимаешь, есть чувства, есть. Но семьи нет. Секс раз в два-три месяца это не семья. Поговорить не о чем. Не на мне он женат, а на работе своей.

— Так разведись.

— Да как? Люблю я его, хоть тресни и детей жалко, хоть они его почти и не видят. А ласки хочется, пойми, живой быть хочется. Потому я и с тобой. Ты хороший Миш, реально хороший, но не могу я с тобой остаться, прости, не могу...

Есть женщины, что хороши в малых дозах, Лена увы из их числа. Женщина с перчинкой хороша в постели, но жизни она такая же. Чуть что, и понеслась... Вначале она сдерживалась, а потом как поняла, что я никуда не денусь — все! Чуть поперек — она вскипает, потом извиняется и сидит смирно до следующего раза. Блин я начал понимать ее мужа, ясно чего он вне дома. Нет, кто любит перченое, ради Бога, ОК. Но я не могу каждый день так. Первое время мы с Леной по три дня в неделю встречались с одобрения Марины, потом до одного — двух сократили, из-за ее характера и из-за Ксюши. Драл я ее довольно жестко, это с Мариной был рахат-лукум, тут я задалбливал ее, и она от этого млела. Хорошо отраханная, Лена становилась на время покладистой. Жаль ее, не знаю что так повлияло: стресс, врожденное, специфика работы математика? В общем работал как мог и не без удовольствия, немного позже через пару месяцев она даже лучше характером стала. А признаюсь порой мы за грань приличия выходили, я на переменах ее ладонью и кулаком приходовал как при первой встрече, даже попке доставалось. Один раз чуть не попалились, я разошелся и двумя руками ее разминал, а тут поток на пару попасть не может, еле успел ее дожать пока народ я ключом бегал, экстрим, блин. Лена реально перетрусила, хотела сбежать, но я не позволил ей, раздвинув пальцы. Она приняла эти жесткие правила и помогая клитору пальчиком бурно кончила. Призналось после, что это был один из лучших ее оргазмов. Звук открываемого замка мы услышали меньше чем через минуту. Поправили одежду и взявшись за руки, проскользнули в двери вместе. Впрочем это был уже не секрет, многие догадывались, что я ее деру. Реакции мужа я побаивался, но он даже не ни разу не подошел ко мне, так полгода и пролетели.

Сами понимаете, Лена не была единственной, Марина все это время была со мной, как заботливая мама и нежная любовница в одном лице. Кто ее раньше знал, хвалили меня, говорили: расцвела, похорошела Марина. Это правда, стал я замечать, что будто светится она изнутри, словно смысл жизни обрела. Две женщины у меня теперь были, да старше меня обе намного, и что? Я грубо скажу, уж не обижайтесь, но дырка есть дырка, остальное привычка и умение. Это с точки зрения чисто секса, а когда чувства есть еще проще. К Марине я привязался настолько, что через пару месяцев не мыслил себя отдельно. Мама, лучший друг, любовница, наставник — все вместе, с ней как за стеной, все вопросы могла решить, направить куда надо, научила брать ответственность и главное человеком быть. И все мягко, исподволь без ругани, без нотаций, лаской и убеждением. От такой уйти — часть сердца вырезать, тут без вариантов, она все понимала, и порой ее это тяготило, вроде как украла она меня у молодых, но я быстро утешал ее.

С Леной иначе было, ее я жалел, злая судьба у нее, и выбора нет. С мужем жизни нет, а уйти никак. Любила она его несмотря не на что. Будь Слава подонком, проще было бы, но он в общем-то мужик нормальный был, просто семья у него была не первом месте и даже не втором. Так бывает, но если разобраться многие вещи нам привычные, многое из того без чего мы себя не мыслим создано такими людьми, кто жил своим призванием, кто горел на работе. У многих женами были такие Лены. Она понимала, что сама себя загнала в угол — зря с ним связалась, потом зря родила детей, в надежде вернуть. Все до времени, конечно, не мыслил я себя ее мужем, но если бы помыслил — ушла бы она от Славы. С болью невыносимой, но ушла бы. Надеюсь я, что ей повезет, очень надеюсь, да — не сахар она характером, и что? Мужик терпеливый и опытный с ней сладит, но где такого взять? До меня она даже не пыталась, не верила в себя, что кому-то нужна. Но засыпая, прижимаясь ко мне вновь поверила. Не сразу, но я убедил ее, что такой поиск меня не обидит, скорее наоборот, я буду рад за нее, если с кем-то у нее все сложится. А пока я был с ней, сначала просто ночевал у нее, потом и по дому работа нашлась. Запущено все было, ужас. У Марины то все ОК было, она на все руки мастер. А для Лены я пол квартиры отремонтировал, вот так, раньше для мамы, теперь для Лены. Дети ее меня спокойно приняли, знаете приятно оказалось ближнему помогать, особенно когда тебя благодарят. Верите — нет, но по ее предмету мы сней тоже занимались, иногда до постели, иногда после, но никогда вместо. Да, так: преподаватель и любовница в одном лице, прощала мне все кроме ошибок в контрольных.

Две женщины, красивые и сексуальные, были у меня, хватит для среднестатистического мужика? Но мне мало было. Третью завел. Кого? Ксюшу конечно. Марина дни распределила: три — четыре для нее, остальное пополам на Ксюшу и Лену. С Ксюшей я тупо зажигал, без напряга мыслей глубоких и обязательств. Та ее была штучка, как пришел первый раз, отодрал ее в зад до полного размягчения, она и разомлела. Открыла шкафчик — а там коллекция дилдаков, всех форм и размеров. Был у Ксюши секрет: она подрабатывала на вебке, лучше чем стипендия, благо время свободное есть. Родители у Ксюши были не бедные, но она предпочитала своим задом деньги поднимать, ни видя в этом ничего зазорного. Было безумно интересно, и я напросился принять участие в ее шоу. Сначала я был на подхвате, тупо дилдаки подносил и протирал, потом захотелось большего. Я надел маску дабы не узнали, и принялся трахать Ксюшу фаллоимитаторами. Сначала просторуками, потом Ксюша приладила мне страпон на пояс, мой собственный член, был закован. Так появились ролики с госпожой Ксюшей, на камеру она дразнила меня, щекотала яички, ласкала живот, член пытался встать, но упирался в металл и пластмассу. Затем она садилась сверху и водила закованным членом по клитору и половым губам, дразня меня, разогорчённый я одевал страпон и остервенело трахал еезад огромным дилдо. Если трахал хорошо, милостивая госпожа освобождала меня, брала в рот или запрыгивала сверху, насаживаясь раздолбанной дилдаком попкой.

