покупка рекламы ТОП ПОРНО САЙТОВ
seawap.ru - Топ рейтинг сайтов
pizdosya.tv
pornomatka.me
Scat Nude - Extremal Porn ⭐
Порно и Секс Видео в Свободном Онлайн Доступе
Бесплатные порно Фильмы на Pornovsem.net

Миф седьмой: Безопасность. Часть пятая

Два Апостола, зеленый и коричневый неторопливо спускались по мраморной лестнице. Вокруг творилась привычная суета башни. Посыльные торопились куда-то со своей ношей. Молодые маги сновали между складами. Сестрички, позванивая золотыми цепочками на грудях, входили и выходили из душевых, маня, едва прикрытыми прозрачной тканью, телами.

Пройдя через влекущие кухонные запахи и жилые помещения, маги достигли этажей занятых солдатами. Если еще этажом выше все прохожие степенно приветствовали членов совета башни почтительным, но коротким поклоном, то здесь, все, непременно становились на одно колено.

Возле одной такой девушки, что вышла из комнаты в одной только рубахе, и остановился коричневый Апостол. Грудь девушки была настолько большой, упругой и высокой, что разрушала все старания стандартной рубахи по укрытию ее прелестей. Так что маги могли хорошо рассмотреть гладкую, поблескивающую влагой щелку воительницы.

Одетый в коричневое жгучий брюнет, поднял девичье лицо вверх за острый подбородок. Он долго всматривался в аккуратные черты лица, медленно водя большим пальцем по пухлым губкам. Стоило лишь слегка надавить, как ротик послушно открылся, впуская палец, и шустрый язычок начал ласкать введенную фалангу. Шатенка даже прижмурилась, словно маг приносил ей неземное удовольствие.

— Я буду ждать внизу! — сказал зеленый Апостол и пошел дальше, — Пожалуйста, не задерживайся!

Из комнаты позади девицы выглянула сероволосая мужская голова. Увидев члена совета, он торопливо стал на одно колено и потупил взгляд. Повинуясь короткому взмаху руки, парень ушел вверх по лестнице, ничуть не смущаясь своей наготы. Окружающие девушки провожали его заинтересованными взглядами, а некоторые даже неприкрыто облизывались. Накачанный солдат явно пользовался тут особой популярностью.

Звонко щелкнули пальцы. Рубаха растворилась в воздухе прямо на девушке. Все желающие смогли увидеть густо залитую семенем большую грудь. Соски полностью были укрыты белой коркой, а в ложбинке между грудей сперма заметно лежала в несколько слоев. Девушка явно спешила в душевые.

Не вынимая пальца из послушного ротика, Апостол сделал шаг вперед и толкнул дверь. Его глазам предстала стандартная солдатская комната. На узкой кровати вперемешку спало сразу четыре девушки. Их обнаженные тела несли на себе, разной степени, знаки внимания недавно вышедшего мужчины. Пятая девица, бессильно раскидав руки, была перекинута через стол. Из ее попки, в тисках пульсирующей плоти сфинктера, торчало горлышко бутылки темного стекла.

— Давно развлекаетесь? — осторожно прикрыв дверь, тихо спросил маг.

— С вчелашнего утла — не отпуская палец губами, ответила воительница.

— Где взяли вино? Впрочем, неважно, — передумал вести допрос Апостол, увидев резкое затухание взгляда девицы, — Вечером, жду всех шестерых у себя в кабинете! Я предупрежу пост.

Воительница, чей рот, наконец, освободился, радостно закивала и коснулась лбом мрамора возле мужских стоп.

— Прикажете не мыться? — воительница старалась не повышать голос.

— Нет. Я предпочитаю чистых женщин, — бросил маг и начал уходить. — И оставьте бутылку там, где она сейчас! — крикнул маг, уже спускаясь по лестнице.

Его путь лежал все ниже. Этажи с казармами кончились, а лестница стала уходить вниз меж двух глухих стен. В самом конце, на небольшой площадке в тупике его ждал зеленый коллега. Позади него, боязливо прижимаясь друг к другу, топтались светловолосые близняшки.

Обнаженные девицы были полностью неотличимы. Их глаза были одинаково черные и одинаково напуганные. Впервые с момента рождения сестры оказались вне своих комнат, впервые они видели двух мужчин разом. Впервые мужчина был одет не в желтое. Они даже не знали, как называются эти новые цвета.

Апостолы положили ладони на выбитую в мраморе спираль. Белые плиты засветились и пропали. Все четверо оказались в просторной комнате. По белым стенам тянулись желтые прожилки золотых кабелей. Плавно переходя в пол, их ворох стягивался к середине зала.

В центре находился постамент, на котором были установлены две стойки с деревянными колодками. Между ними свисала массивная золотая цепь, тянущаяся от самого потолка. К последнему звену крепился жезл, от концов которого, в свою очередь, тянулись более тонкие цепи, с продолговатыми ярко синими кристаллами на концах.

