покупка рекламы ТОП ПОРНО САЙТОВ
seawap.ru - Топ рейтинг сайтов
скачать узбек порно ххх на телефон
Thisvid Scat - Voyeur Toilet Girls
секс по телефону
Частные порно фото девушек
БЕСПЛАТНЫЙ САЙТ ЗНАКОМСТВ

Любовь по правилам. Глава 3

На счастье Вероники, после звонка они с Николаем быстренько смылись, оставив однокурсников вариться в собственном соку. Парень подкинул Нику до дома и отчалил куда-то по своим делам.

Что и говорить, девушке было стыдно.

От одной мысли о том, как о ее выходках скоро узнает весь поток Вероника несколько раз по дороге заливалась густой краской. Ловя на себе удивленные взгляды из соседних машин.

Утешала Ника себя одной и той же мыслью — все это она сделала ради Коли. И именно этим могла оправдать все что случилось за этот день. Что Вероника поступила подобным образом из-за любви. По просьбе своего любимого. И ради него одного.

— До вечера? — робко поинтересовалась Ника уже около своего подъезда.

Николай из машины выходить не стал, так что девушка просто наклонилась к его окну.

— Это вряд ли, — усмехнулся он. — Я еще не закончил с работой и надо потом еще кое-куда заглянуть. Так что скорее — до завтра.

— Очень жаль, — потупила глазки Вероника.

Уловка, на радость девушки, сработала на все сто. Коля ухватил ее подбородок и притянул к себе, влепив ей на прощанье сочный поцелуй.

И лишь когда фары его машины скрылись за поворотом, Ника обернулась и направилась к своему подъезду. И почти сразу же заметила стайку девчонок, оккупировавших лавочку в пяти метрах от двери.

И, к своему ужасу, обнаружила среди них Марину — свою младшую сестренку. Девчонка проводила Нику глазами и та мгновенно поняла — сестра все видела. Видела ее романтическую сцену прощания с Колей. А значит... а черт его знает, что это все это значит.

Со своей сестренкой Ника не ладила вот уже года три. С тех самых пор, как связалась со своим бывшим в выпускном классе. Вот только при всем желании не сумела бы сказать, за что же на нее так взъелась Маринка.

Просто отношения разладились. Младшая сестренка не сумела принять бойфренда, а Нике было совершенно не до того, чтобы разбираться с ее детскими заскоками. А когда появилось желание — отношения уже оказались испорчены настолько, что уже было совершенно непонятно, с чего браться. С какого конца тянуть, чтобы восстановить разрушенное.

К тому же, по характеру Маринка имела больше общего с Николаем или Ленкой — общительная, все время в центре своей кучки подружек, то и дело сбегающая потусить на какую-нибудь вечеринку. Но, в отличии от упомянутой парочки, была ярко выраженной бунтаркой. Что бы ни запрещали родители — девчонка мгновенно пыталась это попробовать.

А с учетом того, что ей этим летом стукнуло восемнадцать — родители местами попросту боялись даже заикаться о таких вещах как наркотики или касаться вопросов секса, опасаясь что их дочка им назло тут же совершит какую-нибудь глупость.

Вероника быстренько проскользнула мимо стайки школьниц и скрылась во тьме родного подъезда.

— Ей, это кто был? — довольно нахально поинтересовалась Маринка, догоняя сестру у лифта.

— Мой парень, — коротко ответила Ника.

— Ты не говорила, что он взрослый, — девчонка сложила руки чуть пониже груди, привычным жестом давая сестренке в очередной раз понять, кому досталось все самое лучшее в семье.

— Он мой ровесник, вообще-то, — прохладно ответила Вероника, заходя в лифт.

— Ну да, точно. В двадцать и на колесах? — широко улыбнулась Марина, пристраиваясь рядом.

— Тебе что-то не нравится? — вздохнула Ника, пытаясь придумать как бы отвязаться от приставучей сестренки.

— Не-не, все заебись, — усмехнулась та в ответ. — Только не думаю, что ты у него задержишься.

— Это еще почему? — двери лифта открылись на родном этаже.

— А ты в зеркало глянь, — хохотнула Маринка и интонациями голоса отчетливо напомнила Нике утреннюю стычку с Ленкой. И девушка, решив попросту оставить подколку без ответа, решительно направилась к своей двери. — Думаю, тебе стоит нас познакомить! — бросила ей вслед сестренка. — Чтобы он знал, где водятся нормальные девчонки, а не такие как ты.

— Не думаю, что ты с ним сумеешь сойтись характерами, — довольно прохладно бросила через плечо Вероника, прежде чем юркнуть в родную квартиру, закрыв за собой дверь.

Родителей до сих пор не было. Да Ника сейчас и не особо то хотела с ними общаться. Первым же вопросом будет привычное: «Как день прошел?» и девушка была совершенно не уверена, что сумеет сейчас нормально ответить.

Впрочем, Ника представила сестренку на своем месте. И мгновенно поняла, что у той на счету уже была бы пара десятков правил — Маринка хронически плевала на чьи-либо требования и приказы. И уж подавно не сумела бы удовлетворить доминантную натуру Николая.

Но картинка, следовало признаться, изрядно позабавила Веронику. От одной только мысленной картинки разразившейся истерики по поводу подсунутой чашечки кофе с мужскими сливками Ника злобно заулыбалась.

День шел своим чередом. Вероника попыталась было написать Даше, но ответа не получила. Похоже, подруга изрядно на нее обиделась и девушка попросту не знала, как бы к этому вопросу подступиться. Стоило бы, пожалуй что, попросить у кого-нибудь совет, но соваться к предкам Ника не решилась, опасаясь расспросов. А рассказывать о произошедшем в университете родителям она уж точно не хотела.

На часах была половина десятого, когда телефон ожил.

— Алло? — Вероника поспешно взяла трубку едва только увидев имя Николая на дисплее.

— Еще не спишь? — поинтересовался он.

— Заснешь тут, — хихикнула Ника. — Как день?

— Хлопотно, — уклончиво заявил Николай. — Слушай, малышка, у тебя ведь симпатичное нижнее белье имеется?

— Ну да, — смущенно улыбнулась девушка, оглядываясь через плечо на дверь и убеждаясь, что она плотно закрыта.

— Сделай селфи в каждом из красивых комплектов и пришли мне, — тут же сказал Коля.

— Эмм... зачем? — замялась Вероника. — Ты вроде как и так их уже почти все на мне видел...

— Затем что я так сказал, — отрезал Николай.

— Ну... ладно, — помявшись еще чуть-чуть выкинула белый флаг Ника. — Только эти фотки ведь останутся между нами, да?

— Да будто теперь есть какая-то разница, — расхохотался парень. — Поверь, после сегодняшнего пяток подобных фотографий уже никого не удивит.

— Нуу... — протянула девушка. — Ну да... наверное.

— Отлично, жду. И принимай, пожалуйста, новые позы для каждой фотографии. Не хочу видеть одно и то же, — волевым тоном заявил Коля, отключаясь.

Вероника взглянула на недобитую книгу и поспешно перевернула ее, оставляя лежать на столе. Взгляд прошелся по комнате.

Стены были обклеены светло-голубенькими обоями. Из окна, с высоты третьего этажа, открывался вид на двор, вечно забитый автомобилями, да на стоящую напротив десятиэтажку. Лишь в самом центре был небольшой зеленый пятачок, превращенный местными жильцами в импровизированную детскую площадку.

Обстановка в комнатке была простой и стандартной до безобразия. У стены стояла узенькая кровать, на которой кое-как в обнимку сумели бы разместиться двое. Рядом с ней — письменный стол с установленным на нем стареньким ПК, над которым висели полочки, забитые учебной литературой и тетрадками. У противоположенной стены — длинный шкаф, в одной половине которого лежали постельные принадлежности, а в другой — скрывался небогатый гардероб.

На все про все — четыре на четыре метра. Но Нике эта комнатка всегда нравилась. Теснота создавала ощущение уюта и комфорта. Да и разделявшее расстояние легко было преодолеть даже не парой шагов, а одним грациозным движением, избавляя от необходимости лишний раз трудить ноги.

Вероника поспешно подскочила к своему шкафу, открывая дверцу. Выдвинула один из ящичков, скрывавших все нижнее белье. Сказать по правде, вряд ли вызывавшее бы особый восторг у мужского взгляда.

Большая часть была простой до безумия, подобранной скорее по функциональности. А по красоте у девушки были лишь три комплекта — «парадно-выходные», два из которых были куплены еще три года назад, в пору первых отношений с бывшим.

Ника быстренько выпростала два на поверхность, кинув их на кровать. Третьего не было и девушка не сразу вспомнила, что запихнула его в стиралку несколькими часами ранее. Быстренько метнулась на балкон, сдергивая еще толком не высохшую ткань.

Щечки у девушки пылали от предвкушения. Она не сомневалась, что Николай никому эти фотографии показывать не станет. Просто хотел немного позабавиться перед сном, раз уж лично встретиться сегодня не получалось.

Ника на всякий случай выглянула в коридор. Из родительской спальни доносился звук работающего телевизора — предки, как всегда перед сном, смотрели свой любимый сериал. В то время как с другой стороны, из-за плотно закрытой двери в комнату Маринки, отчетливо доносилось гулкое «бам-бух-бам» какой-то музыки.