Представление имело успех, поначалу я не хотел брать от Ксюши деньги, но она настояла на разделе заработка четыре к одному. Так мы и развлекались совмещая приятное с полезным. Прикольно, но реально была моя первая работа, халтурка для маминой конторы не в счет. С Ксюшей мы довольно быстро сблизились, она даже села рядом. Многое совпадало: взгляды на жизнь, моральные принципы, в постели она была горячей, а после ласковой и нежной, нам нравилось засыпать в объятиях друг друга. Мы никогда не спорили, не ругались, знаете неплохая пара могла быиз нас получиться, вот только не любил я ее. Да и она тоже, тот ее порыв на посвящении был импульсом, он погас, но предложение было в силе. Будь нам с Ксюшей двадцать пять-тридцать, я бы не раздумывал, брак был бы крепкий, даже если вдруг кто подвернулся — мы не расстались бы, я узнал ее и был в ней уверен. И потому, когда она снова попросила лишить меня девственности, я призадумался. Стать женщиной при первом контакте это одно, но когда она хранит себя конкретно для тебя — другое. Неприятно потом быть подонком, особенно если сам так чувствуешь.

Если приму предложение — следующий шаг: она идет к Марине и забирает ключ. Это понятно. Ксюша великодушна, пока имеет статус временной подруги, но получив на меня права, она не станет делиться. Собственница — Ксюша, она четко дала мне это понять. А это разрыв с Мариной и Леной. Но я нужен им, и они признаюсь мне нужны. Особенно Лене, Марина сильная — поплачет разок, сопли вытрет и пойдет в разгул, чтобы забыть, пока новый мальчик не приглянется. А Лена... Лена только-только в порядок стала приходить, дергаться перестала, уверенность обрела, распрямила плечи. Помню первые дни, я смотрел как она обедает: скрюченная вся, в себя ушедшая, одежда какая бесформенная, во взгляде тоска. А теперь когда мы сидим за столом, то ловим друг друга взглядом и улыбаемся слегка. И взгляд у нее теперь другой, она опять желанна и это чувствует. Мужчины на нее теперь посматривают, с кем-то из преподов она даже флиртует. Потом конечно яее оставлю, когда будет готова, это для ее же блага, не пара я ей, так попутчик по жизни. Сейчас уйти — все насмарку.

Ксения молча выслушала мои объяснения, потом грустно заметила.

— Миш, знаешь, в чем твоя проблема?

— Скажи

— Ты хороший, слишком хороший.

Она приняла мой отказ спокойно и даже оставила ночевать, но мы оба понимали, что отношениям скоро конец, это лишь вопрос времени. Мы продолжали заниматься играми на камеру и вне ее жарко трахались но... Перспективы не было, некуда было расти, мы полностью познали друг друга, и дальше все было лишь повторением пройденного. Она первая предложила разбежаться, попросив о последней услуге: сделать ее полноценной женщиной. И тогда я предложил Ксюше свой план.

Идея была довольно дурацкой, требовала много времени и дело могло сорваться в любой момент. Но именно это, пожалуй было нам нужно, чтобы расстаться на пике, а не в яме. Марина рассказала много интересного о потери девственности, в частности, что плева на самом деле не рвется, а растягивается. Часто крови вообще нет, да и не больно почти, если девочка созрела. Классические представления о дефлорации сформировались в историческое время, когда девушек часто выдавали замуж в тринадцать — пятнадцать лет, а в этом возрасте крови и боли не избежать. написано для bеstwеаpоn.ru При определенном умении и терпении стандартной формы плеву можно просто растянуть без разрыва. Вот именно этим я предложил заняться нам с Ксюшей. Конечно на камеру и с блогом, содержащим фотографии прогресса. Ксюша согласилась, даже если ничего не выйдет, будет о чем вспомнить, плюс раскрутка. Да и деньги нужны.

Набор дилдо нужного размера, с трудом, но достали, частью одолжив сами догадываетесь у кого. Приступать было боязно, одно неловкое движение и... Поначалу даже руки тряслись, но освоился, вначале прогресса вообще не было, пока не подобрали оптимальный баланс для эффективного растягивания. Это когда чуть больновато, но еще не рвется. Зауважал я Ксюшу: сильная девчонка и целеустремленная. Несмываемым маркером я отмечал на эталонном дилдо прогресс, вначале шло не очень, но потом я сообразил и применил косметический препарат, смягчающий кожу и делающий ее эластичной. Мы не спешили, и дело заняло около месяца, вели подробный отчет, отмечая прогресс в блоге.

Тема оказалось интересной, подписчиков и просмотров в блоге было больше чем мы могли подумать. Дело было непростым, пару раз я перестарался — результатом был небольшой надрыв, впрочем не фатальный. Напряжение однако в процессе было большим, и по окончании сессии мы снимали стресс привычным для Ксюши способом. Иногда мы комбинировали, сочетая на камеру дилдо в анусе с растягиванием. Но чаще всего по достижении заданного по графику диаметра, Ксюша становилась раком, поворачиваясь задом к камере, а я энергично долбил ее зад, иногда, если были хорошие чаевые, делал предварительно ей анальный фистинг, а уже затем трахал припухлое, раздолбанное, полураскрытое колечко.

Невероятно, но Марина оказалась права, хоть честно не сильно верила в успех. Чуть раньше графика Ксюшина целка уже была достаточного размера для финального акта. Нет, можно было тупо растянуть до диаметра члена, но так неинтересно. Мы оставили серьезный задел напоследок. Если наши расчеты верны — плеве хватит эластичности, она пропустит член и не порвется. Тем более что к этому моменту от нее мало что осталось, так, ошметки. Если нет... Но мы хотя бы попытались.

Камера наведена, зрителей до хрена кило, чаевые прут, я намазываю член размягчителем — увлажнителем и вздохнув приступаю. Пульс стучит за сотню, но я собираюсь, помассировав пальцем ее клитор, раздвигаю половые губы. Они и так мясистые, но сейчас набухли по неприличия. Вот и вход, со стационарной камеры это действо не снять, потому Марина сегодня оператор. Свет мы заранее поставили, так что картинка будет супер. Плева подрастянулась, и сходу пропускает две трети головки. Пульс уже не стучит, а барабанит, зрители в напряжении, вздыхаю и аккуратно давлю, три четверти сходу, плева цела, у меня стоит колом, жду немного, чтобы плева пропиталась размягчающем кремом. Снова давлю и неожиданно проскакиваю внутрь, Ксюша ойкает, но все в порядке. У нас вышло, головка прошла я дальше диаметр не больше. Потихоньку продавливаю вперед, потом чуть назад — плева охватывает головку и подается за ней, так и порвать недолго, толкаю вперед и проникаю глубже, теперь назад, аккуратно. Через пару минут я уже проникаю внутрь Ксюши на всю глубину, и яйца касаются ее промежности.

