покупка рекламы ТОП ПОРНО САЙТОВ
seawap.ru - Топ рейтинг сайтов
Рейтинг порно сайтов
порно мобик скачать узбек порно
Порно категории
секс по телефону
Частные порно фото девушек
БЕСПЛАТНЫЙ САЙТ ЗНАКОМСТВ

Миф седьмой: Безопасность. Часть четвертая

С громким кряхтением, молодая брюнетка, касаясь пола лишь кончиками каблуков и дрожащими руками, старалась как можно осторожнее опуститься вниз. Ее, еще так недавно, девственную попку сейчас распирало сразу два члена. Не сказать, что это было в новинку — хозяйское достоинство было куда внушительнее, но он распирал кишку равномерно, а эти два, будучи сложенными вместе, больше походили на овал, чем на привычный круг.

Будь ее воля, она бы громко кричала, при этом, сама не зная от чего — тянущей боли или наслаждения, но ее горло, как раз было занято тем самым длинным хозяйским членом. Так, что девушка могла только кряхтеть, хрипеть и хлюпать.

Откинутая назад голова была крепко зажата сильными ладонями. По белому худому лицу, обрамленному смоляными локонами, часто хлопали мужские яички, а огромная головка, по ощущениям, проникала в самый желудок.

Нетерпеливые руки схватили девичьи бедра и рывком дернули вниз, натягивая девушку на всю длину. Жертва могла отреагировать только коротким всхлипом и вздрогнувшими ногами.

— Не отлынивай, герцогиня! — насмешливо прозвучал мужской голос снизу, — Шевели попкой!

— Не торопи ее Паль! — ласково произнес красноволосый аристократ.

— Но она так медленно движется! Хочет, наверное, чтобы я уснул!

— Я понял твое желание отрастить второй член, — спокойный голос хозяина ничем не выдавал то, что владелец сейчас старательно исследует глубину девичьей глотки, — Но ты сам выбрал позу для нее и сам решил залезть в одну дырку разом! Дай ей привыкнуть!

— Все равно, она могла бы шевелиться и быстрее!

— Посмотри как она дрожит!

В подтверждение слов мужчины, крупно дрожащая всем телом брюнетка, отчаянно пыталась приподняться. Но преодолев всего пару сантиметров на мужской плоти, бессильно осела вниз, вновь уткнувшись ягодицами в лобок партнера.

Слуга хмыкнул, схватил девушку руками и начал сам задавать ритм и глубину. Сильные руки двигали стройным телом словно пушинкой. Брюнетке оставалось лишь отдаться воле этих волн и следить за дыханием.

Маркиз достаточно широко двигал тазом, чтобы можно было дышать, когда его мощная головка останавливалась на языке перед новым рывком в горячую глубину. Но этого времени хватало либо на вдох, либо на выдох. А стоило сбиться с ритма и пропустить одну из возможностей — перерыва не жди.

Беспомощность придавала особую пикантность происходящему. Мадлен все больше нравилась ее роль послушной куклы. Исполнять приказы было проще, чем думать самой. А с таким хозяином можно было не беспокоиться о своей судьбе и благополучии. Слушай, что говорят, глотай, что кладут на язык, шире раздвигай ноги и все будет хорошо.

На очередной мощный толчок в попке, тело отозвалось волной удовольствия. Натруженные мышцы задрожали с новой силой. Стало трудно держать ритм дыхания. Но гуляющая кишка приносила дополнительное удовольствие мужчины снизу, за что девица удостоилась одобрительного хрюка, уже ставшего привычным звуком, когда ее пользовал Паль. Он делал так на корабле — не отказывал себе и здесь.

В богато обставленную комнату, заполненную влажными хрипами, потрясая медовыми кудрями, вошла одетая лишь в черные чулки и мягкую обувь молодая девушка. В ладонях она, как великое сокровище, держала перстень с красным камнем, который и протянула хозяину.

Увидев драгоценность, маркиз замер в глубинах брюнетки и торопливо выхватил украшение из маленьких ладоней преданной служанки.

— А-а, — немного разочарованно протянул он, — Узнаю этот перстень, — аристократ внимательно разглядел алый камень, — Лина! — внезапно обратился он к пришедшей, не отрывая глаз от артефакта, — Займешь ее место?

Де Рейк сделал шаг назад и его член звонко хлопнул о мускулистый живот, давая, начавшей задыхаться девушке, возможность покинуть насест и отдышаться. Слуга пренебрежительно спихнул с себя обессиленное тело.

Медоволосая красавица ловко приняла точно такую же позу, умело заправив в свою попку оба члена слуги и, откинувшись назад, призывно открыла ротик. Приняв в пищевод более четверти метра мяса, она часто заскакала на спаренных членах, и, позволила хозяину самостоятельно пользовать ее горло. Но замерший в раздумьях маркиз не торопился шевелиться. Однако, даже через минуту, Лина не проявила признаков удушья.

— Учись, герцогиня — как надо правильно работать!

Она же только через пять минут смогла тяжело подняться на дрожащих ногах и замерла в ожидании приказов. Мадлен продолжала поражаться умениям служанки. Она мало того, что легко принимала в себя любые размеры, но и управлялась с ними, на зависть, хорошо. И даже больше — умудрялась делать это бесшумно. Сейчас на ее напряженном стройном животе можно было разглядеть каждый мускул. Долгие тренировки объясняли ее выносливость, но как она так тихо глотала этот огромный член, оставалось загадкой для бывшей герцогини.

Брюнетка глянула на себя в стоящее на столе зеркало. Ужас! Ярко красная помада размазалась. Волосы влажной паклей торчали во все стороны, а лицо ярко блестело от ее же обильной слюны.

— Умойся! Накрась губы! Оденься! — очнулся Аренарион, начав с каждым словом забивать член в узкое горло, — Встреть гостей! Отведи в кабинет! Развлеки беседой, если потребуется! Я скоро приду! По пути... распорядись о раннем обеде!

— Да хозяин! — книксен вышел неловко, девушка еще не привыкла делать их без одежды, за которую нужно держаться руками.

— Не забудь хвост! — крикнул блаженствующий Паль с пола.

— Слушаюсь!

— Можешь идти! — отпустил ее дракон.

Меньше чем через час, Мадлена мелкими шагами, сильно мешало крепление хвоста, двигалась впереди гостевой процессии. Возле двери в гардероб она остановилась.