Но защелок на дверях не было и в помине — родители всегда придерживались в квартире политики открытых дверей. Вероника осторожно прикрыла свою дверь. Конечно, кто-то мог войти. И? «Просто решила немного посмотреть, как выглядит со стороны», — мгновенно придумала себе отмазку Ника.

Девушка быстро разделась, скидывая домашний наряд на спинку стула. Глянула на разложенные комплекты, пытаясь примериться и определиться, какой взять первым.

Дверь в коридоре бухнула о стену — Маринка выбралась из своего логова. Вероника, вздрогнув от неожиданного звука, поспешно схватила ближайшие к себе трусики белого цвета, пытаясь их побыстрее натянуть.

Шаги за дверью, впрочем, быстро удалились в сторону кухни. А когда Ника закончила с застежкой лифчика — уже вернулись обратно, в свою обитель. Легонько хлопнув за собой дверью. Должно быть, сестренка выскочила на кухню за очередной порцией своей газировки.

Вероника пробежалась глазами по комнате, запоздало поняв, что единственное имеющееся зеркало — это маленькое окошко десять на пять сантиметров в косметичке. Нике всегда было по большей части плевать, как она выглядит. Так что и привычки смотреться на каждом шагу в зеркало у нее не было.

Но Ника не стала унывать. Быстренько уселась на стул, развернув его спиной к столу. Теперь последний дневной свет падал на нее сбоку. Уселась на него и, подняв телефон над собой, быстренько нажала на спуск.

Глянула и тут же удалила. Свет превратил половину тела в какой-то громадный синяк. Чуть развернула стул, снова щелкнулась. Недовольно скривилась — ноги попросту не влезли в кадр. Подогнула ножки под себя, чуточку отредактировала положение телефона над собой.

Рука тут же заныла от попыток вытянуть ее дальше положенного. Но Ника все же сделала снимок. Глянула на результат. И снова разочарованно надула губки. Тело упрямо не желало полностью влезать. Теперь ноги были полностью скрыты под сидушкой, а поза выглядела как-то совершенно неестественно распрямленной (от попытки отодвинуть телефон от себя как можно дальше).

Отправлять подобную фотографию Николаю совершенно не хотелось. Ника стрельнула глазами на плотно закрытую дверь. В квартире было только два ростовых зеркала. Одно — в прихожей стоял шкаф с зеркальными дверцами. Перед вторым же регулярно вертелась Маринка в своей комнате.

И то и другое были явно вне досягаемости. Если бы Маринки не было дома, Вероника еще могла бы рискнуть проскользнуть в ее комнату для выполнения просьбы своего бойфренда. А так — оставалось либо удовлетвориться не слишком-то хорошими фотками, либо воспользоваться зеркалом в коридоре. По которому в любой момент мог пройти любой из родственников в попытке добраться до кухни или туалета.

Ника пару минут стояла около двери, чувствуя, как колотится сердце.

«Просто выскочить, сделать два шага, сфоткаться и вернуться обратно. « — мысленно говорила она себе снова и снова. Но одной только мысли об удивленных родительских лицах хватало, чтобы рука просто отказывалась нажимать на дверную ручку.

И Ника поняла, что схватку с самой собой проиграла целиком и полностью. Ну не могла она позволить родным ей людям себя застукать за подобными вещами! Мама еще, может, и сумела бы понять Веронику, а вот остальные...

Особенно девушку пугала возможная реакция младшей сестренки. Перед мысленным взором явственно представало ее плотоядное лицо и коварство во взгляде. В руки к сестренке мгновенно попал бы как минимум повод для недельных насмешек. Не говоря уже о том, что Маринка бы без сомнения растрепала подсмотренную картинку стайке своих подружек во всех красочных деталях.

Ника открыла записную книжку своего мобильника и быстро нашла номер Николая. Нажала на «вызов».

— Алло? — почти мгновенно откликнулся он.

— Привет... тут произошла небольшая заминка, — промямлила Вероника. — Можешь немного подождать с фотографиями? Где-то с час?

— Хм, — в голосе парня явственная скользнула прохлада. — И что же это за заминка такая?

— Просто... — Ника на миг задумалась, чем бы можно было отмазаться, но быстро выкинула белый флаг. Не хотела она врать своему бойфренду. — Просто не получается сделать фото. А единственное нормальное зеркало — в прихожей. И мне очень-очень не хочется попадаться на глаза предкам в подобном виде! — на едином дыхании выпалила она.

— Хм, — снова хмыкнул Николай. — Ладно, это уважительная причина для отсрочки. Но взамен ты проведешь этот час совершенно голой, — заявил он, тут же отключившись.

— Я... — Ника даже и не знала, что она хотела сказать, но Коле было и все равно.

Девушка окинула свою маленькую спальню глазами. Само собой на ум пришло, что в данном случае подчиняться не обязательно. Николай все равно не узнает, даже если она этого не сделает.

Но тут же подумала, что если все же вопрос будет задан, то придется соврать. И Ника совершенно не знала, как на это отреагирует ее любимый. В одном девушка была точно уверена — смотреть на нее прежними глазами он уже вряд ли станет.

Все предыдущие отношения Вероники были построены на лжи. Парень ей постоянно врал. Где он, с кем он. Как он себя чувствует. То и дело рассказывал какие-то небылицы, оставлявшие Веронику гадать — правда это или нет.

И девушка четко помнила то гнетущее ощущение легкого недоверия, витавшее в воздухе. Помнила, как ставила под знак вопроса любую сказанную мелочь. И ужасно не хотела сейчас оказаться на месте своего бывшего. Веронике было бы проще честно ответить, что она нарушила приказ и получить за это первый настоящий пункт в список правил. Чем соврать и оказаться на этом пойманной. И дать своему благоверному повод для сомнений.

Вероника решительно, даже не отходя от двери, расстегнула лифчик. Стянула трусики, бросив и то и то на кровать. Один час голышом. В собственной квартире. В своей комнате.

Ника быстро прикинула варианты. Конечно, легко можно было заползти под одеяло и почитать книжку. Даже если заглянут родители — ничего и не заподозрят. Но это все же как-то опасно напоминало мухлеж.

В голову девушки пришла другая мысль. Родители должны были лечь где-то через полчаса, вскоре после окончания своего сериала. А значит нужно было продержаться исключительно этот срок. Маринку ждать было совершенно бесполезно — сестренка жила по какому-то совершенно своему графику. Занятий в школе, впрочем, никто не отменял и Вероника всем сердцем надеялась, что девчонка тоже быстро угомонится.

Ника быстро сгребла раскиданное по кровати белье и запрятала его под покрывало. Подхватила недочитанную книжку и тихонечко подошла ко входной двери.

С бешено стучащимся сердцем выглянула за порог. Дверь в родительскую спальню была широко открыта. До ушей долетел мамин смех. В то время как Маринка все еще торчала у себя.

Вероника быстро выскочила за дверь и пулей преодолела пустой коридор, скрываясь в ванной комнате и задвигая защелку. Из всего, что девушка делала сегодня, это, пожалуй что, были самые безбашенные три секунды.

Будоражило именно то, что на сей раз над Вероникой не висело совершенно никакого дамокловского меча. Ника сама решила подчиниться указке своего парня. И именно из-за этого ее киска пылала как бешенная, заставляя девушку смотреть на мир широко открытыми от возбуждения глазами.

Она открыла кран, пытаясь добиться от него желаемой температуры, и мысленно прикинула. Принять ванну — развлечение минут на двадцать пять-тридцать. То есть как раз столько, чтобы с одной стороны гарантированно не попасться никому на глаза, а с другой — абсолютно точно выполнить наказ Николая.

А о том, что после этого нужно будет как раз таки в пик самой опасности вернуться к себе в комнату Ника старалась не думать.

Время в теплой воде пролетело совершенно незаметно. Вероника прочитала всего несколько страниц своей книги да и то не взялась бы пересказать их — мысли были в совершенно ином месте и уделяли прочитанному весьма условную долю внимания.

— Ника, ты скоро? — постучали в дверь.

— Уже вылезаю, мам! — крикнула в ответ Вероника.

Деваться было некуда. Девушка и так заигралась — проторчала в ванне на пять минут дольше запланированного. И теперь родителям нужно было умыться перед сном.

Ника быстренько вытерлась полотенцем и положила руку на дверную ручку. Глубоко вдохнула несколько раз, собираясь с духом. И открыла дверь.

По другую сторону, в паре шагов, стояла ее мама. Глаза тут же встретились.

— Ты чего голая!? — изумленно спросила она.

— Мм... — легонько покраснела Ника. — Забыла смену взять... — кое-как нашлась она.

— Вот, завернись и беги, — женщина сняла с крючка ближайшее полотенце и протянула его дочери.

Та лишь кивнула и, легонько прикрывшись махровой тканью спереди, пошла к себе, сверкая голой попкой, увидеть которую могла только оставшаяся позади женская часть квартиры.

Нике было легонько стыдно. Но, вместе с тем, девичье сердечко блаженно пело. Удовольствие от того, что она нашла таки простой способ выполнить полученный от любовника приказ, наполняло Веронику блаженной радостью.

— Спокойной ночи, — раздался отцовский голос на всю квартиру пятью минутами позже.

— Спокойной! — раздались в ответ два женских. Один принадлежал Веронике, а второй — Маринке.