Свершилось! Наклоняюсь к ней и на эмоциях шепчу:

— Милая все получилось

— Спасибо! — улыбаясь отвечает она

Я знаю, что ей больновато, и поначалу долблю медленно, давая Ксюше привыкнуть, а вагине растянутся. Потом ускоряюсь, ускоряюсь, ускоряюсь. Я могу долго, но не хочу девочку мучать, хватит для первого раза. Но кончить она должна, потому массирую клитор. Массивный капюшон конечно мешает, но что делать? Другой рукой сжимаю грудь и тереблю соски. Марина одергивает меня: увлекшись я перекрыл обзор, отклоняюсь назад, и похоже в этой позиции четко стимулирую точку G. Ксюша на грани, глаза давно закрыты и она уже поймала ритм и вторит моим движениям. Резко ускоряю темп и ошалело тереблю капюшон. Все, ее накрыло! Трясясь телом, Ксюша выгибается, даю ей кончить, затем опять ускоряюсь и спускаю внутрь. Пусть привыкает, все равно на таблетках, сразу не достаю, жду когда эрекция спадет. Пользуясь возможностьюи целую Ксюшу в грудь и губы, она млеет и светится счастьем, затем обнимает и прижимает к себе. Плевать, что я обзор закрыл, зрители поймут, наши губы слились, и все кажется правильным, красивым, естественным. Все хорошо, все получилось и пока, сегодня, Ксюша — моя девушка, да будет завтра, и все проблемы встанут снова. Но это завтра, а пока я на ней и она на мне, и это здорово.

Марина покинула нас. Всю ночь я и Ксюша познавали друг друга, я наполнял ее, она принимала меня, куда угодно, как угодно, в любой очередности. Честно говоря, я не думал, что вагинальный секс может быть таким классным, понятно, что Ксюше было все еще немного больновато, но похоть пересиливала дискомфорт. Я растягивал удовольствие: входил ненадолго, трахал с упоением некоторое время, потом выходил и тут же проникал в другую уже порядком раздолбанную дырочку. Затем опять входил спереди, вновь расширяя ее киску и повторял, раз за разом, снова и снова. К середине ночи все ее отверстия были залиты моей спермой, что вытекала прямо на белье. Но даже кончив сам, я не давал отдохнуть ей, истово борясь со сном, я припадал губами к ее киске, заставляя Ксюшу течь соками снова и снова...

Будильник вернул нас к реальности, прервав короткий сон, голова болела, руки ноги затекли, правая онемела под весом Ксюшиного тела. Потные, испачканные в семени и смазке, с жутким сушняком, как после похмелья, мы неохотно продирали глаза. Почти волоком я притащил ее в ванную и с трудом привел в чувство под струями журчащей воды. Засыпая на ходу, она держалась за меня, обнимая за шею, а я мыл ее, проходя по каждой клеточке так хорошо знакомого тела. Мы реально опаздывали, кое-как позавтракав, Ксюша, таки не забыла запереть меня на ключ. Учеба? Какая учеба? Весь день мы миловались, притягивая любопытные взоры, хорошо хоть Лениных пар в тот день не было. Несколько дней длилось это безумие, пока наконец мы не пресытились.

Это было начало конца, все было известно, все понятно, мы познали друг друга, и становилось немного скучно, потому стоял выбор: что дальше? В продолжении таких отношений не было развития. Яркий секс, бессонные ночи, все это было, мы притерлись, мы полностью удовлетворяли друг друга, но... Повторение пресыщает, и когда наш запас фантазий истощился, мы сели обдумать ситуацию. Реально вариантов было два: сойтись как полноценная пара с перспективой оформления отношений и рождения детей или разбежаться, наслаждаясь жизнью без ограничений и обязательств. Мы с болью в сердце выбрали второе. Почему? Нет, Ксюша классная и я думаю тоже ничего :-) Но когда тебе вот-вот исполнится девятнадцать, обязательства пугают, особенно когда не уверен в своих чувствах, конечно можно потом передумать и разбежаться, когда подвернется кто получше, но это плохой вариант, реально плохой. Ведь неизвестно что хуже: разбить хоть и не любимому, но дорогому тебе человеку сердце, или жить с нелюбимой или нелюбимым, отказывая себе в возможном счастье, только чтобы не делать больно.

Мы не хотели так, мы знали, что вместе нам будет хорошо и комфортно, но твердо знали, что не любим друг друга, это стало предельно ясно после этих бурных ночей. Желание было, похоть была, но любви похоже не было. Я бы жил с ней без ругани и ссор, растил бы детей, заботился, решал проблемы, снимал бы напряжение отменным сексом, но это все. Для крепкого брака этого хватит, но хотелось большего, или хотя бы испытать раз это большее, а потом можно и сойтись. Мы разбежались, обещая не терять друг друга из виду. Лет в двадцать пять — двадцать семь, когда часы у Ксюши начнут тикать, мы возможно вновь сойдемся, конечно если к тому времени оба будем свободны.

Весна вступила свои права, и полярный день пришел на смену ночи. С непривычки я стал плохо спать, часто просыпаясь в четыре, в пять утра. Просыпался не в одиночку и коротал время, любуясь той, что была рядом. Марина или Лена мерно посапывали безмятежным сном удовлетворенной женщины, обнимая меня не сильно, но вместе с тем надежно. Словно контролируя, что я тут, что я никуда не делся. И вроде бы все хорошо, две жены на выбор, обе хорошие хозяйки, обе души во мне не чают, но... Дело тут даже не в разнице в возрасте, вот мы с Ксюшей одного возраста, и что? Наши отношения кончились не успев начаться. С Мариной и Леной все устойчивей, потому что тут прагма: я помогаю им — они мне, разве что Марина любит меня почти материнской любовью, да и я, признаться к ней похожим образом отношусь, секс тут лишь приятное дополнение. Лену мне просто реально жалко, плюс трах отличный, обычный любовник по сути, ну по дому помогаю и что? Она мне с учебой — прагма короче. Хочется по-другому, чтобы дух захватило, увлекло, чтобы с надрывом, чтобы на грани, чтобы оторваться от любимой не мог, чтобы ревновал. Так хочется, но как с кем? Само придет или надо пробовать, искать? Тут я вспомнил про Аню, не очень-то я ведь с ней обошелся: приманил, трахнул, а следующий день не подошел даже.

Стыдно стало, и стал я на нее поглядывать. Где? В бассейне естественно, сам я плавал каждый день и за семестр прилично подкачался. А вкупе с моей репутацией... Короче были разовые приключения с позволения Марины, анал в основном, как здесь принято ну иклассика два раза. Имена? Да какая разница? Чисто трах: расслабились-разбежались. Аня захаживала, но нечасто, плавала одна и ни с кем не зависала. Я присмотрелся, девушка немного набрала в весе, плюс ее некогда гладко выбритый лобок теперь покрывала густая черная поросль. Вот так, она следить за собой перестала, не очень как-то это, я хватался за оправдание, что возможно не я тому виной, но это был самообман, все было вполне ясно. Помня предостережение Марины, я как бы невзначай заговорил об Ане, мне явно надо было что-то делать.

— Да Миш, наломал ты дров, я признаться упустила ее, — усмехнувшись, она потрепала меня по волосам. Разомлела взрослая тетка с тобой

— Что мне делать?

— Тебе ничего. Я поговорю с ней и объясню, что ты уже получил свое и тупо надеяться на большее.

— Как-то некрасиво с моей стороны выходит.

— Зато честно. Она конечно расстроится, но лучше так.

— Может мне с ней пообщаться? Можно даже без траха, я ее не знаю совсем, возможно у нас вообще ничего общего нет. Она увидит, что я ей не подхожу и успокоится.

