покупка рекламы ТОП ПОРНО САЙТОВ
seawap.ru - Топ рейтинг сайтов
pizdosya.tv
pornomatka.me
Scat Nude - Extremal Porn ⭐
TrahKino.me
Порно и Секс Видео в Свободном Онлайн Доступе
Бесплатные порно Фильмы на Pornovsem.net

Когда зацветает сакура. Глава 2: Отголоски снов

Этим субботним утром Саша проснулся рано. Немного повалявшись в кровати, он понял, что уже не уснет. Солнечный свет пробивавшийся сквозь решетку жалюзи не оставлял никаких шансов чудесным утренним снам, которые так часто прерываются на самом интересном месте. Цветные сновидения, открывающие дверь в волшебный несуществующий мир с некоторого времени всё чаще, стали посещать Сашу. Иногда они были весьма нескромными и волнующими!

На днях ему приснилась мамина подруга тётя Лена, с которой они лет пять назад ездили отдыхать на юг. В первый же день она надела новый желтый купальник, который преподнёс женщине сюрприз. Когда она выходила из моря, намокшая ткань обновки, отчетливо проявила большие сморщенные ореолы женских сосков. В тот момент от неожиданности и какого-то волнующего эротизма этой сцены Саша вдруг испытал острое чувство, граничащее с оргазмом! Ничего не подозревающая женщина, была весела и естественна в своей почти обнаженной красоте, к которой бурное воображение подростка тут-же дорисовало всё недостающее. Поднимая руками фонтаны брызг и беззаботно смеясь, красивая тридцати с небольшим лет, она выходила из воды олицетворяя всем своим видом счастье. Капли воды, блестели на её стройных плечах и крутых бёдрах.

Но долго полюбоваться на неожиданный стриптиз была не судьба! Мать его заметив пристальное внимание сына на груди подруги, попыталась быстро исправить положение:

— Ленка! У тебя же сиськи просвечивают! Вот мой Сашка на тебя уставился...

— О Боже! Катенька... Вот подлецы! Вот тебе и обновка для отпуска на юге!

Женщина тут же прикрыла срам рукой и в больше не надевала «фирменный» купальник, на деле оказавшийся подделкой, изготовленной в каком-то подпольном цеху. Но спусковой крючок был нажат! Саша впервые в полной мере ощутил насколько приятные ощущения может доставлять ему собственный член. Поздним вечером, прислушиваясь спит ли мать, с которой они как обычные советские отдыхающие, делили небольшую съёмную комнату, он занялся новым приятным делом. Стараясь чтобы ритмичный шорох был как можно тише, мальчик ощущал нарастающее чувство приятной неотвратимости, а затем впервые испытал сладкие мгновения оргастического полёта. Маленький член выдавил из себя пару капель прозрачной жидкости. Голова кружилась. Он ощущал чувство подавленности за то, что сделал нечто запретное и одновременно восторг от до того неведомого острого удовольствия!

Но онанизм в те времена считался занятием постыдным и через пару дней Саша, потеряв бдительность попался матери за этим занятием. Уже подходя к сладкому финалу, он вдруг услышал в темноте строгий голос:

— Ты чем там занимаешься?! А ну как немедленно прекрати! Спи немедленно!

Замерев прикинувшись спящим, испытывая страх и стыд, Саша поклялся больше не заниматься рукоблудием. Силы воли у него тогда хватило на неделю. С тех пор, подобно большинству подростков того времени, он так и жил с ощущением того, что время от времени делает постыдное дело. А когда он периодически давал себе клятву больше не онанировать, ему снились неприличные сны, оставлявшие о себе напоминание серыми пятнами на простынях. Повзрослев он стал меньше стыдиться. Но внушенное чувство того, что он занимается чем-то непотребным, всё равно всегда оставалось на задворках сознания.

Сегодня юноше ничего такого не снилось и в голову лезли спонтанные мысли. Наконец он свесил ноги с кровати и встал, ощущая босыми ногами длинный ворс ковра.

