покупка рекламы pizdosya.tv
pornomatka.me
Scat Nude - Extremal Porn ⭐
TrahKino.me
Скачать порно
Порно и Секс Видео в Свободном Онлайн Доступе
Бесплатные порно Фильмы на Pornovsem.net

Миф последний: Вечность

Всем доброго дня!

Я долго работал над этой серией и вот — она завершена. Прямых продолжений больше не будет, но это не значит, что персонажи мертвы! Они могу сыграть свою роль в будущем!

Если кто-то желает поддержать автора, то есть меня, то Вы знаете, что делать с приведенными далее цифрами!
4890494674864541

Жду Ваши комментарии!

***

Тьма. Снова тьма. Она звала. Скучала. Ждала. В густом, словно желе, сумраке проявилась белая башня. Пустое и мертвое строение нагоняло непереносимое чувство тоски и страха.

В одной из маленьких жилых комнат что-то шевельнулось. Скупое едва различимое движение привлекало внимание только на фоне полной, беспросветной неподвижности всего остального. Движение принадлежало двум слабо мерцающим фигурам.

Их тяжело было различить, но первой явно была женщина, а второй мужчина. Мужчина казался знакомым. Женщина тонула в безвестности. Было непонятно, что происходит. Прояснялось только одно — они были рядом.

Раздался крик. Смертный, рвущий душу женский крик.

Синдорель открыла глаза. Крик еще стоял в ее ушах. Неизвестная девушка молила о пощаде.

— Кто кричал? — хрипло проговорила эльфийка.

Только сейчас она почувствовала свое тело. Мягкие касания сразу восьми рук. Кто-то протирал ее лоб и шею влажной тряпкой, массировал бедра и втирал что-то вязкое в кожу живота.

— Синдорель! — радостно завизжала блондинка и прижалась пшеничной головой к зеленоватой обнаженной груди.

Радостные возгласы наполнили комнату. Над лицом склонилось знакомое, обычно очень приятное глазу, лицо Лейны. Именно она орудовала сейчас тряпкой.

Но Лейна выглядела совсем непривычно. Всегда радостные, задорные глаза, сейчас были красными и припухшими. Мягкие розовые губки выглядели сухими и были покрыты следами зубов, словно девушка грызла их.

Над копной спелой пшеницы поднялись две головы потемнее. Альва и Исбель радостно улыбались.

— Как ты? — участливо спросила брюнетка.

Похоже, что в общем приступе радости никто не услышал заданного вопроса.

— Пить хочу...

Эйна немедленно вскочила и бросилась к столику. Девушки подняли Синдорель и счастливо улыбаясь, ждали, пока эльфийка перельет в себя кувшин яблочного сока, который Исбель бесцеремонно стащила с кухни еще утром.

— Вкусно? Для тебя запасла, Апостол сказал, что ты должна очнуться сегодня!

— Да, Исбель, спасибо! У меня море вопросов!

— Слушаем! — хором сказали девушки, рассаживаясь вокруг.

— Кто кричал?

Четверка беспомощно переглянулась.

— Никто не кричал, волшебница, — заговорила Эйна, — Мы старались не шуметь тут, да и в башне тихо.

— Странно, — Синдорель почесала длинное ухо, я слышала жуткий крик! Кого-то убивали...

— Тебя чуть не убили! — встряла брюнетка.

— Нет. Кричала не я... Ладно, может, приснилось, — эльфийка закрыла глаза, — Как долго я... спала?

— Почти пять дней! Надеюсь, больше такого не произойдет! Я, знаешь ли, не люблю терять своих волшебников! — можно было представить, что Исбель отдает приказ.

— Я подумаю! — улыбнулась дева леса, — Хорошо! Вы все радостные, а вот Лейна недавно плакала — почему?

Все сразу притихли и опустили глаза. Лейна, вдруг, заскулила и бросилась эльфийке на шею. По обнаженной груди потекли соленые слезы.

— Лейна! Солнышко! Я жива и здорова! — поразилась силе привязанности к ней девушки, с которой она толком и не была в близких отношениях.

— Дело не в тебе, — нахмурилась Эйна, — Дело в Разаксе.

При звуках этого имени Лейна зарыдала еще сильнее.

— Что с ним? — Синдорель уже была готова услышать самое худшее о своем стеснительном учителе.

— Его казнили вчера вечером, — голос Исбель был сух и спокоен.

— Как? — это не укладывалось в беловолосой голове, смерть от той тени, неудачный опыт, неуклюжее падение с лестницы, но казнь? — За что?

— За убийство! Он жестоко, мерзко... растерзал девушку и покалечил ее сестру.

Лейна начала захлебываться слезами.

— Не могу поверить! — сказала эльфийка поглаживая светлые волосы плачущей.

— Я тоже не поверила бы, но девушка, что выжила, видела эту жуть своими глазами! Маги быстро все распутали, даже серых привлекать не пришлось. Эйна, вот, считает, что ты спасла жизнь Лейне!

— Я? Я же была тут...

— Да. Лейна пришла тебя проведать, и Апостол приказал ей и ее сестре вновь заботиться о тебе. Так что это ее спасло. Той девушкой могла стать она!

Блондинка вдруг обмякла в руках эльфийки, лишившись чувств.

— Так что произошло? — шепотом спросила Синдорель, крепко держа девушку в руках.

— Он переборщил с заклятием роста, — сказал мужчина в желтой мантии от входа.

— Апостол... — дернулись все девушки, но маг махнул рукой, разрешая им не вставать.

— Увеличивал член. Идиот! — всегда добрый на вид старик, сейчас выглядел очень злым и уставшим, — Девушка просто взорвалась!

— А ее сестра? — в глазах Синдорель встала картина из ее сна, она поняла — чей крик ее разбудил.

— Она все видела. Мальчишка хотел замести следы и бросил в нее пламя. Но она все равно выбежала из комнаты. Мы чудом ее спасли. Ей повезло, что мимо шел один из моих. Но Разакс напал и на него. Благо — рядом был еще и черный. Против черного у него кишка тонка! Была...

— Что с ней будет?

— С выжившей? Пойдет на кухню. Будет готовить. У нее есть навыки. Я бы хотел поговорить с Синдорель наедине, — вдруг добавил старик.

— Мы, хотели бы поговорить наедине, — позади желтого Апостола появился Варатор.

— Тогда я здесь не нужен! — воскликнул желтый, — Пойдем, девушки!

Гранул махнул рукой, и бесчувственное тело Лейны, слабо позвякивая золотом, медленно выплыло из комнаты. Следом вышли все остальные.

Маг подставил себе табурет и сел прямо возле больничной койки. Синдорель вдруг поняла, что ее голое тело больше не прикрывает бесчувственная блондинка, и маг свободно смотрит на ее темно зеленые соски. Она потешно заметалась, но одеяло оказалось в кресле в другой стороне комнаты.

Варатор, даже не улыбнувшись, повел пальцем, и одеяло прыгнуло на эльфийку.

— Ты же освоила телекинез! — в голосе был скупой укор.

— Я растерялась! — эльфийка тщательно закуталась в тонкую шерсть. Оба немного помолчали. — Все еще не могу поверить, что Раз... простите, Разакс на такое способен.

— Эйна другого мнения. Она рассказала мне, что Лейна далеко не один раз приходила в их комнату с ректальным кровотечением. И отказывалась говорить — кто это сделал!

— А что значит... а-а... я поняла! Так он ее мучил? Сволочь! Сама бы ему голову открутила! — вдруг разъярилась девушка.

— Уже поздно. Его дезинтегрировали, эм-м... уничтожили. Знаешь, — маг опустил взгляд, — Мы ведь не зря наполнили башню девушками. Одели их в тонкие платья, обнажили их груди. Следим за тем, чтобы все они были красотками на любой вкус.

— Магам нужна разрядка?

— Это конечно да, но мы хотим большего. Чтобы эти мальчишки получили достаточно свободы в выборе партнерши. Чтобы ни одна женщина потом не могла получить над ними власть через постель.

— И как?

— Твое появление в башне стало довольно показательным. Тебя пытались изнасиловать или хотя бы принудить?

— Нет. Даже непристойных шуточек я не слышала.

— Вот.

— Но пялятся все!

— Это как раз объяснимо. Очень мешает?

— Я привыкла. Когда они поняли, что мне неинтересно их общество, все вдруг поостыло.

— Да. В лазарет поступило десяток дополнительных беременных и все поостыло. Они справились со своим влечением. А Разакс нет. Он пример того, что нет идеального решения проблемы человеческой психики.

— Думаете, он спятил?

— Уверен. Он всегда спал только с двумя девушками.

— С сестрами?

— Да. И с Лейной гораздо чаще. Он очень стеснялся. Когда маг, да и любой человек, обладающий огромной силой так стесняется... Теперь мы будем умнее.

— Что будет теперь?

— Девушки начнут проявлять инициативу в отношении таких... не в меру стеснительных ребят.

— Заставите их? — эльфийка нахмурилась.

— Не нужды. Есть девушки, что пойдут на такое с удовольствием. А через сотню лет это войдет у них в привычку. Не у них конечно, но у их дочерей и внучек точно.

— Избегаете насилия?

— Всеми способами. Насилие порождает напряжение, которое, в конечном итоге, уничтожит систему.

— И нет ни одной недовольной своим положением?

— Ты удивишься Синдорель. Девушек учат говорить о том, что им не нравится. И стараются помочь! Как видишь, бывают промахи, но это первый случай за тысячу лет!

— Я поняла.

— Тогда о важном! — маг махнул рукой и белые стены засветились, — Видишь — что я сделал? Сможешь повторить?

— Да, попробую...

— Не сейчас. Нас никто не услышит и не увидит.

— Я не видела его лица... — догадалась к чему идет разговор эльфийка.

— Это был он? — голос Апостола изменился, он стал гораздо более сухим, потерял все эмоции.

— Думаю да. Его не было толком видно. Размытая тень.

— Помнишь, в какой момент активировались статуи?

— Это те серые... с зелеными глазами?

— Да.

— Сразу как меня ударили!

— Он стоял сразу за дверью?

— Нет! У окна!

— Бил оттуда? — нахмурил брови маг.

— Нет! Он подошел. Очень быстро подошел! За секунду или около того!

— Значит, он прошел прямо мимо ловушки, но она не среагировала. Какая-то защита. А когда ударил тебя — отпустил вуаль на мгновение. Почему он решил тебя не убивать?

— Решил не убивать? — округлила глаза Синдорель, — Это похоже на... ? — она не знала, как сказать и просто ткнула пальцем в крохотный шрам на своем животе.

— Именно! Удар пришелся тебе в кишечник. Гранул клянется, что его у эльфов не всяким ножом разрежешь. Но это очень больно! Поэтому ты и вырубилась!

— Но...

— Он одним махом срубил голову коричневому, за пол секунды не оставил живого места на двух белых и в кровавый пар растер красного! Кто бы это ни был — он явно не хотел тебе смерти!

— Голову? — догадавшись, схватила себя за шею эльфийка, — Так, то был не просто урок?

— Не просто. Виллем надеялся, что ты заметишь то, на что не хватило нас.

— В башне орудует маньяк, а об этом никто не знает?

— Маньяк начавший орудовать в башне был вчера казнен! Публично! А эта тварь режет Апостолов! Целенаправленно! Паника и огласка нам тут не помогут!

— А как же те девушки, что лежали вместе с... ?

— Он просто был первым. Мы больше никого к себе не приглашаем. Стараемся не оставаться с кем-то в замкнутых пространствах. Зеленый даже своих девок отослал на кухню — боится за них больше чем за себя.

— А со мной остались?

— Тебе, как мы уже выяснили, ничего не грозит! Даже рядом с тобой! Так что не удивляйся, если кто из Апостолов захочет у тебя ночевать! — маг с силой потер лицо, — Там, в кабинете, в соседней комнате спал Виллем! И он до сих пор жив, только из-за твоего визита! Твоя тень не пожелала больше никого убивать после твоего ранения!

— А статуи?

— Целы до единой! Он бросил одну в проход и исчез! Тебя так быстро нашли именно по этой причине! Ты нужна ему живой!

Синдорель вдруг поняла, почему ее голое тело, чуть не впервые, не произвело впечатления. Апостол был слишком зол. Он хорошо владел собой, но в его глазах пылало пламя ненависти. Не к ней — к той твари, что безнаказанно режет его друзей и коллег.

— И никаких следов?

— Один. Такой крохотный, что не сразу поймешь, что это след. Но я никогда не видел такой магии! Она либо очень сильная, либо очень древняя, а может все вместе.

— Я знаю только одно существо из древности! Демон!

— Думаешь, он вернулся? — маг поморщился, — Не сходится... Демоны, конечно, древние, но следы оставляют совсем другие.

— Он в теле лича! Никто же не знает — сколько ему может быть веков да?

— Ладно, допустим это твой демон, но зачем ему ты?

— Он сам сказал, что неравнодушен ко мне! Что я буду его вещью!

Маг нахмурился. Закрыл глаза и начал тереть лоб пальцами.

— Это будет очень странно, но другой правдоподобной версии у нас нет.

— Я могу покинуть башню? — вдруг спросила Синдорель.

— Тебе же ничего не грозит!

— Я не этого боюсь! Вдруг демон как-то привязан ко мне? Проверим это! Заодно я тоже кое-что проверю!

— Куда отправишься?

— Хочу навестить одного знакомого кентавра.

— Исключено! Стоит упоминать, что наш разговор секретен?

— Я поняла!

— Хорошо! Отдыхай, восстанавливай силы!

— Но...

Эльфийка хотела узнать причину запрета, но на нее больше не обращали внимания. Маг убрал защиту и вышел из палаты. В комнату тут же вернулись звеньевые.

— Лейна спит в соседней комнате. Ей дали успокоительное. Эйна присмотрит за сестрой. И чего так убиваться? — Исбель села на край кровати и возобновила массаж бедра, безапелляционно вытащив его из-под одеяла.

— Она его любила! — впервые робко подала голос Альва, садясь с другой стороны.

Повисла тишина.

— Мне нужно выйти из башни!

— Что-то задумала? — брюнетка невозмутимо продолжила массаж, тогда как Альва ойкнула и испуганно прикрыла рот ладошкой.