— Хочешь ее? Не гони, хочешь. Знаю я вас мужиков. Ну может так и лучше, чем сохнуть по выдуманному герою. Поймет, чтоты есть и сама свалит, — она вздохнула — Только помягче с ней, чувствами ее не играй, она столько дерма хлебнула уже! Встретила ее первый раз — плакать хотелось: молодая девчонка не знает зачем дальше жить. Вообще потерянная была, как призрак. Сюда приехала спрятаться и прошлое похоронить, или счеты с жизнью свести, если не отпустит, полгода считай я ее из ступора выводила.

— Тяжело было?

— По первости особенно, все перепробовала. Я не лесба и не би, но прикинь, готова была с ней лечь, чтобы растормошить хоть как-то, чтобы жить снова заставить.

— Так ты с девушками пробовала?

— Они со мной пробовали

— И как?

— Приятно, хорошо, порой даже здорово, но не мое это. Ты кстати тоже классно языком работаешь, но член мне нужен, здоровый крепкий горячий хрен, а не страпон пластиковый.

— А Аня?

— Она натуралка, но когда в душе раздрай, ляжешь с любым, кому небезразлична. Она тянуться ко мне стала, и я была уже готова и на это, лишь бы смысл жизни девочке вернуть.

— И как?

— Не понадобилось. Разговорила, а потом под парочку парней проверенных ее подложила, суррогат нормальных отношений, но все же. Ожила Анечка, а потом я научила ее как мальчиков пользовать, чтобы телу приятно и сердце было целое. А тут ты, как на грех. Не знаю, что ты натворил, но запала она тебя.

— Но я не думал не о чем таком.

— А это не объяснить, чувство тупо приходит и все. Прошу будь помягче с ней, она очень ранимая.

— Хорошо.

Было стремно, но я все же решился и подошел к ней в бассейне. Она казалась зажатой, словно боялась поверить, что я рядом, снова говорю с ней.

— Привет!

— Привет, — глаза в пол и закрылась вся. Голая и беззащитная, словно перед диким зверем.

— Сходим куда-нибудь? — она молчала, не двигаясь с места, потом подняла глаза и резко выпалила

— Двух баб мало? Ксюша отшила — свеженького захотел?! — честно я такого не ожидал, но нашелся.

— С Ксюшей мы по обоюдному. Скучно стало вместе, вот и разбежались, без обид, без чего-то такого.

— Понятно. Сколько раз мне надо тебе дать, чтобы отвалил? — да, а она гордая на самом деле, ну ладно сама напросилась

— Ань, вот не надо, ты в зеркало то посмотри на себя. У тебя типа все хорошо? Да не хрена! Да это мой косяк, мой. Давай тупо пообщаемся, поговорим. Я просто рядом буду, тебе реально надо из ямы этой вылезать и я толкнул, я и вытаскивать должен.

— Не надо мне одолжений — она погрустнела, почти плакала. Кто знает, сколько она мечтала, чтобы я к ней подошел, а тут...

— Ань, если бы ты мне не нравилась, я к тебе ни разу не подошел бы, смотри, сколько девчонок вокруг симпатичных. Многие бы согласились, и легли со мной, но я с тобой хочу время проводить.

— Понятно, будешь за ручку водить, типа парень, и все такое, типа не одна теперь, а за это я должна буду тебе регулярно дырочки подставлять, так?

— Что ты хочешь вообще? Я тебя игнорю — ты сохнешь, подхожу — гонишь.

— Чувств хочу, как в книгах как в кино. Только реальных, — слеза покатилась по щеке. Пойми, вот рядом ты стоишь, а я уж мокрая там. Вот, что ты со мной делаешь. Ну дам я тебе, и что? Ты трахнешь меня и свалишь опять на полгода?

— Аня, уж извини, что не влюбился в первого взгляда, но как ты вообще представляешь все это? Что я из кармана эту любовь достану? — я чуть успокоился, — дай мне узнать тебя, а там видно будет.

— Ладно, давай сходим, за разговором я и не заметил, когда обнял ее и прижал к себе. Как то само все получилось.

Странное чувство у меня было, когда наши обнаженные тела соприкоснулись, да желание сильное было, но было что-то еще. Мне почему-то не хотелось ее отпускать, наоборот прикрыть собой и оградить. Вот только от чего оградить? Не от себя ли самого. Опасная игра это. Нет, это уже не игра, может узнав меня, она действительно поймет глупость и иллюзорность того, что засело в голове, но если наоборот? Ведь тогда не уйти мне уже от нее, не сломав. Жаль, реально жаль, неужели ничего нельзя сделать? Если, буду самим собой без игр, и она примет меня таким — придется быть с ней, хотя бы некоторое время, как с Леной. Пока не... А что пока? Не знаю, честно не знаю. Умом понимаю, что бежать от нее надо, сию секунду бежать, но... Не могу, ноги как полу приросли, чем дольше стою, тем больше хочу ее, этот как зуд, он не пройдет, пока я не буду внутри нее, пока я не кончу в нее. А потом, да плевать что потом! Не могу больше, реально не могу...

Я плевал на приличия и хищно впился в ее губы, словно хотел высосать ее как паук муху. Она не оттолкнула, но ответила, вжав меня в свои объемные телеса, член рвался наружу, упираясь в бездушную пластмассу. Не будь ее, я бы овладел ее прямо здесь, сейчас, на глазах у всех. Мои руки уже ласкают и мнут ее огромные груди, соски уже стоят торчком, а губы не отпускают меня, ее рука тянется вниз. Но я опережаю ее, пальцы касаются шелковистых курчавых волос измазанные ее смазкой, что течет из ее пухленькой щели так обильно, что вот-вот закапает на пол. Я проникаю пальцами внутрь хлюпающего лона, а большим ласкаю клитор. Вот так, на глазах у всех, и нас похоже снимают на мобилы. Это возмутительно, это грязно, но мне плевать, нам плевать. Она отпускает мои губы и закрывает глаза, стонет, выгибается и наконец оседает, дрожа всем телом, с превеликим трудом я ловлю ее и прижимаю к себе. Аня утыкается в меня как в жилетку и плачет, от позора и радости одновременно. Я что-то шепчу ее на ухо, утешаю, даю упокоиться. Мы заходим в воду вместе и плывем по соседним дорожкам, не сводя глаз друг с друга. Она не злится, но выходит не поднимая глаз.

Сел с ней рядом, извиняться было глупо, решил не травить душу. И так все ясно, даже по здешним меркам, то, что я с ней сделал — это ппц, но плевать, мы хотели этого, это произошло, это нельзя поправить. Обнял, приласкал, утешил. Она была на удивление спокойна, и я понимал почему. Она не постоит за ценой, чтобы заполучить меня. Что я делаю? Что я вообще могу сделать?

Договорились о встрече, долго ждал ее на выходе, признаться решил, что она передумала. Но нет, Аня идет сюда, прохладный весенний ветер играет ее волосами, легкая улыбка на губах и бабочки в животе. Такова сейчас моя Аня. Стоп! Я уже думаю ней так? Моя? Почему? Это ведь просто миг, так не бывает. Но вот я беру ее под руку и понимаю: сейчас моя, только моя, я — ее, весь этот вечер как минимум. Честно даже не помню куда ходили и что делали, о чем болтали. Так, хрень. Я упрашиваю ее встать у какого-то здания для фото, Делаю пару снимков, как вдруг она по ходу и непринужденно лезет под ворот свитера и демонстрирует мне ключ. Мой ключ.