— Прошу оставить здесь все массивное железо и артефакты.

— Мы не намерены чинить неприятности твоему хозяину, — спокойно сказал Дерран, — Нет нужды нас обезоруживать!

— Не думаю, что вы представляете для него угрозу, но вас не пропустят двери, — изящная ручка махнула в сторону створчатых дверей со знакомым уже узором, — Если переживаете за сохранность — можете оставить здесь своих... — брюнетка сделала паузу, не зная как назвать вооруженных спутниц мага.

— Хорошо, — примирительно поднял руки гость, — Оставим оружие.

За дверью оказалась просторная комната с множеством крючков, столов и тумб. Нашелся даже держатель для посоха, ограничивающий его контакт с окружающими предметами, которым волшебник и воспользовался.

— Доспехи, к сожалению, тоже придется снять, — брюнетка постаралась выглядеть как можно более бесстрастно, но внутри улыбалась во весь рот.

— Ты шутишь! — негодуя, воскликнула рыжая воительница.

— Ирика! Веди себя прилично! Правила устанавливает не эта милая леди! Раздевайся или останешься тут!

Вторая воительница уже успела снять верхние пластины, и занялась прочей амуницией. Рыжая, сжав зубы, присоединилась к ней. Скоро обе девушки остались только в длинных рубахах, едва прикрывавших попу, да сапогах.

— Прошу за мной, — служанка продолжила свое величественное шествие.

Путь к кабинету лежал через богато обставленные залы. Везде расставлены статуи, развешаны картины с красивейшими пейзажами, стоит дорогая на вид мебель.

Солдаты вовсю глазели по сторонам. В башне не было картин и статуй, а вся мебель, кроме той, что они видели в кабинетах магов, несла строго практический характер. Но книжника, привыкшего к относительной роскоши, куда более интересовала красивая обнаженная спина идущей впереди брюнетки, укрытая не менее прекрасными черными локонами.

На лестнице книжник так же смог насладиться видом круглой попки. Короткая сзади юбка, не могла скрыть что-либо под таким углом, а черный хвост призывно вилял на каждой ступеньке. Так что Дерран и не заметил, как оказался в кабинете.

— Присаживайтесь, — указала девушка на шесть мягких кресел стоящих полукругом от массивного стола черного дерева, — Угощайтесь бренди, — маленькая ладонь указала на небольшой хрустальный графин на краю столешницы, — Надеюсь, оно скрасит ваше ожидание, а я сейчас принесу вино и фрукты для дам, — сказав это, брюнетка сделала изящный книксен. Опустив глаза, она увидела вздыбивший мантию член. Лучезарно улыбнувшись ярко алыми губами, бывшая герцогиня, сохраняя грацию, вышла.

Дерран тяжело вздохнул и увалился в кресло. Ему под мантию мигом залезла рыжая. Заглотив дрожащий от напряжения член, она торопливо задвигала головой.

— Ирика, что ты делаешь!? — удивился парень, но мешать не стал.

— Ты должен расслабиться! — прошептала ему на ухо Клеста, начав массировать плечи.

— Но я спокоен!

— Ну да! И мантия задралась до ушей от спокойствия! Думаешь, к нам зря прислали эту шлюху? Она должна сбить тебя с толку своим видом, чтоб ты не мог думать ни о чем, кроме как затащить ее в койку! А в это время начнутся переговоры!

— Да не думаю я об этом!

— Ага! — вынырнула рыжая из под мантии, губы воительницы ярко блестели от ее же слюны, — Не мог от ее задницы глаз оторвать! — и громко хлюпнув, вернулась к своему занятию.

— Но мы здесь не для переговоров! — бросил попытки убеждения в своем спокойствии мужчина, — Мы сопровождающие!

— Не держи нас за дурочек! — едва слышно прошептала брюнетка и чмокнула мага в щеку, — Я была пару раз в сопровождении! Мы никогда никуда не тащились и никого не ждали! Всегда ждали нас! — дева сделала два шага и склонилась перед креслом, приблизив губы к лицу мага. Став так, что между ее ног теперь, громко чмокая, трудилась рыжая.

— Но...

— И никакие перстни были не нужны! — девушка прервала новые возражения поцелуем, предлагая мужчине использовать язык для более приятного занятия.

Задрав рубаху, она положила грубые руки на свою грудь и возбуждающе застонала, когда были выкручены розовые сосочки. В горячее горло немедленно ударила густая струя. Не ожидавшая этого Ирика, замерла пока парень не отстреляется, сделала тяжелый глоток и, только после этого, позволила себе раскашляться, прикрывая рот подолом рубахи.

Клеста, оторвавшись от губ мага, обняла ладонями лицо, закончившей кашлять, подруги и, далеко высунув язык, облизала ее губки и подбородок.

— Капельки! — шепотом объяснила она свои действия и улыбнулась.

Вернувшаяся с подносом Мадлен, застала троицу мирно сидящей в креслах. Воительницы, увидев разрешающий кивок мага, взяли себе по бокалу кровавого напитка и набросились на предложенный в вазочке шоколад.

— Ваше лицо кажется мне знакомым! — прервал недолгое молчание волшебник, глядя на служанку.

— Могу я узнать у господина — как его зовут? — скромно потупила глаза оставшаяся стоять брюнетка.

— Книжник второй ступени Дерран!

— О! Я Вас вспомнила! Мы познакомились в доме герцога фон Клосс.

— Вы прислуживали на герцогской свадьбе?

— Я была невестой! — ровный голос не выражал никаких эмоций.

Маг подскочил, но так и застыл с открытым ртом, когда до него дошел смысл слов служанки. А девушка лишь слегка покраснела и присела в книксене перед гостем.

— Но как? — наконец, выдавил пораженный маг, — Как Вы оказались здесь, герцогиня!?

— Вы, правда, хотите это знать, волшебник?

— Расскажите, если конечно это Вас не стеснит!

— Тогда слушайте. Мы виделись с Вами, когда мне было восемнадцать, — тихо начала бывшая герцогиня, — Богатая свадьба. Красивое платье. Толпы гостей. Все было прекрасно! Прекрасно до тех пор, пока у моего престарелого мужа, простите, не встал! — голос девушки стал тверже и, в какой-то мере насмешливее, — Он оказался неспособен на это даже в брачную ночь! Я оказалась обвинена в неспособности возбудить мужчину! — оскорбленная гордость так и рвалась из рассказчицы, — Но видят боги — я старалась! Как же я старалась! Оказалось, что он может даже кончить! Но его стручок, был подобен хозяину — рассыпался словно песок! Однако, Мужу так отчаянно был нужен наследник, что теперь ему каждую ночь сосали служанки!