— Да, ты мне поможешь?

— Такие приключения грозят трибуналом! Ладно. Когда?

— Ночью?

— Не пойдет! Тебя пустят в свою комнату не раньше утра. Завтра и уйдем.

— Хорошо, — Синдорель расслабленно откинулась на подушку. Вскоре она уже спала, несмотря на бесстыдные прикосновения коварной брюнетки.

Утром эльфийку разбудил сдавленный хрип. Она испуганно подскочила. Хрипел кто-то за стеной. Мигом натянув черную робу и сапоги, дева леса промчалась мимо мирно дремавшей в кресле Исбель к выходу. Уже через секунду она распахнула дверь в соседнюю палату и вошла внутрь.

Хрипела одна из сестер блондинок, но вовсе не так как думала эльфийка. Она, конечно, страдала, но толстый член в горле совсем не то страдание, которое ожидала увидеть армия спасения.

Комната была переполнена звуками. Хрип, просто, был самым громким на фоне сопения, кряхтения и влажных хлюпов. Девушек было плохо видно из-под вороха тел. Лейну пользовало сразу трое. Она лежала поперек кровати, животом на молодом шатене. Всем ее дырочкам досталось по активному кавалеру. Каждый из них, в своем ритме, пользовался предоставленной свободой самоудовлетворения. Прямо на глазах, девушка забилась в судорогах оргазма.

— Кончает как заведенная! — восхитился маг, которому Лейна отдала в пользование свое горло.

— У нее и так дырка тугая, а когда пульсирует — вообще пламя! — добавил парень из-под блондинки.

Мужчины были так увлечены происходящим, что и внимания не обратили на стоящую с открытым ртом, посреди комнаты, эльфийку.

Эйна, в то же время, пользовалась еще большей популярностью. Лежа спиной на одном из мужчин, она, откинув назад голову, часто глотала толстый член. Именно это действо и вызывало тот самый хрип. Ее нижние дырочки так же не бездействовали.

То, как блондинка сжимала пальчики на длинных ногах, немало говорило о получаемом ею удовольствии. Синдорель узнала того парня, что доставал своей дубиной до матки в родильном отделении. Но сейчас ему была предоставлена круглая попка девушки, в которой он смело орудовал на всю длину своих возможностей.

Сама Эйна, с силой сжимала свои груди. Меж упругих холмов, по нежной коже активно скользил еще один член. Залитая спермой шея девушки говорила, что скольжение было небесплодным. Таким образом, блондинка обрабатывала целый квартет.

— Приветствую, волшебница! — тихо, и немного виновато произнес женский голос с другой стороны от кровати.

Там, прямо на стеклянной крышке стола, поскрипывая по нему доспехами, на животе лежала Альва. Кольчужная юбка была задрана. Меж худых ягодиц быстро сновал член девятого представителя мужской рассы.

Маг, что единственный обратил внимание на гостью, невозмутимо кивнув эльфийке, продолжил свое торопливое исследование девичьей кишки. Альва, под пораженным взглядом Синдорель густо покраснела, закрыла глаза и немедленно кончила. Со столешницы на пол закапала влага.

Маг одобрительно погладил девушку по голове, после чего перехватил ее локти и, с новой силой, начал вонзаться в тугую дырку.

Синдорель внезапно потянули за локоть. Ехидно улыбающаяся Исбель тянула ее к выходу.

— Не будем мешать, пусть детишки развлекаются! — усмехнулась инструктор, — Или ты хочешь присоединиться?

— Я подумала...

— Или ты хочешь меня? — брюнетка приблизилась и говорила, едва не касаясь зеленых губ, — Могу сделать это прямо тут! На лестнице! Хочешь?

— Что ты творишь! Оставь мою грудь в покое! — возмутилась дева леса, которую начали безобразно лапать.

— Хорошо! — брюнетка мигом отстранилась и убрала руки за спину, — Пойдем! — бросила она и скрылась в палате.

Когда Синдорель села на свою койку, инструктор уже сидела в своем кресле.

— Что это было?

— Эйне надоел скулеж сестры, и она позвала кучу парней, чтоб ее утешить. Еще и сама расслабилась!

— А что делала ты?

— Проверяла твою устойчивость! Альва у нас, в этом деле, слаба. Я дважды отлизала ей, пока ты спала, а потом она не удержалась и пошла за своей порцией членов туда.

— Да уж...

— Безотказная как зачарованный клинок! Но ничего, нимфоманок в башне полно! Она не первая и не последняя.

— А ты ей зачем... ?

— Мне было скучно. Ты спишь, никто не нападает, второй койки нет.

— Шла бы к себе!

— Чтоб тебя опять продырявили? Нет уж! Пусть другим рассказывают, что Разакс корень всех бед! Он конечно маньяк, но не стал бы тебя убивать! Вот затрахать до смерти он мог, а хладнокровно пырнуть тебя в брюхо... ! Кто-то на тебя охотится, волшебница! — брюнетка многозначительно посмотрела на эльфийку.

Синдорель несколько секунд просто хлопала глазами, а потом безудержно расхохоталась. Смех был так силен, что из глаз потекли слезы, и стало трудно дышать.

— Я что-то не так сказала? — спросила брюнетка, терпеливо дождавшись пока дева леса, перестанет икать и кашлять.

— Прости, — хрипло выдавила Синдорель, — Я перенервничала...

— Такая истерика куда лучше, чем состояние Лейны!

— Ей станет лучше?

— Девчонка любит члены. Если ей не будут давать роздыху, а ее сестра об этом постарается, ей, в конце концов, полегчает.

— И получится?

— Что?

— Найти столько парней?

— Ты видела, как она выглядит? Да на нее с сестрой слюни пускают не меньше чем на тебя! От членов отбоя не будет — только позови!

— Мне кажется — ты завидуешь! — хохотнула эльфийка.

— Вздор! — всплеснула руками девушка, — Ну, разве, чуть-чуть! — немного подумав, добавила она, — Ты не передумала? Покидать башню?

— Нет!

— Тогда у меня есть дела! — брюнетка встала и вышла из комнаты, — Не оставайся одна! — добавила она от двери.

Вскоре пришел один из желтых. Сделал небольшой осмотр, восхитился крошечным, уже едва заметным шрамом на животе и разрешил эльфийке идти в свои комнаты.

Синдорель, немного подумав, прижала мужчину к стене. Став перед ним на колени, она добралась до быстро твердеющего члена и взяла его в рот. Парень только охнул и расслабленно опустил руки, когда его член проглотили на всю длину и горячий язычок лизнул его яйца. Этот язычок вообще был очень проворен и приятен. Он плотно обволакивал головку, щекотал уздечку, лизал ствол.

Так не могло долго продолжаться и желтый накормил Синдорель своим семенем.

— Не думал, что осматривать эльфиек может быть так приятно! — восхитился парень.

Девушка же, не говоря ни слова, направилась к выходу.

— Мне стоит на что-то рассчитывать? — бросил парень, вслед Синдорель, поправляя мантию, — Понял — просто благодарность, — пожав плечами, сказал парень закрывшейся двери.

Дальнейший день прошел неприметно. Пообедав, Синдорель закрылась в своей комнате вопреки пожеланиям Исбель. Упомянутая брюнетка явилась ближе к закату. Она гордо продемонстрировала три небольших белых стержня.

— Достала!

— Что это? — удивилась эльфийка роняющим невидимые искры палочкам.

— Локальные точки возврата настроенные на приемную площадку! Мы же собираемся потом вернуться?

— Конечно!

— Тогда они нам понадобятся!

В дверь постучали. Брюнетка торопливо затолкала стержни себе за воротник. Эльфийка открыла.

За порогом стоял маг, к которому прижималась вялая Альва.

— Она просила доставить сюда!

— Спасибо! — просто сказала дева леса и, подхватив синеволосую воительницу на руки, захлопнула дверь ногой.

— А ты сильная! — восхитилась инструктор.

— Она просто худая! — ответила эльфийка, опуская девушку в кресло.

— Ага, а доспехи на ней из пуха! Ладно! Дырявая задница! — это обращение явно относилось к заливающей обивку кресла, спермой из переполненной попки, девушке, — Ты сколько раз сегодня кончила?

— Я сбилась со счета... — голос Альвы был полон усталости.

— Как сестры?

— Хорошо...

— С ними закончили?

— Нет. Там уже человек двадцать...

— Дерут без остановки? — хохотнула инструктор.

— Да...

— Лейну кормили?

— Нас всех кормили...

— То, что ты наглоталась членов и так видно! Я имею ввиду — нормальной едой!

— Маги приносили сок, вино и фрукты...

— Но ты видела, как она ела?

— Да...

— Нормально, не противилась?

— Не знаю, ее в этот момент... в попу...

— Раз ест, значит, все будет хорошо, — констатировала брюнетка, — Спи! Придешь в себя — сходи помыться! — но девушка уже отрубилась.

— Что теперь, отправляемся?

— Альва спит, без нее нам в порт не сунуться!

— Почему?

— Все вылазки совершаются магом и его двумя звеньевыми! Тебе не говорили? Если пойдем вдвоем — это будет подозрительно!

— Тогда дадим ей поспать?

— Да, до полуночи ей хватит, а пока надо утащить немного припасов с кухни. Мы же не на несколько часов отправляемся?

— Сама не знаю. А не будет подозрительно, что мы идем ночью?

— Это, как раз, нормально. Маги все время куда-то подсматривают, где-то подслушивают. А это удобнее всего делать ночью!

На том и порешили. Синдорель в несколько заходов натаскала с кухни сухарей, сухофруктов и копченого мяса, но получилось немного. А брать больше она боялась. Инструктор, в свою очередь, принесла со складов три комплекта походной амуниции. К полуночи все уже было уложено, а фляги наполнены.

В четыре руки девушки стянули доспехи с Альвы. Раздевшись сами, они затащили спящее тело в бассейн. Там то синеволосая и проснулась. Никто не желал слушать ее сонных жалоб. Так что девушку хорошенько отмыли и отправили чистить заляпанные доспехи.

Меньше чем через час все трое были готовы выходить. Они накинули мешки, Синдорель дополнительно приладила на пояс небольшую сумку, и вышли за дверь.

В башне было тихо. Большинство обитателей спало, кто-то, конечно, учился или тискал служанок, но делалось это подальше от чужих глаз. Спуск по лестнице привел троицу прямо к транспортной площадке. Ее охраняло сразу три звена.

— Ночная вылазка? — приветливо осведомился широкоплечий блондин, — Магистрат опять забыл предупредить!

— Вероятно! — осторожно ответила эльфийка.

— Ладно, бывает. Без посоха? А возвраты есть? — маг удовлетворенно кивнул, увидев белые жезлы, — Хорошо! Координаты?

Это и было провалом. Используя посох, маг представлял местность, в которую хочет отправиться. Если же он никогда там не был или был неспособен пользоваться посохом, а такое было не редкостью, он должен был сообщить координаты дежурному магу. Исбель прекрасно об этом знала, но не сообразила о том, что ее командир недостаточно обучена. А еще она понятия не имела — куда они отправляются.

Время шло. Ситуация становилась все более напряженной. Блондин начал хмуриться. Самовольная попытка покинуть башню грозила крупными неприятностями.

— Синдорель! — окликнул кто-то эльфийку от лестницы. Сверкая изумрудной мантией, по ступеням спускался Апостол, — На пару слов!

— Апостол? — подошла к члену совета эльфийка.

— На будущее, — шепотом заговорил маг, — Если хочешь провернуть, что-то подобное, стоит дольше готовиться. Иначе тебя засекут серые! И доложат, например, мне! — седеющий брюнет улыбнулся, — Куда ты отправляешься?

— Мне нужно к кентаврам!

— Да, я помню место — пару дней назад был доклад об их лагере. Туда и обратно?

— Нет, все зависит от результатов...

— Понял, — волшебник поднял голову и пристально посмотрел на блондина, — Иди на склад и принеси три походных плаща.

— Но я на посту...

— Живо!

— Да Апостол! — блондин склонил голову и ушел.

— Вы мне поможете, Апостол? — удивилась эльфийка.

— Ты спасла мне жизнь! — тихо сказал член совета увлекая за собой эльфийку на расстояние, с которого их не услышат остальные, — Ненамеренно, конечно, но спасла. Нас убивают, а мы ничего неспособны сделать! — маг немного помолчал, затем внезапно улыбнулся, — Корган умудрился подхватить какую-то болезнь — как момент выбирал!

— Серьезную? — забеспокоилась эльфийка.

— Наверное. По крайней мере — никогда не знал такой, чтобы кровь после пореза воняла тухлятиной! — Виллем наконец заметил беспокойство собеседницы и поднял руки в примирительном жесте — Не беспокойся так! Если б это было от той тени, мы бы соскребали Коргана с ковра! Наверное, подхватил что-то от своей беспутной ученицы! Ладно, я что-то заболтался! — маг направился к успевшему вернуться блондину — Я введу координаты! Считай это моей благодарностью!

Через несколько минут с безоблачного неба ударила одинокая молния. Она выжгла круг, в котором осталось стоять три закутанные в плащи фигуры.

Девушки стояли перед опушкой небольшого леса. Их слуха тут же достигли самые обычные ночные звуки: скрип ветвей, шелест листьев, плеск небольшого ручейка. И ни одного стука копыта, хлопка полы шатра на ветру или иного доказательства постороннего присутствия.

Звено углубилось в лес. Вскоре они набрели на вытоптанную поляну. Здесь и был лагерь два дня назад.

— Я не узнаю этот лес, — вдруг сказала эльфийка, — Но тут точно были кентавры!

— А что не так? — нахмурилась Исбель.

— Этот лес гораздо севернее, чем тот, где они обитают. Тут другие растения.

— Другое... стадо?

— Только при них так не скажи! — расхохоталась дева леса, — Тут только один отряд. О других я, по крайней мере, не слышала.

— Тогда что-то заставило их перебраться на север!

— Демоны, — тихо сказала Альва, словно боялась привлечь их этим словом.

— Возможно. Где их теперь искать? Второй раз из башни так просто не улизнем! Нам и за первый раз долго объясняться придется!