Саша, сам того не заметив, совсем привык к новому японскому дому, который постепенно становился для него родным. Привык даже к этой клетчатой фланелевой пижаме, которая больше не раздражала его. Когда Акира-сан торжественно вручила ему два спальных костюма, он попытался протестовать, но испытал на себе недовольство отца! Оказывается, в Японии принято спать в пижаме и для Акира-сан будет шоком если он будет делать это как раньше в трусах или голышом. Ну что-же поделаешь?... В каждом монастыре свой устав...

Потихоньку спустившись по деревянной лестнице на первый этаж, юноша сразу услышал женские голоса. Тётя Мизуки — догадался он. Акира-сан и Мизуки-сан, каждое субботнее утро ходили на рынок, а потом болтали, пересказывая друг другу новости и делясь секретами ведения хозяйства. Муж Мизуки-сан несколько лет назад умер, и похоже одинокая родственница была готова посещать их дом каждый день. Однако в Японии в гости ходят исключительно по приглашению, даже если это касается близких родственников. Тётя сполна использовала возможность пообщаться, тараторя без умолку.

Подойдя поближе он прислушался к разговору. Знание японского уже позволяло ему понимать почти всё о чём говорят женщины. «Так и есть! Опять болтают про хозяйство», — подумал юноша, уже собираясь идти дальше. Подслушивать вообще-то не хорошо! И он уже хотел открыть своё присутствие, пожелав мачехе и её сестре доброго утра.

Но вдруг тон разговора резко изменился и это заставило юношу остаться в своём убежище. Похоже Мизуки-сан наконец решилась задать вопрос, который её давно мучал:

— А скажи мне милая Акира-сан по секрету... ведь ты мне сестра! — тётя с заговорщицким видом наклонилась к мачехе Саши.

— Что ты хочешь узнать Мизуки? — настороженно спросила та.

— А правду говорят, что у европейских мужчин... их органы, они большие? В два раза длиннее чем у наших?..

— Мизуки-сан! Ты просто верх бестактности! — сделав возмущенное лицо воскликнула Акира-сан, отстранившись от сестры и театрально схватившись ладонями за щёки.

Однако тут же сменив наигранный гнев на милость, таким же заговорщицким тоном произнесла:

— Они куда больше сестра чем ты можешь представить! Старик Уошито, едва щекотал меня своим стручком фасоли, когда мы заниматься с ним любовью. А новый муж полностью заполняет меня!

— У него такой-же большой как вот та морковка с нашего рынка? — взволнованно спросила тётя, указывая на сумку с покупками, стоявшую в углу.

— У него такой как вот та кукуруза! — делая большие глаза произнесла Акира-сан, указывая на желтые початки средней длинны, лежавшие на кухонном столике.

Зрачки тёти Мизуки изумлённо расширились.

— Какая ты счастливая Акира-сан! Твой новый муж так хорошо к тебе относится. И у него есть для твоего цветка целый початок кукурузы!

— Всё бы хорошо Мизуки-сан... Но мой муж так много работает и устаёт! К сожалению мой нежный цветок не всегда может дождаться его ласки!

— Эти мужчины вечно заняты своими делами! И не важно японцы они или европейцы... — горестно произнесла тётя Мизуки.

— Что же делать сестра! Такова наша женская доля... Но я люблю своего нового мужа всем сердцем! Он так много для нас делает! И к тому-же теперь у Юкки-сан есть настоящий отец. А я стараюсь хоть насколько-то заменить Саше-сан его мать!

— А у него такой-же большой початок как у отца? — вдруг спросила назойливая родственница.

— О чем ты говоришь Мизуки?... — с ужасом всплеснула руками Акира-сан, переходя на шепот.

— Да ладно Акира-сан! Не строй из себя недотрогу. Мы ведь по секрету с тобой болтаем — никто не узнает!

— Я не уверена сестра... Но думаю, что у него тоже не маленький. Я пару раз видела, как он набухает у него в штанах. Похоже там тоже кукуруза!

Обе женщины, вдруг смущенно захихикали держа друг друга за руки.

— Я бы на твоём месте уже давно узнала какой он длинны! Ты же помнишь древние традиции...

— Что ты сестра! Я никогда не пойду на это! — Акира-сан замахала руками, — Все эти японские традиции не для европейцев! Он прекрасный мальчик... Достаточно что я люблю его как сына!

— Ну как знаешь Акира-сан... Как знаешь...