Каждый маг схватил по девушке. Доведя их до середины, волшебники грубо затолкали сестер в колодки лицом друг к другу и замкнули створки. Стройные лодыжки были тут же привязаны кожаными ремнями к мрамору.

Сестры недовольно завозились. Им явно не нравилась их поза, твердый пол, больно давящий на коленки и общая несвобода. Но, стоило замаячить перед их лицами синим камнем на тонкой цепочке, как они думать забыли о неудобствах и призывно раскрыли рты.

По обильному слюноотделению было понятно, что сестры рассчитывают на вкусное угощение. Девушки показали большую сноровку в глотании камня. Им не мешал ни кристалл в желудке, ни тонкая цепь, идущая через пищевод наружу. Сестры удивленно гукнули, когда золотые шарики, соскользнув по цепи, заткнули их рты. Кляпы были тут же зафиксированы кожаными ремешками на затылках.

Девушки испуганно переглянулись. Теперь они были соединены через жезл, а к их пальцам, соскам, мочкам ушей, что особенно болезненно, к клитору и половым губам крепились золотые зажимы, украшенные небольшими синими камнями.

— Жаль тебя нельзя усыпить! — ласково погладил ерзающую девицу по голове, коричневый Апостол, и завязал девице глаза непрозрачной тканью.

Он набрал густую смазку из небольшой емкости в постаменте и начал равномерно втирать ее в тугое колечко женского сфинктера. Обмакнув палец, он резко ввел его в девичью попку. Зажатая девица вздрогнула всем телом, почувствовав в себе инородный предмет, который круговыми движениями втирал холодную жижу в стенки ее кишки. То же происходило и с ее сестрой.

Закончив приготовления, Апостол вставил небольшие камни в два из девяти едва заметных углублений вокруг постамента. Затем сбросил мантию и густо измазал уже стоящий толстый член все той же субстанцией, которой мазал девушку.

С третьей попытки, девичья попка дергалась, мешая проникновению, магу удалось протолкнуть крупную головку в тугие недра. Он ухватился за тонкую талию и замер, жестко удерживая дрожащее тело.

— Виллем? — обратился он к все еще не готовому коллеге.

— Сейчас Маркус! — маг звонко шлепнул по нежным ягодицам, и беспокойная девица успокоилась на миг, издав, при этом болезненное мычание. Чем и воспользовался мужчина, преодолев, наконец, сопротивление девичьей плоти.

Мужчины синхронно завели монотонное песнопение. Под звуки их голоса камни на зажимах начали светиться. Засветились и камни в углублениях. От них потянулась тончайшая золотая нить. Свечение медленно двигалось к постаменту. Забравшись на него, нить раздвоилась и примкнула к обеим стойкам сразу.

В тот же миг, сгустки света от потолка потекли по золотым прожилкам к постаменту. Стоило им втянуться в сестер, как мужчины синхронно подались вперед, грубо проникнув в стройные тела по самые яйца. Оставив внутри только головку, Маркус обратил взор на свет — новый сгусток торопился к постаменту. Вместе со светом, девицу пронзил и член мага.

Каждый новый комок света, стекавший по стенам к сестрам, сопровождался грубым проникновением и очередным магическим словом. Сначала новый сгусток появлялся раз в минуту, потом два раза, потом каждые пять секунд. Когда девушки начали принимать член раз в секунду, цепочка, соединявшая их желудки, начала светиться.

Сестры не могли этого видеть, но камни, которые они проглотили, светились столь ярко, что начали просвечивать сквозь их кожу. Сила камней сделала их тела полупрозрачными, позволяя мужчинам наблюдать все их внутренние органы. Апостолы хорошо могли видеть, что происходит внутри девушек, как меняются их внутренности под воздействием света. И даже как глубоко входят их члены в тугие дырки.

Темп все рос. Свет появлялся все чаще. Покрытые потом мужчины яростно долбили девичьи попки, идеально совпадая с заданным ритмом. Близняшки, что сначала активно извивались и мычали, теперь безвольно обвисли в колодках и тонко пищали, словно мышки, которым прищемили хвост.

Когда свет слился в единый поток, маги, наконец, оборвали свой речитатив, но драть девиц не перестали. Почти одновременно они наполнили сестер своим семенем и внимательно наблюдали поток белесой жидкости в полупрозрачных телах.

Когда последняя капля семени перетекла в девушек, свечение мгновенно погасло. Девичьи тела затряслись в магическом припадке. Гладкая кожа медленно становилась серой, а светлые волосы неумолимо чернели.

Стоило дрожи ослабнуть — мужчины покинули тугие дырочки и начали освобождать сестер от ремней и зажимов. Маги осторожно уложили подрагивающие тела на белый мрамор.

Громкий хруст, наполнивший залу, возвестил о том, что серые теперь зубы, перекусили золотую цепочку. Маркус с размаха шлепнул по большой серой груди. Вместо мягкой упругой плоти, его руку встретил твердый камень.