— Не обязательно... — начал было маг.

— Не мешайте ей, волшебник — перебила мага Рыжая, — Пусть говорит все, что пожелает!

— Спасибо госпожа! — отчаянно покраснела брюнетка, — Муж изматывал пять или шесть девушек, прежде чем мог излиться! Они торопливо наполняли этим семенем мое лоно! Я пыталась противиться, но меня принудили силой! Он бил меня своей клюкой, а когда меня наполняли его вонючей жижей, насиловал меня ею, «Чтобы протолкнуть глубже». Но ничего не помогало. То ли дело было в обилии слюны, что попадала в меня вместе с мужним семенем, то ли он был безнадежен — не знаю. Но так прошло три года. Наконец, прямо под сонмом обнаженных шлюх, которые всю ночь не могли выдавить из него ни капли, герцога хватил удар. Отныне он и ел с трудом!

Дерран жестом предложил ей сесть и налил вина. написано для bеstwеаpоn.ru Мадлен присела слишком резко и болезненно сморщилась, приложив руку к животу. Однако, отпив вина, она благодарно улыбнулась и продолжила.

— Я вырвалась из этой клетки под предлогом поиска средств для омоложения. Племянник проявил немалую щедрость, выдав мне большой аккредитив. Не даром. Я провела с ним ночь. Не самую лучшую, но у него хотя бы стоял! После деревянной палки даже его огрызок приносил радость. Да и от мужа я бы не дождалась и десятой части этих денег. Этот скряга не жалел денег только на шлюх!

Девушка тяжело вздохнула и, причмокнув губами, отпила еще вина. Превосходный напиток наполнил ее кровь жаром и дал силу голосу. Гости же завороженно слушали излияние души, богатейшей женщины, как они думали, но, почему-то, служанки в этом доме.

— Добралась в карете до Старса и отбыла куда подальше! Несмотря на все события, — тут брюнетка вновь потупилась, теперь покраснели даже половинки ее груди, хорошо видимые над корсетом, — Это был лучший месяц в моей жизни за последние несколько лет! Но я была полна гордыни и, ступив на берег, побежала к местным властям, даже не дождавшись сопровождения. За первым же углом меня схватила какая-то рвань. Они напоили меня зельем и утащили в свое логово. Проснулась я от боли... меня... пользовало... сразу десять человек...

— Не стоит... — начал опять маг сочувственно.

Но девушка его не слушала.

— Их члены были повсюду! Во мне, на мне, даже в волосах! Я до сих пор не знаю, как они так поместились вокруг. Вся кожа была покрыта засохшей спермой и дико чесалась. Я взмолилась о пощаде, пообещав богатый выкуп от мужа, но в рот пролезло сразу двое. Я думала, мне порвут губы! Выслушали меня только когда пресытились моим телом. Я написала письмо мужу. Его отправили с самой быстрой пташкой, но она принесла только одно слово — «Поделом!».

— Ваш муж, к тому времени, уже скончался, — спокойно сказал маг, наполняя бокал вновь, — Я узнал это несколько дней назад, а сейчас вспомнил. В письме говорилось, что он не перенес и трех недель расставания с супругой. Теперь мне многое понятно. Его племянник был только рад, что, на основании письма, может признать Вас мертвой и вступил в наследство.

— Могу я знать — как такое письмо попало к Вам?

— Башня пристально следит за богатейшими людьми королевства. По той же причине я был на самой свадьбе.

— Вот как. Какая мерзость. Но сейчас это уже не важно, — вдруг улыбнулась Мадлен, — Но тогда... тогда меня снова насиловали до потери сознания. И я, не знаю почему, решилась написать моему господину. Но теперь бандиты не торопились и послали обычного гонца. За это время я чуть не забыла собственное имя и что есть другая еда кроме спермы. Хозяин пришел и заговорил со мной. Я обещала стать его верной рабыней! Он выкупил меня и я бесконечно благодарна!

Брюнетка подняла влажные глаза на гостя. Дерран вновь открыл рот от удивления.

— Так ты рабыня! — вдруг весело воскликнула рыжая.

— Да госпожа.

— А разве продажа рабов не запрещена?

— Да Ирика, — усмехнувшись сказал книжник.

— Но разве это ее не освобождает?

— Освобождает? Меня? — в неподдельном ужасе вскинулась девица фон Клосс, — Я ни за что не оставлю хозяина!

— Не освобождает, — после паузы сказал Дерран.

— Почему?

— Многомудрый король подписал указ о запрете продажи рабов. Именно продажи — не покупки и не содержания.

— Смешно!

— А что ты ожидала? Все министры рабовладельцы! Не знаю, как вообще он и это подписал!

— Разве Башня не может вмешаться?

— Мы не занимаемся мелкими проблемами мира, нас интересуют великие дали! — отчеканил волшебник заученную фразу, — Всем не поможешь! — добавил он от себя.

— А ты не желаешь сама сбежать? — обратилась воительница уже к самой рабыне.

— Нет, госпожа. Мое положение сейчас мало чем отличается от простого замужества. Я в безопасности. Ем досыта. Сплю... сладко. Моей матери было гораздо хуже, а она была потомственной графиней.

— Да, но у нее был муж...

— Отец рано умер. У нас не было денег и мать расплачивалась со слугами собой. Она думала, что хорошо скрывает это, но я видела, как к ней выстраиваются в очередь по ночам. Слышала ее стоны и как конюх хвалил ее глотку. Мое замужество должно было стать нашим с ней спасением, но мать не пережила моей брачной ночи. Знаю только, что ее задушили.

За дверью послышались торопливые шаги, брюнетка торопливо вскочила, и, поставив бокал на стол, приветствовала хозяина реверансом.

Маркиз остановился в дверях. Дерран встал и, отвесив короткий поклон, сказал:

— Книжник второй ступени Дерран, приветствует Маркиза де Рейка!

Бросив пристальный взгляд на гостей, аристократ кивнул, обошел стол и занял главное место.

— Я ожидал увидеть другого человека, — просто сказал он.