В глазах его тёти Мизуки в этот момент заиграли какие-то ведьминские сполохи. И даже голос слегка изменился, став слегка хриплым.

— Что-то мы с тобой заболтались Мизуки-сан! Мне пора заниматься хозяйством и готовить завтрак, — решила прервать щекотливую беседу Сашина мачеха.

— Я тоже пойду. Надеюсь в следующую субботу мы снова пойдём на рынок вместе, сестра.

Тётя Мизуки засобиралась, и уже стоя около двери как бы невзначай проговорила:

— До свидания Акира-сан! А я бы на твоём месте всё-таки подумала...

— Спасибо за цветы Мизуки-сан!

Дверь за Мизуки-сан захлопнулась.

Ещё в середине подслушанного разговора, по Сашиным яичкам пробежала приятная дрожь, переходящая в сладкие спазмы нижней части живота. Дремлющий до этого половой член напомнил о себе ощутимыми пульсациями наполняющей его крови. «А какой длинны сейчас у меня? Вырос или нет? Похоже вырос... « — подумал он и вспоминая что измерял свой член уже более полугода назад.

Совсем не думая, повинуясь какому-то инстинкту Саша на цыпочках отошел от места где подслушивал разговор и направился наверх по лестнице в свою комнату. Порывшись в школьном портфеле, он нащупал на дне то что искал — видавшую виды, прозрачную пластиковую линейку с двумя иероглифами обозначавших фирму производителя канцелярских товаров. Бережливая Акира-сан извлекла её из деревянного ящичка, вместе с дюжиной шариковых ручек и карандашей, когда собирала Сашу в японскую школу. Линейку он спрятал под пижаму прижав резинкой штанов параллельно бедру и направился в ванную. Рука, аккуратно клацнувшая защёлкой, слегка дрожала, а в груди застыл какой-то особенный запретный восторг. Сам того, не осознавая он продлевал прелюдию, сначала медленно извлек линейку и положил её словно важный инструмент на поверхность стиральной машины. А затем чинно стянул с себя пижамные штаны вместе с трусами. Уже почти готовый к использованию мужской орган покачиваясь как пружина вылетел наружу. Любуясь агрегатом, высящимся из копны черных вьющихся волос, юноша не спеша оттянул крайнюю плоть и сделав несколько движений туда-сюда, почувствовал, что тот наконец приобрёл стальную крепость.

Аккуратно, словно проводя в лаборатории эксперимент, юноша потянулся за линейкой. Приложив инструмент по всей длине измеряемого объекта, он с удовлетворением снял показания — семнадцать с половиной сантиметров! За полгода — плюс сантиметр. Вот тот самый европейский член, о котором мечтательно говорили японские женщины — это конечно не початок кукурузы, но очень большая морковка! Саша уже знал, что половой орган у него больше чем у большинства сверстников и в тайне этим гордился. А куда уж японцам до его размеров? Говорят, что у них совсем маленькие...

Подойдя к высокому, в человеческий рост зеркалу располагавшемуся напротив джакузи, юноша слегка подсев сделал тазом несколько колебательных движений, любуясь как его большой орган движется по дуге имитируя акт с женщиной. Перед его мысленным взором снова возникло милое лицо Акиры-сан. Она улыбалась той самой, слегка заискивающей улыбкой, которая возникала на её лице, когда она провожала его в школу, терпеливо стоя в прихожей и дожидаясь, когда он наконец завяжет шнурки, чтобы вручить портфель. В этот момент вокруг её ласковых черных глаз, собирались морщинки, а во всём облике женщины чувствовалась такая любовь и покорность, что Саше каждый раз хотелось обнять её притянув к себе и впиться своими губами в её губы. А когда она его целовала в щеку, то он каждый раз чувствовал в своём члене сладкие позывы. Но всегда подавлял в себе эту недостойную похоть. Ведь она жена его отца! Можно сказать, его новая мама.

Но в этот раз, после подслушанного разговора, он не мог больше сдерживаться. Оказывается, его новая японская мать не такая уж целомудренная как ему казалось раньше. Она тоже женщина, которой не чуждо ничто земное! И даже больше — те древние традиции о которых говорила Мизуки-сан... Что всё это значит?