К чему вопросы? Беру под руку и через десять минут мы у нее в общаге. У нее кстати отдельная комната, как и у меня, видимо чужаков только так и селят. Сбросив верхнюю одежду, она бросается стелить постель, сегодня все будет основательно. Я стою рядом и раздеваюсь полностью, аккуратно повесив одежду на стул. Она усмехается и предложив присесть на край кровати, неспеша раздевается до белья и присев на мои колени предлагает помочь. Я совсем не против, расстегнув защелку освобождаю ее богатство, в восхищением рассматривая невероятных размеров лифчик. Сиськи хороши и подняв по очереди тяжелые груди, я приникаю губами к большим темно розовым соскам. Как здорово! Наигравшись, я начинаю баловаться с ее объемными трусами, оттопыриваю резинку, приспускаю, наконец она встает и повернувшись задом дразнит меня, чуть наклоняется и обнажает наконец свою аппетитную попку. Ключ нужен ключ! Я уже готов сорвать его с цепи, она ухмыляется.

— Что сделаешь за ключ?

— Куни сделать могу, вот только...

— Что, только?

— Волос многовато, — помялся и добавил — могу побрить, я Лену брею.

Это была правда, Марина давно сделала лазерную эпиляцию, но математичка была более консервативна, я не сразу упросил ее, но теперь это часто часть прелюдии, вначале я немного волновался, дабы не слишком сильно скоблить нежные места, но быстро освоился.

— Хорошо — внезапно легко согласилась она.

Она принесла все необходимое, и я приступил, сделав все довольно быстро и аккуратно, она засмеялась и оценив результат, прыснула мне пеной на лобок. Я не стал возражать и скоро стал таким же гладким внизу, как она. Отложив пену, она принялась играть с моими причиндалами, не снимая chаstity, и даже дошла того, что села сверху на запертый член. Это было жестоко, но я терпел, зная, что все по делу, она дольше мучилась по моей вине. Наконец «Госпожа Анна» смилостивилась и освободила меня.

Он мгновенно наверстал упущенное и встал колом, впрочем будучи уже у нее во рту. Волшебно. Здорово. И стало еще лучше, когда как следует обслюнявленный, он был помещен между грудей. Тепло, мягко, круто! Нет, это не поймешь, пока не попробуешь. Какой бюст, какая девушка! «ОК, пусть будет сверху» — решил я откидываясь на спину, она все поняла, продвинулась вперед и подправив член решительно впустила его в себя.

Я положил ей руки на грудь, а потом обхватил снизу и приподнял. Отпустил — и они принялись болтаться в стороны, соударяясь, когда она пустилась вскачь. Презика не мне не было, и я надеялся, что она знает, что делает. Да, она знала толк в езде верхом, определенно знала, вверх-вниз, вперед назад с подкруткой — все легко и непринужденно. Член провалился глубоко внутрь ее мягкой уютной пещерки, попка хлопала по яйцам. Она сильно распалилась, и я испугался, что Аня потеряет контроль, и я извергнусь внутрь ее. Она догадалась и развратно ухмыльнувшись без особых проблем вставила член в себе в зад. Хм. Плотненько, но не туго, много интересного сегодня об Ане я узнал, особенно когда она вновь пустилась во весь опор. Вот так, скромница вроде, а попка основательно раздолбана и анал освоен на пять. Просто не всем такая честь оказывается. Ее рука намертво приклеилась к клитору, я ловил ее груди, и совместными усилиями она наконец кончила, почти одновременно со мной, возможно чуть после меня, я признаюсь увлекся и пропустил момент, осознав, что заливаю семенем ее попку. В каком-то исступлении я принялся целовать ее всю, губы, шею, грудь, соски, животик, давнемного отойти, я раздвинув пухленькие губки, прильнул губами к клитору. Усердно работая языком, вкушая ее соки, через некоторое время я таки вновь довел ее до оргазма, и вновь, теперь уже внизу вверх пройдясь по ее дрожащему от наслаждения телу, прилег зарывшись между необъятных грудей. Она была со мной, она использовала меня, я овладел ей, мы познали друг друга, без барьеров, без смущения. Мы открываемся и раскрываемся, утоляем жажду, переводим дух и начинаем снова, распаляемся, сливаемся, растворяемся, под самый конец, на грани, я что-то чувствую, но не могу понять, что, усталость наваливается бетонным блоком, и я проваливаюсь в сон.

Ночь была долгой, жаркой и бессонной, проснувшись рано поутру я осмотрел поле боя. Простыни скомканы, одеяло комком, засохшая сперма покрывает Анину грудь, попку, подбородок, запах пота смешан с запахом похоти. Она спит счастливая, улыбаясь во сне, рука придерживает меня, дабы я никуда не улизнул. Спать я не мог, налюбовавшись Аней, я прикрыл глаза и пытался осмыслить, что дальше? Ответа не было и потуги найти его были бессмысленны, и как-то незаметно я опять уснул.

Проснулся я почти традиционно: от минета. Как я вам говорил, Марина Викторовна часто будила меня таким образом.

— Марина... — пробормотал я, и резко открыл глаза, осознав ошибку.

— Не парься, — засмеявшись она вынула член изо рта.

— Она надоумила?

— Да. Она подробно рассказала, что и как ты любишь, — улыбаясь объяснила она и продолжила прерванное занятие.

Решив проблему стояка, она мастерски начисто вылизала член и не дав опомниться, заперла меня на замок. Марина отлично ее натаскала, надо признать, но от меня не ускользнул факт, что Аня всячески пыталась показать, что она не уступает ей не в чем. Душ был в конце этажа, и чуть прикрывшись полотенцами, мы рванули вместе, пока народ не набежал. Времени на излишества не было: я помог отмыться ей, она мне. Позавтракали, и когда я встал из-за стола, то вдруг услышал вопрос.

— Будешь моим парнем?

Вот так, неожиданно и под дых, я ведь ждал этого вопроса, готовился, но она выждала время, пока разомлею и позабуду подготовленные отмазки. Маринина школа, однозначно. Я лихорадочно пытался что-то сообразить, вспоминал дежурные фразы. Время то: тик-тик-тик. Аня, мрачнеет. Блин надо было хоть что-то сказать.

— Понимаешь,...

— Убирайся.

— Что? — блин это как ведро холодной воды, меня реально передернуло.

— «Да» я от тебя не услышу, так что давай все упростим.

Не ответив не словом, я ошарашенный собрал вещи и вышел вон. Вот так. Явно чувствовалась Маринина школа, конечно можно было сказать, что все не так, но реально все было так. Сказать «да» — означало отказаться от Марины, Лены и всех прочих. Будь наши чувства взаимны, она услышала бы ответ сразу. Промедление — это считай «нет», «Да» после паузы — не очень убедительно, пятьдесят на пятьдесят. Это простой тест, если реально в душе «нет», то перед тобой возникает бетонная стена и время, что ты потратишь обходя ее, выдает с головой.