Ника мгновенно прижалась ухом к дверям, а следом и аккуратненько выглянула наружу. Дверь в комнату сестренки была распахнута настежь, а из ванны раздавался плеск воды.

Девушка коварно улыбнулась и поспешно прикрыла дверь, глядя на часы. До отпущенного Николаем срока оставалось еще двадцать минут. Маринка явно укладывалась, а родители уже лежали под одеялами. А значит можно будет совершенно спокойно выполнить его просьбу и не спалиться при этом перед всей квартирой.

Чтобы не тратить время попросту, Ника быстро достала свое белье и оценивающе на него посмотрела. И решила первым надеть светло-голубой комплект с чуть более темной оторочкой по краям. Николай, конечно, его уже видел, но приказ он поставил достаточно четко — он хочет получить по фотографии в каждом из комплектов.

Ника выждала десять минут и аккуратно выглянула в коридор. Маринка уже удалилась к себе. Квартира погрузилась во тьму. И, что важнее — в полную тишину.

Вероника щелкнула выключателем в коридоре и, надеясь что свет не привлечет слишком много внимания, быстренько подошла к шкафу в двух шагах от входа в свою комнату, основным достоинством которого была его неимоверная вместимость.

Встала бочком и подогнув одну ножку в колене, щелкнула камерой. Быстренько проверила фотографию. Получилось весьма и весьма неплохо!

В кадр попали и прелестные ножки, и милая улыбка. Фотографию, на взгляд Ники, портили лишь две вещи. Зажатый в руке телефон и устремленный именно на дисплей взгляд. Но все остальное уж слишком пришлось девушке по душе, так что она, не сходя с места, быстро отправила кадр Николаю и побежала к себе — переодеваться в следующий наряд.

«Мило», — пиликнул телефон, едва только Ника натянула на себя второй комплект.

Она улыбнулась и, стрельнув глазками по коридору на двери остальных обитателей, снова подошла к зеркалу. На сей раз гораздо более ответственно подошла к выбору позы. Несколько раз примеривалась то с одной стороны, то с другой.

И лишь затем нажала на спуск.

На фотографии оказалась запечатлена знойная брюнетка в белых трусиках, покрытых просвечивающей окантовкой по самому краю. Девушка стояла спиной к зеркалу, оглядываясь через плечо с легкой таинственной улыбкой и держа на полусогнутой руке нацеленный назад телефон.

«Уже лучше», — заявил Николай. — «Попробуй чуть более вызывающую позу в следующий раз.»

Вероника лишь усмехнулась. Именно то, чего ей хотелось. Или, скорее, что она и планировала, если уж на то пошло. Девушка с некоторым энтузиазмом стянула с себя трусики и надела последний на сегодня наряд.

Ника с щемящим от предвкушения похвалы сердцем снова подошла к шкафу. Отставила одну ножку в сторону, уперла ручку в бок, вызвав своеобразную симметрию. И лишь затем нажала на спуск. Глянула на результат и мгновенно забраковала его.

Придирчиво осмотрела свое отражение. Грудь была заключена в тесные объятия лифа цвета морской глубины с черным краем. В то время как пикантное место прикрывали трусики, чуть-чуть приоткрывавшие самый верхний краешек девичьего кустика.

Это был единственный комплект, в котором Ника еще не показывалась своему парню и она очень-очень хотела блеснуть во всей красе с этой фоткой. Вероника с минуту думала, что же не так и в итоге поняла, как можно подкинуть немножечко огонька. Скинула одну лямку лифчика с плеча и легонько закусила губу, будто от нахлынувших эмоций.

Рука поднялась и щелкнула камерой, едва лишь Ника увидела свое отражение. В трусиках тут же появилась легкая влага от шальных мыслей. Фото получилось с одной стороны — довольно простым. Позволявшим в полной мере оценить фигуру, подчеркнутую сексуальным нижним бельем. А с другой стороны, пара добавленных деталей разжигали в нем небольшой огонек эротики.

Вероника мгновенно отправила его Николаю, гася в прихожей свет и уходя в свою комнату.

«Уже гораздо лучше», — получила она сообщение минутой позже. — «Продолжай в этом же направлении.»

«Рада, что тебе понравилось», — ответила Ника. — «Но боюсь, это все.»

«Всего три комплекта?», — девушка без труда уловила смешок.

«Тех, которых хотелось бы показать — да. Остальное так себе», — честно отписала она.

«Врешь», — мгновенно пиликнул телефон. — «Свой лучший комплект ты не показала.»

Ника некоторое время копалась в памяти, но ничего достойного в своем гардеробе припомнить не сумела. Да и встречалась она с Колей всего ничего, чтобы он знал, что скрывает ее шкаф.

«Лучший комплект?» — в итоге написала она.

Телефон пару минут лежал молча, прежде чем засветиться.

«Лучшее белье девушки — его полное отсутствие», — гласил текст. — «Сделай фотографию на коленях на сей раз. И попробуй закусить пальчик для большей сексуальности.»

Вероника еще раз, широко открытыми от возбуждения глазами перечитала текст. Невинная шалость явно переходила границу откровенности.

С другой стороны — у Ники и мыслей не возникало, чтобы стесняться. Девушка в очередной раз даже толком и не обратила внимания на шальной голосок в голове, что будет, если весь этот фотосет уйдет куда-нибудь налево.

Скорее наоборот. Девушка явственно представила себе Колю, лежащего сейчас у себя на диване. Телефон загорается светом. Парень смотрит на фотографию совершенно обнаженной девушки. Лицо мгновенно расплывается в широкой улыбке, а член между ног набухает от желания.

От чувств к ней. К Веронике.

Девушка поспешно разделась догола, сбросив синий комплект прямо на пол, даже не утруждаясь положить его хотя бы на кровать. Схватила мобильник и пулей вылетела в коридор. Щелкнула светом.

Подбежала к шкафу. Между ног томилось легкое возбуждение, а грудь щемило от мысленной картинки и желания сделать своему парню приятно.

Колени сами собой подкосились. Ника взглянула на собственное отражение, машинально отмечая легкое безумие во взгляде. Раздвинула ножки в стороны, выставляя напоказ свой кустик. Возбуждение продиктовало все остальное. Вероника откинулась назад, оперевшись о пол рукой. Отчетливо понимая, что бесстыдно демонстрирует свою влажную щелку. Тряхнула головой, вынуждая волосы пикантно прикрыть одну грудь.

Закусила губу и нажала на спуск. И лишь когда фото было уже готово вспомнила о наказе Коли.

Ника поспешно наклонилась чуть вперед, высвобождая руку и, по-прежнему стоя на коленях, закусила пальчик, попутно сведя локтями груди поближе друг к другу, визуально увеличивая их объем. Сделала второй снимок, на сей раз не отрывая взгляда от дисплея.

Получилось, как ни странно, весьма неплохо. Хотя перед мысленным взором девушки стояла лишь довольная мина Николая, мешавшая толком соображать. Так что Ника просто отправила ему обе фотки.

Еще раз подняла глаза к своему отражению. Широко улыбнулась, довольная собой. И лишь тут, самым краем глаза, уловила посторонний элемент.

В самом краешке зеркала красовалась Маринка. Девчонка стояла, подпирая дверной косяк в свою комнату плечом. Одна рука безвольно висела, в то время как большой пальчик второй подцепил лямку розовых трусиков, на пару сантиметров стянув ее вниз.

Ника, чувствуя как с ее лица сползает улыбка, перевела взгляд на свою младшую сестренку. Та смотрела на Веронику, слегка опустив лицо вниз, ехидно улыбаясь.

— Ты... давно тут? — кое-как выдавила из себя Ника.

Память упорно отказывалась давать четкий ответ на этот вопрос. Девушка была до того поглощена своими мыслями, что совершенно не обращала внимания ни на что вокруг. Так что Маринка могла тут стоять в тот самый момент когда Вероника в костюме Евы выскочила из своей комнаты.

— Достаточно, — мелодично протянула Марина. — А я-то гадала, кто тут светом туда-сюда щелкает. Не ожидала от тебя такого, сестренка.

— Не говори предкам, — жалобно протянула Ника. Отчетливо понимая, что сейчас она целиком и полностью оказалась во власти маленькой бунтарки. — И вообще никому... пожалуйста.

— Телефон, — протянула руку дьяволица, сверкая глазками.

— Зачем? — трубка как раз пиликнула в руке. Пришел ответ от Коли.

— Ты хочешь, чтобы я молчала. А я хочу взглянуть, что ты там еще наснимала для своего бойфренда, — повела плечиком Маринка.

— Но только посмотреть! — Вероника подошла к девчонке и, убирая Колино сообщение с экрана, открыла сохраненные фото.

Сестренка чуть ли не вырвала телефон и быстренько проглядела только что отснятые кадры.

— Что, и все!? — возмущенно произнесла она. — Я-то думала тут целый вагон голых фоток!

— Ну уж прости, — первая волна смущения окончательно прошла и Вероника излюбленным маминым жестом уперла руки себе в бока. — За вагоном приходи как-нибудь в другой раз!

— Обязательно приду, шалунья, — хохотнула Маринка, скрываясь во тьме своей комнаты.

Ника же поспешно выключила в коридоре свет и юркнула к себе.

«Можешь ведь, когда хочешь», — наконец-то прочитала она входящее сообщение. — «Приятных снов, шалунья.»