В этот момент как будто какое-то колдовское наваждение, которому он не в силах был сопротивляться, начало захватывать его разум! Взявшись рукой за член, Саша стал с упоением онанировать, наблюдая весь процесс в зеркале сквозь нарастающую в теле сладкую негу. Перед глазами возникали романтически видения с участием его привлекательной мачехи. Её добрая, кажущаяся слегка лукавой улыбка. Зрелая, женственная фигура и сильные ноги, обтянутые тонкими тёмными чулками. Половинки большой попы, так откровенно расходящиеся в стороны под тканью кимоно, когда она приседает на корточках около духовки. И опять её лицо, в тот момент, когда его отец подарил ей букет цветов, а она счастливо смеётся, вдыхая их аромат. Её тёплые нежные руки, которые каждый будний день будили его проникая под одеяло и аккуратно трясли за плечо: «Александр-сан! Пора вставать!».

Что таить греха? Юноша был очарован своей приёмной японской мамой и души в ней не чаял! Ему хотелось ещё сильнее проявить свою нежность, но он пока не знал, как это сделать и стеснялся. Набравшись смелости, на днях он, уходя в школу, поцеловал её в щеку. А она всегда чмокала его — т

аков был каждодневный ритуал! Но в тот раз... Он мог поклясться! Вместо дежурного прикосновения губами к его щеке, юноша почувствовал её вибрирующий язык!

Сашины пальцы ритмично двигали кожу на члене, а губы еле слышно шептали, — «Акира-сан... Акира-сан... Я люблю вас Акира-сан!». После этих впервые произнесённых им запретных слов, нарастающее чувство сладкой неги наконец разорвалось в его голове праздничным фейерверком оргазма. Смачные плевки теплого семени, извергаемые его фаллосом, плюхались на зеркальную поверхность и плавно сползали тягучими ручейками до самого пола.

Исторгнув вместе с семенем всю похоть, Саша обессиленно плюхнулся на крышку унитаза. После бурного пароксизма он ощущал слабость и проникающее в сознание чувство стыда. Что только что приключилось с ним? Это какое-то затмение!... Акира-сан жена его отца! Женщина почти на двадцать лет его старше. А он, только что бессовестно онанировал, представляя её образ. Как не стыдно! Нет, больше он не должен так делать! Никогда...

Рывком отмотав от рулона туалетной бумаги несколько оборотов, юноша, встав на колени стал тщательно убирать склизкие следы своего морального падения. Но это оказалось делом непростым! В стерильной чистоте, которую наводят дома японские домохозяйки, каждая пылинка и тем более потёк на поверхности зеркала сразу бросается в глаза. Акира-сан была превосходной хозяйкой, в доме которой всё блестело чистотой! Потратив немало бумаги, он наконец убедился, что вроде всё чисто и смыл следы преступления в унитаз.

Но тут... Уже собираясь выйти из ванной, он вдруг боковым зрением заметил в зеркале нечто странное! Саша сделал непроизвольный шаг назад, по коже побежали мурашки... В зеркальном отражении, около самой двери, он вдруг увидел полупрозрачный силуэт японского старика. Тот улыбался, глядя на юношу, обнажив кривые желтые зубы. специально для bеstwеаpоn.ru Впрочем, наваждение длилось лишь долю секунды. Непроизвольно моргнув, Александр обнаружил что старик в зеркале исчез.

«Что за чертовщина!» — испуганно подумал он, — «Да нет, показалось... Привидений не бывает!» — успокаивал он себя, по-прежнему чувствуя, как сосет под ложечкой. На ум почему-то пришли события той самой ночи, когда старческий голос в его голове подсказал пароль от закрытых телеканалов. Тоже ерунда! Пароль он сам случайно угадал. Ведь выигрывают же люди в лотерею! Немного успокоившись, Саша умыл лицо холодной водой и засунув линейку обратно в пижамные штаны вышел из ванной.

По проходу застеленному мягким ковром, навстречу ему мило улыбаясь шла Акира-сан. Она уже была наряжена в домашнее цветастое кимоно и направлялась в ванную откуда только что вышел Саша.