Прошла пара дней. Марина знала обстоятельства, но молчала, потом я решился и заговорил.

— Пойми, так лучше для вас — сказала она строго.

— Это жестоко — выдохнул я.

— Для тебя да, но ты справишься. Ей так легче, Аня безумно хотела лечь с тобой, и я дала ей возможность, и подсказала, как тебя проверить.

— Ты ведь знала, что тест я не пройду

— Я и тебе дала шанс, если бы ты хоть немного любил эту девочку, то справился бы.

— Блин, ну почему так? Когда женщина говорит «не нужно время» — все ОК, а я?

— Смотря для чего время. Время, чтобы ты водил бы ее за нос, стараясь не упустить вариант получше? Я сразу сказала, с этой девочкой можно только серьезно, Аня не шлюшка на раз и не запасной аэродром.

Я подошел к Ане на перемене.

— Прости, слушай я, но я реально не готов так решить.

— Не интересно!

— Дай несколько дней, дело-то серьезное.

— А на хрен подходил, иди гарем свой трахай!

— Ну дай шанс блин, я разберусь...

— В чем разберешься? Каким я у тебя номером в списке? День мне выделишь?! Да пошел ты!

— Блин, да не хрена! Ну сложилось так уже, Марине я нужен, Лене нужен, реально им нужен, ты же все понимаешь. Так сходу по живому не разорвать... Ну не втюрился я в тебя сходу по уши и че?! Если просто хотел тебя поиметь, че сейчас распинаюсь? Че лучше было, если согласился бы сходу, а потом свалил через неделю?! Ты реально мне важна, мне реально хорошо с тобой, но не хочу я тебя обидеть, а ты режешь поживому!

— Ладно, но больше просто так, потрахаться, не подходи. Марина ладно, она и мне как мать, к ней не ревную. Странно, но не ревную... Но с другими увижу — все кончено! — она вдруг подошла и прижалась ко мне, подняв голову посмотрела в глаза, а я поцеловал ее в лоб как ребенка и обнял ее, понимая что проваливаюсь в бездну, и она падает со мной.

Знаете что самое паршивое? Я ей больно делаю, а она все равно меня любит и прощает. Даже если бы изменял — простила бы, плакала бы, кричала, а потом согласилась. Лишь бы рядом был, лишь бы не ушел. Дерьмом себя чувствуешь, таким дерьмом. Три дня я четко выполнял ее условие, раздумывая о перспективах. Аня мне сильно нравилась, реально больше чем Ксюша, да я вполне готов пожить с ней, но сколько я продержусь? Сколько понадобится времени, чтобы все приелось, если я ее не полюблю? Ведь потом будет очень больно, и Марина мне яйца оторвет, заслуженно кстати. И ведь нельзя сказать, что чувств к ней нет, есть желание обладать ею, хочется, чтобы она рядом была когда просыпаюсь. Но если реально подумать, хватит мне ее одной сейчас? Не знаю, вообще не знаю. Если разобраться уже прилично у меня было женщин, но со всеми по-разному. Хороший секс был и с Мариной и с Леной, и с другими, то только с Ксюшей и с Аней я дошел до чего-то большего. Когда я был с ними, то не были она и я, были Мы. Может это и есть любовь? Что это вообще такое? Что к примеру значит: «не могу без нее жить»? Могу, в принципе. Да, сейчас, когда Аня сжимала мою руку, когда была в моих объятиях, я хотел одного: держать и не отпускать. Это оно? Как вообще понять, что это то самое?

Ответа не было, но пришел четвертый день и Карина, сидевшая рядом, вдруг по окончании лекции наклонилась ко мне и прошептала:

— Ключ у нас, приходи вечером

— Зачем?

— Я читала твой блог. Порвешь мне целку. Лиза будет, втроем потом замутим?

Вот так, опять за моей спиной все решили. Надо было отказаться, надо, но как? Марина права: любил бы Аню — не думал. А тут задумался и конечно не устоял перед искушением.

— Что потом?

— Будем с тобой время от времени, потом если притремся, женишься на мне. Я хочу для своих детей классическую семью с мамой и папой.

— А Лиза?

— Лиза с нами будет жить, считай две жены у тебя будет. Если она никого не найдет, родит тебе третьего а там посмотрим.

— Считаешь, что полигамия — хороший пример?

— Лучше чем лесбийская семья. Не хочу, чтобы наш с Лизой выбор на судьбу детей влиял.

— Я приду.

Почему я согласился? Причин навалом: и девчонки красивые, и нет заморочек на моногамию, пока по крайней мере, а не сложится — разбежимся без обид. Аня? А что Аня? Продолжать с ней — только хуже делать, может потом когда она отойдет, когда ее страсть ее поутихнет, когда я насытюсь. Тогда можно и моногамно, с ней или с Ксюшей, с Ксюшей даже проще семью строить, с ней все ровно, полная совместимость, влечение на уровне физиологии. Но это потом, а сейчас меня ждет классная групповушка!

Сладкая парочка жила на съемной квартире, я уже бывал у них, но чисто по-дружески. Уютненько, хорошо, идеальный порядок у хозяек. Напоили, накормили даже немного через чур, но с другой стороны силы мне понадобятся. Я обнял обеих, и мы взявшись за руки втроем проследовали в спальню. Потом начался медленный круговой стриптиз. Лиза расстегнула все пуговицы и сняла с меня рубашку, я снял блузку с Карины. Карина расстегнула ворот Лизы и сняла верх. Лифчик Лизы был черным, Карины — белым. Подумав, я оставил грудь на потом и принялся стягивать с Карины джинсы, за зиму девушка чуть поправилась и джинсы сидели довольно плотно, но это стоило усилий. Крепкая белая упругая попка, чуть прикрытая кружевными трусиками была наградой, вскоре и я остался в одних трусах, а Карина занялась Лизой, ее трусики оказались еще меньше. Полюбовавшись, я расстегнул Каринин лифчик, в груди она тоже чуть поправилась и это плюс. Не отказав себе в удовольствии, я чуть помял их и потеребил снизу — упругие, сочные — то, что нужно. Лиза решительно стянула с меня трусы, приняла поцелуй от Карины, и позволила оголить себя сверху. Девочки увлеклись, принявшись тискать друг друга, рука Карины полезла в трусики и отогнув лоскут ткани принялась массировать Лизину киску. Я напомнил о себе, подойдя сзади и решительным движением стянув с Карины трусики. Девчонки опомнились, Карина раздела Лизу и воспользовалась ключом. Член оказался на свободе и быстро набрал силу, подруги легли рядком, Лиза подложила клеенку и полоску ткани под Карину, затем легла рядом. Девчонки подтянули ноги, раскрыв передо мной свои отверстия. Я припал губами к ним по очереди и как следует поработал языком, губки девушек быстро набухли и обе прикрыли глаза, не забывая стимулировать Каринин клитор, я вошел в Лизу. Киска была хорошо разработана и впустила меня без проблем, Карина начала слишком бурно реагировать, особенно после того, как ее губы нашли губы Лизы. Я притормозил: нельзя дать Карине кончить раньше меня, раньше чем я распечатаю ее дырочку. Но пока я размеренно трахал Лизу. Было приятно, но пора уже приняться за Карину. Я оставил Лизу, и положив ноги Карины себе на плечи чуть приподнял ей попку. Карина нервно покусывала губы и чуть вздрогнула, когда головка члена прошлась по ее промежности, задев клитор. Я прошелся так пару раз, раздвинул пальцами вход и запустил туда пальцы, внутри было довольно влажно и горячо, я смазал вход и направил член прямо в плеву. Отверстие стало расширяться под моим напором, но я не спешил, и лишь когда Карина закусила губу от боли, решительно двинулся вперед. Мы это оговорили, она хотела чтобы все было быстро. Почувствовав, что плева разорвалась, я остановился и поцеловал ее в грудь, Лиза наклонилась и поздравила подругу затяжным поцелуем. Я двинулся дальше и постепенно в несколько приемов вошел в Карину до конца. Свершилось — теперь она полноценная женщина. Карина, пройдя эту грань, была сосредоточенна и внимала новым ощущениям, зная что момент уже никогда не повторится. Я остановился совсем, дав девушке привыкнуть, ощутить себя наполненной, и потихоньку начал ее долбить. Сначала размеренно, потом быстрее и быстрее, я знал, что так она не кончит, хотя по рассказам Лизы она кончала даже от анала, потому уделил внимание клитору и действуя в такт фрикциям быстро довел ее до кондиции, еще немного, и вот она уже выгибается и трясется, зажимая мой член внутри. Как я удержался и не кончил — сам не понимаю. Я вышел из нее и дал Лизе осмотреть подругу. Крови почти не было, но Лиза промыла на всякий случай разрыв хлоргексидином, перекись в данном случае не рекомендуется, если только кровь не течет ручейком.