— Готово! — сказал он, тяжело дыша.

Некогда молодые девушки, чье восемнадцатилетие наступило этим утром, теперь почти не отличались от глиняных скульптур. Мужчины вновь забормотали и каменные тела стали уменьшаться, пока не стали умещаться в ладонь.

Мужчины оделись, бросили новые статуэтки в карман и покинули зал.

***

В парадную приемную первого королевского министра вошла молодая женщина. Ее сопровождало два закованных в пластинчатую броню воина. Доспехи скрывали своих носителей так, что и глаз видно не было.

Поскрипывая узким обтягивающим платьем, женщина величественной походкой с гордо поднятой головой, направилась к столу секретаря. Ее сопровождал скрип заклепок и тяжелая поступь охраны, что не отдалялась от своей госпожи дальше, чем на пару шагов.

— Министр не принимает, — вяло протянул старый секретарь, не поднимая глаз от бумаг, беспорядочно лежащих на столе.

— Меня он примет! — холодно сказала посетительница.

— Ваше имя?

— Мадлен Элеонора Монруа, графиня де Брезе, герцогиня фон Клосс!

У старика приподнялась одна бровь. Он встал и слегка поклонился.

— Минуту, — сказал он и торопливо скрылся за соседней дверью.

И действительно, через минуту старик вернулся и пригласил даму войти. Махнув охране, чтобы та оставалась на месте, брюнетка вошла в кабинет чиновника.

Министр явно был не готов принимать высоких гостей. Вместо полагавшегося мундира, он был одет в халат. Но когда графиня переступила порог, исправно сидел за рабочим столом и смотрел на дверь. Поднявшись, министр поклонился аристократке.

— Прошу простить меня за внешний вид! Сегодня у меня выходной и я никого не принимаю, но для Вас не позорно сделать исключение! Впрочем, и Вы, кажется, не совсем в том облике, что положено! Ваш герцогский титул был аннулирован! Но, прошу, присаживайтесь!

Мадлен заняла место в удобном кресле напротив чиновника. Она закинула ногу на ногу так, что в разрезе подола показалась стройная лодыжка, которую немедленно по достоинству оценил мужчина, сверкнув глазами.

— Именно поэтому я здесь, министр!

— Вот как? Что же, я готов Вас выслушать! — он даже не пытался скрыть, что открыто любуется девичьим телом, затянутым сейчас в черный шелк, — Однако, должен спросить — можете ли Вы говорить от своего имени, графиня?

— Что Вы имеете ввиду?

— До короны дошли слухи, что Вы более не принадлежите себе и являетесь рабыней маркиза де Рейк. О чем корона искренне сожалеет... но помочь, увы, не может.

— Да, я тоже слышала эту забавную околесицу! Надеюсь, свадьба скоро состоится, и я смогу оборвать эти небылицы на корню!

— Все так серьезно, графиня?

— Более чем! Маркиз души во мне не чает, и скоро я добавлю новый титул к своему имени!

— Приношу свои извинения! Как я и говорил — это были слухи!

— Я их принимаю. Однако, в качестве приданного, я желаю преподнести мужу свое герцогство, что сейчас гнусно узурпировано!

— Боюсь, это невозможно, графиня! Как я, быть может, уже упоминал — Ваш брак был аннулирован!

— На каком основании?

— Брат вашего мужа заявил, что герцог фон Клосс был не в себе, когда женился на Вас. И был не в состоянии написать завещание. Доктора подтвердили это. Местный суд признал брак незаконным. Увы!

— Не изменяет ли мне память, но не Вы ли присутствовали на нашей с ним свадьбе, в качестве представителя короны? — Мадлен склонилась, опираясь на стол так, что в глубоком декольте стало возможным разглядеть ее груди.

— Присутствовал.

— И Вы тоже подтверждаете, что мой покойный муж был не в себе, министр? — с каждым словом нежный голосок становился все более томным и чарующим.

— Я не обладаю должно компетенцией, госпожа. Я министр, а не врач! — мужчина вытащил платок из верхнего ящика стола и вытер обильный пот, выступивший на его лбу.

— Но, Вы можете засвидетельствовать его здоровье! Хотя бы как человек, что так долго с ним беседовал на свадьбе!

— И все же — это невозможно! Корона не может заниматься семейными делами отдельных вассалов!

— А если это принесет выгоду короне? — брюнетка встала и склонилась над столом, опершись на него локтями. Теперь платье не могло скрыть ничего и открывало стройное тело для мужского взгляда от шеи до пупка.

— Что Вы имеете в виду? — министр вновь воспользовался платком, но его попытка смотреть только в глаза девушке, оказалась безуспешной.