Губы девушки расплылись в довольной улыбке. В то время как глаза зацепились за последнее слово. То же самое, что только что использовала Маринка. Не могла же она когда-то успеть прочитать сообщение? Ника была уверена, что не выпускала телефон из виду ни на секунду. А значит сестренка попросту не могла увидеть это.

***

Несмотря на бешено колотящееся в груди сердечко, Вероника все же сумела набраться храбрости, чтобы отлипнуть от своего парня на следующий день. Делать этого, конечно же, не хотелось, но Ника очень не хотела терять свою подругу.

И посему почти весь день в универе толклась около нее. Скучная лекция, идущая второй парой, предоставила возможность немного поболтать и хоть как-то прояснить ситуацию и объяснить Даше, как так вышло, что Вероника оказалась девушкой Николая.

Вот только несмотря на все усилия, Ника не взялась бы точно сказать, какого результата она добилась. Подруга явно на нее злилась — отвечала как-то односложно и то и дело чего-то не договаривала. Сдерживала готовые сорваться с губ слова.

Второй же причиной Ника могла бы назвать опаску повторения вчерашних событий. Она и так усиленно вглядывалась в своих одногруппников и однокурсников, пытаясь по лицам и взглядам определить, проболтался кто-то из вчерашних наблюдателей или же оставил подсмотренное при себе.

Но к концу занятий девушка с грустью осознала, что понятия не имеет. Ребята общались между собой совсем как всегда. Только Веронике доставалось в пять раз больше косых взглядов, чем обычно. Народ явно вовсю сплетничал, но самой Нике содержание всех этих сплетен никто явно разглашать не собирался.

Впрочем, с ней все были подчеркнуто вежливы — даже пылающие завистью девчонки, пару раз подходившие в попытках что-нибудь вызнать.

Как уже было сказано, у Николая было просто какое-то неимоверное количество знакомых. Он легко разбивал лед, моментально пробивая холодок отчуждения. Умудрялся помнить имена всех и каждого, да еще и вовремя подавал руку поздороваться. Ни с кем не цапался лишний раз, все время сохраняя дружеские интонации голоса.

Но самое главное — Коля умудрялся выжимать из этого максимум. Большая часть потока чувствовала себя чем-то ему обязанной. Кому-то Николай помог найти девушку, кому-то — организовать вечеринку, кому-то дал дельный совет. Или еще что-нибудь в том же духе.

У него было поразительное свойство. Сделав пять-шесть одолжений в начале прошлого года он начал попросту этим ненавязчиво пользоваться. Нужны конспекты? Николай всегда мог свистнуть их у одной из девушек с первых парт. Ни единого пропуска занятий, каллиграфический подчерк.

Нужны девчонки для вечеринки? Коля всегда мог позвонить паре-тройке (возможно, десятков) желающих потусить. Нужен водитель для доставки алкоголя в нужное место? У парня были знакомые трезвенники на своих колесах. За скромное участие в вечеринке и чуточку женского общества готовые поработать извозчиками.

Он попросту просил о чем-то людей, которым в свое время помог, оказать услугу новому человеку. С каждым таким случаем все расширяя сеть своих «должников». А с учетом того, что он все продолжал знакомиться со все новыми людьми, всего за один год большая часть однокурсников Ники уже была чем-то ему обязана. Даже самой Веронике он когда-то помог, подогнав копию идеальных конспектов, несмотря на то, что тогда все общение между ними сводилось исключительно к «приветам».

Николай попросту услышал, как девицы в очередной раз решили постебаться над нелюдимой хиккой — на носу были экзамены и девушке позарез были нужны конспекты. А все одногруппницы в один голос ей отказывали, ссылаясь на что угодно. У Вероники тогда чуть слезы из глаз не пошли, когда к ней совершенно неожиданно подошел Коля, протягивая ей отксеринные копии. «Я слышал, Ника, тебе нужны конспекты», — только и сказал он.

Пожалуй что, именно в тот самый момент девушка явственно осознала, что окончательно и бесповоротно влюбилась. В парня, который не просто казался ей идеалом, а был им. Готовым прийти совершенно незнакомой, в общем-то, девушке на помощь. Которая даже и не просила его об этом.

И сейчас Вероника в полной мере оценила его влияние. После вчерашнего заявления Коли, никто даже и не думал отпустить какую-нибудь стандартную подколку в адрес Ники, опасаясь таким образом зацепить Николая. Так что все, что действительно ей доставалось — косые взгляды, в которых то тут, то там проскальзывали истинные чувства людей.

Зависть, ненависть, жгучее любопытство и открытая неприязнь у девчонок. В то время как у мужской части явно превалировали легкая похоть и желание обладания, подогреваемые гнетущим любопытством.

Выкроив несколько минут, Вероника тщательно подумала над вчерашними словами Николая. Попыталась провести параллель между своими знаниями об экономике с реальными отношениями. Добавить в получившуюся смесь свои скромные наблюдения.

Девушка, к своему стыду, поняла, что если Коля прав, то сейчас большая часть народа взвешивает ее достоинства.

В явные плюсы можно было записать только милую внешность. В минусах же красовался зажатый характер, необщительность, отсутствие косметики и далекая от канонов сексапильности манера одеваться.

И, с точки зрения стороннего наблюдателя, все эти минусы должно было что-то компенсировать. Какой-то скрытый от посторонних глаз плюс, позволивший тихоне вскружить голову даже избалованному женским вниманием Николаю.

Который, в общем-то, сам собой напрашивался в голову, заставляя Веронику легонько краснеть от мужских взглядов. Постель.

А с учетом того, что весь поток уже был в курсе того, что парочка вчера улизнула прямо посреди занятия, шальная мыслишка получила в глазах окружающих желаемое подтверждение. Заставлявшее всё большую долю мужской части загораться интересом, что же именно вытворяет хикка за закрытыми дверьми.

И Ника с ужасом поняла, что к ней до сих пор не выстроилась очередь исключительно из-за опаски поцапаться с Николаем. И мгновенно осознала, что она в любой момент может совершенно спокойно раздать свой вчерашний фотосет хоть всему потоку целиком — особой разницы уже не будет.

Несмотря на все это, день занятий прошел более-менее спокойно. Николай постоянно общался то с одним человеком, то с другим. Время от времени куда-то убегая на пару-тройку минут. Оказывая все новые одолжения, вовсю извлекая свой интерес из накопившихся за лето просьб. И, как он таинственно бросил на одной из перемен: «Тут первогодок привезли!»

Похоже, Николай всерьез намеревался расширить свою зону влияния еще и на младшекурсников. Что, на взгляд Ники, наверное не составит особого труда. Выдать десятку первогодок приглашения на вечеринки студентов постарше и вуаля — дальше дело пойдет на лад само собой.

— Детка, как насчет того чтобы сходить в какую-нибудь кафешку пообедать? — предложил Николай сразу же после последнего звонка.

— Эмм? Куда? — машинально ответила Ника, но быстро сменила тон. — Всмысле — да! Конечно, только рада буду!

— Отлично, — расплылся в улыбке парень. — Дай мне минут пятнадцать и поедем. Можешь пока подождать у машины — как выйдешь из главного входа, через дорогу и налево. Оставил ее у соседнего дома.

— Ага, хорошо, — вернула ему улыбку Вероника.

— Да у вас, похоже, все на мази, — тихонько, чтобы никто не услышал ее слов пробормотала Даша.

— Ну... типа того, — смущенно потупила глазки Ника. — Это... это вроде как будет наше первое нормальное свидание.

— Ого! — коротко усмехнулась подружка. — Тогда... не забудь переодеться.

Девушка быстренько попрощалась и ушла в сторону метро. Вероника, снова услышав зависть в голосе подруги, лишь удрученно вздохнула. Не похоже было, чтобы ее попытка наладить отношения увенчалась успехом.

В голове у Ники промелькнула мысль, что, быть может, стоило бы выложить Даше все без утайки? Но девушка лишь встряхнула головой. Вряд ли среди ее однокурсниц найдется так уж много девушек, кто сумеет согласиться с теми условиями, на которые подписалась Ника. Так что кое-что, пожалуй что, не стоило знать вообще никому.

Да и вообще Веронике как-то было не слишком-то уютно трепаться о собственной сексуальной жизни. Даже с Дашей. А в свете последних событий — особенно с Дашей, которая явно воспримет все сказанное как хвастовство, быстро найдя еще пяток поводов для зависти.

— Не заскучала? — раздался голос позади.

Ника легонько вздрогнула, но за плечом стоял всего лишь Николай. Девушка быстро засунула тетрадку в сумку.

— Мы же в кафе собрались, да? — поинтересовалась она, садясь на пассажирское сидение.

— Угу, — кивнул парень, заводя мотор.

— Можем ко мне заскочить? Я бы переоделась по такому поводу... — предложила девушка.

— Хмм... — Коля придирчиво оглядел ее наряд — джинсы и просторную футболку. — Только обещай что наденешь что-нибудь посексуальней.

— Обещаю, — рассмеялась Ника. — Все же первое нормальное свидание, как-никак.

— Тогда ладно, — парень протянул руку и потрепал ее волосы, заставляя Нику светиться от счастья.