Но это только начало, Карина хотела оторваться не по-детски, и Лиза принялась одевать страпон. ДП в первый раз довольно спорная идея, но Карина всенепременно хотела быть заполненной полностью. Член не получив разрядки стоял колом, но Лиза для верности как следует поработала ротиком, загоняя его внутрь по гланды, был на грани, но со мной работала опытная шлюшка. Я лишь откинулся на спину, наслаждаясь процессом, но вот Карина, отгибая член назад, морщась таки загоняет его внутрь себя. Вот так, теперь очередь Лизы, не спеша, аккуратно заполняет пластиком Каринин анус. Та чуть морщится, но принимает.

— В порядке? — интересуюсь я, отбросив назад прядь закрывшую ее лицо и охватив невинное личико руками

— Вполне, — натужно улыбается она и впивается мне в губы

Она принимается скакать на мне, сначала медленно и неуверенно, но потом осваивается, найдя удобную позицию. Ладони опираются на мою грудь, дыхание прерывистое, Лиза вначале не вовсе не попадает ритм, и долбит ей зад в паузах. Так и трахаем мы Каринку по очереди, Карина то целует меня, то подставляет губы Лизе. Наконец Лиза собирается, и девочки синхронизируют движения со мной. Долбимая с двух сторон Карина млеет, начинает постанывать, я захватываю ее соски, сжимаю, мну и не выдержав кончаю ей внутрь. Не страшно, она приняла меры, но пора и ей кончать пока член не обмяк, Карина укоряется и выгнувшись назад принимает оргазм, мои руки тискают в это время ее грудь, а член исторгается полностью.

Мы лежим втроем на кровати, я промеж девушек и болтаем о разных пустяках. Отдыхаю, готовлюсь к новому раунду. Звонок в дверь. Хм, кто это может быть? Лиза накидывает халат и бежит открывать. Шум, возня и оттолкнув Каринину подругу, в комнату врывается Аня. Смотрит, держась из последних сил, во взгляде уже нет злости, лишь отчаянье и боль, вытирает выступившую слезу и убегает прочь. Все ясно, все кончено. Я знал, что так будет, но мне почему-то больно, очень больно. Подруги все понимают и как могут утешают меня, и я принимаю их утешение.

Утром без приглашения и церемоний я врываюсь в кабинет Марины Викторовны, она поднимает глаза от бумаг.

— Зачем? — спрашиваю я в лоб

— Так надо. Лучше так, чем она узнала бы потом. Я должна заботиться о ней, я значит должна вас разлучить, пока она не пропала.

— Ты уговорила девочек потрахаться со мной и послала к ним Аню, чтобы она меня бросила.

— Почти. Я позволила им, она давно хотели тебя завалить. Как я понимаю, Аня тебя особо не волнует?

— А как она?

— Хуже чем думала. Прибежала сюда, держалась как могла, а потом зашлась в истерике. Я ее раздела как ребенка и уложила в постель, она не хотела отпускать меня и обнимала как мамочку и я легла рядом.

Марина всегда спала голая, и это придавало пикантности ситуации.

— Помогло?

— Не очень. Пришлось пойти на крайнее меры и приласкать ее.

— И как?

— Сопротивлялась поначалу, но потом приняла, кончила в конце и уснула почти сразу.

— А ты?

— Осталась с ней, вообще было здорово, но не думаю, что мы с ней когда-нибудь это повторим...

Дни прирастали в недели, и семестр подходил к концу. Лена оставила меня, найдя наконец любовника своего возраста, он как раз разводился, и познакомившись с бывшей женой она легко получила ключ. В последнюю нашу ночь она истово благодарила меня, признавшись, что без меня у нее ничего не вышло бы. Я жил попеременно с Мариной и с девочками. Тогда общаясь с ними я увидел, что есть любовь. Они понимали друг друга с полуслова, заботились, предугадывали желания. Как? Я не мог понять и в такие моменты чувствовал себя лишним и с грустью вспоминал Аню. Может у нас был шанс, но что теперь? Что теперь? И ведь что самое паршивое: чем больше я узнавал девочек, тем больше скучал по ней. Они давали мне все что нужно, я давал им, что просили, но я прекрасно понимал, что вместо меня мог быть кто угодно, и ничего не изменилось бы. А Аня хотела именно меня. Меня, а не мой член, мои руки, язык, всего меня как есть. А взял ее чувства, и втоптал в грязь. Тщательно, планомерно в несколько этапов. Да не хотел, но сделал, но даже не это самое плохое, я видел, как она смотрела на меня, когда наши взгляды встречались. Я пальчиком мог бы ее поманить, и она прибежала бы как послушная собачонка, и я знал, что рано или поздно я это сделаю. Я просто хочу то, что не дозволено, или это нечто большее? Не знаю, но боюсь узнать.

Послезавтра последний экзамен, Ленин экзамен, а через неделю полечу домой. Вечером почему-то Марина не подвезла меня, и я добрался к ней сам. Вид у нее был грустный.

— Что-то не так? Я зря пришел?

— Да нет, нормально, об Ане волнуюсь

— Что с ней?

— Переводится отсюда, больше мы не увидимся.

Резануло, ударило, ошарашило, все сразу, за секунду я забыл обо всем, забыл о Марине, Лизе Карине, Ксюше. Я никогда не увижу Аню! Вообще никогда! Я осознал это, и слеза помимо воли прокатилась по щеке.