— Насколько мне известно, корона должна герцогству много денег. Я, как благодарная собственница, прощу эти долги. А мой новый муж, после свадьбы, сделает пожертвование, скажем, миллион золотом. Что думаете, министр? Чиновник, оказавший такую помощь короне, заслужит благодарность самого короля!

Некоторое время мужчина только пучил глаза и ловил ртом воздух. Перед ним открывалась огромная перспектива. Он не просто закрепит за собой звание первого министра, но и может получить земли. И, если повезет, звание главного казначея.

— Я п-посмотрю, что можно сделать! — наконец, отчеканил он.

Он и не заметил, как графиня обошла стол, и теперь стояла прямо перед ним. Став на колени, она сбросила платье, оставив его беспомощно висеть на узкой талии.

— Скрепим же наш союз!

С этими словами, Мадлен распахнула халат министра и положила горячую ладонь на эрегированный пенис.

— Какой большой!

С этими словами брюнетка проглотила член, уткнувшись губами в мужской лобок. Короткий ствол не доставал ей до горла, закончившись упором в мягкое небо. Всего несколько движений язычком и ей пришлось торопливо глотать густое семя мужчины, что только сейчас осмелился положить руки на нежные плечи девушки.

Подержав во рту обмякший орган вместе с яичками, Мадлен сплюнула их и села на колени к чиновнику. Коснувшись спиной костлявой груди мужчины, графиня сама положила его руки себе на грудь. После чего откинула голову на его плечо.

— Это лишь малая толика моей благодарности! — томно прошептала она в ухо министра и тут же ощутила, как восстает его плоть.

Графиня встала на ноги. Виляя бедрами сбросила платье еще ниже по своему телу. Склонившись, она извлекла из попки большую пробку, сработанную из прозрачного кристалла. Садясь назад, девушка заправила в свою кишку твердый пенис. Он вошел легко. Но, умело играя мышцами, девушка заставила своего любовника стонать от удовольствия.

Круговыми движениями таза, она быстро довела чиновника до новой разрядки. Поцеловав тощую щеку обмякшего в кресле мужчины, она вновь встала, вернула в себя камень и натянула платье.

— Завтра в полдень я вернусь, чтобы обсудить Ваши возможные издержки! — говорила она это, едва не касаясь алыми губами лица чиновника и ласково теребя ручкой его достоинство, — Предупредите, пожалуйста, секретаря о моем визите — не хочу ждать в приемной!

— К-конечно! — едва слышно выдавил министр, наблюдая, как прелестная брюнетка, покачивая бедрами, идет к выходу.

Выйдя на улицу, Мадлен, ничуть не стесняясь прохожих, засунула руку под платье. Для этого ей пришлось высоко закатать подол, оголяя стройные ножки.

Такое зрелище привлекло немалое внимание окрестных мужчин — не каждый день можно поглазеть на ножки молодой аристократки. Но закованные в сталь громилы, что стояли рядом с девушкой, не снимая латной перчатки с рукояти меча, отсекали всякое желание задержаться или что-либо сказать. Так что прохожие молча фланировали мимо, рискуя заработать косоглазие.

Наконец, брюнетка извлекла из под подола ту самую пробку, что принесла в себе. Некогда прозрачный камень, сейчас был мутно молочного цвета.

— То, что нужно! — весело воскликнула она.

Оправив платье, графиня свернула в ближайшую подворотню. Один из солдат бросил в воздух то, что извлек из небольшого мешочка на поясе. Проулок немедленно заволокло плотным туманом. Когда туман рассеялся, в проулке уже никого не было.

Однако, любопытный взгляд мог заметить, что четкие следы на пыльной дорожке, странным образом, обрываются и никуда не ведут. Но таковых на этой улочке не нашлось. Странные следы скоро были затерты прохожим людом.

***

Развеявшийся туман, проявил пять фигур в приемном кольце башни. Тишину бесстыдно нарушали громкие женские стоны, которые разносились из солдатских покоев. Их не могла сдержать даже толстая, плотно закрытая дверь.

Ирика и Клеста тяжело опирались друг на друга. Все, от выражения глаз до дрожащих ног, говорило, что воительницы крайне утомлены.

— Можете идти досыпать, — мягко сказал Дерран, который и сам чувствовал себя не лучше — графиня крайне умело высосала из него все соки.

— Но... — вяло попыталась возразить брюнетка.

— Считай это приказом! — едва держащиеся на ногах солдаты никак не входили в план сопровождения гостей.

Башня пустовала. Все население придавалось грезам в своих покоях. Только постовые чинно исполняли свой долг, стоя по трое на каждом лестничном пролете.

Усиленные начинающими магами до полного звена девушки, почтительно приветствовали небольшую процессию.

Паль с усмешкой обратил внимание на взъерошенный вид одного из магов и красные коленки его звеньевых девиц.

— А тут не скучно! — выдал он свое заключение.

Уже через несколько минут, маркиз присел над кровавыми ошметками в той самой душевой. Он внимательно осмотрел каждый кусок человеческого мяса, который было возможно подобрать с пола. Специальное заклятие безупречно сохранило их

в свежести — даже кровь не до конца запеклась.