— Пойдем следом! — эльфийка уверенно направилась к южной стороне поляны, погладила мох на дереве и прошла еще сотню метров среди деревьев. — Следы свежие. Много. Они ушли на юг!

Отряд быстро вышел из леса. Следуя за широкой вытоптанной тропой, они теперь двигались вдоль деревьев, а когда лес кончился, пошли через поля. На рассвете девушки перекусили, немного поспали и пошли дальше.

К полудню снова был привал. Дорога, проложенная полуконями, не желала кончаться. К вечеру Синдорель заметила, что от основного потока отделилось две группы. Понимание пришло, когда отряд набрел на запустелое селение.

— Они напали на поселок? — удивилась брюнетка.

— Скорее на то, что здесь гнездилось! — эльфийка указала на засыпанную землей траншею.

— И зарыли их тут?

— Нет! Они поскакали дальше. Траншею прорыли солдаты. Закапывали тоже они.

— Почему именно солдаты?

— Я их слышу!

Рота солдат действительно заняла поселок. Большая их часть заняла пустующие дома, но три десятка засели в местном трактире. Там же стояли повозки странствующего торговца.

— Остановимся на ночлег? — спросила Альва.

— Не стоит.

— Девчонка в чем то права, Синдорель! Мы взяли не так много еды, да и переночевать стоит в тепле!

— У нас же нет денег!

— Я что-нибудь придумаю! — озорно улыбнулась брюнетка, отдала свой меч деве леса и решительно направилась к входу.

Через четверть часа троица уже поедала горячий суп со свежим хлебом в углу трактира. Солдаты продолжали свое веселье, вызванное поставленной им большой бочкой вина и пятью бочками пива. И, то и дело, поглядывали на сидящих в углу девушек.

— Значит так! — брюнетка проглотила последнюю ложку супа и вытерла губы тыльной стороной ладони, — Нам дадут отдельную комнату. А если Альва мне поможет то мы еще и пополним припасы, вкусно позавтракаем и, может быть, заработаем! Пойдем!

Девушка привела всех троих наверх — в ближайшую к лестнице комнату.

— Тут только один тюфяк! — нахмурила брови эльфийка.

— Его займешь ты!

— А вы двое?

— Переночуем в соседней комнате!

— Но ты сказала, что нам дадут только одну!

— Да! — улыбнулась брюнетка, — Помимо нас там будут солдаты! Много солдат! Поэтому мне и нужна Альва, меня одну они о матрас сотрут!

— А я...

— А ты присмотришь за нашими доспехами! Они не поняли, что ты эльфийка и хорошо, а то у них сперма в мозг ударит! Чего доброго — с ума сойдут от возбуждения!

— Хорошо, но если что-то пойдет не так...

— Ты всех убьешь! — это было сказано тихо и очень серьезно, — На то и рассчитываю! Альва раздевайся!

Девушки сбросили с себя одежду и нагишом вышли за дверь.

— Налетай, мальчики! — донеслось до эльфийки снизу и босые ноги, а следом и толпа обутых, прошагала мимо двери в соседнюю комнату.

Мужчины замешкались на входе. Синдорель услышала, как на стол положили каску и как она начала звякать. Каждый входящий бросал в каску одну-две монеты или даже целую горсть.

Эльфийка не видела того, что происходит в соседней комнате, но острый слух помогал очень точно воссоздать картинку. Исбель, стоя на коленях бойко, с причмокиванием, сосала член первого вошедшего. Более робкую Альву уже усадил на себя один из солдат. Девушка охнула, когда второй мужчина вошел в ее попку. Открытие того, что неожиданные шлюхи, легко позволяют пользовать их сзади, вызвало немалый ажиотаж.

Не прошло и минуты как Исбель распяли на два члена прямо в воздухе. Брюнетка призывно стонала своим чудесным голосом. Альва же только натужно сопела — в ее ротик проник третий гость. Но скоро, под воздействием первого оргазма девушка уже громко кричала, несмотря на член в глотке.

Брюнетке тоже недолго дали издавать звуки. Очень скоро, уставшие мужчины, легли с ней на кровать, и грудные стоны сменились громким хлюпаньем.

— Впихни ей в зад второй!

По кроткому всхлипу, эльфийка поняла, что ее синеволосую подчиненную пользует уже четверо мужчин.

— Эта шлюха рождена для минета! Смотри, какие глаза! Как она их пучит, когда вбиваешь ей в горло!

Солдаты все больше распалялись и отпускали все более сальные комментарии, но их остроумия в основном хватало на фразы воде:

— Тугая у тебя насадка!

Или еще проще:

— Вот это дойки!

Синдорель так и задремала под множественные обещания порвать зад этой шлюхе или намерения прочистить ее дымоход. Было даже пари, что брюнетка не сможет проглотить особенно толстый хер, но обладатель заявленных достоинств, под азартный рев толпы, безнадежно проиграл.

Эльфийке вновь снились крики боли, но в это раз сон был мимолетным. Она лишь ненадолго открыла глаза, услышала гогот солдат и влажное хлюпанье переполненных спермой девичьих отверстий и опять провалилась в сон.

Окончательно новоявленная волшебница проснулась под солдатский рожок. Кто-то трубил построение. Это было ясно, потому что, солдаты из соседней комнаты, чертыхаясь и падая, повалили по лестнице вниз.

Девушка встала. Сквозь мутное стекло крохотного окна пробивался слабый свет раннего утра. Накинув капюшон, она вышла из своей комнаты и заглянула в соседнюю.

На истрепанных соломенных матрасах лежало два изможденных тела. Воительницы, всю ночь исполнявшие роль походных куртизанок, мирно дремали. Их ноги были широко разведены, из растянутых за ночь дырочек сочилась сперма.

Спермы вообще было очень много. Ею были залиты тела девушек и тюфяки, забрызганы стены и дощатый пол. Даже в каске, куда ночью сыпались серебряные и медные монеты, сейчас было немало белой жижи.

Тут же валялась большая пивная кружка. К стеклу прилипли остатки зловонной субстанции. На кромке отчетливо виднелся след алой помады того оттенка, что использовала Исбель.

Краткий осмотр позволил убедиться, что, несмотря на бахвальство и угрозы, с девушками поступили достаточно мягко. Было лишь несколько синяков на бедрах Альвы, но они могли остаться и с прошлой оргии.

Облегченно вздохнув, Синдорель спустилась вниз. В, окна было хорошо видно, что солдаты уже собраны в строй. Прямо на глазах эльфийки офицер махнул рукой, и вся рота, чеканным шагом, выдвинулась за пределы поселка. Следом, на небольшом расстоянии, катилась разноцветная повозка торговца.

Селение опустело и наполнилось тишиной. Синдорель решила осмотреть предоставленную им площадь, а заодно дать девушкам наверху поспать.

Солдаты не оставили после себя ничего, кроме нескольких сломанных столов и табуретов. Все важные пожитки и обмундирование было тщательно уложено в рюкзаки и унесено с собой.

С приятным удивлением, эльфийка нашла на стойке три миски с теплым супом и краюху хлеба. Несмотря на ночные увеселения и раннее отбытие, кто-то позаботился о завтраке для, неожиданно обрушившихся на солдат, девиц.

На одном из столов лежало три небольших мешка с походной снедью. На мешках был тот же знак, что и на парусине обтягивавшей повозку торговца. Стало понятно — для чего собиралась та самая мелочь и куда она потрачена.

За стойкой обнаружилась большая деревянная бочка. Синдорель без особого труда отнесла ее в свою комнату. Она собиралась устроить ванну, как для себя, так и для спутниц. Но с водой была проблема — реки рядом не было, был только небольшой колодец. В колодце не было ведра, но, даже при отсутствии этого неудобства — вода была непригодна. Из каменного кольца ощутимо несло падалью.

Тяжело вздохнув, эльфийка вернулась к бочке. Немного подумав, она повела рукой, и из тонкого пальца плеснул родник. Напор был невелик, но этого было достаточно. Через десять минут емкость была наполнена прозрачной на вид жидкостью.

Прислушавшись и убедившись, что никого рядом нет, девушка скинула одежду и залезла в импровизированную ванну. И тут же поежилась — добытая ею вода была ледяной. От поверхности поднимался слабо видимый парок. Не хватало только плывущих льдинок.

Несмотря на это, Синдорель была рада хоть как-то смыть дорожную пыль. А холод никогда не вызывал у нее отвращения. Однако, воительницы могли быть не такими закаленными — стоило, все же, подумать о нагреве.

Добыча нескольких сотен литров воды здорово выматывала. Вновь вздохнув, эльфийка протянула руку к своей одежде. Из взятого с собой поясного мешочка был извлечен прозрачный пузырек с белой жидкостью. Стекло звонко отпустило свою крышку, и тягучая субстанция перелилась на темно зеленый язык. Покатав жидкость во рту, дева леса сделала мощный глоток.

Новая энергия немедленно напомнила о себе. Содержимого пузырька было слишком много. Быстро достигнув предела, магия начала изливаться через нежно зеленую кожу. Не желая терять ее попусту, Синдорель сосредоточилась на нагреве.

С тихим всхлипом эльфийка вылетела из бочки. Ее усилие практически вскипятило воду. Теперь от поверхности растекался мощный поток пара. Тратить силы на охлаждение девушка не решилась. Оставался немалый шанс получить глыбу льда и опять вымотаться. Пришлось ждать, пока все произойдет само собой.

Подходил полдень. На улице прошел небольшой дождик. Как не хотелось продолжить водные процедуры, но в планы никак не входила еще одна ночевка на этом месте. Синдорель еще немного подогрела воду, телекинезом убрала всплывшую на поверхность воды грязь и вылезла из бочки.

Стоило войти в комнату, как Исбель открыла глаза. Вернее только один глаз.

— Готова спорить — ты от меня такого не ожидала! — хрипло начала брнетка.

— Это от жительницы башни то? — улыбнулась эльфийка.

— Сколько я спала? — спросила девушка, стараясь разлепить закрытый белой коркой глаз.

— Около пяти часов. Скоро полдень!

— Долго! Почему не будила?

— Готовила ванну.

— Ванну? Солнце мое! Я у тебя в долгу! Тогда не будем будить девчонку — я первая!

— Поместитесь обе! — улыбнулась эльфийка и дернула за стройную ногу Альвы.

Через пять минут воительницы уже шумно плескались в деревянных объятиях. Пришлось повозиться с синими волосами младшей девушки. Похоже, солдатам особенно нравилось вытирать сперму о непривычную им синеву, и сейчас она сильно страдала от слипшихся прядей.

Закончив мойку, девушки наелись холодного супа с подсохшим, но все еще очень вкусным, хлебом. Запили все это невероятно вкусной водой, которую Синдорель предусмотрительно отлила из наполненной ею бочки. После чего трио было готово продолжать поход.

Путеводной звездой маленького отряда вновь была широко вытоптанная кентаврами тропа. Шли тихо, говорили редко. Опасаясь внезапного нападения — часто крутили головами. Радовало, что широкая полоса следов избавляет отряд от необходимости проходить через высокую траву.

— Уже, наверное, заняли крепость! — вдруг сказала Исбель, посмотрев на медленно ползущее к горизонту солнце.

— Кто? — не поняла Альва.

— Наши солдаты!

— Какие наши?

— С которыми мы провели ночь, глупышка! — хохотнула инструктор.

— Откуда ты знаешь, что они шли на какую-то крепость?

— Пока ты наслаждалась процессом, я держала ушки открытыми! Мне туда никто ничего не засовывал, хотя... дай им волю... ! — покачала головой брюнетка.

— Что за крепость? — вмешалась в мечты брюнетки Синдорель.

— Не знаю названия, но наши солдатики собирались занять небольшую крепость за вот тем холмом! — изящная рука в темном доспехе указала вперед.

— А что кентавры?

— Местный лорд уговорил их помочь. Обещал поддержку в удержании границ. И бойцы этому очень рады. Полукони хорошо вычистили округу. Легкая прогулка — нужно только дошагать до крепости!

— Мне кажется — они недооценили местную опасность! — эльфийка прикрыла синие глаза от солнца ладонью и вгляделась вперед.

— Вроде тихо! Думаешь тут опасно?

— Да, впереди чьи-то тела. Много!

Солдаты определенно выбрали для себя тот же самый ориентир, что и звено. И теперь их тела кучами лежали посреди вытоптанной тропы.

Девушки выхватили мечи, но нападения не последовало. Было тихо, даже тонкий слух эльфийки не смог уловить ничего определенного. Трио осторожно распределилось между останков и настороженно вглядывалось в округу.

— Ты ничего не слышала? — обратилась Исбель к эльфийке, — Вопили они, должно быть, знатно!

— Нет! Они ушли рано и шли быстро, похоже бой состоялся еще до того как мы выдвинулись!

— Надо их пересчитать и поискать тела нападавших! Ни за что не поверю, что вся сотня никого не убила!

Задумка была исполнена. Выяснилось, что, во-первых, здесь действительно вся сотня, а, во-вторых, что не все солдаты мужественно встретили смерть. Почти половина людей лежала большой кучей впереди, а остальные представляли собой множество кучек поменьше, а то и вовсе одиноких беглецов, чьи тела лежали ближе к обочине, а кто-то даже уже в траве.

— Не похоже на демонов! — нахмурилась Синдорель.

— Почему ты так думаешь? — спросила брюнетка, не поворачиваясь.

— Я билась с ними в столице! Они, в самом жарком бою, не отказывали себе в возможности полакомиться свежей плотью! А я не вижу следов трапезы!

— Их просто убили?

— Да! И тех, что лежат самой большой кучей, убили еще до того, как кто-то понял, что на них напали!

— Выходит — нападающих было немного!

— И они не выглядели как угроза! Иначе рота начала бы перестроение! Или солдаты, хотя бы, выхватили мечи!

— Часть тел сплющена, часть разорвана в клочья или разрезана на пару ровных кусков — кто так делает?

— Я такого никогда не видела! В лесу, где я жила, все определялось куда как проще!

— Идем дальше по тропе?

— Да, мне все еще нужны кентавры, они явно все еще живы, да и направление на юг меня устраивает!

— Думаешь живы? Они могли стать жертвой той же твари, но днем ранее!