— Молчишь? Вижу хреново чего-то тебе, что делать будешь?

— А разве можно что-то сделать?

— А ты расскажи мне, что об этом думаешь. Кто для тебя Аня, и как же Лиза, Карина?

— Что рассказать?

— Правду, правда все решит.

Я не знал, не знал, что ответить, но молчать было нельзя и я начал соображать на ходу.

— У Лизы и Карины вполне гармоничные отношения и без меня... Я им не нужен, они это еще не поняли, а я похоже понял. Я для них костыль или протез. Протез мужа, потом протез отца их детей. Не хочу быть протезом. Я вообще не знаю, что будет, может у нас с Аней не вообще не сложится, или мы разбежимся через месяц год, несколько лет. Но я знаю, что буду последним идиотом, если не попробую.

— Что попробуешь?

— Вымолить прощение. Буду умолять ее принять меня.

— А потом сбежишь?

— Не сбегу. Я многое понял. С ней не так, как с прочими, никто не относился ко мне, как она. Я могу прожить без и нее, но не хочу. Не хочу ее больше оставлять

— Так что ты сейчас делать будешь?

— На звонки мои она давно отвечает, потому искать ее буду, прямо сейчас побегу.

— Не нужно никуда бежать, — я узнал голос. Конечно, она все это время была в соседней комнате. От Марины иного и не стоило ожидать. Но знаете, она все правильно сделала.

Вскочив с места, я буквально набросился на Аню, хочет, нет — но она в моих объятиях.

— Не отпущу, никуда не отпущу, — шепчу я ей. Блин, да я плачу походу, охренеть просто! Она вежливо подождала, пока я успокоюсь, потом снова задала старый вопрос.

— Так что, будешь моим парнем?

— Буду, — решительно заявил я. Марина передала ключ Ане и судьба моя была решена.

— Марину будешь навещать два три дня в неделю. Я в долгу пред ней, да и отдыхать мне от тебя тоже надо. Ты горячий очень, — улыбнулась она.

— Хорошо.

— Ты так будешьсо всем соглашаться? Знаешь, мне хочется тебя наказать.

— Накажи, — спокойно согласился я

— Блин, так неинтересно! — призналась она, поджав губки.

— Я через неделю домой полечу, — так между делом признался ей, но не дав погрустнеть, добавил. — С мамой тебя познакомлю.

Она замерла в нерешительности, взгляд заметался, она посмотрела на меня, на Марину, ища ответа, но поймав ее холодный взгляд поняла, что тут все зависит от нее самой. Она немного испугалась, хотела что-то сказать, но слова путались.

— Я... с тобой... к тебе... мы вместе?

— Ну ты же теперь моя девушка, — улыбнулся я, обыгрывая очевидный факт. Плотину прорвало, и минуты две Анечка рыдала уткнувшись в мое плечо. Я нежно поглаживал ее по спине и не говорил ничего, ей нужно было выплакаться и наконец отпустить свою боль. Боль сомнений, боль неразделенных чувств, боль одиночества. Все это уходило из нее вместе со слезами, навсегда? Не знаю, не могу знать. Но буду стараться. Нет, стараться — плохое слово. Хотелось укрыть ее от всех бед мира, смогу ли? Да, должен, но смогу ли? По крайней мере я не должен быть источником проблем, а с остальным мы справимся. Стоп, я уже сказал Мы, вот оно значит как. А ведь верно: Мы. Мы пойдем по жизни вместе рука об руку, пока хватит сил, мы будем держаться друг друга. Это даже уже не выбор, нет уже выбора, я пытался прожить без нее, она пыталась, мне казалось, что я справился с этим, но вот я опять здесь.

Я начал вспоминать, как все было с самого начала и понял что врал, врал самому себе. Я испугался, тупо испугался. Потому что почти с самого начала я чувствовал к ней больше чем просто влечение, не сразу не с первой встречи, но как-то незаметно это проникло в меня, и я боялся это принять, боялся что это ограничит мою свободу. И я стал бороться с этим, мучил себя и ее. Мне больно было делать ее больно, но я все равно делал. Больно делать ей больно... Дурак, какой дурак! Хотел узнать что такое любовь, а вот она! Похоже я люблю эту пышечку, что заливает сейчас слезами мою рубашку.

Она успокоилась, вытерла слезы и чуть отстранившись отвернулась в сторону, помолчав с полминуты она вздохнула и глядя мне в глаза спросила.

— Почему ты теперь со мной? Пожалел или стыдно стало? — ее взгляд сверлил меня, не давая соврать или уклонится.

— Я люблю тебя, — три словапрозвучали тихо и ровно, одно за другим. Все, я это сказал, стало как-то легко и спокойно.

Она переменилась в лице, смотрела, изучала по миллиметру мое лицо, мимику губ, выражение глаз, пыталась понять, не игра ли это, а разобравшись, нежно поцеловала меня в губы, смутилась как школьница и прижалась ко мне щекой, охватив торс руками.

Марина оставила нас, уехав к одному из бывших любовников, я знал, что ей сейчас нелегко, но с первой встречи мы понимали, что рано или поздно так будет, и я буду не ее, а одним из тех, что был ее. Впрочем с благословения Ани мы еще не раз будем радовать друг друга. «Как же так», — спросите вы? А так, я люблю Анечку и потому не откажу ей, а она...

Марина удивительная женщина, она как мать нам с Аней, она спасла Аню от самой себя, а меня сделала мужчиной во всех смыслах. Мы с Аней любим ее и хотим, чтобы она была любима, и потому иногда будем делить с ней постель, и я, и Аня. Мы шли по набережной, желая прогуляться перед «сном» и она призналась мне, что ее ночь с Мариной была удивительной и если та позволит...

— Ты ведь не против? — спросила она и смутившись, опустила глаза.

— Нет, если бы не она...

— Слушай, я об этой штуке, — перебила она меня — Мне это не нужно.

— Уверена?

— Ты мой, а я твоя и теперь я уверена в тебе, так зачем нам этот костыль?

— Люди могут не понять, да в бассейн хочется.

— Ты прав, Миша. Ты горячий, а на людных местах твой стояк будет людей злить. Трудно было привыкнуть?

— Терпимо. Порой даже плюс, контролируешь себя и отвлекаешься от дела. Потом у нас Мариной целый ритуал был, она меня минетом будила, вылизывала начисто и закрывала.

— Ах ты засранец! — рассмеялась Аня, игриво дав мне легкий подзатыльник.

— Значит минета утром не будет? — поинтересовался я. Она замахнулась, и видя как я инстинктивно вжал голову прыснула со смеху.

— Да будет все, размягчу я твоего дружка и закрою, тебе понравится, — смеясь призналась она. Знаешь, я волнуюсь.

— О чем?

— Вдруг я маме твоей не понравлюсь?

— Мне с тобой жить, а не ей — сухо отрезал я.

— Даже так?

— Даже так. Потом поймет, если что.

Она поцеловала меня в щеку, и мы под ручку пошли навстречу заходящему солнцу.



94

Еще секс рассказы
секс по телефонусекс по телефону