— Неудивительно, что никто не обнаружил следы магии! — аристократ протянул магу окровавленный фрагмент.

— Что это? — Дерран брезгливо принял алый кусок.

— Шея. Вернее то, что от нее осталось.

— И... ?

— Присмотрись!

Маг внимательно осмотрел предложенный фрагмент плоти, сохранивший на себе часть кожи. Его внимание привлекли два небольших отверстия.

— Это? Но...

— Девушка умерла не здесь и не от взрыва, как ты предполагал. Ее выпили!

— Выпили? Вампиры, конечно, хорошо описаны в сказках, но они не существуют!

— Это был не вампир, — голос маркиза был полон уверенного спокойствия, — Даже в сказках кровь пьют не только вампиры!

— Тогда кто?

— И чему вас тут только учат!? Демон конечно!

— Демон? — от удивления шатен выронил жуткую улику, — Здесь? В башне? Невозможно!

— Будь ты девицей, я бы заключил с тобой пари, Маук! — раздраженно процедил аристократ, — Тебя должен волновать не вопрос возможности, а то, как демон оказался в башне!

— Вы не понимаете! Защита не даст призвать демона внутри стен!

— Но ввести его сюда можно!

— Как?

— А как мы вошли? Я не заметил там проверочных чар!

— Да, но там есть охрана! Солдаты то точно обратят внимание на огромную пылающую тварь!

— Не все демоны выглядят, так как ты это себе представляешь. Есть те, кто умеет маскироваться!

— Например, под маленькую девочку! — вдруг осенило парня.

— Ты видел необычную девочку? — нахмурился маркиз.

— Нет. Я видел прекраснейшее создание! А все девушки и постовые видели в ней маленькую девочку! Только сейчас сообразил!

— Догадываешься, что это за тварь или тебе подсказать?

— Демон похоти!

***

— Докладывай! — зеленый апостол наполнил стакан апельсиновым соком из запотевшего графина и толкнул его по столу в сторону Деррана.

— Спасибо! — заметно утомленный маг, благодарно принял яркий напиток и сделал большой глоток, — Все оказалось проще, чем я думал! — причмокнул он губами и посмотрел внутрь емкости, на плещущуюся там жидкость.

— Кто это был? — апостол сел в мягкое кресло напротив книжника и сложил руки на столешнице.

— Книжник первой ступени Каррик. И куда смотрят Магистры?

— С этим мы разберемся! Как он узнал ритуал призыва демона?

— Клянется, что изобрел. Серые клянутся, что не врет. Говорят — человек, вывернутый наизнанку, не может врать. Гадость! Как их самих от такого не тошнит!?

— Годы тренировок. Как он протащил ее в башню?

— Среди дневной сутолоки никто не обратил внимания на мага с девочкой на руках. А она качественно маскировалась — лично видел!

— Хорошо. Сделаем выводы. Как ее нашли?

— Синий Магистр мигом выловил ее в башне, когда знал, что искать.

— Магистр? Не маркиз?

— Как только он сказал, что нужно искать — его помощь перестала требоваться, и мы распрощались.

— Хорошо. Были проблемы?

— Застали врасплох! Каррик как раз удовольствовался горловым минетом — бедняга!

— Почему бедняга?

— Его муки начались еще до попадания к серым! Клянусь магией — никому не пожелаешь!

— Давай подробнее! — хозяин кабинета хмуро буравил подчиненного взглядом.

— Мы то опешили, когда вошли! А барышня не промах — махнула рукой, мол, присоединяйтесь.

— И как? Присоединились?

— Почти. Никто не устоял! Хуже зомби — мозг выключился и пошли, как мотыльки на огонь.

— Не зря я отправил к вам черных! — хохотнул член совета башни, явно довольный собой.

— О да! Эти словно и не люди вовсе! Она как их увидела — сразу все поняла. А Каррик, как назло, в этот самый момент, прижал ее голову к лобку.

— Понравилось?

— Очень! Мигом откусила и бросилась на нас! Черные ее в лапшу нарезали, даже не вспотели!

— И как она тебе после смерти? — уголок рта старшего мага, ехидно полез кверху.

— Как-как... как говно! Чешуйчатая, вся в слизи! Зубы как у акулы! Еще и воняет! Ее только по одной вони должны были найти!

— Хорошо, что ты заметил зубы! Что скажешь? Навели они тебя на мысли?

— Хмм... нет. Острые, длинные, в несколько рядов. Не хотел бы ее в рот поиметь! А что?

— Ладно, забудь! Каррик сказал, как укрылся от Наблюдателей?

— Да. Он вызывал ее в скалах Нутта — там можно луну уронить и никто магии не заметит!

— Нужно будет установить наблюдение за старыми выработками магической руды. Еще что-нибудь?