— Все равно! Даже если они мертвы — я продолжу идти на юг!

— Только ты? — брюнетка бросила гневный взгляд на эльфийку, — Нас с собой не берешь?

— Я думала — может теперь, вы захотите вернуться в башню...

— И бросим тут тебя? Никогда! — слова инструктора Альва подтвердила уверенным кивком.

Синдорель надолго замерла над телом, чью голову уже было не найти во всей этой кровавой каше.

— Думаешь, эта тень, все же охотится за тобой? — озабоченно спросила брюнетка, видя состояние эльфийки.

— Не знаю.

— Но, как думаешь, это она сделала? — воительница повела рукой, указывая на страшное творение.

— Не похоже. Слишком грязно... небрежно.

— Может, торопился просто!

— Нет — это не похоже на спешку! Так прихлопывают надоевшую, мешающую спать муху!

— Кто бы всех не убил, — подала, наконец, голос синеволосая, — Он шел им навстречу! А значит — нам уже нечего бояться!

— Верно! Но всякую мелочь, вроде демонов, я бы не стала списывать со счетов так рано! — улыбнулась Исбель.

— Тогда не будем задерживаться здесь! — немного натянуто улыбнулась в ответ дева леса.

Было решено ускориться — никто не хотел ночевать вблизи этого побоища. Даже не стали останавливаться на вечерний перекус.

Такая спешка принесла свои плоды. К ночи удалось достичь небольшой речушки. Девушки напились, пополнили фляги и переночевали среди мягкого шума чистой воды.

Следующие два дня не отличались особым разнообразием пейзажей и событий. Проложенная полуконями дорога не кончалась и была все такой же широкой и чистой. Малых привалов не делали — торопились.

Синдорель не сказала этого вслух, но поняла, что без авантюры, что провернула Исбель в поселке, им пришлось бы сильно затянуть пояса. А так, они могли не отказывать себе в питании. Самоотверженная брюнетка на одном из привалов, открывая новую сумочку с сухарями, обронила — «голодный солдат — плохой солдат» и смачно захрустела сухим хлебом.

Благодаря спешке отряд сильно продвинулся и, на закате очередного дня, когда солнца уже не было видно, но небо еще не успело почернеть, достиг небольшой рощи.

Синдорель немедленно уловила звуки лагеря кентавров. Такой цокот копыт нельзя было перепутать ни с чем другим. Доносились звуки разговора. Стражи обсуждали что-то всем своим составом — шел совет. Часовые, конечно, тоже были расставлены, но их больше интересовало происходящее в лагере и они не заметили осторожно крадущихся девушек.

Эльфийка решила сделать Крауку сюрприз и направилась прямо к его обиталищу. Командор, как и ожидалось, председательствовал на совете, и шатер оказался совершенно пуст. Девушки сбросили надоевшую за день поклажу за стеллаж с оружием. Воительницы спрятались там же.

Дева леса, в свою очередь, заняла самое открытое место. Она уселась прямо на столе командора. К ее удивлению — стол оказался не тем, который она помнила. Куда более простой и легкий, он был явно сделан на скорую руку.

Вскоре послышались тяжелые шаги старого кентавра. Откинув полог, он быстро вошел внутрь. В могучих руках красовался двуручный меч. Внимательный взгляд мигом остановился на эльфийке.

— Не ожидал меня увидеть, старик? — тихо сказала девушка, закидывая ногу на ногу.

Командор заметно ссутулился. Он сделал пару шагов в сторону кадки с водой и умыл лицо свободной от оружия рукой. А через мгновение, старый кентавр уже несся вперед со вскинутой сталью.

Ничего не понимающая Синдорель, в странном замедлении, видела, как на ее голову опускается сталь. Она машинально дернула рукой и зажмурилась, понимая, что уже не успевает увернуться.

Ничего не произошло.

Эльфийка осторожно открыла глаза. Прямо перед ее лицом застыла стальная кромка. Краук дрожал всем телом и напрягал мышцы, но не мог сдвинуться с места или, хоть как-то пошевелиться. Девушка с тихим воплем отпрыгнула в сторону. Из-за стеллажа выскочили ее звеньевые и направили мечи на кентавра.

— Вижу, в этот раз, ты привела подмогу! — процедил страж.

— Что? Ты спятил? Что с тобой старик? — как-то жалобно заговорила эльфийка.

— Давай! У тебя получилось! Кончай с этим! — командор закрыл глаза и ровно задышал.

— Что получилось? С чем кончать? С каких пор мы враждуем, Краук?

Кентавр принюхался. Его глаза распахнулись и с подозрением уставились на нежданную гостью.

— Цветами! — пораженно выговорил он.

— Что цветами? Совсем мозги себе вытоптал дубина?

— Ты пахнешь цветами! Как и раньше!

— Я ничего не понимаю! Что с тобой?

— Ты же не собираешься меня убить?

— Нет! — теперь удивлялись все действующие лица.

— Готов поклясться, что это была ты!

— Я пыталась тебя убить? Ты бредишь?

— Я точно так же вернулся с совета! — торопливо заговорил страж, — Ты точно так же сидела на моем столе! Ты уговаривала меня предать королеву! От тебя разило тухлятиной! Когда я отказал, ты попыталась меня убить! Я разрубил тебя пополам вместе со столом!

Синдорель сжала голову руками и села прямо на землю.

— Когда это случилось?

— Несколько недель назад!

— Несколько месяцев госпожа Синдорель находилась в башне! — вступила в разговор Исбель.

— Кто ты?

— Я ее телохранитель!

— На тебя напал кто-то другой, старик! — воскликнула эльфийка с земли.

— Но она выглядела как ты, говорила как ты, двигалась как ты!

— Но это была не я! Я, в этот момент, либо при смерти лежала в больничных палатах либо проходила обучение под присмотром!

— Я верю тебе эльфийка! Иначе — я был бы уже мертв!

— Хорошо!

— Я клянусь не нападать на вас!

— Это тоже хорошо!

— И не приказывать напасть на вас подчиненным!

— Я поняла! — вскочила на ноги девушка, — Что с тобой? Что за бред ты несешь?

— Он намекает, что его можно отпустить, — хохотнула Исбель.

— Еще бы знать как!

Брюнетка стукнула себя по колену и согнулась в беззвучном смехе.

— Я так и знала, что ты случайно!

— Это плохо?

— Плохо? Да маги убьют за такой навык! Половина из них в момент опасности теряются! А ты замораживаешь противника!

— Но я же не знаю как...

— Да всем плевать! Ты жива, а всем важен результат!

— Так это ты меня... заморозила? — поразился все еще недвижимый командор, — Ты же не волшебница!

— Все изменилось, старик.

— Так меня можно расколдовать? Будет нехорошо, если меня так увидят подчиненные!

— В крайнем случае, тебя отпустит тогда, когда у нее кончится энергия! — продолжала улыбаться брюнетка.

— Я постараюсь!

Синдорель постаралась успокоиться и сосредоточиться. В глаза сразу бросилась тонкая, как бы, глазурь, что покрывала сейчас кентавра. От этой глазури тянулась тонкая светящаяся ниточка к тонким зеленоватым пальцам. Собравшись, девушка мысленно отсекла ее.

Командор тут же дернулся. Расправив плечи и почесав седину, он с силой вогнал клинок в землю.

— Я смотрю, ты поседел окончательно! — постаралась улыбнуться эльфийка.

— Старею... Прости...

— Ты защищался — я поняла, — эльфийка вдруг подошла и обняла понурого кентавра, — Я тебя прощаю!

— Так от нее несло тухлятиной? — Исбель облегченно убрала меч в ножны. Ей вовсе не хотелось сражаться с целым стадом разъяренных полуконей.

— Гнилой водой! Словно она только из болота вылезла или из старого пересыхающего пруда!

Брюнетка подошла ближе и втянула воздух рядом с зеленоватой кожей.

— Правда, цветами! Я не обращала внимания!

— И немного травой! — добавила повторившая процесс Альва.

— Хватит меня нюхать! — возмутилась дева леса, — А ты! — гневно обратилась она к командору, чья рука сползла на ее круглый зад, — Даже не думай! Ищи другие ножны для своего члена! Я больше не дам просто так себя трахать!

Рука тут же вернулась на талию.

Исбель стала на одно колено у седого брюха и присвистуна.

— Он засовывал в тебя это? Чертовски сильно хочу увидеть! Особенно то — как ты это пережила! Меня бы пополам разорвало!

— В нее сразу два влезало! — напряжение отпустило Краука, и он расхохотался.

— Сразу два? Зрелище, должно быть, дико возбуждающее! Только кончик?

— На всю длинну!

— Так! — эльфийка выпуталась из рук кентавра и раздраженно оправила робу, — Хватит обсуждать мою вместительность! Лучше расскажи, что происходит? Почему вы так далеко на севере?

— Мы не захотели оставаться в лесу полном демонов. Решили держать границы здесь. А сейчас, вот, понемногу возвращаемся. Нам помогают люди. Уже сутки ждем здесь солдат!

— Похоже, напрасно, — покачала головой Синдорель.

— Ты их видела?

— Да. Их тела лежат в нескольких часах ходьбы по вашему следу!

— Проклятие! Все мертвы?

— Вся сотня!

— Сотня? Там сотня тел?

— Да.

Командор облегченно выдохнул.

— К крепости стягивается почти тысяча! Мы ждали три роты! Остальные, должно быть, зайдут с других направлений!

Кентавр радостно подхватил эльфийку. Обнял и посадил перед собой на стол.

— Раньше ты не был таким эмоциональным, старик! — улыбнулась дева леса.

— Старею! Я боялся, что наши труды пойдут прахом! Кто их убил — демоны?

— Я не знаю! На демонов не похоже.

— Я сейчас!

Кентавр ненадолго вышел из шатра. Было слышно, как он приказывает на рассвете выслать отряд на осмотр места битвы, а сейчас доставить ему ужин на четыре персоны.

Из доставленных в бочках припасов получилась неплохая трапеза. Сами бочки пошли на стулья для девушек. За едой подробно обсудили положение дел. Краук выпил фруктового вина и начал вспоминать мгновения прошлых совместных бесед. Альва только рот открывала от живописных картин конской ебли. Синдорель оставалось лишь застенчиво зеленеть и бросать гневные взгляды на полуконя и трогающую ее под столом ножкой Исбель.

— Краук! — прервала эльфийка рассказ, живописующий о том, как она сплевывала в ведро избыток конского семени, когда ее зад и желудок переполнялись, — Мне нужна твоя помощь!

— С чем?

— Доставь нас, на ту строну пустошей! Я хочу найти там один старый замок!

— А мы не могли высадиться сразу возле него? — тихо спросила брюнетка.

— Я рассчитывала, что этот лагерь будет сильно южнее. Почти рядом с пустошами! К тому же — я толком не помню где это! Нам потребуется помощь, как в скорости, так и в силе!

— Значит, не просто доставить, но и охранять? — уточнил командор.

— Хотелось бы!

— Не получится...

— Почему? Проклятие, я готова даже заплатить старую цену!

— Нас стало меньше Синдорель! С тобой придется отправить не меньше двадцати воинов! Это нас ослабит! Да и заплатить двадцати, совсем не то же самое, что заплатить трем, — улыбнулся на последней фразе полуконь.

— Я постараюсь! — решительно заявила эльфийка.

Краук тяжело вздохнул.

— Зачем тебе все это?

— Хочу посетить логово того, кто стал тем самым демоном впоследствии! Думаю, весь этот ужас — смерти, мой двойник, пытающийся тебя убить и все подобное, как-то связаны!

— И что тебе даст покинутая нора?

— Обитатель этой норы был магом! Мертвым, но магом! А маги не любят держать все в голове! У него должны быть записи о демоне! Как призвать, что может, как убить!

— Подтверждаю! У каждого уважающего себя мага обширная библиотека и куча записей! — вставила Исбель.

— Понятно! — кентавр в задумчивости пошел по кругу.

Обходя стол и наблюдающих за ним девиц, Краук долго морщил лоб, гримасничал и жевал губы. Никто не проронил ни слова, пока он сам не остановился на прежнем месте.

— Нам нужно дождаться солдат, — медленно выговаривал слова командор, — И помочь им занять крепость. Мы проверили — она пуста. Но уговор есть уговор — мы останемся и проследим за безопасностью.

— А потом? — с затаенной надеждой спросила Синдорель.

— А потом мы отправимся на ту сторону пустошей, — твердо сказал кентавр, — И платить нам не надо! Вам поставят отдельную палатку рядом с моей, и стража проследит, чтобы вам троим никто не мешал!

— А твои бойцы не будут против?

— Они всегда подчиняются приказам! К тому же, — немного помолчав, продолжил полуконь, — Они сами давно требуют от меня активных действий. Им надоело сторожить границу в чужих землях. Стражи хотят в свой лес!

. Из-за позднего времени обсуждать все детали сразу не стали. Девушки перебрались в поставленную для них палатку и хорошо выспались.

На следующий день небольшая армия кентавров продолжила ждать упомянутые роты. Это время и было потрачено на проработку маршрута и прочие мелкие вопросы, которые неизбежно возникали при передвижении войск.

Кентавры с интересом поглядывали на стройные тела девушек. Старые знакомые эльфийки даже иногда ей подмигивали, но никто не решился на что-то большее. Таким образом — непристойных предложений пока не поступило.

Солдаты появились к рассвету нового дня. Одна рота явилась в полном составе. Вторая не досчиталась двадцати человек. Как доложил командир в шатре Краука, Синдорель, естественно, все слышала из своей палатки, девятнадцать убили демоны, а одного ужалила змея.

Тут же была сформирована команда, которая отправилась к месту побоища и захоронила павших. Так что выдвинуться к крепости удалось лишь на следующий день. Еще три неприметных дня ушло на продвижение.

Такое путешествие можно было назвать комфортным. Девушек устроили в обозе, а на ночь ставили им палатку у шатра Краука. В еде им так же никто не отказывал, а иногда удавалось получить даже вино.

Не считая пары мелких демонов, что устроили себе гнездо в пустующих кухнях, крепость действительно оказалась пустой. Однако, из выделенной на осаду тысячи, живыми дошло менее восьмисот человек.