— Мы можем поговорить наедине, Маркиз?

— Мадлен! Покажи гостьям галерею и сад.

— Слушаюсь! — вновь присела брюнетка и повернулась к двери, — Прошу за мной!

— Ирика, Клеста, прошу вас! — маг хмуро посмотрел на не желающих уходить воительниц, давая понять, что это вовсе не просьба.

Девушки встали, при этом рыжая громко фыркнула, и пошли за рабыней. Бывшая герцогиня повела недовольных подруг по устланным коврами коридорам, на стенах которых было множество картин. Останавливаясь возле каждой, она легко вспоминала имя автора и некоторые интересные факты, связанные с произведением. В общем, вела себя как заправский хранитель истории.

— А это королева Альма, кисти великого Сильери.

— Красивая! — сказала Клеста поигрывая своей косой.

— По слухам, чтобы попасть в натурщицы, она каждую ночь, пока писалась картина, платила художнику своим телом. А это баронесса Лаина, — изящная рука указала на следующую картину, — Говорят, изображенный здесь конь, был ее любовником и стал причиной ее смерти.

— Еще бы! У коня то — о-го-го!

— Возможно, но причина не в этом. Баронесса была слишком груба, и конь лягнул ее!

— Ты все это выучила по приказу хозяина? — усмехнулась Ирика, после особенно длинного и интересного рассказа о степенно выглядящем старике с хитрыми глазами.

— Меня учили все детство. Дворянка должна разбираться в живописи, поэзии, истории и многом другом, госпожа. Здесь мы видим любимого пса королевы Кирины.

— Он ее трахал? — засмеялась рыжая.

— Не знаю, но королева любила его больше чем своих детей. Даже пыталась убедить мужа, оставить королевство ему, но тот в гневе отправил ее в монастырь, а пса зажарил и съел.

Дальше девушек ждали скульптуры и барельефы, но искусство уже успело им наскучить и они направились в сад.

Большое, просторное, хорошо проветриваемое помещение было ярко освещено магическими сферами, тихо парящими под сводчатым потолком. В самом центре, среди множества душистых цветов, была небольшая беседка.

— Прошу подождать меня здесь — я принесу фрукты, — сказала Мадлен и удалилась.

Через четверть часа она тихо поставила на суконный столик глубокую вазу наполненную виноградом, сливами и прочими спелыми плодами. Однако, в беседке была только одна девушка. Откинувшись, в мягком кресле ерзала брюнетка. Закусив губу и прикрыв глаза, она сладко мастурбировала, вспоминая множество пикантных картин, что только увидела.

— А где госпожа Ирика? — с тревогой спросила рабыня.

— А? — Клеста испуганно вскинулась и густо покраснела, — Осматривает сад!

— Прошу прощения, но я должна спросить — она умеет читать?

— Да, конечно! В башне всех этому учат!

— Тогда нам не о чем беспокоиться! — Мадлен медленно обошла столик и опустилась на колени перед гостьей, — Позвольте Вам помочь!

Маленькие ладони мягко развели голые колени. Сверкнув белыми ровными зубами в милой улыбке, девушка припала алыми губами к влажной щелке. Проворный язычок скользнул внутрь пораженной воительницы.

Уже через минуту Клеста громко стонала от умелых действий рабыни. Она с наслаждением запустила пальцы в густую черную гриву и придавила голову к своей промежности. Воительница уже чувствовала приближение мощного оргазма, но, в самый ответственный момент, до них донесся болезненный вой.

Всполошившись, девушки бросились бежать к источнику шума. Их путь лежал в обнесенную высокой оградой малую часть сада, где выла от боли Ирика. Воительницу медленно оплетали колючие побеги растущего рядом растения. Опасные лианы уже плотно обняли ее бедра и сейчас вились вокруг талии девушки. Лепестки цветущего бутона, обнимали ее за попку и часто трепетали словно пульсируя.

Клеста попыталась ворваться внутрь, но рабыня повисла на ней всем телом. Она громко застучала рукой по большой медной вывеске «Не входить! Опасные растения!».

— Но ей нужно помочь! — вскричала воительница, прочитав надпись.

— Мы не сможем!

— Я и сама оборву эти плети!

— Не-е-т! — завыла рыжая, — Нельзя! Нельзя их трогать! Они только сильнее впиваются!

— Не двигайтесь! Иначе оно разорвет Вас! — закричала в ответ Мадлен, опасливо держась в полуметре от порога.

— Что с тобой? — Клеста с трудом сдерживала себя, чтобы не войти и ругалась про себя из-за оставленного меча и доспехов.

— Оно лезет мне в зад! Пульсирует и лезет!

— Тебе больно?

— Нет! Если только не двигаться! Но эта штука толстая! Что мне делать?

— Замрите! Ни в коем случае не мешайте ему! Оно отложит семена и отпустит!

— Что это такое? — схватила Клеста служанку за голые плечи, от чего грудь последней, вырвалась из плена корсета и, уткнувшись в его край, продемонстрировала аккуратные розовые соски.

— Растения, госпожа! — спокойно ответила бывшая герцогиня, даже не думая прикрываться, — Они откладывают семена в живую плоть!

— Оно набухает! — вновь завыла садовая пленница, — Оно кончило!

Девушки действительно увидели, как по стройным ножкам стекает зеленая густая масса.

— Сейчас оно Вас отпустит! Со всех ног бегите к нам! Иначе Вами воспользуются другие его братья!

— Поняла!

Стоило зеленым плетям удовлетворенно упасть, как Ирика бросилась к выходу. Поскользнувшись на влажной земле, она кубарем вылетела наружу, и только это спасло ее от нового плена — у самого порога таилось сразу шесть растений, бросивших свои лианы жертве наперерез.

Клеста сняла небольшое семечко, размером с фасоль, с бедра подруги. Плод дрогнул, выпустил острые колючки и впился ими в мочки пальцев. Девушка вскрикнула и отправила семечко лететь сквозь ограду. С земли вновь завыла рыжая. Она держалась за низ живота и каталась по земле.

— Вытащите их! — не своим голосом верещала Ирика.

— Как их достать? — вновь встряхнула рабыню Клеста.

— Хозяин доставал их из меня просто рукой! Он сказал — иначе будет хуже!

Мигом оценив обстановку, воительница схватила ладонь служанки.