Книжник замялся.

— В голову больше ничего не идет!

— Хорошо. Ты устал. Пойди отдохни! Если будут еще подробности — любые. Мысли или соображения — буду рад их услышать!

— Я понял!

Дерран поставил стакан на стол, и, устало поведя плечами, прошел сразу в свою комнату. Сбросив мантию, он повалился на спину в свою койку. Стояк все не проходил, а перед глазами стояла зубастая тварь с огрызком члена во рту.

Скрипнула дверь. В проходе торопливо избавлялись от одежды сразу две пары сестер.

— Апостол приказал нам, позаботиться о Вас, волшебник! — сказала жгучая брюнетка с большой грудью. Преодолевая слабое сопротивление мага, она мигом насадилась на его стоящий кол.

Стоило горячей плоти сомкнуться на стволе, как в недра девицы ударила струя семени. Девушка мягко улыбнулась, ожидая, пока пенис опадет, но тот, по ее ощущениям стал только тверже. Улыбнувшись еще шире, она, не теряя времени, умело заскакала на парне.

Заложив руки за голову, девица позволила своим грудям раскачиваться в такт ее движениям. Встретив одобрительный взгляд, она испустила протяжный стон и увеличила частоту движений.

Ее сестра, не теряя времени, уже плотно охватила губками мужские яйца. При этом она старалась как можно интенсивнее тереться грудью о бедра парня, так, что тот отчетливо чувствовал прикосновение твердых сосочков.

Композицию дополнила вторая парочка. Молодые, стройные блондинки придерживали руками свои внушительные достоинства. Их груди были куда больше чем у брюнеток. Этим они и воспользовались, устроив Деррану подушку из своих холмов.

Маг с наслаждением погружал ладони в их нежную плоть. Выкручивал крупные соски, вызывая протяжные стоны. И даже старался взять в рот, это необъятное природное чудо. Разумеется — безуспешно.

***

Тем временем, зеленый Апостол прошел в свои комнаты, что граничили с кабинетом. На мягком диване громко стонали рыжие девицы, что ласкали друг друга ртом. Апостол махнул рукой, что значило — не прерывайтесь, и прошел в следующую комнату.

Здесь был высокий стол и несколько книжных стеллажей. С одного из них маг вытащил большой потрепанный том в кожаном переплете. Найдя нужную страницу, он зашептал, водя пальцами по строчкам.

— Демон похоти — низший демон среди оригинальных демонов. Опасность низкая. Обладает острыми когтями и зубами. Не агрессивен. Не обладает атакующей магией. Хорошо маскируется. Предпочитает питаться мужским семенем, но сойдут и девичьи соки. Почти никогда не убивает жертв. Не охотится, не собирает души. При угрозе разоблачения предпочитает бегство.

Маг захлопнул книгу и сдавил руками виски, словно при головной боли.

***

Молодая девушка, в дорогом, но простом платье, тихо постучала в массивную дверь одной из меблированных комнат. Из-за двери послышался звук голоса, явно означающий предложение войти.

В центре непритязательно обставленного помещения стоял хорошо одетый мужчина с окладистой рыжей бородой. Он нервно хлопал стеком о кожаное голенище сапога и пристально смотрел на вошедшую.

— Я... — робко начала девушка, плотно закрывая дверь и ставя засов.

— О чем мы договаривались Илея? — стек теперь указывал прямо в лицо девушке.

— Но у меня сегодня, возможно, важная информация!

— Возможно? Ты назначила дополнительный день, воспользовалась экстренной связью ради «возможно»? И еще не желаешь исполнять условия договора!

— Но мои сведения очень ценны!

— Это ничего не меняет! Ты мне должна и будешь делать то, что я скажу! Или мигом загремишь в темницу как воровка!

— Слушаюсь, господин следователь тайной полиции! — полунасмешливо полураздраженно сказала девица, подходя ближе и просовывая ладонь в штаны мужчине.

— Тише ты! Дура! Не нужно оповещать весь город о том, что мы видимся здесь! И, тем более, кто я такой!

— Я больше вижусь с волосами на твоем лобке Роган, чем с тобой! И мне совсем не нравится рассказывать важные вещи с членом во рту!

— Предпочитаешь пообщаться с тюремщиком? Он то будет деликатным!

— Ладно!

Девушка опустилась на колени и стянула штаны парня вниз. Член, который она только что интенсивно надрачивала, уже стойко смотрел в потолок. Укоризненный взгляд пронзил рыжего, но не возымел должного эффекта. Полицейский раздраженно надавил на белокурый затылок. Алые губки сомкнулись на горячей плоти, заскользив по стволу вверх и оставляя яркий след от помады.

— Можешь начинать! — выдохнул мужчина, блаженно откинув голову.

— Исфашенес! — выдавила девушка, преодолевая помеху во рту, — Хесохиня вноф пофетила минифтра!

— Снова одна?

— Не. С муфиной ф хафюфоне!