Обычно дорога до дома

у нее занимала около получала — пять минут до метро, пятнадцать — на поезде и еще десять до родного подъезда. На личном автомобиле же удалось добраться едва ли минут за десять. Несмотря на весьма аккуратную манеру Николая водить. Парень не рисковал и не выжимал газ до упора, явно повинуясь присказке «тише едешь — дальше будешь».

Еще десять минут у Вероники ушло, чтобы заскочить домой и быстренько переодеться в парадное платье, купленное совсем недавно как раз для таких случаев.

Белая ткань обтягивала верхнюю половину тела как перчатка, подчеркивая все нужные изгибы. Короткое декольте еле-еле доходило до ложбинки между грудей, в то время как юбка опускалась на две ладони ниже коленей, позволяя Нике чувствовать себя более-менее уютно во всем этом наряде.

А для лучшей картинки девушка быстренько заскочила в ванную, подкрасив ресницы черной тушью, и свистнула лежащие без дела туфельки Маринки. Туфли идеально подходили по цвету, но имели лишь один недостаток — высокий каблук, перемещаться на котором Ника совершенно не умела.

Впрочем, едва увидев восторженную улыбку Коли сквозь стекло его автомобиля, Ника мгновенно поняла, что не прогадала с выбором наряда. Хоть и изрядно опасалась сверзиться с непривычной обуви, вынуждавшей Веронику следить за каждым отдельным шагом во избежание возможных эксцессов.

Парень отвез ее в кафе, находящееся чуть на отшибе центра города. Большой зал был поделен надвое невысокой перегородкой, создавая ощущение комфорта. У высоких столиков стояли друг напротив друга оббитые короткие диванчики, на которые без особого труда можно было уместиться вдвоем.

Помещение было выполнено в бело-красной гамме. Столики подсвечивались повешенными на стену лампами, довольно уютно окрашивающими помещение мягким светом.

Впрочем, едва только сделав заказ, Николай тут же перешел ко второй цели своего визита сюда.

— У тебя под платьем что-нибудь есть? — как бы невзначай поинтересовался он.

— Ммм... — девушка легонько зарделась, едва только услышав вопрос. — Лифчик и трусики.

— Кое-что из этого явно лишнее, — легонько усмехнулся Николай, пронзительно смотря девушке в глаза. — Сними трусики. И на твоем месте — я бы поторопился. Пока еду не принесли.

У Вероники екнуло сердце. Сказать по правде, после вчерашней выходки в поточке она подозревала нечто подобное. И еще дома прикидывала, а не оставить ли нижнюю деталь гардероба в квартире, но все же постеснялась. А теперь... а теперь девушке придется расплатиться за свою стеснительность.

Ника пугливо пробежалась глазами вокруг. Время было обеденное, да еще и местечко хоть и располагалось чуточку в стороне, но явно пользовалось популярностью. Большая часть столиков была уже занята. По крайней мере тех, что были в поле зрения. Хоть немного утешало лишь то что сидели в основном по двое — парочки, забежавшие перекусить после занятий или в обеденный перерыв. Шумных компаний попросту не было.

Впрочем, испуга Вероники это ничуть не притупляло. Напротив. Она была как на ладони. Выбранный Николаем столик располагался у края перегородки. И Ника, хоть и сидела лицом к окну, была как на ладони практически у всех ближайших столиков. К тому же, никакой скатерти на столах не лежало, а значит и укрыться было совершенно не за чем.

Девушка глянула вокруг. Народ преимущественно был увлечен либо своими парами, либо едой. Тем не менее, Ника насчитала шесть повернутых примерно в ее сторону голов.

Под ложечкой засосало от того, о чем ее попросил Коля. Острое чувство страха мгновенно сплелось с желанием угодить своему парню. И с небольшим запозданием ко всему этому примешалось еще и отчетливое возбуждение от мыслей о вчерашнем. Тогда-то все закончилось для Ники весьма бурным оргазмом.

Но даже за всем этим Вероника никак не могла себя заставить выполнить просьбу Николая. Просто сидела, ощущая биение собственного сердца. Чувствуя утекающие секунды. Сколько у нее было времени? Минута или две, пока не принесут довольно простенький заказ?

Вероника в очередной раз оббежала глазами округу. Встретилась взглядом с сидящим напротив Колей. Он довольно внимательно смотрел на свою девушку. Явно задаваясь вопросом, выполнит она его указание или нет.

И, пожалуй что, именно в этот момент Ника отчетливо поняла затеянную им игру. Ее истинные правила и подводные течения. Николай испытывал ее. Первые несколько дней — не давал почти ничего сложного, просто проверяя сексуальный опыт девушки. Осторожно находя ее границы дозволенного.

А теперь перешел к основному блюду — начал проверять эти границы на прочность. В попытке выяснить, как далеко зайдет Ника в своем желании ублажить парня? Чем она готова пожертвовать ради него? Поступится ли капелькой репутации?

И Вероника отчетливо поняла, что весьма сильно опасается того, что может произойти, если она не выполнит приказ. Прямо сейчас Николай легко мог заявить в ее список простое правило: «Всякий раз, стоит мне попросить, ты будешь снимать трусики. Вне зависимости от того где ты.»

Получив таким образом желаемый результат в любом случае. И рычаг давления, ибо нарушение приказа Ника еще могла себе позволить, а вот нарушать правила она не собиралась ни за что на свете.

Из двух зол она выбрала меньшее. Снова оббежала взглядом кафешку, на сей раз даже не пытаясь вычленить, смотрит ли на нее кто-нибудь, а выискивая знакомые лица. Но не похоже было, что в кафе присутствовал хоть один человек, с которым Ника была бы хотя бы косвенно знакома. А значит и особого удара по репутации тоже опасаться не стоило.

А посему она попросту закрыла глаза. Отрешилась ото всего вокруг. В уши тут же ударил гомон чужих голосов. Какие-то полуразборчивые отрывки фраз. Чей-то смех. Чуть более тихий, но более яростный тон за перегородкой — похоже, не у всех свидание шло хорошо.

Ника постаралась сузить свой мир лишь до одного-единственного человека. Представила себе Николая, сидящего напротив. Каждую черточку лица, каждый сгиб пальцев.

И, мысленно шепнув: «Ради тебя!» решительно вытащила из под себя подол. Сознания достиг звук коротеньких каблучков по залу — уверенная поступь официантки. Ника тут же, чувствуя истекающее время, решительно подцепила пальцами резинку трусов и потянула их вниз.

Девушка как раз возилась, пытаясь снять лямки с высоких Маринкиных каблуков, что оказалось ой как непросто, когда к столику подошла официантка в красненьком платье — явно местной униформе.

— Ваш заказ, — мелодично мурлыкнула девушка, ставя на стол две тарелки.

Ника поймала на себе ее заинтересованный взгляд.

— Сережку уронила, — брякнула девушка первое что пришло на ум, быстро заканчивая с поручением Николая.

Лишь десятком секунд позже Ника робко оббежала глазами округу. Похоже, в целом ее выходка осталась без внимания. Хотя под конец она краем глаза заметила брошенный на себя явно заинтересованный взгляд от молодого мужчины за плечом у Николая. Но видел он что-нибудь или нет — оставалось лишь гадать.

— Давай сюда, — протянул руку Коля. — Рядом со мной тебе они не понадобятся.

Ника, легонько смущаясь, протянула ему кусочек белой ткани. Парень, даже не утруждаясь взглянуть на них, попросту кинул трусики на стол у стены, рядом с подставкой для салфеток.

На миг Вероникой овладела паника, едва лишь она поняла, что ее самая сокровенная одежда оказалась на виду у всей кафешки. Но спустя несколько секунд, когда первый приступ прошел, девушка поняла, что трусики лежали эдаким бесформенным комочком. Издали напоминая попросту смятую салфетку.

Николай тем временем накинулся на еду, задавая своей девушке вопрос и мало-помалу завязался разговор о музыкальных предпочтениях. Парень мог слушать почти все что угодно, но, судя по подслушанному в его машине, предпочитал ритмичную танцевальную музыку без слов. В то время как Ника с большой охотой начала рассказывать о своих любимых группах, с которыми Коля оказался совершенно незнаком.

И девушка успокоилась. Обычный досужий треп быстро вбил ее обратно, в привычную колею. Позволяя Веронике отвлечься от лишних мыслей. Лишь плотно сведенные колени выдавали некоторую долю напряжения, охватившего Нику. Она то и дело ловила на себе взгляды мужской половины, но усердно пыталась не обращать на них внимания.

Лишь на самом краю сознания настойчиво бился вопрос: Почему? Девушка гадала, чем она привлекает этих ребят? Своим красивым платьем? Внешним видом? Сидящим напротив Николаем? Или же они заметили ее выходку? Или сумели рассмотреть беленький кусочек ткани, признав в нем нечто большее, чем смятую салфетку?

Вероника усиленно старалась откреститься от самой первопричины, от необходимости ставить перед собой эти вопросы. Лишь чувствовала, как щечки потихоньку розовеют от неожиданного мужского внимания.

Тарелки исчезли со стола, сменившись напитками. Николай взял себе чашечку молотого кофе, а Ника предпочла легкий коктейль. От одной лишь мысли выпить кофе вместе с Колей на ум пришел ее утренний напиток, вызвав изрядную долю смущения.