— У тебя ладонь гораздо меньше! Пожалуйста! Сделай это!

— Но...

— Пожалуйста! — Клеста стала на колени, подняв влажные глаза на рабыню.

— Хорошо! Помоги мне!

Вместе девушки перебросили корчащееся от бол

и тело через лежащее тут же бревно, так, чтобы ее попа оказалась оттопырена.

— Держи ее!

Мадлен стала коленями прямо на траву и стала обильно мазать кулак все той же зеленой жижей. Мгновение спустя, крохотный кулачок уже прокладывал себе дорогу в, не успевшей до конца закрыться, наполненной зеленью горячей кишке.

Нащупав первое семечко, рабыня осторожно отделила его от стенки. Пришлось полностью вытащить руку, чтобы выбросить колючий боб за ограждение. Маленькая ручка вновь нырнула в горячие недра.

Получалось все быстрее и быстрее. Все глубже пробиралась изящная ладошка в поисках нового семечка. Все слабее извивалась рыжая.

— Клеста! Помоги мне! — простонала Ирика.

— Как Ири?

— Полижи мне!

— Ты ЭТОГО сейчас хочешь?!

— Да! Полижи мне! Мне станет лучше!

Пожав плечами, брюнетка протиснулась под извивающееся тело и припала губами к набухшим лепесткам. Ирика не осталась в долгу и, задрав рубаху подруги, ответила взаимностью, перемежая ласки, болезненными стонами.

За очередным семечком пришлось просунуть руку по локоть. Мадлен казалось, что она чувствует старания юркого язычка прямо сквозь девичью плоть. Ее рука входила в тугую попку уже легко и непринужденно. Отбросив пятьдесят шестое семечко, она, утерев пот, вновь погрузила ладонь в мягкую плоть.

Новый плод найти не удалось. Все кончилось. Аристократка уже собиралась высвободить руку, как рыжая, вздрогнув, бурно кончила. Гладкие мышцы сократились и охватили руку словно перчатка. Рабыня ждала, когда ее освободят, но мышцы остались напряженными.

— Я не могу вытащить!

— Я чувствую! — простонала девушка, — Клеста! Прошу тебя! Не останавливайся!

В этот момент из окружающей листвы вынырнула темноволосая голова.

— Не думал, что тут дает представление кукольный театр! — восхищенно протянул парень.

— Ох! Паль! Напугал! — стоящая на коленях девушка тяжело вздохнула. Увлеченных друг другом воительниц ничье появление уже не интересовало, — Позови, пожалуйста, хозяина!

— Лина уже отправилась за ним, но я просил ее не торопиться, — хохоча сказал слуга, — Я присоединюсь?

И не дожидаясь чьего-либо разрешения, он стал на колени позади Мадлен. Осторожно вытащив пробку, сработанную из прозрачного кристалла, к концу которой крепился хвост, парень положил ее в карман. Спустив штаны, он некоторое время прицеливался и вошел сразу в обе горячие дырочки хозяйской рабыни. К девичьим стонам прибавилось частое шлепанье.

Слуга долбил молодое тело, все наращивая темп. Оба его члена легко скользили внутри брюнетки. Еще сильнее высвободив мягкие груди рабыни, парень некоторое время мял их руками. Оставив одну руку на груди, Паль сначала погладил пышные волосы, а потом положил два пальца на алые губки. Девушка немедленно охватила предложенное и начала сноровисто ласкать крупные фаланги язычком.

Каждый толчок в попку аристократки, через вытянутую вперед руку, легко передавался растянутой дырке Ирики, заставляя ее вздрагивать каждый раз от сладкой истомы. Все чаще она отвлекалась от влажных губок подруги ради громкого стона.

Каждый раз, чувствуя, что рыжая отвлеклась, Клеста вынимала язычок из обильно текущей киски и прихватывала нежные лепестки губками. Мягко пожевав розовую плоть, девушка возвращала партнершу к ее долгу.

Раздался первый сдавленный стон рабыни. Этот тонкий звук послужил сигналом. Услышав его, Паль немедленно прекратил двигать тазом. Еще один, куда более громкий стон, но, на этот раз, стон разочарования, огласил сад. Девушке пришлось самой шевелить попкой, чтобы восстановить приток горячего возбуждения.

Мадлен все не могла привыкнуть, что обе ее дырочки, занимает только один мужчина. Раньше это всегда значило, что она будет начинкой для мускулистого бутерброда. Будучи зажатой между двух тел, она не могла двигаться, и оставалось только расслабиться, да стонать как можно чаще.

Сейчас приходилось трудиться самой. Положение осложняла только одна опорная рука. Стоило приложить хоть немного усилия на другую, как Ирика отзывалась болезненными корчами и возмущенным мычанием. Но проникновение в подругу не прекращала.

Вторая рука вернулась к девичьей груди. Аккуратные соски немедленно подверглись болезненному выкручиванию. Теперь корчилось сразу две девушки. Однако, шатен сжалился и возобновил размашистые толчки.

Сдавленное мычание оповестило всех, что черноволосая воительница, наконец, достигла своего пика удовольствия. Теперь девушка громко кричала в недра подруги, словно мелкий воришка в волшебную лампу.

Мадлен и исполнительница роли ее перчатки, одновременно почувствовали, что гладкие мышцы, послужившие причиной плена обеих, начали расслабляться. Сопутствующая этому боль, так же начала спадать. Это направило в девичий мозг солдата такой поток удовольствия, что она мгновенно присоединилась к подруге на славных волнах оргазма.

Почувствовав мелкую дрожь воительницы, рабыня поспешила освободить руку, прежде чем их курьез повторится. Получив, наконец, надежную опору, она начала яростно подмахивать мужчине. Не прошло и минуты, как аристократка, вздрогнув всем телом и засучив длинными ножками, кончила.

— Как не стыдно, герцогиня! — укорил брюнетку Паль, впрочем, не прерывая яростной долбежки, — Кончить раньше мужчины!

— П-простите! — тяжело дыша, выдавила Мадлен.

Пришедшая в себя Ирика развернулась и села на живот, все еще не оправившейся подруги. Она встретилась глазами с натужно пыхтящим шатеном и картинно облизала средний палец на своей руке, после чего мило улыбнулась. Не отрываясь от озорных глаз рыжей, парень, звонко хлопнув тазом в упругую попку, заполнил девушку спермой.