— Ты слышала их разговор? Пока слушаешь мои вопросы — двигай головой, милочка!

— Неф! Но ефть сфра... — тут девица поперхнулась и случайно прикусила головку члена.

Следователь взвыл и отскочил в сторону, выронив стек и зажимая руками пах.

— Сука! — гневно воскликнул он.

— Прости милый! Иди поцелую! — девушка едва сдерживала смех.

— Сука! Рассказывай, что ты там вынюхала уже!

— А! — девушка даже не подумала встать с колен, — Странно было то, что она пробыла у министра не больше десяти минут. Мужчина, что сопровождал ее, выходя, сильно хромал и, у него словно кружилась голова. Его даже поддерживали охранники. А входил он нормально!

— И?

— Все! — немного застенчиво сказала блондинка.

— Министр вел себя как обычно?

— Да.

— И что тут странного? Она что-то забыла при прошлом визите и вернулась, а мужчина просто подвернул ногу на ступеньке!

— Я об этом не подумала... — после краткой паузы выдала девушка.

— Тебе придется загладить вину Илея!

Девушка торопливо просеменила по полу. Отняла руки парня от пениса, прикоснулась губами к поврежденному участку и спешно заглотила член так глубоко как могла.

— Так просто ты не отделаешься, сучка!

Рыжий схватил девицу за волосы и начал сам контролировать глубину ее заглота, каждый раз, больно дергая, когда чувствовал хоть малейшее сопротивление. Министерская служанка подняла полные раскаяния и слез глаза на своего мучителя и начала расшнуровывать платье. Мягкая ткань обвисла, обнажая крепкую белую грудь и плоский животик.

А мужчина, тем временем, сноровисто забивал свой кол в горячее горло. Девица отчаянно давилась и хлюпала, роняя вязкие слюни на деревянный пол. Она даже попыталась сопротивляться, слабо упираясь руками в мужские колени. Хлесткий удар по запястью заставил девушку безвольно опустить руки, отдавая полную власть над собой.

Вдоволь насладившись услужливой глоткой, парень толкнул служанку на пол. Тонкие белые нитки потянулись было за алыми губками от влажно блестящего пениса, но быстро оборвались, осев на пол, платье и девичий подбородок. Содрав платье с отчаянно кашляющей служанки, тайный полицейский грубо вошел в девичью попку, чем вызвал тихий всхлип неумелой агентессы.

— Не скули! Сама виновата!

Охватив руками тонкую талию, он грубо нанизывал стройное тело на свой вертел. Каждый толчок девушка встречала болезненной дрожью. Она даже не пыталась улучшить свое положение, лишь ждала, пока мужчина кончит, стараясь не зарыдать и кричать не слишком громко.

Вскоре в ее кишку ударила густая струя. Нежное тело было тут же придавлено тяжелой тушей, блаженствующего от тесноты дырки парня. Грубые ладони до боли сжали молочные холмы, вновь заставив девушку тихо подвывать.

Через минуту рыжий приподнялся, шлепнул по круглой попке ладонью, и встал.

— В следующий раз будь полезней или я начну приходить к тебе с коллегами! — жестко процедил полицейский, оправляя одежду. — Сегодня на оплату не рассчитывай! — Подобрав свой стек, он вышел из комнаты, громко хлопнув дверью напоследок.

Придя в себя, девица укоризненно посмотрела на закрытую дверь.

— Жлоб! — негромко бросила она.

Затем вытащила платок из небольшого кармашка. Вытерев все влажные следы с лица и промокнув сперму, что вяло вытекала, теперь, из ее попки, она тщательно оделась и вышла следом.

***

Покой царил в северных землях королевства. Солнце медленно садилось за горизонт, окрашивая небо невероятной палитрой красок. Ветер слабо шевелил листву. Певчие птицы затянули свои прощальные гимны, готовясь ко сну.

Крестьяне уходили с полей, предвкушая вечерний отдых в компании кружки холодного пива. Мало кто знал, что всего в паре сотен километров к югу царит хаос. Полудемонические выродки уничтожали все живое, безуспешно пытаясь унять свой бесконечный голод. Еще меньше знали о том, кто обеспечивает их покой в полях.

В небольшом леске, который, в сравнении с Великим восточным лесом, назывался бы скорее рощей, чем лесом, разбили лагерь кентавры. Их привычное расположение сейчас было слишком удалено от мирных земель.

Лесным стражам, как и всем прочим, пришлось отступать. Но даже в чужих краях, полукони неусыпно следили за порядком, исправно охраняя новую границу жилых земель.

На одной из многочисленных полян леса раскинулся палаточный городок. Однако, несмотря на обилие просторных шатров, кентавры устроили свой совет прямо под открытым небом.

Это было большое совещание командиров. От такого количества потных лошадиных шкур, мигом бы провонял даже самый большой шатер, так что, открытое небо было единственной возможностью посовещаться, без риска задохнуться.