— Саша-сан, я не знала, что вы уже проснулись! Извините завтрак ещё не готов. К нам в гости заходила тётя Мизуки, и мы провели час за беседой. Обычно вы не поднимаетесь так рано по субботам! Я сейчас же приготовлю вам поесть! — протараторила она, всё также приветливо улыбаясь и уже собиралась развернуться чтобы немедленно бежать на кухню

— Не стоит беспокойства Акира-сан! Я ещё не проголодался. Вы можете заняться пока своими делами! — удержал её Саша.

— Вы точно уверены Саша-сан, что не голодны? — спросила она еще раз с озабоченно-заботливым видом.

— Можете быть уверены Акира-сан! Я только проснулся и не голоден.

— Тогда полюбуйтесь какие очаровательные хризантемы принесла с собой ваша тётя! Они стоят в гостиной на столе. Обязательно сходите и полюбуйтесь пока цветы ещё свежие! А я приведу себя в порядок и через полчаса приготовлю вам, Александр-сан завтрак.

— Хорошо Акира-сан! Я сейчас-же спущусь и полюбуюсь цветами.

Саша двинулся по проходу, полагая что разговор окончен. Акира-сан, развернувшись в пол-оборота провожала его ласковым взглядом. В этот момент он почувствовал, как полоска прозрачного пластика, о которой он уже успел забыть, вдруг выскользнула из-под резинки и проскользив по бедру, вылетела из пижамной штанины на ворс ковра. Чуть не споткнувшись от неожиданности, он застыл на месте в доли секунды силясь придумать достойное объяснение.

— Я... я... я... нам в школе задали измерить длину и ширину дверей! Вот я в ванной и померял! — выпалил он.

Чувствуя дичайшую неправдоподобность своего объяснения, Саша почувствовал, что ноги становятся ватными, а лицо заливает краска. Такое задание, даже в японской школе, могли получить лишь ученики младших классов. И это никак не объясняло сам факт нахождение линейки у него в трусах!

— Этот учитель Накагава! Задаёт нам обмерять двери, чтобы потом вычислить объем и площадь поверхности, как будто мы в шестом классе! — виновато продолжал он врать, поднимая линейку с пола и непроизвольно сжимая её так, что острые грани до белизны впились в кожу ладони.

— Порой эти школьные учителя бывают такими странными! — с понимающим видом, поддержала его легенду мачеха.

Остро чувствуя панику приёмного сына, вдруг попавшего в неудобное положение, Акира-сан всеми способами пыталась сгладить его конфуз. Но зачем ему линейка, спрятанная под пижамой, которую тот спрятал туда, находясь в ванной комнате? Ей ещё предстояло разобраться в этом вопросе.

— Ну я пойду переоденусь... — сказал юноша, начиная поспешно спускаться по лестнице.

На столе в гостиной, стоял очаровательный букет хризантем, принесённый тётей Мизуки. Но вид цветов Сашу совсем не радовал! Опустошенные яички тихо ныли, напоминая о моральном падении и позоре от явного вранья которые он только что пережил. Ещё недавно большой и крепкий член, словно чувствуя вину за произошедшее, ужался почти до состояния бобового стручка.

«Что теперь Акира-сан подумает обо мне? А вдруг она догадается чем я занимался в ванной комнате?» — такие тревожные мысли занимали разум юноши. «Да нет. Не должна. Я всё чисто убрал. Вот только эта проклятая линейка!...»

Саше очень хотелось загладить свою вину, и он решил, что сегодня будет с приёмной матерью особенно послушным и нежным сыном. Почистив зубы, наскоро заскочив под душ в другой ванной комнате на первом этаже и переодевшись к завтраку, он стал ждать прихода Акира-Сан.

***

Зайдя в ванную Акира-сан прежде всего огляделась. «Тут просто обязано быть что-то странное!» — думала она. Слегка распалившись после разговора с сестрой, она ещё больше любила своего приёмного сына, желала ему добра и счастья. А с ним явно что-то было не так! Что за дурацкая линейка у него в пижамных штанах и почему он вдруг стал так неловко ей врать?