Как только на ветру заплескался свежий, чистый флаг и были подняты ворота, кентавры немедленно отделились от людей. По приказу командора все двинулись на юг. Это вызвало некоторое замешательство в рядах, но никто не стал возражать.

На первой же ночевке Краук собрал совет и объявил новый маршрут. Уровень радости, который проявился при эт

ом сообщении, свободно услышали даже Альва с Исбель, несмотря на гораздо менее чуткий слух, чем у эльфийки.

На следующий день полукони двигались вперед куда быстрее. Их энтузиазм был заметен невооруженным глазом. Лишенные доспехов обозники часто начинали нарезать круги вокруг тяжело нагруженных телег, где сидели девушки. Огромные быки, что тянули телеги, раздраженно фыркали, когда очередной кентавр проносился слишком близко.

Из-за обоза движение происходило гораздо медленнее, чем могли быстроногие Стражи леса. Но Синдорель не возражала. Ее полностью устраивала безопасность, которую обеспечивало маленькое войско. Казалось, что теперь никто не сможет ей угрожать.

К концу первой недели обозники настолько осмелели, что предложили покатать девушек. Догадываясь, чем это может для нее закончиться, Синдорель отказалась. Отказалась и Альва, но скорее из ее природной застенчивости.

А вот брюнетка радостно согласилась. До конца дня ее веселый смех оглашал округу. Девушка не без удовольствия обнимала мускулистый торс кентавра и иногда что-то шептала ему на ухо. После отбоя, Синдорель начала волноваться, но веселая наездница вернулась примерно через час. Она была немного под градусом, но все такой же веселой и беззаботной.

День брюнетки прошел в новых увеселениях на спине полуконей. На следующий вечер Исбель припозднилась уже на три часа. Потом на четыре.

В очередной раз, уже на рассвете, совершенно голую, прикрытую лишь плащом, брюнетку, ссадил со спины один из обозников. Исбель была сильно пьяна и, лишь добравшись до своего спальника, немедленно провалилась в сон. Мешок с доспехами девушки, кентавр бросил рядом с входом и ускакал.

Следующим утром история повторилась. Но когда Исбель вернулась с зеленым лицом и, держась за живот, свернулась клубочком на своем месте, Синдорель не выдержала.

— Что они с тобой сделали? — громким шепотом накинулась она на воительницу.

— Ничего! — слабым голосом ответила брюнетка.

— Ага, а я кентавр! Ты же зеленее меня! Они тебя... — эльфийка с силой сжала в руках рукоять меча.

— Успокойся! Я сама виновата!

— Как это?

— Ну... не могла же я быть неблагодарной! Меня катают, развлекают, поют вином!

— И это повод порвать тебе внутренности? — чуть не вслух закричала эльфийка.

— Тише! Мелкую разбудишь! — зашипела воительница, — Никто мне ничего не рвал!

— Но...

— Сначала я просто поигралась с тем, что меня катал, — начала тихо рассказывать девушка, — Ему понравилось, сказал, что у меня нежные руки! Не перебивай! — зашипела Исбель, когда увидела готовую вновь вспылить эльфийку, — Потом еще его товарищу. Потом четверым — по два за раз. Потом появилось вино! Ребята намазали меня маслом и... у них такой нежный кончик! Когда он ходит между моих грудей, я только что не кончаю! Ну и я, дура, решилась пососать! В рот это, конечно, не возьмешь, но я старалась!

— Так...

— Я наглоталась спермы! — хихикнула девушка и, ойкнув, схватилась за живот, — А конская жижа — шикарное рвотное! Как оказалось...

— Так тебя не...

— Нет! Меня просто мутит и тошнит до сих пор!

— Я не знала, что... такой эффект...

Исбель внезапно ухватила эльфийку за воротник, притянула ее к себе и поцеловала в губы.

— Так и знала, что ты не один раз у них на члене ртом болталась! — улыбнулась девушка, — Покажешь мне завтра?

— Что? — не поняла Синдорель.

— Как они тебя...

— Обойдешься! — гневно отстранилась дева леса и, стараясь не обращать внимания на насмешливый взгляд, легла спать.

Через несколько дней на горизонте показалась граница леса. Кентавры приветствовали это явление громкими радостными криками и прибавили ход. Уже скоро армия скрылась в тени могучих деревьев.

В том месте, где зеленый лес начинал уступать мертвым деревьям, полукони остановились немного после полудня. Бочки в обозе были наполнены водой из ручья. На повозках добавилось провизии — в основном в виде местных фруктов и кореньев.

Все, даже обозники теперь облачились в доспехи. Пустоши и раньше были не самым безопасным местом, а теперь и вовсе были опаснее некуда.

К полудню следующего дня первое копыто ступило на выжженную землю. Двигались без привалов. С закатом армия остановилась, но лагерь разбивать не стала. Все Стражи остались стоять в боевых порядках круговой обороны. Ели и пили стоя, не выпуская из рук оружия.

С первым лучом рассвета кентавры двинулись дальше. К закату планировалось достичь реки. Так и произошло.

Естественная преграда позволила сократить линию обороны и разбить лагерь. Никто еще ни разу не нападал, на Стражей, но это не мешало им сохранять бдительность. Все очень хорошо знали цену беспечности в этих краях.

Плоский камень все еще был здесь. Взглянув на него из тени палаток, эльфийка вспомнила перемешивающие ее внутренности могучие толчки. Сейчас камень тоже не пустовал.

На плоскости, лаская друг друга ртом, лежали ее спутницы. Их тела были густо смазаны жиром и блестели в свете костров. Над девушками стояло сразу два полуконя. Их могучие члены, сдавленные меж девичьих тел, активно скользили по нежной коже. Альва громко стонала, несмотря на то, что ее язычок был глубоко внутри брюнетки. Исбель вела себя более сдержанно и лишь глубоко дышала.

Вот один из кентавров кончил. Густая жижа залила стройные фигурки и потекла по камню. Его место немедленно занял новый кандидат. Два пениса, взбивая пену из спермы, вновь заскользили между слипшихся девиц.

Когда воительницы, смыв с себя все следы ночных приключений, вернулись в палатку, Синдорель уже крепко спала.

Со следующего дня эльфийка ехала впереди армии. На своей спине ее нес сам командор. Он громогласно заявил, что это будет его наказанием «за плохую встречу гостей». Фраза была странноватой, и ее мало кто понял, но вопросов не задавали.

Дева леса зорко всматривалась в горизонт и старалась указать верную дорогу. К ее удивлению — это оказалось легче, чем представлялось сначала. В зеленоватой головке хорошо сохранились воспоминания о голодном пути к границе пустошей. Так что — движению ничего не мешало.

Были, конечно, и опасности. Небольшая орда зомби, явно когда-то поднятая прежним хозяином замка, могла стать непреодолимым препятствием для трех девушек. Кентавры же, просто втоптали мертвецов в землю, почти не сбавляя хода. Был там и пещерный тролль, но он предпочел не связываться со стражами и быстро убежал в сторону скал. Где, вероятно, было его жилище.

Таким образом, к середине очередного дня, армия прибыла к конечной цели. Это был небольшой, измученный временем и обитателями замок с узким низким входом. Синдорель призналась себе, что в ее воспоминаниях это место было куда более зловещим. Сейчас, когда она чувствовала себя в полной безопасности, это был просто старый замок, а никак не страшное черное логово.

А вот узость прохода создала неудобство. Ни один кентавр не мог протиснуться в проем без опасения застрять там навсегда.

— Я могу рассказать много странных и страшных историй про это место, — тихо сказал Краук, повернув голову к сидящей на его спине девушке, — Но ты, вероятно, все равно захочешь пойти внутрь.

— Верно, — ответила эльфийка стараясь сохранить спокойствие — ее мучило странное ощущение тревоги, словно их всех подстерегала опасность. И самое странное, что эта опасность исходила не от замка, она, удушающим одеялом наваливалась со всех сторон, — Скоро начнет темнеть! Если повезет — мы отбудем сегодня же! Не хочу ночевать рядом с этой дырой!

— Хорошо бы! Знай — мы не можем пойти с тобой, но готовы помочь! Так что, при любой угрозе беги к выходу — мы будем готовы тебя защитить!

— Спасибо старик! — задорно воскликнула эльфийка и спрыгнула на землю. К ней немедленно подошли члены ее звена, — Раздевайтесь!

— Зачем? — округлила глаза Исбель.

— Ваши доспехи скрипят! В каменных стенах это будет прекрасным оповещением о нашем присутствии!

— Поняла! — бросила брюнетка и начала отстегивать стальные пластины.

Помедлив, примеру старшей последовала и Альва. Скоро девушки порадовали полуконей видом стройных длинных ног, плохо прикрытых длинными рубахами. Сапоги с мягкими подошвами, мечи, и плащи было решено оставить.

Уже через пару минут, звено, не оглядываясь, скрылось во тьме прохода.

Если сам замок показался эльфийке гораздо дружелюбнее обычного, то темные коридоры оказались куда длиннее, чем были в памяти. Множество узких лестниц уводили девушек все глубже в недра земли. Воздух становился холоднее и наполнился влагой.

Через несколько минут от длинных ушей укрылся шум копытного войска. Еще некоторое время она слышала только тихие шаги и биение сердец спутниц. Но вскоре, до острого слуха донеслись новые звуки.

— Странно... — едва слышно прошептала эльфийка, замерла на месте и начала прислушиваться. На нее с настороженностью посмотрела замершая тут же брюнетка.

— Что странно? — свистящим шепотом спросила Исбель, устав ждать пояснений.

— Звук! Странный! Словно там, дальше в глубине, идет крупный дождь... ну или дети бьют палками по луже.

— Я ничего не слышу!

— Это не удивительно — я сама едва его улавливаю. Ладно, идем дальше!

Маленький отряд продолжил свой спуск. И, вскоре, этот же странный звук услышали и воительницы. Они посмотрели на Синдорель, но та, нахмурившись, махнула рукой предлагая продолжать движение.

За очередным поворотом, перед девушками предстал длинный коридор, с множеством боковых комнат. Звук исходил именно оттуда. Он был полон хлюпанья и влажного шлепанья. Дева леса уже догадывалась — чему им предстоит стать свидетелями и демонстративно приложила палец к губам, призывая спутниц к тишине. Еще только приближаясь к этому повороту, эльфийка погасила крошечный шарик, что служил им источником света, и медленно двинулась вперед.

Осторожно подкравшись к ближайшей двери, девушки заглянули внутрь. Их глазам предстала просторная темная комната, освещенная лишь слабым светом одинокого факела. На полу, ровными рядами, стояли стойки с деревянными колодками. В каждой из таких колодок была зажата женщина. Молодая или старая, красивая или не очень — понять было невозможно. Ведь каждую из них, помимо огромного слоя белесых испражнений, облепляло по несколько темных фигурок.

Гоблины — мелькнуло в голове эльфийки название расы. Эти желчные коротышки очень любили девичьи тела. Особенно, находящиеся в них, многочисленные отверстия. Именно они создавали весь этот мокрый шум.

В каждой попке, в каждом влагалище и ротике сейчас сновало до трех членов. Переполненные слюной и спермой дырочки издавали те самые звуки, что Синдорель приняла за дождь. Они наполняли комнату, отражались от стен и создавали эхо.

В комнате напротив творилось то же самое, как и в каждой из последующих помещений, что были оборудованы вышеупомянутыми колодками.

Ни одна из закованных женщин не издавала звуков. Синдорель не услышала ни всхлипов, ни стонов. Можно было подумать, что жертвы давно мертвы, но прямо на глазах, одна из девиц подняла веки. Пустой взгляд лениво охватил комнату, прежде чем пропасть под опущенными ресницами.

Переглянувшись, незваные посетительницы, решили идти дальше. Гоблины были так увлечены своей возней в послушных телах, что и думать забыли о выставлении каких-либо постов и охраны. Так что, пыточные, быстро остались позади.

Девушки еще долго блуждали по подземелью, пока Синдорель не наткнулась на знакомое стойло.

Среди соломы, что сейчас была покрыта немногочисленными гоблинскими скелетами, лежал черный шайр. Услышав звук шагов, он вскинулся и поднялся на четыре копыта.

Эльфийка, с некоторой жалостью, покачала головой. Некогда прекрасный зверь, сейчас был невообразимо тощ. Его шкура свисала с боков словно мешок. Ребра и множество прочих костей были хорошо видны наблюдателям. На черной, с алыми прожилками, груди было заметно множество ссадин и ран. Сколы и выщерблены на камнях прохода, давали понять, что голодное существо пыталось силой вырваться из своей тюрьмы.

Заметив движение, зверь, с громким ржанием бросился вперед. Он определенно желал получить кусок мяса к обеду. Но проход был слишком узок даже для столь истощавшей твари. Шайр с громким треском врезался в стену. Во все стороны полетела каменная крошка.

Хрустнула кость, и шайр мешком рухнул наземь. Попытался привстать и не смог. Синдорель подняла в руках свой клинок и, коротким движением, вогнала его в черную плоть. Прямо в то место, где должно было быть сердце. Шайр дернулся и затих. Его вены начали остывать и скоро совсем погасли.

— Да вы, никак, знакомы! — воскликнула Исбель, заглянув в задумчивое лицо девы леса.

— Можно сказать и так, — тихо ответила эльфийка.

— Ладно, не хочешь — не говори! — примирительно подняла руки брюнетка, — Не буду лезть в твою постель! — все же не удержалась от ехидной колкости девушка.

У Альвы отвисла челюсть.

— Ты с ним тра... э-э в смысле спала!?

— Идем! — раздраженно бросила дева леса и, отвернувшись, начала уходить, — Я знаю — куда нам надо!

Недолгие поиски, и вот — отряд набрел на то, что могло называться кабинетом лича. В просторной каменной зале было множество деревянных стеллажей с книгами. Здесь же был массивный стол и старое, уже почти рассыпавшееся от времени, кресло. Прежний хозяин самодовольно выставил эти атрибуты кабинетной жизни в самый центр комнаты.

Синдорель шевельнула пальцами, и в чашах под потолком загорелось масло. Зеркальные витражи под потолком немедленно отразили свет, и зала наполнилась ровным свечением. Теперь можно было хорошо осмотреться.