Вытерев свои концы о край юбки, шлепнув сразу двумя ладонями по круглой попе, Паль поправил штаны и встал. Галантно подав руку, он помог подняться рыжей. Они недолго смотрели друг на друга, прежде чем парень заговорил.

— Надеюсь, эта рабыня оказалась полезной!

— Брюнетки всегда очень полезны! — хохотнула Ирика, — Но слишком любят лежать на спине!

— А Вы хотите быть сверху?

— Я...

Но ответ не удалось узнать. Милую беседу прервало появление маркиза и книжника. Увидев это, рабыня поторопилась выползти из под ног шатена и принять стоячее положение. При виде хозяина, она присела, склонив голову и разведя в стороны части юбки. Все желающие смогли увидеть стройные ножки в черных чулках и блестящую, подтекающую мужским семенем, щелку.

— Кажется, наша помощь больше не требуется, — склонив голову на бок и внимательно разглядывая свою собственность, сказал де Рейк.

— Прошу прощения, хозяин, я не уследила за гостями... — начала оправдываться рабыня не меняя положения тела.

— Это я виновата! — Ирика, сверкнув перед всеми круглой попкой, перепрыгнула бревно и приобняла Мадлен, — Я сама зашла, куда не следует! А ваша служанка помогла мне выпутаться из неприятного положения!

— Если у Вас нет претензий не о чем и говорить! — слегка поклонился аристократ, — Паль!

— Да, повелитель? — приосанился слуга.

— Проследи, чтобы накрыли на стол. Мы скоро придем.

— Слушаюсь! — поклонившись, шатен заторопился в сторону кухонь.

— Элеонора!

— Элеонора? — не понял Дерран, к кому обращается маркиз.

— Мадлен Элеонора Монруа, графиня де Брезе.

— Разве она не герцогиня?

— Этот титул был потерян, когда ее брак признали недействительным. Письмо об этом пришло утром.

— Уже недействительно? Разве ее не признали пропавшей без вести?

— Очень трудно пропасть без вести, будучи моей собственностью, — мягко улыбнулся Рен, — Элеонора, отведи дам в купальню. Помойся и сама, — он коротко указал на белые дорожки, змеящиеся от девичьих дырочек по черным чулкам, — Переоденьтесь. Можешь предложить им свои выходные платья. Ждем вас в малой гостиной через час.

— Да хозяин! — еще глубже присела девушка.

— Господин Маук, закончим наш разговор в беседке!

Мужчины удалились. Ирика тут же звонко шлепнула по круглой попке Мадлен.

— Надеюсь, тебя не накажут графиня! — задорно воскликнула она, — У тебя нежные ручки! — неожиданно, рыжая поцеловала брюнетку в губы. Несколько секунд их языки сплетались в сложные узоры, но девушки быстро разорвали поцелуй, — Давай поднимем эту лежебоку!

Но Клеста уже сама поднималась на дрожащих ногах.

— Сколько раз ты кончила, лентяйка?

— Один! — тихо ответила воительница.

— И ты так дрожишь из-за одного раза?

— Он только закончился!

— Везет же некоторым! — рыжая охватила подругу за талию, — Веди нас! — повелительно махнула она рукой, перед Мадлен.

— Горячая вода будет очень кстати! — почти прошептала изможденная воительница.

Через пять минут все трое уже входили в небольшую каменную комнату. Здесь все время, в шесть больших бочек, текла горячая вода. Влажный воздух был полон пара. Мадлен хотела забраться в отдельную бочку, но Ирика утянула всех в одну. Погрузившись в воду, все трое не удержались от блаженного стона.

Рыжая немедленно притянула к себе рабыню. Ладони воительницы зашарили по стройному телу, отдавая особое предпочтение грудям графини. Девушки возобновили свой жаркий поцелуй.

— Ири! Нас ждут за столом! — не выдержала Клеста через несколько минут.

Не прерывая попыток съесть язычок партнерши, воительница показала подруге один палец и повертела запястьем. Это значило «через час».

— Да, но вы лижитесь уже больше пяти минут! А нам еще одеваться!

— Не завидуй! — девушка повернула Мадлен и прижалась к ее спине. Заставив ее поднять руки вверх, воительница сжала свободной рукой грудь девушки, — Смотри какие сиськи! Я такие, только на картинке видела!

— Сиськи как сиськи! Такие много у кого в башне есть!

— Чтоб настолько круглые? Да с такими маленькими сосочками? Ни у кого не видела!

— Похоже, в кабинете встал не только у Деррана, — пробормотала себе под нос Клеста. Графиня же мило улыбалась, показывая свою невозмутимость и покорность, но не смогла сдержать стон, когда ее упомянутые достоинства, грубо выкрутили, — Не делай ей больно!

— Она рабыня! С ней делают то, что захотят!

— Не слышала? Она графиня... как-то там!

— И рабыня! Ты же не против Элен?

— Нет, госпожа! — покорно ответила брюнетка и Клеста бросила попытки призвать кого-то к порядку.

Вдоволь наигравшись с упругим телом. Завершив еще один долгий поцелуй. Ирика, наконец, согласилась покинуть емкость и отправиться за одеждой. Девушки голышом проделали путь в покои рабыни, но ни один человек, которого могли осчастливить своим видом три обнаженные нимфы, им не встретился.

— Ого! — только и могла сказать Ирика при виде более чем двадцати больших шкафов с одеждой.

Элеонора прошла вглубь и настежь открыла десять из них.

— Мои выходные платья! Прошу выбирать! Мы с вами примерно равны в пропорциях, но госпожа Ирика немного ниже. Осмелюсь предложить не брать слишком длинное.

— Это все твое? — восторгу рыжей не было предела.

— Это все, как и я, принадлежит маркизу. Он заказал мне эти платья, чтобы я могла сопровождать его при выходах в свет.

Ирика немедленно выбрала себе зеленое обтягивающее платье. Оно должно было демонстрировать часть лодыжки, но за счет разницы в росте сошло за длинное. Белое кружево выгодно подчеркивало грудь, а шею украсила изумрудная застежка.

Клеста выбрала себе длинное черное платье с боковым разрезом. Для обнаженного бедра предлагалась кружевная подвязка, а глубокий вырез демонстрировал ложбинку между грудей.