К тому же, официанточка явно оказалась не дурой. И когда она приходила убрать тарелки Ника заметила, как девушка на долю секунды замерла. Рука явно хотела смахнуть на поднос лежащую у стены салфетку, но вдруг изменила направление, чуть поправив стоящую солонку. И оставив лежать трусики на поверхности деревянного столика, даже не прикоснувшись к ним.

От раздумий обо всем этом Нику оторвал мужской голос.

— Мм? — протянула девушка. — Прости, я задумалась и не услышала.

— Я сказал — покажи грудь, — совершенно спокойным тоном повторил Николай.

— Эмм? Здесь!? — кое-как промямлила Вероника.

— Ух-ху, — протянул парень.

Ника скосила глаза на свой наполовину пустой стакан. Чашка Николая тоже была практически пуста. А значит, уже совсем скоро они куда-нибудь отправятся. Либо к выходу из кафешки... либо в сторону туалета, с учетом новой просьбы.

В любом случае, особо терять уже было нечего. Да и провернуть сей финт было довольно просто — оттянуть декольте и быстренько отпустить его на место. Не позволив кому-либо успеть достать телефон. А случайный взгляд? Если честно, Ника старалась просто об этом не задумываться. Если вдруг что — она была уверена, что Николай встанет на защиту.

Девушка подняла руку, хватая бокал и создавая хоть какой-то заслон от большей части зала. А вторую положила на декольте, потянув его в сторону.

И мгновенно поняла, что фокус не прокатит. Вырез был недостаточно глубоким и Ника при всем желании сумела бы лишь чуть-чуть приоткрыть самый краешек. И скорее ткань бы затрещала, чем ей бы удалось выполнить просьбу Николая.

К тому же, ее попытка оттянуть вырез не прошла без внимания — сидящий за спиной у Коли парень повернул голову и сейчас усиленно скашивал глаза, наблюдая за попыткой девушки выпростать грудь на волю.

И Вероника, несмотря на все свое желание угодить своему бойфренду, сдалась. Едва только осознав, что единственный способ выполнить его просьбу — это снять платье целиком. От одной мысли о чем она густо зарделась.

Коля же проследил ее взгляды по сторонам. Улыбка на лице стала чуточку меньше.

— Прости, — тихо пробормотала Ника, усиленно смотря в свой бокал.

— Допивай, — коротко бросил он, мгновенно добив жалкие остатки в своей чашке.

Парень рассчитался, запрятал женские трусики в карман своих джинсов, и повел Веронику к своему авто. Щелкнул пультом, отключая сигнализацию. Открыл заднюю дверцу.

— Залезай, — сухо приказал он.

Ника поспешно залезла внутрь. На душе был гадкий привкус того, что она подвела своего парня. Из-за своих комплексов выбрала платье, не показывавшее лишнего. Попросту не позволившее выполнить полученную команду.

— Сядь по центру, — Николай залез на переднее сидение. Бросил через плечо трусики Ники, упавшие рядом с ней. — Теперь задери подол и раздвинь ноги. Шире, — еще одна сухая команда, без примеси каких-либо эмоций.

Ника несколько пугливо глянула сквозь переднее стекло — авто было припарковано неподалеку от входа в кафешку и салон прекрасно просматривался с тротуара, по которому довольно немалым потоком шли люди.

Тем не менее, разочаровывать Колю второй раз ей жутко не хотелось. И девушка поспешно выполнила его команду, позволяя всей улице полюбоваться на то, что скрывало ее платьице.

— Завяжи себе глаза, — Николай достал из бардачка довольно длинный кусок ткани, четырех пальцев шириною.

Вероника, стараясь даже не смотреть на то, заметил ее кто-нибудь из прохожих или же нет, поспешно завязала себе глаза, ощущая приятное прикосновение шелка к своему лицу. На всякий случай затянув на затылке двойной узел, чтобы ткань не развязалась в самый неподходящий момент.

Коля быстренько перегнулся, проверяя повязку. И, удовлетворившись результатом, завел мотор, стронув машину с места. Лишь спустя пару минут подал голос.

— Мой приказ ты не выполнила, — довольно спокойно заявил он, куда-то поворачивая. — А значит, должно быть адекватное наказание. Второе правило твоего списка будет гласить: «Всякий раз, когда тебе кончат на лицо, ты должна будешь достать телефон и сделать селфи, прежде чем каким-либо способом стереть следы. За исключением тех случаев, когда я прикажу этого не делать. « Поняла, Ника?

— Да, — полушепотом выдохнула она. В голове уже роился десяток мыслей и похабных сценок, через которые ей, скорее всего, придется вскоре пройти.

— Повтори.

— Когда мне кончат на лицо — достать телефон и сделать селфи, — коротко вычленила все самое важное Вероника.

— Умница, — в голосе Коли явно послышались теплые нотки. — А теперь сиди так пока я не скажу.

Парень ткнул на кнопку, включая проигрыватель. В уши Вероники ударила красивая мелодия, с довольно мягким ритмом. Разные инструменты сплетались друг с другом в безумно восхитительную музыку, в которой легко было потеряться.

Особенно в положении Вероники. Завязанные глаза явственно обострили ее слуховые ощущения. Окна в машине были опущены, позволяя шуму за окном беспрепятственно гулять по салону.

До ушей постоянно долетал рев двигателей. Обрывки слов и разговоров. Кусочки диалогов, если Николай останавливался на светофоре. Музыка из соседних автомобилей.

Вероника ощущала свою доступность. Ноги были широко разведены в стороны, выставляя мокренькую щелку на всеобщее обозрение. Залетавший в окна теплый ветер приятно ласкал набухшие губки. Игрался с бедрами, ерошил волосики на лобке. Немало распаляя Нику.

Ничуть не хуже образов в ее голове.

Вероника сидела, удерживая подол платья руками, лежащими на бедрах. Девушка была уверена, что из соседних автомобилей видели в лучшем случае лишь ее завязанные глаза. За исключением тех, что были спереди — сквозь ветровое стекло Вероника наверняка была как на ладони, совершенно бесстыдно выставляя себя напоказ. А об автобусах и машинах с высокой подвеской Ника усиленно старалась не думать, прекрасно понимая, что из любого стоящего рядом джипа могут рассмотреть все до мелочей.

Тем не менее, воображение доводы рассудка не останавливали. Судя по сменившейся мелодии, ехали они уже минут десять. Сколько людей уже успело заметить ее совершенно неприличную позу? Десять? Двадцать? Сотня?

От одной лишь мысленной картинки, что прямо сейчас рядом может ехать целый автобус, доверху заполненный людьми, киска легонько заныла, совершенно игнорируя сжавшееся от страха сердечко.

Вероника явственно представила себе образ. Как какой-то сидящий подросток вдруг видит ее, едущую по соседству. Руки его автоматом лезут в карман, достают телефон. Парень нажимает на несколько кнопок и начинает съемку. Прекрасно понимая, что ни один здравомыслящий человек не поверит его рассказу, если у него не будет хоть каких-то доказательств. Завтра он пойдет на лекции и начнет рассказывать. А когда друзья ему заявят: «Брехня!» с наглой улыбочкой достанет телефон...

И, несмотря на явных страх перед подобным сценарием, Ника с некоторым удивлением обнаружила, что ее соски отчетливо стояли двумя маленькими башенками, еле заметно натягивая ткань. Будто ее тело хотело, чтобы за девушкой кто-то подглядел. Снял ее на камеру, показал фото друзьям.

Вероника закусила губу от этих мыслей. Тщетно пытаясь отогнать их из своей головы. Усиленно вслушиваясь в каждый звук, параллельно задаваясь вопросом, а зачем она вообще это делает?

Чтобы понять, что ее никто не замечает? Или наоборот, найти хоть малейшее подтверждение сновавшим в голове пошлым мыслям?

Ехали довольно долго. Лишенная любой возможности взглянуть на часы Ника вынуждена была ориентироваться исключительно по сменявшим друг друга мелодиям. И по ее прикидкам, девушка провела на заднем сидении около двадцати минут.

Автомобиль много раз куда-то поворачивал. Гул двигателей за окном становился то тише, то громче. Николай явно менял дороги, но Ника при всем желании не сумела бы даже попытаться угадать, где она сейчас находится. Коля легко мог возить ее неровными кругами, а она бы сейчас даже этого и не поняла.

Но гул моторов стал чуть тише, а колесница Николая наконец-то утомилась, замерев на месте.

— Приехали, — заявил он веселым голосом.

Парень вышел из машины. Открыл заднюю дверцу и, взяв девушку за локоть, потянул на себя.

— Глаза не развязывать, — заявил он.

Ника, повинуясь мужской руке, осторожно сделала несколько шагов.

Под ногами была неровная поверхность. По ощущениям — было похоже не на асфальтированную дорожку, а скорее на утоптанную землю. Неприкрытая кожа ощущала солнечные лучи. А до ушей то и дело доносился гул проезжающих мимо автомобилей, притом немалую долю оных.

Больше всего на ум лезла обочина дороги, но звук проезжающих мимо машин был чуточку дальше, чем положено. Возможно, Вероника находилась на какой-то самодельной парковке в пяти или десяти метрах от дороги. Или во дворе какого-нибудь дома. Или еще в полусотне возможных мест.

Николай заставил девушку сделать несколько шагов, отводя ее в сторону от автомобиля. И лишь затем развернул к себе лицом.

— Встань на колени, — повелительно заявил он.