В кресле тут же проявился чей-то скелет в богатой одежде. Из черепа, все еще сохранившего остатки кожи, торчали черные волосы. На его груди девушки нашли золотой медальон с инициалами «С. Б. «. Отсутствие ног и многочисленные следы на костях говорили, что человек нашел мученическую смерть в чьем то желудке. По общему мнению — скорее всего, в гоблинском. Ведь только они имели достаточное чувство юмора, чтобы сначала съесть человека, а потом усадить его в кресло.

То, что изначально показалось признаком самодовольства, оказалось проявлением практичности. Зеркала на потолке были установлены так, что сильный пучок света падал ровно в столешницу, тем самым, позволяя сидящему там человеку спокойно работать.

У дальней стены показалось несколько сервантов. Там, под стеклом, прежний хозяин хранил различные безделушки. Крупные рубины и золотые перстни делили ложе с глазным яблоком неведомого существа и высушенной рукой гоблина. Тут же была коллекция черепов всех известных эльфам рас, кроме, непосредственно, эльфийской. Видимо их тела обладали куда большей ценностью для темного мага, чем простое украшение кабинета. И Синдорель даже могла догадаться насколько.

— Не вижу ничего особенного! — тихо сказала Исбель, закончив осмотр ящиков стола.

— Нужно поискать среди книг! Ищите рукописные тома! — скомандовала эльфийка.

Все трое, разойдясь среди стеллажей, стали внимательно просматривать каждую книгу. То, что признавалось неподходящим, девушки складывали на полу, а все рукописное относили на стол. Так прошло несколько часов. На столешнице скопилась приличная куча книг.

Когда большая часть книг была отсортирована, Синдорель, бесцеремонно вытряхнула скелет на пол, села в кресло и начала осмотр находок. Она открывала книгу за книгой, и каждый раз ее ждало разочарование. Все они были написаны на знакомых ей языках и не содержали ничего полезного. Там, среди звездных схем и дневников наблюдений за погодой, нашлись даже кулинарные заметки.

В итоге — ни одна из найденных рукописей не была признана хоть сколько-то интересной. Эльфийка на миг замерла, затем громко выругалась и, с досадой, спихнула все тома на пол. Книги разлетелись по камням, жалобно разметав корочки. Следом досталось и самой столешнице — Дева леса, со злостью, стукнула по ней кулаками.

Тут произошло необычное. Дерево отреагировало на удар вспышкой света. На мгновение, на ровной поверхности проступил сложный узор из голубых нитей.

— Да не переживай ты так! — успокаивающе заговорила брюнетка, — Мы никуда не торопимся! Можем здесь все вверх дном перевернуть! — но увидев, что эльфийка со странным лицом всматривается в поверхность стола, добавила, — Что-то произошло?

Вместо ответа, дева леса еще раз ударила кулаком по столу. Дерево вновь полыхнуло светом. Исбель подошла ближе и озадаченно посмотрела на припорошенную пылью плиту.

— Видишь? — спросила эльфийка, вновь стукая по столу.

— Нет! А что-то должна?

— Ударь сама!

Воительница исполнила приказ, но осталась все в том же недоумении.

— Ничего не вижу и не чувствую!

— Бей пока я не скажу остановиться! — Синдорель, наконец, поняла, что, как обычно, вспышки видит только она сама.

Под мощными ударами инструктора, узор начал светиться непрерывно. Эльфийка, присмотревшись, смогла различить все нити и их скопление. Все сплетение и весь свет сходились к небольшой пластине, которую не было видно в обычном случае, но сейчас она ярко выделялась мощным свечением на фоне остального стола. И это свечение было недобрым.

Дева леса вытащила свой меч, и острием начертила три небольших крестика в разных местах стола.

— Все, стой! — брюнетка прекратила свое упражнение.

— Что-то нашла?

— Да! Альва! Ты мне нужна! — синеволосая девушка подошла к остальным, — Достань меч! Видишь крестик на поверхности? — дождавшись кивка, эльфийка продолжила, — По моей команде воткни в него меч! Ты тоже Исбель!

— Стоп! — подняла руку брюнетка, как будто она была в классе и хотела задать вопрос, — Ты же видишь там что-то верно? Ох и волшебница нам досталась! — задорно воскликнула она и обнажила клинок

— Коли! — воскликнула дева леса, когда убедилась, что все готовы.

Девушки дружно пронзили дерево сталью. Стол взорвался пламенем и разбросал нападавших.

— Все целы? — озабоченно спросила Синдорель, потирая ушибленный бок.

— Да, но в ушах звенит знатно! — с улыбкой ответила брюнетка. — С мелкой тоже все хорошо! Слушай, гоблины на грохот не прибегут?

— Нет, они слишком заняты! — презрительно ответила дева леса.

— Ты уверена?

— Да, я все еще слышу хлюпанье!

Тем временем, на опаленной деревянной поверхности слабо замерцала та самая пластина. С глухим щелчком она выскочила из своей ниши и упала на пол. Вскочившая на ноги эльфийка увидела в появившемся углублении грубо сшитую книжицу, что больше была похожа на тетрадь.

Синдорель перевернула первую страницу. Текст определенно был написан от руки, а язык был прекрасно знаком девушке. Это было именно то, что она искала — толстая, исписанная мелким почерком, книга была сборником заметок мага. Она начиналась с чаяний о непреодолимой старости и смертности человеческого существа, изобиловала описанием тщетных попыток обрести бессмертие и была полна яда по отношению к людской природе.

Эльфийка села в старое кресло. Перебирая страницы, она могла видеть множество иллюстраций и схем. Иногда текст становился слабо разборчивым, словно автор торопился нанести свои мысли на бумагу. И вот, примерно в середине тетради, сразу после крупно внесенной буквицы «НАКОНЕЦ-ТО!!!», начиналась непонятная тарабарщина на незнакомом языке.

Как бы не напрягала память Синдорель, ей не удалось вспомнить ни одного языка с подобной письменностью. Вновь досадно выругавшись, девушка вдруг вскинула голову.

— Что? — озабоченно спросила брюнетка.

— Я слышала странный хлопок!

— Гоблины?

— Да, где-то рядом с ними! И еще...

— Что?

— Теперь они кричат! Кричат от боли!

Синдорель вскочила на ноги, спрятала тетрадь за пазухой и обнажила меч. Шум приближался. Теперь это слышали и воительницы, что последовали примеру своего командира и так же направили мечи в проход. Новый хлопок послышался прямо за углом длинного коридора, который упирался в кабинет лича.

Из-за угла, объятая слабым желтым свечением, выступила сгорбленная фигура. До ушей всех троих донеслось шипящее:

— Кукла! Мы нашли свою куклу!

И фигура, медленно семеня, двинулась прямо на девушек.

Слабо отдавая себе отчет в действиях, Синдорель порылась в поясной сумке и вытащила на свет пузырек с белой жидкостью. Выдавив большим пальцем крышку, она в один глоток осушила емкость и бросила флакон на камни пола. Зеленоватая кожа засветилась избыточной энергией.

Всю свою силу эльфийка вложила в один единственный удар молнии. Такой сильный, какой она вообще могла сотворить. Желтоватый выброс с грохотом расколол материю и ударил в тщедушную фигуру оборванца.

В этот момент произошло сразу несколько вещей. Когда молния подлетала к старику, из-за угла, кубарем, вывалилась целая орда мелких желчных тварей. Размахивая короткими ножами и дубинками, они, с визгом, напали на отшельника сзади.

В тот же момент, стоящая рядом с эльфийкой Исбель, поудобнее перехватила рукоять меча, изо всех сил, размахнулась и бросила его в проход.

Ленивым движением старик отразил молнию в потолок. Посыпалась каменная пыль. Развернувшись, он резко дернул руками, и все гоблины превратились в кровавую кашу, приправленную белыми осколками костей. Обернувшись к летящему мечу, старик махнул рукой — по коридору пошла зеленоватая волна. Она должна была остановить угрозу. Но этого не произошло.

Когда зеленое свечение столкнулось с летящим клинком, полыхнул инкрустированный в сталь красный камень. Летящий меч без труда преодолел магию и глубоко вонзился в тощую грудь отшельника. В довершение — часть камней свода не выдержала происходящего и обвалилась на старика сверху.

А зеленая волна пошла дальше. Видя это, стоящая в центре брюнетка оттолкнула в стороны своих спутниц и отпрыгнула сама. Девушка немного не успела. Раздался звук, похожий на удар хлыстом. Тяжело упавшая на бок Исбель, взвыла и схватилась за правую голень. Там, где только что была ее стопа, теперь слабо дымился ровный, словно бритвой сделанный срез.

Альва вскочила на ноги, схватилась за рукоять меча двумя руками, заорала дурным голосом, и бросилась по коридору. Она остановилась над придавленным камнями телом и с силой опустила свой клинок вниз. Раздался хруст. За ним последовал победный возглас синеволосой девицы.

Полыхнуло желтым. Прямо на глазах Синдорель, стоящая на камнях девушка взорвалась, окропив каменные стены мелкими кровавыми брызгами. Вскочившая, было, эльфийка, все поняла. Ее ноги подкосились, и колени встретили твердый пол. По прекрасному лицу потекли горькие слезы.

Эльфийка выла, рыдала и била кулаком в камень, пока не стала оставлять на нем зеленые следы своей крови. Рана вернула ее в реальность. Девушка вдруг заметила, что ее обнимает все еще шипящая от боли брюнетка. Ее лицо было покрыто крупными каплями пота, зубы сжаты от невыносимой муки, но глаза были полны сочувствия. Внезапно, взгляд девушки затуманился, и она потеряла сознание.

Синдорель вытерлась рукавом и встала на ноги. Убрав меч за спину, она с легкостью подняла Исбель на руки и пошла к выходу. Переступив камни, дева леса брезгливо посмотрела вниз. Из под валуна виднелось тело. Оно уже успело превратиться в скелет и сейчас лежало в зловонной желтой луже. Между ребер скелета торчало сразу два меча. Красные камни в клинках ярко светились, а сталь пылала огнем заставляя кипеть жижу на полу.

Стараясь не смотреть на залитые кровью стены, Синдорель, удобнее перехватила свою ценную ношу и зашагала к выходу. По пути ей не встретилось ни одного гоблина. Толи они спрятались, толи сбежали, а может они все погибли, девушке было неважно. Ее глаза пылали яркой синевой и любой, любой, кто попытался бы сейчас преградить путь, останется лежать в разных местах на полу.

Все пленные девушки превратились в груды кровавого мяса. Эльфийка лишь бросила короткий взгляд на них и пошла дальше.

На поверхности уже давно умирало солнце. Последние красные лучи освещали поле. В сумраке перед эльфийкой предстала еще одна страшная картина — вся армия кентавров представляла сейчас из себя огромное поле падали. Их тела, перекрученные и расплющенные, разорванные и рассеченные, уже клевали черные грифы. Все выглядело точно так же, как и с той ротой солдат, что они застали в поселке.

Синдорель тяжело осела на скопище своих пожитков. Порывшись руками в мешке, она достала маленький, роняющий искры стержень. Подняла голову и посмотрела перед собой.

На эльфийку, мертвым взглядом уставился командор Краук. Его конская часть полностью отсутствовала, напоминая о себе лишь парой кровавых лоскутов шкуры. Человеческая же часть, висела на рукояти огромного двуручного клинка, что старый воин, успел перед смертью вонзить в землю и крепко обнять.

Синдорель посмотрела в глаза мертвецу. Опустила свои веки и, легким движением, переломила палочку надвое.

Ударила молния.

***

Поднимаясь вверх по белой лестнице, Синдорель хорошо слышала происходящее в лазарете.

— Ох, душа моя! — восклицал Гранул над ложем раненой воительницы, — Как это тебя так угораздило?

— Я упала! — скучающим голосом ответила девушка.

— Когда люди падают, они ногу ломают! А твоя превратилась в миску соплей! — проворчал старик и нарвался на взрыв хохота, — Ладно, веселись, а мне пора. И перестань колотить лекарей! Они к тебе уже заходить боятся!

— А пусть держат руки при себе!

— Должны же они тебя осмотреть! Ах, свет с тобой! Ухожу!

Эльфийка уже поднялась на последнюю ступеньку и нос к носу столкнулась с магом.

— Апостол! — слегка склонила голову девушка в приветствии.

— Ох и кашу ты заварила, девочка! — всплеснул руками старик.

— Я бросила камень в пруд! — усмехнулась в ответ эльфийка, но налитые зеленым глаза портили эффект.

— И началось цунами!

— И что теперь, Апостол?

— Теперь собирается высший совет! И тебя хотят там видеть. Очень похоже на трибунал, девочка. Так что — не задерживайся тут. И перестань лить слезы! — старик вдруг повысил голос, — На то и нужны солдаты, чтобы погибать вместо магов — да простит мне свет такую фразу! Она выполнила свой долг! Теперь ее будут ставить в пример остальным!

— А... а кентавры?

— А ты не поняла? Та мерзость, что вы прикончили, обладала огромной силой! Он перестал быть человеком в тех пещерах! И если бы он не растратил силу на целую армию кентавров — у вас не было бы и тени шанса на победу! — маг положил руку на обтянутое черной тканью плечо, — Вы втроем избавили мир от лютой заразы! И, если сегодня мы будем принимать решение о твоей судьбе — я буду всецело на твоей стороне, Синдорель!

— С-спасибо, Гранул! — одинокая слезинка прочертила дорожку на зеленоватой коже.

— Не вздумай реветь! — Апостол убрал руку, поправил мантию и стал боком, чтобы открыть путь к палате лазарета, — Мы тебя ждем!

Эльфийка кивнула, прошла мимо мужчины и толкнула дверь в палату. Ее встретил радостный возглас Исбель:

— Ха! Наконец-то меня решил посетить кто-то без яиц! — брюнетка развела руки и помахала кистями, призывая гостью к себе.

Синдорель приняла приглашение и с удовольствием обняла девушку.

— Как ты?

— Если не считать стаи похотливых лекарей — отлично! — хохотнула воительница, — Видишь эту штуку? — она выбралась из объятий и немного задрала одеяло, показывая эльфийке белый коробок, в который была заключена ее раненая нога, — Не знаю — как называется, но через неделю буду ходить!