Для себя Мадлен открыла три других шкафа. Здесь были куда более откровенные одежды. Ирика немедленно приметила для нее новый наряд. Не было никакой возможности противиться властному «надевай!».

Со спины такой наряд выглядел просто коротким платьем, но спереди открывался хороший вид на плоский животик. Новое облачение хорошо укрывало шею и спину, но черная ткань резко кончалась на середине груди, так что нижняя ее часть манила своей доступностью. Узкая черная полоса соединяла верх с коротким подолом юбки посередине.

Сетчатые чулки и туфли на высоком каблуке закончили образ. Крошечная обувь не подошла воительницам, но вездесущие ковры спасали их от неудобств.

Прелестное трио, поступью властвующих цариц, вошли в обеденный зал. Их приветствовал длинный уставленный всевозможными яствами стол. Мягкие золоченые стулья так и манили воспользоваться их уютом.

Паль галантно поцеловал гостьям запястья и подставил стулья.

— Господа отобедают в кабинете, — извиняющимся тоном сказал слуга, — Но мы с герцогиней окажем вам все возможное внимание! — в доказательство своих слов он наполнил бокал Ирики красным вином.

Мадлен поторопилась сделать то же самое для Клесты. Воительницы по достоинству оценили терпкий напиток. Первые бокалы ушли практически залпом. Помимо этого, девушек ждал настоящий пир. Красная рыба, все виды икры, ломти мраморного мяса заполняли стол среди всевозможных видов салата и фруктов.

Рыжая проглотила галету с черной икрой и, смотря в глаза слуге, провела языком по розовым губкам.

— Почему ты продолжаешь называть Мадлен герцогиней? — улыбнулась она единственному мужчине в зале.

— Вы считаете, что этот титул ей не подходит?

— Официально она, скорее графиня, как я понимаю.

— А реально рабыня, — усмехнулся шатен.

— А ты просто слуга?

— Между рабом и слугой пропасть, госпожа! К тому же, я не просто слуга! Я личный слуга повелителя! — парень приосанился и заложил руку за спину как заправский аристократ.

— Значит, она выполнит любой твой приказ?

— Не любой! Он не должен противоречить воле повелителя!

— Но, скажем, вложить в себя два банана и ходить вокруг стола пока мы едим?

Паль внимательно посмотрел на графиню и, встретившись с ней взглядом, медленно кивнул. Брюнетка тут же поставила кувшин с вином и, схватив из вазы спелые фрукты, осторожно наполнила ими свои дырочки ничуть не стесняясь внимательных взглядов гостей. Закончив, она медленно пошла вокруг стола, стараясь не выронить свою начинку.

— Вы удовлетворены, госпожа?

— Надеюсь, что это сегодня со мной случится! — девушка допила второй бокал, решительно отказалась от третьего и встала.

— Проводить Вас в вашу комнату?

— А это возможно? — томно протянула Ирика.

— Разумеется! — Паль предложил локоть, на который немедленно легко оперлась воительница.

Проходя мимо, идущей уже третий круг, рабыни, мужчина ухватил ее на хвостик банана, торчащий из под юбки сзади и осторожно притянул к девушку себе.

— Когда отведешь гостью в комнату, отправляйся греть постель волшебнику, — прошептал он в маленькое ушко.

Стоило закрыться двери, как Клеста встала, решительно остановила рабыню, вытащила из нее фрукты и жестом предложила садиться рядом с собой.

— Кажется, Ири завидует! Выпьешь со мной?

— Конечно!

Звякнул хрусталь. Допив бокал, Мадлен юркнула под стол. Откинув подол черного платья, она положила руки на стройные коленки, стараясь развести их в стороны.

— Что ты... ?

— Мы, кажется, не закончили в беседке! — прошептала рабыня, мягко преодолевая слабое сопротивление длинных ног.

Клеста покраснев, хихикнула, подлила себе вина и пересела к краю стула, широко раздвинув ножки. В нее тот час проник горячий язычок. Девушка не смогла сдержать сладкий стон. Отпив вина, она запустила пальцы в густую смоляную гриву аристократки и сильнее прижала ее голову к своим нижним губам.

В какой-то момент ей захотелось прилечь. Приятная тяжесть внизу живота говорила о себе все сильней. Встать она не успела — оргазм был подобен взрыву. Ее вздрагивающее тело тяжело облокотилось на стол, а шустрый язычок продолжал творить непотребства меж ее нижних губок.

Когда блаженство пошло на убыль, Клеста решительно встала.

— Отведи меня в комнату Ирики! — ей вдруг остро захотелось получить в себя что-то длиннее и толще чем просто язык.

— Думаю... она сейчас занята, — спокойно ответила из под стола Мадлен, даже не думая вытирать влажно блестящий подбородок.

— Ничуть не сомневаюсь, что в ней уже находится член! Все равно отведи!

— Да, госпожа!

Девушка все же выбралась на свет и воспользовалась салфеткой. Уже через несколько минут они стояли у закрытой двери.

— Они там? — выпитое вино совсем не повлияло на речь и движения воительницы, но ее глаза приобрели характерный блеск.

— Да, госпожа! Ваша комната следующая. Магу отвели предыдущие покои.

Клеста кивнула и вошла в комнату, плотно прикрыв за собой дверь.

Осмотрев платье на предмет лишних пятен и не найдя ничего постороннего, Мадлен вошла в соседние покои. Сев на кровать и широко раздвинув ноги в сторону двери, что оголяло все ее прелести, графиня приготовилась ждать.

***

Закрыв за собой дверь, Клеста ничуть не удивилась стоящей на коленях подруге. Зеленое платье небрежно валялось в стороне. Девушка сноровисто заглатывала один член слуги, каждый раз касаясь губами его лобка. Второй агрегат умело обрабатывался ладошкой.

Паль стоял ровно, с упертыми в поясницу руками. Он блаженно жмурился в потолок, совершенно не обращая внимания на новое действующее лицо.

Рыжая же, все заметила. Улыбнувшись одними глазами, она поманила брюнетку свободной рукой. Клеста стянула через голову черное платье и стала на колени у ног мужчины. Слуга проявил признаки жизни, только тогда когда и второй его пенис пропал в плену мягких губ. Он погладил мягкие волосы обеих девушек и мысленно возблагодарил Аренариона за невероятный анатомический дар.