На миг девушкой овладела паника. Гул автомобилей раздавался где-то за спиной. Воображение тут же нарисовало совершенно неприкрытую площадку, единственным укрытием на которой с натяжкой можно было назвать исключительно жалкое подобие заборчика, отделявшего пару от дороги.

Вероника в панике заметалась мыслями от одной возможности к другой. Хотела было умолять Колю сжалиться, но вовремя спохватилась.

Девушка отчетливо вспомнила, что рядом с ней не какой-то совершенно абстрактный человек, а ее парень. Николай, которому она доверяла целиком и полностью. Ради которого даже вышла далеко за привычные рамки и готова была шагнуть еще дальше.

И все происходящее вокруг мгновенно превратилось в своеобразное испытание ее доверия. В голову пришла другая картинка. Что она сейчас взмолится, упрется всеми конечностями. И Коля развяжет ей глаза. Показав тесный дворик, обнесенный высокой кирпичной стеной. В котором единственными настоящими наблюдателями были исключительно какие-нибудь комары.

И несмотря на еще одно полученное правило, Нике будет попросту стыдно смотреть ему в глаза. Отчетливо понимая, что она попросту не сумела довериться своему бойфренду. И то же самое будет понимать и он.

И именно поэтому, потратив лишние десять секунд на раздумья, Вероника все же опустилась вниз. Колени уперлись в шершавую землю, покрытую мелкими морщинками. Руки сами собой сомкнулись впереди, пальцы привычно сплелись в замочек.

Звук расстегиваемой молнии. В губы ткнулось нечто горячее. В ноздри ударил терпкий аромат мужского органа.

Ника, стараясь отогнать от себя кучу похабных картинок, открыла ротик и получше обхватила член губами. Голова ее начала быстро ходить вперед-назад. Выброс адреналина будоражил кровь, заставлял все делать как можно быстрее. В попытке прекратить этот прыжок веры в кратчайший срок.

— Не спеши, Ника, — довольным тоном приказал Николай. — Дай мне как следует на тебя полюбоваться.

— Я правда красивая? — робко поинтересовалась она, ненадолго отрываясь от своего занятия и поднимая голову кверху.

— Очень, — нежно сказал Коля. — Особенно сейчас.

Слова сказанные Николаем, а точнее их тон, мгновенно дали влюбленной девушке всю необходимую стимуляцию.

Губы ее сомкнулись сочным колечком и начали мерно, неспешно скользить по стволу. Язычок легонько игрался с головкой, пытаясь доставить парню максимум удовольствия как для глаз, так и для нервных ощущений.

Не прошло и минуты, как Вероника начала изрядно заводиться. Где-то у нее за спиной располагалась дорога. Воображение нарисовало припаркованный в пяти шагах автомобиль. Водитель сидит за рулем и во все глаза смотрит за царящимся средь бела дня развратом.

Ника не знала, правда это или нет, но откуда-то из глубины груди сам собой возник тихий, едва ощутимый стон.

Девушке нравилось доставлять удовольствие своему благоверному. Ощущать на себе его довольный взгляд. И знать, что за каждый момент благодати Коля найдет способ с ней расплатиться.

Ручки сомкнулись на бедрах парня, помогая держать нужный ритм. Медленный и тягучий, предоставлявший идеальную пищу для глаз, но не позволявший достигнуть развязки. Шум дороги заставлял девушку воображать одну небылицу за другой. Рисовал целую ватагу обступивших ее людей. Тихонько, без единого лишнего звука, подглядывавших за стараниями Ники.

Продолжалось это, впрочем, всего несколько минут.

— Ого! — неожиданно раздался мужской голос где-то неподалеку. — Вы чё тут делаете!?

На затылок Вероники поспешно легла рука Николая, удерживая ее ротик нанизанным на вертел.

— А что, не видно? — довольно нахально поинтересовался он.

Рука подсказала девушке продолжать движения. И она, сгорая от стыда, послушно подчинилась. Снова продолжила отсасывать. Уже не так красочно вытягивая губки, но все же весьма заметно со стороны двигать головой, с каждым мгновением чувствуя яркую краску стыда, прильнувшую к лицу.

— Ух молодежь! — расхохотался мужик. Судя по звуку, незнакомец обогнул автомобиль, подходя поближе. — Я посмотрю? — довольно-таки нахально поинтересовался он, замирая в паре шагов сбоку.

— Да валяй, — на пару секунд задумавшись спокойно заявил Коля. — Только руками не трогать.

— Да-а... такое не каждый день увидишь! — спустя полминуты заявил мужчина. — Классная соска! Языком работает?

— Вполне, — в голосе Коли послышалась легкая гордость. — Хотя ей еще явно предстоит многому научиться, — добавил он больше для Ники.

— Да и так смотрится охуенно! — расхохотался незнакомец.

Судя по голосу и интонациям, он был уже в возрасте. По крайней мере, раза в полтора старше Николая. Побитый жизнью и, судя по тому как он себя повел, умудренный опытом. По крайней мере, у него явно хватило наглости подойти к застуканной парочке, а не просто пройти мимо или постоять где-нибудь в отдалении, опасаясь привлечь к себе внимание.

Веронике было ужасно стыдно. Ведь это она сейчас в белоснежном платье стояла на коленях неизвестно где и с завязанными глазами сосала своему любимому посреди бела дня. Не прекратив этим заниматься даже когда ее застукали.

Но стыд лишь распалял настойчивое жжение между ножек. Все ее фантазии внезапно сжались в единый комок и получили реальное подтверждение. Уже не было никакого иллюзорного водителя. Зато был вполне реальный мужичок, во все глаза наблюдавший за ее губками.

И грудь приятно щемило от отпущенного им похабного комплимента. Он не знал ни имени, ничего. И оценивал Веронику исключительно по тому, что видел. А видел он перед собой не студентку какого-то там ВУЗа, а просто «соску».

И Нику это, как ни странно, заводило. Хотя ее лицо все равно пылало от стыда и вряд ли бы она сейчас сумела признаться в собственном возбуждении даже самой себе.

Николай, вероятно, увидев что девушка старается уже не так хорошо, как до появления неизвестного, вскоре поднял ее с колен. Отвел на несколько шагов в сторону, чуть ближе к дороге.

— Наклонись вперед, — повелительно заявил он. — Руки на капот.

Вероника осторожно выполнила команду, быстро нащупав разогретый солнцем металл. Ладони на миг приятно обожгло мягким теплом.

Николай немного поправил ее руки, заставив девушку встать чуть поближе к краю — ладонями она ощущала изгиб стали, а два пальца на левой руке и вовсе свесились с краю. Подогнул ее локти, вынудив припасть к машине и сексапильно прогнуться, оттопырив пятую точку чуть кверху.

Девушка почувствовала его руку, скользнувшую по внутренней стороне бедра. Николай медленно провел открытой ладонью по ее влажной киске, легко разводя прикрывающие нутро лепестки в стороны. И волевым движением закинул подол ей на спину до самого упора. Ника мгновенно почувствовала упавшую ей на плечи ткань.

— Оо! — протянул мужичок прямо у нее над ухом. — А сучка-то еще и без трусов!

Краснеть дальше Веронике было уже попросту некуда, так что она просто опустила голову вниз, уткнувшись в капот.

В то время как Николай не тратя ни секунды, вошел в ее пылающее лоно одним быстрым движением. Резко вонзаясь до самого упора.

Рот Ники широко открылся. Лицо перекосилось от затопившей ее волны лютой похоти и наслаждения. Непонятно каким чудом девушка все же сумела сдержать готовый вырваться на волю стон, опасаясь привлечь к себе еще больше постороннего внимания.

Член в ней ожил и начал долбить ее влажную пещерку резкими толчками. Заставляя снова и снова бороться со стонами. И медленно проигрывать эту схватку.

Коля попросту играл с ней. Постоянно менял ритм, вынуждая снова и снова гадать, когда же наступит тот самый момент? Когда его фаллос снова устремится вперед, раздвигая нежную плоть мощным напористым движением?

И каждый раз для Вероники оказывался неожиданностью. Два быстрых движения, пауза, судорожный вздох. Мощный толчок. Еле-еле сдержанный крик. Пауза. Учащенное дыхание, замершее в предвкушении сердце. Все еще пауза. Рывок вперед, тихий стон все же сорвался с губ. Три резких толчка подряд, очередной непойманный вовремя стон.

И пытка все продолжалась и продолжалась. Коля игрался с ней, будто пробуя новый музыкальный инструмент. Пытаясь составить картотеку, какие движения какие звуки выбивают наружу.

Никуда не торопясь и не спеша. Заставляя девушку окончательно забыться от всей этой марафонской гонки. Звуки дороги раздавались откуда-то справа. Ника стояла к ним боком, будто Коля специально поставил ее у всех на виду. Сопение мужичка раздавалось с противоположенной стороны. Ника чувствовала у себя на лице тень от его тела.

И девушка старательно сдерживалась. Пыталась не стонать. Но в итоге окончательно проиграла схватку со своим стыдом. Похоть победно повалила его наземь и из груди вырвался громкий, совершенно ничем не сдержанный протяжный стон.

Ноги легонько затряслись, забились мелкой дрожью. Ника явственно ощущала, как ее влагалище жадно обсасывает и сжимает вставленный до упора член, пытаясь выдоить его своими сладкими конвульсиями.