Они немного помолчали.

— Тебя не накажут?

— Меня? Я, как оказалось, выполняла твои приказы и исполняла свой долг! Во как! Скъяль даже грозил повышением! Пять часов меня допрашивал! Видела его глазищи? Жуть! Ну и цвет!

— Хорошо! — улыбнулась дева леса.

— Чего хорошего? Утомил до смерти!

— Хорошо, что не накажут!

— Наверное... А ты как? Будет трибунал?

— Не знаю. Зовут на совет!

— Плохо! Значит — точно накажут! — брюнетка скорчила страшную рожицу, — Лишишься своего бассейна, точно тебе говорю!

— И только?

— А ты думаешь — что? Казнят? Если казнить магов за самоволки, тут магов не останется! Так что не переживай! Переселят в самую унылую дыру башни, посадят на солдатские харчи — будем вместе обедать! — подмигнула воительница, — Да, может, еще червей каких-нибудь отсортируешь... Тонн пять.

— Прямо столько?

— Для тебя соберут! — расхохоталась девушка.

— Дуришь меня! — улыбнулась эльфийка.

— Конечно! — продолжила хихикать брюнетка, — Тебя веселю, а то зашла кислая как лимон! А теперь улыбаешься!

— С тобой по-другому никак.

— Ага, обращайся! Так что иди! С гордо поднятой головой вещай, что спасла мир и все такое! Дескать, я тут дела делаю, а вы все штаны просиживаете да девок портите! — от мысли сказать такое высшему совету хохотали уже вместе.

Через несколько минут, уже гораздо более спокойная, эльфийка прошла в кабинет черного Апостола. Она была здесь впервые и кабинет ее поразил. Здесь не было и следа роскоши. На голом мраморном полу стоял простой четырехногий стол, к нему было приставлено два табурета, а к стене прижималось два дощатых шкафа с книгами. Хозяин кабинета мерил шагами комнату.

— Что не так? — спросил маг, увидев круглые глаза эльфийки, — Люблю простоту! — догадался он.

— А где Ваши красавицы? Должно быть — жгучие брюнетки!

— Не разжился — только мешать будут. Садись! — махнул рукой в сторону табурета мужчина.

Синдорель подчинилась. На столе перед ней лежала та самая тетрадь, что она принесла из своей самоволки, огромная толстая книга и несколько листов мелко исписанной бумаги.

— Ты же не смогла прочитать вторую половину рукописи, верно? — маг сел напротив, — Это неудивительно! Вторая часть написана на Ранглике — языке демонов. Очень интересное чтиво! И познавательное!

— А книга?

— Словарь. Мы составили его уже давно. Там есть неточности, но, в целом, он хорош. Я приготовил тебе перевод, но хочу, чтобы ты меня проверила.

— Я Вам доверяю!

— Я думаю — во время прочтения ты, все-таки, захочешь уточнить перевод!

— А совет? Нас же...

— Подождут! Сейчас очень важно, чтобы ты все поняла! Читай — не торопись!

Апостол был совершенно прав. Уже через несколько минут чтения, девушка обратилась к словарю. Некоторые страницы она даже переводила заново, но от этого ей не становилось легче. На все ушло почти три часа. Все это время маг неподвижно стоял у бойницы и смотрел на пролетающие облака. Перевод оказался предельно точным.

— Это... — только и смогла выдавить из себя девушка, когда закончила.

— Невероятно? Невозможно? Странно? Страшно? — спрашивал мужчина у стены.

— Все вместе...

— Меня куда больше интересует — как он допустил, что подобная рукопись не была уничтожена! Очень опасно, когда твои секреты написаны на бумаге!

— Она была защищена...

— И помогло? — маг повернулся и пристально посмотрел на эльфийку.

— Может это подделка, чтобы ввести нас в заблуждение?!

— Допускаю. Но уж очень хорошо все объясняется! Прямо... пазл складывается!

— Очень хорошая подделка?

— Вот сегодня и узнаем! Ты закончила? Идем — нас заждались!

— Коллеги! Спасибо, что пришли! — черный Апостол, стремительно ворвавшись в зал, стал возле своего места, даже не думая садиться.

Апостолы, что только что задумчиво бродили по комнате и вяло переговаривались, занимали свои места за круглым столом совета.

— Можно подумать, что ты председательствуешь Варатор! — проворчал синий.

— Придется потерпеть!

— Что тут делает девчонка!? — проревел синий Апостол, заметив входящую эльфийку — С каких пор на трибунале требуется личное присутствие обвиняемого? Почему ее просто не отдали серым?

— Всему свое время Корган! — прошипел серый Апостол, становясь немного позади боевого мага.

— Посмотрите этот документ!

Варатор бросил на середину стола дневник, найденный Синдорель в развалинах замка. Маги зашевелились. Над страницами заблистала разноцветная энергия. Бумага яростно зашелестела.

— Нехорошо... — опустил голову целитель через несколько минут став еще морщинистее обычного.

— Нам понадобится средство способное убить бога! Причем так, чтобы он понял и распознал все это не сразу! — отчеканил черный Апостол, — Эврисфен! — маг в фиолетовой мантии поднял глаза, — Гранул! Эта задача для вас двоих!

— Нужно сделать вчера, да? — прокряхтел желтый маг, вставая.

— Да, Гранул.

— А Синдорель? Я собираюсь защищать...

— Сегодня это не потребуется!

Старик радостно кивнул и подмигнул эльфийке, что так и осталась возле входа. специально для bеstwеаpоn.ru Названные маги вышли из зала, начав шептаться еще в дверях. Закрывая створки, Апостолы пристально посмотрели на одну из фигур за столом и скрылись.

— Готовь свои артефакты Виллем! Они нам понадобятся. И помоги тем двоим, если сможешь.

— Да Варатор! — как-то даже с облегчением пробормотал зеленый Апостол и выбежал вон. В, комнате осталось лишь четверо.

— С каких пор ты тут командуешь!? — заревел синий Апостол. — Не хочешь объясниться?

— Я объяснюсь. Но прежде, ответь мне на вопросы!

— Я? С чего бы мне отвечать тебе? Разве мы не должны ее судить?

— Кстати, о ней — как Синдорель, будучи разделенной на три части, появилась у кентавров и пыталась подбить их на восстание против королевы?

— Ты спятил!? Откуда мне это знать!? — все больше разъярялся синий маг.

— Почему, многие видные люди в королевстве, вдруг начинают вести себя странно и принимать нехарактерные решения?

— У тебя припадок Варатор? Может, ты зря выгнал Гранула? Мне его позвать? — синий маг встал и угрожающе наклонился в сторону двух коллег.

— Как часто ты закладываешь своей первой ученице Корган?

— Ты! Мрачный урод! — от внезапного гнева на тол полетели слюни.

— Она ведь изменилась после того, как столкнулась с демоном перед самой битвой за столицу!

— Много кто изменился! — прошипел серый.

— Как, пытливый ум уважаемого синего мага, стал так скуп и ограничен Корган? — очень спокойно продолжил ряд вопросов боевой маг, — Или как тебя теперь зовут? Ведь настоящий Корган давно сгнил в канаве!

— Сдохни!

С диким ревом синий маг дернул руками. От расставленных пальцев во все стороны ударили молнии. Прямо в воздухе электрические плети переплелись. Их сгусток прыгнул прямо в лицо черному.

Не добравшись нескольких сантиметров до цели, молния погасла.

— Действуешь как новичок! — презрительно процедил Варатор, — Даже в лучшие годы ты не мог причинить мне вреда. Тем более твоя жалкая копия, Корган!

Впервые в спокойном голосе мага послышалась нотка гнева.

Он щелкнул пальцами.

Сначала Синдорель показалось, что ничего не произошло. Но тут, синий маг тонко завыл. Заскреб ногтями по лицу. Заскрипел зубами. И лопнул, расплескав по стенам коричневую жижу.

Резко завоняло тухлятиной.

— Как ты догадался? — впервые забыл о шипении ошеломленный серый.

— Почему, как ты думаешь, я сейчас командую?

— Но... Есть же уговор — в момент смертельной опасности совет упраздняется и власть передается тебе! А, проклятие! Я понял!

— А он нет! Синдорель!

— Да? — девушка так и стояла, прижавшись к стене.

— Никто не должен знать о произошедшем! Мы не знаем — кто еще подменен! У Коргана какие-то дела вне башни! Понятно? Беналь!

— Да? — встрепенулась серая фигура.

— Переведи башню в осадный режим. Пусть никто не сможет узнать — что происходит внутри! Затем, отыщи всех, чья кровь воняет тухлой водой! Скрытно! Доверяй только тем своим, к кому это не относится! Потом задействуй моих и убей всех виновных! Этой же ночью!

Серый маг с хрустом размял шейные позвонки.

— Будет сделано! — раздалось змеиное шипение, и мужчина растворился в воздухе.

— Меня не будут судить? — тихо спросила эльфийка от входа.

— И это все, что тебя сейчас волнует? — улыбнулся Варатор, — Нет. Не будут, — маг немного помолчал, — Мне жаль, что у нас нет звания между книжником и наставником, а то я бы выписал тебе повышение! Но я что-нибудь придумаю!

— Меня наградят?

— Да. Хочешь, отдам тебе блондинок ангелочков в подчинение? Будут твоими личными служанками!

— Хочу! Но разве может книжник иметь личных служанок?

— Раз я так сказал — может! Думаешь, кто-то будет против? Вот завидовать будут точно! Ладно, веселье весельем, а нам с тобой надо подумать.

— Я готова! — эльфийка была полна энтузиазма.

— Нужно понять — как мы поймаем в ловушку этого монстра! И то, что мы с ним сделаем! Я привлекаю тебя к этому, как ту единственную, что может встретиться с ним, не боясь мгновенной смерти! Есть идеи?

Девушка задумалась. Наступило тяжелое молчание. Вдруг эльфийка вздрогнула и начала что-то стягивать с пальца. В зеленоватой ладони блеснуло алое кольцо. Черный апостол внимательно взглянул на артефакт.

— Ты уверена? В этом случае все придется делать тебе?

— Я намерена сделать все, что потребуется!

— Ты можешь погибнуть!

— Я готова!

— Тогда приступаем! — маг взял украшение и крепко сжал его в кулаке.

На рассвете в приемной площадке собрался туман. Из молочной белизны выступила внушительная фигура Аренариона. Он был один.

Против обыкновения, вокруг отсутствовала стража. Башня отличалась абсолютной тишиной. Никто не ходил по лестницам, никто не возился за дверями, никто не стонал на ступенях и в классах. Только одна молодая эльфийка в черной мантии встречала маркиза. Выступив вперед, она сделала легкий поклон и лучезарно улыбнулась.

— Еще никогда я не получал такого удовольствия от вида встречающих! — воскликнул аристократ и галантно поцеловал ладонь девушки, — Вижу, с нашей последней встречи, Вы преуспели в изучении магии! — указал мужчина на черную ткань, распрямляясь.

— Надеюсь, что так!

— Вы воспользовались кольцом. Я прибыл. Вам грозит опасность?

— Да, но об этом не здесь! Идем в мои покои, — с этими словами эльфийка сжала крупную ладонь мужчины и повела его вверх по лестнице.

— Никогда не получал приглашения приятней!

По пути они так никого и не встретили. Вскоре парочка оказалась за запертой дверью гостевой комнаты. Синдорель провела маркиза к одному из мягких диванов и пригласила сесть рядом с собой. На столике рядом стояли вазы с фруктами и кувшины с разным вином.

— На меня напали в стенах башни, Рен! — прошептала девушка, — Пробили живот! — эльфийка приложила ладонь к точке ранения, — Ему помешали только защитные механизмы башни, но я боюсь, что за мной придут снова!

— Кто это был? — напряженно спросил аристократ.

— Никто не знает! Но есть уверенность, что он вернется этой ночью! Я не знаю почему, но Апостолы обладают доказательствами!

— И ты позвала меня?

— Да! — дева леса вновь схватилась за ладонь маркиза, — Ты поможешь?

— Конечно! Я же обещал! К тому же, провести ночь рядом с прекрасной эльфийкой весьма приятное времяпрепровождение! — улыбнулся аристократ.

— Спасибо! — благодарно сжала ладонь девушка.

— Ты уверена, что нам стоит ждать его здесь? — мужчина оглянулся на дверь, — Если этот убийца так хорош, что легко проникает в башню, бой будет нелегкий! Могут пострадать невинные!

— Уверена! Здесь только мы двое! Остальные прячутся в реакторе под присмотром высших магов!

— Тогда я спокоен. Но Вы уверены, что Вам стоит продолжать учиться у этих трусов? Они же тебя бросили! — последняя фраза была произнесена с такой горячностью, что маркиз даже забылся и перешел на «ты».

— Они меня учат!

— Да, я понял, что у Вас открылся дар! И я могу сам Вас обучать! У меня гораздо больше знаний и опыта чем у этих дилетантов! — презрительно процедил Аренарион последнюю фразу.

— Признаться, я не ожидала такого предложения! Я обещаю подумать!

— Тогда не буду давить! Поговорим о чем-нибудь другом! К тому же, нам надо скоротать время до появления того несчастного, что посягнул на столь драгоценную для меня особу!

Эльфийка улыбнулась комплименту. Они действительно долго проговорили. О многом. Дева леса рассказала об укладе жизни в лесах, а дракон раскрыл перед внутренним взором дамы обычаи разных народов. Их разговор длился неспешно и, будучи немного приправлен вином, доставлял немало удовольствия собеседникам.

— А как ты познакомился с Линой?

— О, это мой маленький секрет! Я не хочу, чтобы он стал достоянием общественности!

— И ты скроешь его от меня? Я клянусь, что никто не узнает от меня ничего личного о тебе!

— Я верю в это! — красноволосый немного задумался, — Что ж! Не вижу причин тебе отказать! — в процессе беседы эльфийка разрешила такое обращение, сказав, что утомлена бесконечным «выканьем».

— Тогда я слушаю! — Синдорель вылила в свой бокал последние капли из ближайшего кувшина. Поболтав содержимое, она сделала крошечный глоток и с любопытством уставилась на собеседника.