Не было никакой возможности проглотить оба члена полностью двумя головами, не столкнувшись при этом лбом. Девушкам пришлось подобрать своеобразный ритм. Когда первая обновляла влажный след на стволе, вторая ласкала язычком головку, готовая тут же ринуться вперед, как только подруга отодвинет голову.

Через несколько минут двойной стимуляции Паль, коротко хрипнув, надавил на оба затылка. Воительницы щека к щеке глотали обильное мужское семя, пока не иссяк его источник.

Мужская плоть размякла и обвисла, но девушки намеревались получить гораздо больше, чем несколько глотков мужчины. Они прижались головами к лобку и слились в жарком поцелуе. Оба вялых отростка сейчас хорошо умещались меж их губ и, лаская языки друг друга, они ласкали и обе головки.

Сладкие стоны и настойчивая ласка мужских ягодиц и девичьих грудей под пристальным взглядом заинтересованного слуги, дали свой эффект. Пенисы вновь окрепли и увеличились в размерах.

Паль взял дев под руки, вынуждая их встать. Под чутким руководством парня, воительницы легли на кровать, плотно прижавшись друг к другу животами. Клесте, оказавшейся сверху, пришлось сгорбиться, чтобы найти губы подруги, но, несмотря на легкое неудобство, они продолжили свою жаркую игру.

Шатен пристроился меж двух пар широко разведенных ног. Овладев обеими дамами одновременно, он неторопливо задвигал тазом, наполняя тугие киски своей плотью.

За долгие годы служения Паль научился кое-чему у хозяина. Местные служанки были отличной базой для тренировок, не говоря уже о божественных способностях неутомимой Лины. Так что он хорошо научился сдерживаться. И сейчас, то массируя попку одной, то поглаживая колени другой, он осторожно добивался своего.

Не прошло и десяти минут, как мелкая дрожь оповестила любовников об оргазме рыжей. Еще через пять минут резко напряглась попка Клесты, громко крича, она охватила мужчину бедрами и отдалась волшебному чувству.

В течение последующих пяти часов девушки совершенно обессилили, а твердые члены неутомимо долбили их внутренности, то наращивая темп, то сбавляя его. Выделений было так много, что громкое хлюпанье озаряло комнату еще на середине первого часа, а сейчас, матрас промок насквозь и влажно чвокал при каждом толчке.

Более двадцати оргазмов было испытано подругами на двоих. Они трижды менялись местами от того, что уставали лежать в одной позе, но парень был неутомим и неприступен. Неоднократно он отметал предложение воспользоваться горлом одной из дев. Даже предложение проглотить его достоинство вместе с яйцами не заставило его оторваться от размеренного процесса.

К концу седьмого часа бесконечной ебли, Паль навалился на покрытые потом тела девушек. Тяжело дыша, он увеличил темп. Хлюпанье стало оглушительным на мгновение. Со звериным рыком, мужчина, наконец, кончил. Могучие струи ударили в горячие недра воительниц, заставляя их взвизгнуть от неожиданного укола. После чего, изможденные любовники почти сразу уснули.

Пробуждение было неожиданным — кто-то нетерпеливо дергал слугу за член. Как не хотелось, ему все же пришлось оторвать голову от нежнейшего переплетения женских грудей, служивших ему сейчас подушкой.

На часах было начало ночи. Рывки за член возобновились и стали настойчивее. У кровати стояла Лина. Спрашивать ее о чем-то в слух было бесполезно. Как всегда обнаженная, как всегда невыносимо прекрасная, жизнерадостная служанка беззвучно захлопала в ладони, довольная тем, что добилась своего. Поманив парня, она направилась к двери.

Выйдя в коридор, они подошли к торцу стены между комнатами мага и Ирики. Лина просунула тонкий пальчик в пасть дракона, что служила здесь украшением. Что-то тихо щелкнуло, и перед парочкой открылась небольшая тесная комнатка. Поместиться в ней можно было, только прижавшись друг к другу всем телом.

Внутри помещения было несколько слабо светящихся стекол в трубках, выходящих из стены. Приложив к ним глаз, можно было увидеть то, что сейчас происходит в комнате справа под разными углами. Паль немедленно вдавил служанку в стену и воспользовался одним из устройств. Сейчас он смотрел в комнату, словно через дверной глазок.

Меж широко разведенных, удерживаемых под колени, стройных ног, все еще обутых в туфли с длинным каблуком, яростно трудился волшебник. Длинные ножки вздрагивали каждый раз, когда громкий шлепок оповещал всех об успешном проникновении.

— Они только начали?

Не желая отрывать глаз от волнующего зрелища, Паль скорее почувствовал, чем увидел осторожный кивок девушки.

— Долго ей пришлось ждать!

Тут руки мага опустились, и он склонился вперед. Другой глазок позволил увидеть, как его руки забираются под ткань платья и с силой сминают упругие груди девушки. Ярко алые губки разомкнулись в болезненном вопле, но безвольно лежащие руки и не подумали как-то воспротивиться происходящему, а стройные бедра обняли мужской торс.

Лина почувствовала, как по ее бедру вздымается мужская плоть. Повернув тело и поработав ручкой, она заполнила свои дырочки стремительно твердеющим мясом. Мощные толчки стали еще сильнее вдавливать ее в стену. Паль явно торопился на этот раз. Темп его движений рос и рос, пока упругие недра служанки не поглотили порцию его спермы.

Дерран так же уже успел разрядиться и сейчас лежал на графине, которая скрестила изящные лодыжки на его спине и нежно гладила волосы парня.

Дверца позади бесшумно открылась. На пороге стоял хмурый маркиз.

— Через час всех разбудить, — тихо сказал он слипшейся парочке, — Паль, ты идешь в башню со мной. Начинай собираться. Там может быть опасно, так что возьми амулеты и что-нибудь из арсенала. Если твои девицы не смогут встать сами, отнесешь их в купальни на руках.

— Да, повелитель! — парень погладил медовые кудри и, оттолкнувшись от стены, вышел из служанки и отправился исполнять приказания.

Лина игриво улыбнулась хозяину через плечо и развела ладонями ягодицы, показав ему влажно поблескивающий, измазанный белым сфинктер. Маркиз пожал плечами и, расстегивая штаны, шагнул внутрь. Последнее, что можно было услышать, прежде чем дверца закралась за ним, это упругий шлепок, означающий, что Лина полностью приняла в себя внушительную хозяйскую плоть.



5

Еще секс рассказы