— Моя сотня исправно прочесывает западный участок, — четко и громко докладывал вороной кентавр, что явился на совет в полном тяжелом доспехе, и сейчас изнывал от жары, — Но тварей слишком много! Слишком часто случаются ранения! Уже дюжина моих бойцов заселяет лазарет! Нам жизненно необходимы подкрепления!

— Я понял твою тревогу сотник, — проскрежетал седой командор, — Мы обсудим сегодня и это. Но можешь ли ты сказать, что на твоем участке тварей становится больше?

— Не могу, — после краткого раздумья сказал вороной, — Но численность отрядов все меньше. Скоро придется сокращать их число или начнутся смерти, лорд командующий!

— Я услышал тебя. Что скажут другие?

Но другие не сказали ничего нового. Демоны все так же изливаются на север в поисках еды. Их численность все так же оценивается в несколько тысяч особей. О демонах-рыцарях все так же никто не знает. После исчезновения хозяина они затаились в недрах столицы и желающих расправиться или хотя бы посмотреть на них не находилось.

Каждый сотник говорил о долге, потерях и необходимости подкрепления. Проблема была неразрешимой — королева отказывала в помощи. Все боеспособные кентавры великого леса были заняты. Они защищали эльфийские города от внезапного нашествия огров и орков, а новое поколение будет готово к бою еще не скоро.

— Достаточно! — прервал речь последнего сотника, сухой голос командора, — Я понял наши нужды! Необходимо отодвинуть границу еще дальше на север, вот сюда!

Кончик копья провел черту на карте, что была разложена тут же на большом круглом столе. Новая черта была всего десятком километров севернее алой линии, что указывала текущую зону патрулей.

— Но командор! — воскликнул один из сотников в чьих волосах и шерсти так же было немало седых прядей, — Так мы оставим три деревни за чертой! Погибнут невинные!

— Невинные погибают каждый день! — голос командора был полон усталости, — Всех не спасти! К тому же, судя по докладу, в тех деревнях уже почти никого нет, а изгиб реки сократит протяженность границы почти на треть. Мы расформируем четвертую часть отрядов, и усилим за их счет остальные.

— Разве река станет надежной преградой для чудовищ, командор?

— Нет, но на ней стоит крепость Рив. Люди смогут защитить себя в каменных мешках сами!

— Но...

— Это необходимая мера! — повысил голос старый кентавр, — Как только придет подкрепление, мы немедленно отбросим тварей на юг! А сейчас мы должны сохранить то, что возможно сохранить!

Никто не смог возразить командиру. Старый сотник склонил голову, признавая главенство старшего.

— Мы разработаем план, командор!

— Отлично! Обсуждайте. Утром жду доклад!

Седой кентавр цокнул копытом и, дождавшись общего поклона, удалился в свой шатер. Там его уже ждал неожиданный посетитель. Вернее посетительница.

Обладательница нежно зеленой кожи и ярко голубых глаз сидела прямо на командирском столе, беззаботно болтая стройными лодыжками.

— Ах, это ты, длинноухая! — лорду не нравились нежданные гости, но этой эльфийке он был рад, так что он даже не стал сразу интересоваться, как она прошла патрули.

— Я, старик! — весело ответила девушка, откидываясь назад и упираясь руками в стол так, что короткое коричневое платье задралось, открывая прекрасный вид на ее влажную щелку.

— Соскучилась по мясной начинке? — усмехнулся полуконь, подходя к корытцу с водой и вынимая из него мокрую тряпку. Но вытирая лицо, он не столько стирал пот и пыль, сколько незаметно нюхал жидкость. Ему вдруг показалось, что в воздухе, едва различимо, витает запах тухлой воды. Но вода в корыте была чистой и свежей.

— А то! — эльфийка демонстративно посмотрела на свои обнаженные бедра и, помедлив, закинула ногу на ногу, — Ты не думал обратиться к королеве за другим подкреплением?

— Рейнджеры неохотно воюют в поле дитя! — мягко сказал полуконь, отпивая воды из стоящего там же кувшина и сплевывая воду на траву — снова чистая.

— Дитя? — усмехнулась девушка, — Я тебе напомню это слово при случае, старик! Но сейчас не об этом! — девушка начала играть белой прядью, — Эльфийкам ничего не стоит нарожать несколько тысяч кентавров! Не сразу, но это поможет восстановить вашу численность, а потом и даст подкрепления!

— Хочешь предложить свои услуги? — кентавр подошел к столу и провел ладонью по нежной коже зеленого бедра.

— Я одна не справлюсь! — рассмеялась эльфийка и провела пальцами по морщинистой щеке, — Королева использует вас, а помогать не желает! Не думаешь, что это несправедливо?

— Возможно! — крылья носа старика затрепетали, блеклые глаза устало опустились, а плечи ссутулились — он нашел источник запаха.



12

Еще секс рассказы