Волосы пропитались бисеринками пота, а лицо все перекосилось от нахлынувшего оргазма.

— Ну все, я так больше не могу! — заявил мужик, едва только Нику прекратило колотить сладкой дрожью. Девушка услышала звук расстегиваемой молнии. — Можно?

— Возьми его член рукой! — мгновенно заявил Николай, будто только этого и ждал.

Ника почувствовала, как ее левой руки коснулась живая плоть. Девушка, все еще плохо соображая после пережитого оргазма приподняла руку ладонью кверху. В которую тут же услужливо вложили мужской орган.

Вероника сомкнула пальчики, тут же почувствовав как член дернулся в ее руке от предвкушения.

И ее рука тут же разжалась.

«Ты что делаешь!?» — накинулся на Нику ее внутренний голос. — «Ты этого мужика даже не видела! Не смей трогать его пипку!»

Она явственно понимала, что делает, но перспектива подрочить какому-то совершенному незнакомцу пугала ее еще больше. Вероника отдернула руку в сторону. Опасаясь, что если она сейчас поддастся этому позыву, то попросту не сумеет потом остановиться. Сказав «да» на все, что еще взбредет в голову Коле. А позора Нике на сегодня и так уже хватало за глаза.

— Извини, мужик, не судьба, — в голосе Николая явственно послышался смешок. — Девочка явно не хочет.

— Черт! — хохотнул незнакомец. — Ладно, так посмотрю!

Вероника тут же почувствовала мужскую руку у себя на горле. Коля довольно-таки грубо оторвал ее тело от капота и развернул лицом к себе. Усадил на самый краешек и аккуратно уложил назад.

Спину обожгло прикосновение разгоряченного солнцем металла. Но думать об этом, как и о сохранности своего платья, Нике совершенно не хотелось.

Коля перехватил ее ноги, подняв их кверху и вонзился в мокрую пещерку. Мгновенно прекращая с ней играться и начиная всерьез драть свою девушку быстрым ритмом.

Ника тихонько постанывала, раскинувшись звездочкой на капоте авто. Вслушиваясь в доносящиеся до нее звуки пролетающих мимо автомобилей. В возбужденное сопение где-то неподалеку. В хлюпающие звуки, издаваемые ее собственным телом и выдающие с головой охватившее Веронику дикое возбуждение ото всего происходящего.

— О да! — радостно прокряхтел мужик.

Ника внутренне сжалась, но ничего не произошло. Судя по всему, нежданный наблюдатель излился куда-то в сторону. Тем не менее, до ушей вскоре долетел звук щелкнувшей зажигалки.

Думать об этом, впрочем, было совершенно некогда. Небольшие грудки ходили ходуном от быстрых толчков, а из горла неровными нотами лилась тихая симфония из стонов и еле слышных вскриков.

Которая прекратилась лишь тогда, когда парень снова припал к Нике. Его пальцы легко проникли под ее шею, потянув тело на себя. Вероника уронила затекшие ноги к земле, упав на колени по велению мужской ладони.

Коля перехватил ее волосы, легонько потянув книзу. Вынуждая приподнять мордочку к солнцу. И сразу же начал изливаться личико Ники. Девушка, пытаясь угодить своему любовнику, приоткрыла ротик, пытаясь поймать в него хоть частичку извергаемых Колей соков.

Но подавляющее большинство попало на ее щеки, заляпывая заодно закрывавшую глаза повязку. В нос ударил сильный, тяжелый аромат спермы, мгновенно заставивший голову кружиться, а сознание подсовывать пошлые мыслишки. Руки Ники дернулись было вытереть все это, собрать ладонями и припасть к ним язычком на радость Николаю, но девушка в последний момент все же вспомнила о своем новом правиле.

— Телефон, — тихо промямлила она.

Тут же раздались шаги. Хлопнула дверца авто. Николай вложил в руку Ники мобильник.

— Все уже настроено, только нажми на спуск, — шепнул он на ухо.

Вероника на ощупь направила камеру в свою сторону и ткнула на кнопку. Послышался щелчок, запечатлевший момент ее позора. Коля аккуратно взял камеру.

— Сколько живу, а таких блядей еще не видел! — с изрядным смехом заявил курящий где-то неподалеку мужик.

Вероника, впрочем, без особого труда уловила плохо скрываемое обожание в интонациях. Будто сейчас этот незнакомец готов был полжизни отдать, чтобы поменяться с Николаем местами.

— Сожалею, но конкретно эта уже занята, — с хохотом ответил Коля, поднимая Нику на ноги.

Парень аккуратно усадил ее на заднее сидение. Сел спереди и тронул машину с места.

— Можешь снять повязку и вытереть лицо, — заявил он спустя несколько минут.

Ника распутала двойной узел и щурясь от солнечного света, огляделась вокруг. Николай вел машину в довольно плотном потоке, в совершенно незнакомой Веронике части города. Неподалеку от себя обнаружила протянутую Колей чистую тряпочку.

Никой владело чувство стыда. Теперь, когда все закончилось, в поток ее мыслей вклинилась логика. Включился здравый смысл. Который мгновенно посмотрел на события последнего часа и удрученно покачал головой.

Девушка быстро вытерла лицо, стараясь не глядеть по сторонам. В голове настойчиво билась одна-единственная мысль, действительно не дававшая ей покоя.

— Ты... — подала голос она. — Ты правда хотел, чтобы я взяла его... штуку в руку? — тихонько поинтересовалась Ника.

— А что такого? — повел плечом Коля, не отрывая глаз от дороги. — Ну подергала бы ему минуту-две. Даже до финала доводить бы не пришлось — он бы и сам справился.

— Просто это... — девушка начал было говорить, но осеклась на полуслове.

— Это что? — поинтересовался парень полуминутой позже.

— Неправильно, — кое-как подобрала подходящее слово Ника.

— Хм, а вибратором пользоваться при живом парне правильно? — расхохотался Николай, поворачивая зеркало заднего вида так, чтобы взглянуть в глаза девушке.

— А это тут при чем!? — глаза Вероники широко открылись от изумления.

— Просто ответь на вопрос, — гораздо более спокойно сказал Коля.

— Ну... нормально... наверное, — замялась Ника. — Если, конечно, оба не против.

— Вот и тут то же самое, — пожал плечами Николай. — Этот мужик — просто точно такой же вибратор. Если оба не против — то можно и воспользоваться. Все равно ни ты, ни я его больше не увидим.

Вероника на несколько минут задумалась над этими словами.

В целом она не могла не согласиться со своим парнем. Если оба партнера не возражают — то действительно все в порядке. Но голос в голове все равно настойчиво заявлял, что это подозрительно похоже на измену. Или как минимум на какие-то дикие извращения, которые подавляющее большинство людей не одобрит.

Один вопрос, впрочем, не давал девушке покоя. Ника вертела его и так и эдак, но любопытство лишь нарастало. Она аккуратно залезла в свою сумочку. Мобильник лежал на самом верху. Девушка открыла последнее фото.

Кадр во всей красе показывал ее собственное перепачканное лицо. Но сейчас Веронику гораздо больше интересовало другое. Она внимательно прошлась глазами по краю. Большую часть заднего фона занимал серенький автомобиль Николая. Но сквозь стекла можно было рассмотреть стоящий метрах в двадцати кирпичный забор, из-за которого торчал угол двухэтажного здания. В то время как у левого края фотографии виднелся самый краешек каких-то зеленых насаждений — не то начало какого-то лесочка, не то просто высокий кустарник.

Вероника попыталась вспомнить свои ощущения в момент съемки. Звуки дороги были слева. Девушка от легкой злобы на саму себя закусила губу. Нет бы додуматься вовремя повернуться спиной к дороге! Тогда у Ники хотя бы был четкий ответ, насколько опасной на самом деле была ее выходка!

— А нас... кто-нибудь видел? — осторожно поинтересовалась она. Одновременно и желая получить ответ и страшась его.

— А какой ответ ты хочешь услышать? — усмехнулся Николай, будто прочитав мысли Вероники.

— Я... Наверное, что нет, — смущенно потупила глазки девушка. — Мне так будет спокойнее.

— В таком случае, пусть это останется тайной, — подмигнул ей парень. — Так тебе будет гораздо больше пищи для грязных мыслишек.

— Я... — Ника хотела было возразить и потребовать точного ответа, но глядя на улыбающееся лицо своего возлюбленного, мгновенно сдалась. — Хорошо, — смущенно улыбнулась она.

— В любом случае, ты не выполнила приказ, — тут же, все тем же задорным тоном продолжил Коля. — А значит, заслуживаешь наказания. Согласна?

Девушка густо зарделась и лишь смущенно кивнула.

— У тебя дома комп личный? — спросил Николай.

— Ну да. Сестренка может иногда шариться, когда у нее с ноутом проблемы, а так — мой, — честно ответила Ника.

— Значит твое третье правило будет гласить, что каждый день ты должна будешь найти для себя порно ролик продолжительностью как минимум двадцать минут. И посмотреть его от начала до конца. После чего позвонить мне и рассказать о нем, — то и дело заглядывая девушке в глаза заявил Коля. — Поняла?

— Да, — произнесла Ника.

— Вот и отлично. Сегодня жду первый рассказ, — мгновенно заулыбался Николай.

Место для отзывов, пожеланий и предложений: lеfеvrе[email protected]аndеx.ru



11

Еще секс рассказы