— С чего же начать, — дракон тоже подлил себе вина, — Ей уже много лет, если такое можно говорить о женщине!

— Она такая хорошенькая! Не поверю, что ей больше двадцати!

— Больше! Гораздо больше! То было время, когда я участвовал в войнах. Не спрашивай каких — это тема для целой повести. Но тогда я был тяжело ранен! Мою чешую пробила ядовитая стрела!

— Разве это возможно? — всплеснула руками дева леса.

— До того момента, я тоже думал, что нет! Яд запер меня в теле рептилии и медленно точил мои силы. Он не мог меня убить, но ослабил бы на столетия! Да и любой забредший убийца мог легко получить ценный трофей.

— Ее было не вынуть?

— Да! Тело дракона огромно! Нельзя достать до каждой чешуйки! Я медленно иссякал на полу одной из старых пещер, и тут явилась она! Такая маленькая, такая жизнерадостная! Крохотный котенок!

— Котенок? Как мило!

— Это не метафора!

— Но...

— Я все расскажу! — маркиз приложил палец к зеленым губкам, призывая девушку к молчанию, — Так вот. Мы быстро нашли взаимопонимание. Она отчаянно старалась и, наконец, ей удалось выдернуть стрелу из моей плоти! Избавившись от источника, я быстро пошел на поправку и скоро смог принять свое человеческое обличье. Я поклялся, что отблагодарю Лину и сделал это! Несколько долгих лет я собирал ингредиенты и знания. И вот — мне удалось сделать невероятное! Я открыл способ превращения животных в людей!

— Потрясающе! — воскликнула Синдорель и сделала большой глоток из бокала.

— Верно! Я сделал ее девушкой! Я смог вмешаться в гены, и она стала вечно молодой и прекрасной! А в ответ, она обещала служить мне всю жизнь!

— Но она же все время молчит!

— Это моя ошибка! — если до этого глаза аристократа горели огнем азарта и радости то теперь потухли, выдавая его раскаянье и уныние, — Я был неопытен и сделал непоправимое — Лина лишилась голоса, но я не оставляю попыток! Когда-нибудь я найду способ все исправить!

Синдорель залпом опорожнила бокал. Поморщившись, словно вино было очень горьким, девушка, внезапно, поцеловала дракона. Их слияние длилось маленькую вечность. Прервавшись, эльфийка перекинула длинную ножку через Аренариона и села на него сверху. В одно движение, дева леса избавилась от одежды, а крупная рука осторожно коснулась атласной зеленоватой кожи грудей девушки.

***

Три десятка фигур в темных плащах остановилось перед вратами, что украшал и охранял стальной дракон. Фигура, что стояла ближе всех вскинула руки и, врата, закипев, растаяли. Процессия вошла в замок.

Минуя и уничтожая ловушки, они прошли до внутреннего двора. Уничтожив кареты и конюшни, вторженцы не стали подниматься по узкой лесенке вдоль скалы. Пять фигур сосредоточили свое внимание на скальной стенке и та, воспылав алым, начала таять.

Лава растекалась вокруг с громким шипением, но фигуры не сдвинулись с места даже тогда, когда раскаленная порода подошла совсем близко. Стоило огню подобраться к черным сапогам, как вокруг магов вспыхнула стена защиты. Лава остановилась и начала гаснуть.

Через несколько минут брешь была пробита. Нападавшие проникли в самое сердце замка.

Семь мечников и один маг остались сторожить проход. Два мага неспешно проникли внутрь и выбрали путь в глубины. Остальные разбились на две группы и разошлись в стороны.

Одна из групп долго прочесывала коридоры, открывая и исследуя каждую комнату. Наконец, маг, что возглавлял десяток, отправил четырех мечников на разведку вперед, пока сам исследовал, показавшуюся странной статую.

Через несколько минут, ему удалось найти кнопку, и статуя раскрылась. Внутри была крохотная комната с множеством глазков.

Маг почувствовал движение позади и обернулся. Из-за угла появилась стройная фигурка. Девушка шла прямо на вооруженный отряд, мягко потрясая медовыми кудрями.

Два мечника шагнули вперед и сделали выпад. Раздался звериный рык. Огромная кошка с медовой шерстью мигом разорвала обидчиков в мелкие клочья и грациозно сев на их трупы, стала умываться.

— Назад! — скомандовал маг, готовым броситься в атаку солдатам.

Волшебник сам вышел вперед. Из его рукава, вдруг, появилось копье. Оно становилось все длиннее, пока не выросло до двух метров. Маг шагнул вперед.

Завертелось.

Вторженец поражал скоростью и точностью движений. Он не совершал ошибок сам, но жестоко наказывал противника за любую неловкость. Очень скоро, кровь кошки залила все вокруг.

От последнего удара, зверь рухнул на пол. Тело медленно сдувалось, шерсть таяла. Теперь, на мягком ковре, истекая кровью, лежала голая девушка. Она умоляюще сложила руки. Широко раздвинув ноги, она показала, что победитель может взять ее тело в обмен на жизнь.

Острие копья пробило грудь девушки и вонзилось в камень. Вторая рука мага исторгла пламя. Краткий миг агонии и от служанки дракона остался только пепел.

В другом конце коридора появилась мужская фигура. Широкоплечий парень, за волосы держал четыре отрубленные головы.

— Не это ищешь, ублюдок!? — потряс шатен кровавым трофеем.

Маг молча поднял с ковра клок медовой шерсти и бросил его вперед.

Паль заревел. Спустя мгновение, по коридору несся бурый медведь. Его когти сверкали сталью, а массивная туша заполняла проход от пола до потолка.

***

Пока наверху происходил бой, две фигуры погружались все глубже в каменное чрево замка. Все встреченные ловушки немедленно уничтожались или блокировались. Вскоре, украшенные коврами и деревом полы уступили место первородному камню. Окружающее стало больше напоминать пещеру, чем комфортабельное жилище.

Очередной поворот привел захватчиков к небольшому гроту. В центре расчищенного пространства находился широкий, высеченный из скалы, стол. На каменной поверхности стояло множество колб и реторт. В специальной выемке, не угасая, горело зеленое пламя. Можно было заметить, что пламя не нуждается в топливе, словно ему достаточно лишь одного воздуха вокруг. Хозяин этого места явно был не чужд алхимии.

Все стены грота были испещрены множеством маленьких полочек. На каждой из них находилось немало ценных ингредиентов и реактивов. В бочках, что стояли там же, поблескивали разноцветные порошки и плескались странные жидкости.

Редкость артефактов, золото приборов, очарование подвижных вод, не смогли привлечь темные фигуры. Они целенаправленно прошли к небольшой дверце в дальней стене и скрылись за ней.

Перед захватчиками открылась просторная зала с множеством своеобразных колодцев. Все они до верха были наполнены розовой, вяло булькающей, жижей.

Одна из фигур присела у края ближайшего колодца и без страха погрузила руку в склизкую массу. С заметным усилием рука поднималась назад. Вслед за ней показалось человеческое тело. Когда с лица извлеченного человека стекла вся цветная субстанция, фигуры покачали головами.

— Один из наших! — тихо прозвучал мужской голос того, что остался стоять.

Они некоторое время извлекали тела на свет, каждый раз, печально восклицая, пока не вытащили очередного мужчину.

— А вот и министр! — воскликнул тот же голос.

Из соседней ямы показалось тело молодой брюнетки.

— Не та ли это герцогиня, что недавно попала в островную тюрьму за карточные долги? — не без насмешки прозвучал один из голосов.

— А это возможно с аристократами?

— Если так проигрывать, то возможно!

Фигуры переместились к еще одному чану. Жидкость в нем была непривычного цвета — грязно зеленая. На свет показалась стройная фигурка с зеленым телом. Но стоило стечь жиже, как черты лица стали оплывать, словно воск.

— Видишь? Он прекрасно научился воссоздавать тела людей, но пока не смог сделать то же самое с эльфами!

***

Все было кончено. Во всех смыслах. Если б в гостевой комнате было холодно, то наблюдатель смог бы заметить пар, исходящий от двух тел, что лежали на полу. Но наблюдателей не было, а в комнатах было жарко.

Синдорель встала на ноги. Даже не пытаясь прикрыть нагое тело, она медленно двинулась к одной из картин на стене. Девушка старалась идти медленно, чтобы скрыть то, как тяжело дается ей каждый шаг.

— Куда ты? — Аренарион резко встал на ноги. Внезапное головокружение заставило его рухнуть на столик. Могучее тело с грохотом раскидало бутылки. Нож для фруктов вонзился в руку. Закапала черная кровь, — Что? — теперь он встал более осторожно, — Как? Я должен был почувствовать! Ты отравила меня! — заревел дракон и попытался превратиться, но боль скрутила его и повалила на колени.

Эльфийка уже была близка к картине. Она уже тянула руку, когда в лунный пейзаж вонзилась сталь. На пол посыпались осколки стекла и роняющий искры стержень. Он был перерублен ровно пополам.

Деву леса грубо схватили за плечи, встряхнули и развернули. Перед ее лицом пылал гневом старый дракон. Именно дракон — черты лица молодого аристократа сейчас были искажены и, словно покрыты чешуей.

— Как ты это сделала? Как ты отравила меня? — рычал аристократ, но тут он увидел камельку крови вытекшую из точеного носика. Она была такой же черной. Стало понятно, почему девушка медлила и почему сейчас не сопротивляется — она так же была отравлена. Дракон расхохотался, — Отравила меня собой?

— Ты умрешь Рен, — послышался слабый голос эльфийки.

— Нет яда, что способен меня убить! Как глупо! Этим они лишь показали свою слабость! А я то, дурак, боялся, что они будут сильнее меня! Теперь я убью их одним махом!

— Ты умрешь Рен, — повторил слабый голос.

— Умрешь только ты, глупая! Но я могу тебя спасти! Присоединяйся ко мне! Будь подле меня! Я смогу остановить яд в твоей крови и спасти твою жизнь!

— Ты предлагаешь мне не быть с тобой! Нет! Ты предлагаешь мне быть под тобой, пока ты будешь править миром!

— Ты ошибаешься!

— Ты без тени сомнения ударил меня в живот! Или ты уже забыл, как проливал мою кровь?

— Я знал, что ты выживешь! Твои кишки неуязвимы для простого оружия! Присоединяйся ко мне!

— И подчиниться тирану? И быть твоей рабыней на коротком поводке? Как Лина?

— Да кто вбил тебе в голову эту ересь про захват мира и тиранию? Лина мне не рабыня! Она мне как дочь!

— Дочь, которую ты регулярно трахаешь!

— Одно другому не мешает! — улыбнулся мужчина, — И я не тиран! Я не захватываю мир! Ты еще не поняла?

— Тогда зачем тебе все эти двойники? Герцогиня, министр, даже я! Кто еще — король? Только не говори, что все это ради нашего же блага! Ты призвал демона, что разрушил мой дом! — вдруг из последних сил закричала эльфийка.

— По порядку? — скривился мужчина, — Мне нужна власть! Мне нужны ингредиенты! Чтобы обрести голос, Лина должна вознестись! А вознесение требует невероятного количества ресурсов! Насчет последнего — ты прекрасно знаешь, что демона вызывал не я! Ведь ты принимала участие в призыве!

— О да! Не ты прочел заклинание и отдал меня на потеху той твари! Но ты создал орудие, что сделало это за тебя! Ты создал того лича, ты научил его древней магии! Ты помог ему выведать все у темной стороны леса!

— Даже интересно — откуда ты все это знаешь? — маркиз выкрутил зеленоватый сосок так сильно, что Синдорель вскрикнула от боли, — Пожалуй, я продлю твою жизнь, пока не узнаю — как ты все выяснила!

Дракон повел руками, и из них, в зеленоватую грудь ударил пучок света. Каждая секунда обращения к силе давалась аристократу с огромной болью, но он не прекращал, пока кровь, что текла из носа девы леса, не стала вновь зеленой.

В этот момент, дверь в комнату разлетелась вдребезги. Через порог вбегали все новые серые фигуры. Каменные девушки с зелеными глазами, готовы были уничтожить врага любой ценой. Дракон, с ревом боли и ярости, бросился им навстречу.

Синдорель бросила тоскливый взгляд на небольшой столик в другом конце комнаты. Там был еще один артефакт для перемещения. Он ронял искры так близко, но сил не было. Эльфийка провалилась в забытье.

В себя девушку привел легкий шлепок по щеке.

— Ты тут не сдохла?

Вся комната была завалена битым камнем. Сам дракон был несколько раз легко ранен, но было видно, что это ему нипочем.

— Ты умрешь Рен!

— Не верю! — хохотнул мужчина, — Их игрушки сломаны, ты еле дышишь от остатков яда, а твои... Апостолы — последнее слово было произнесено с особым презрением, — Уже, наверное, удрали! Так что я сейчас еще раз тебя трахну, а потом...

В этот момент гравитация изменилась. Все, что не было прибито к полу, медленно перелетело на потолок. Не обошло это явление и обнаженную парочку. С каждой секундой их вдавливало в мрамор все сильнее.

Башня падала.

Все время, что они вели беседу, сражались и объяснялись, мраморное чудо неумолимо уходило в облака. Оно поднималось, пока не вышла из строя система охлаждения. Такое никогда бы не произошло, но маги покинули башню. Они забрали с собой все живое и ценное кроме, разве что, тараканов. И теперь, лишенная тяги многотонная конструкция, камнем летела вниз.

— Ты умрешь Рен!

— Ты умрешь вместе со мной! — рычал и ревел обездвиженный свободным падением дракон.

Синдорель его не слушала. Она готовилась к встрече с лесом. Надеялась, что тот примет ее в свои объятия. Вспоминала людей и события своей жизни. Вспоминала то, как она жила в лесу, то, как путешествовала с несносным мальчишкой Бравином, то, как училась у Разакса. Сожалела, что ее путь кончился так рано.

И, вдруг, в голову ударила фраза — «Магия это искусство!».

Светло зеленая кожа засветилась и вспыхнула синим пламенем.

Белая башня пробила твердь.



222

Еще секс рассказы
секс по телефонусекс по телефону