Наконец, снизу большого зеркала взгляд опытной домохозяйки заметил нечто необычное. Присев на корточки, Акира-сан аккуратно отогнула тонкую пластиковую окантовку и острым ногтем собрала немного тягучей жидкости. Поразмыслив секунду, женщина отправила палец в рот и проведя экспресс-дегустацию осталась в полной уверенности. Да! Это именно то самое. По вкусу почти как у его отца, но не так терпко на вкус и чуть слаще! Но зачем тогда линейка? О, кажется она начинает догадываться! Все без исключения измеряют своё хозяйство. Значит у её приёмного сына всё хорошо! От сердца доброй женщины отлегло и она, думая о мальчике вдруг почувствовала возбуждение.

Рука сидящей на корточках Акира-сан непроизвольно потянулась к промежности и начала лёгкими пассами, сквозь трусы поглаживать требующую ласки зрелую вагину. Вчера её новый русский муж, опять приехал поздно и после ужина, который она разогрела ему уже после полуночи, быстро уснул. А она так ждала этой близости! Утром он тоже умчался ни свет, ни заря — на работе у них аврал и в этом нет ничего удивительного. Япония страна трудоголиков, где принято работать внеурочно и выходить на работу в выходные. Вот только женам трудоголиков от этого не сладко.

Но в этот момент ей не нужен был муж. Лаская гениталии Акира-сан думала о своём пасынке! Сколько он намерял там этой старой поцарапанной линейкой? Туман сладкой похоти вдруг стал застилать разум женщины. Просунув руку под резинку трусов и миновав жесткие заросли на лобке, она нащупала кончиком пальца просяное зёрнышко наслаждения. Едва притрагиваясь к клитору, другой рукой она начала слегка пощипывать сморившиеся соски, ловя первые, самые волнующие ощущения. Перед её мысленным взором появился образ юноши, во взгляде которого она безошибочно определяла желание. Как неловко он пытался в первый раз поцеловать её в щеку уходя в школу. Как исподтишка поглядывал за отворот простой рубахи в которой она вывешивала на дворе мокрое бельё, на её большие груди. От женщины не могут укрыться такие вещи!

Постепенно распаляясь Акира-сан, медленно погрузила сразу два пальца в скользкий карман своего влагалища. Выделений сегодня было особенно много и вагина поглощая их издала влажный чавкающий звук. На секунду она представила, как с таким-же звуком в её лоно вторгается молодой крепкий член. Большой и красивый как у... О, нет! Она не должна об этом думать! Ведь он её приёмный сын... Он совсем ещё мальчик... Но не думать об этом невозможно!

Ещё сильнее присев на корточки, Акира-сан в глубине своего влагалища, острым ногтем дотянулась до отверстия в шейке матки, слегка войдя туда кончиком. Сегодня ей хотелось чего-нибудь особенного! Порочного и развратного. Сегодня в ней проснулась ведьма, тайно живущая в каждой женщине. И эта ведьма требовала шабаша!

Почувствовав, что её не очень удобно сидеть на корточках, женщина, сняв трусы уселась на крышку унитаза. Взгляд её упал на туалетный ёршик, стоящий у стены по левую руку. Секунду поколебавшись, она взялась рукой за блестящий стержень, погрузив фигурную пластиковую ручку во влагалище. «Я только вчера мыла его полностью моющим средством» — подумала она, оправдывая себя. В следующее мгновение её японская, истекающая мутными соками вагина влажно зачавкала. Уже не контролируя себя, женщина начала тихонько стонать. А минуту спустя коротко завыла, знаменуя бурный оргазм, фонтанчиками ароматной утренней мочи.

Такого фантастического удовольствия Акира-сан уже давно не испытывала! Однако придя в себя, она начала ощущать стыд. Но что сегодня нашло на неё? Как будто дьявольское наваждение... Она! Замужняя женщина! Только что самоудовлетворялась представляя себе приёмного сына. Нет. Такому больше не бывать! Она должна себя контролировать. Ещё эта сестрица Мизуки со своими традициями... Сейчас уже не старые времена, когда молодые люди были строго ограничены в общении с девушками и родная мать могла научить сына... Это лет сто пятьдесят тому назад было. Сестра совсем сошла с ума став вдовой!

И вообще пора принять душ и приготовить мальчику завтрак. Она ему всё-таки мать, хоть и приёмная и должна выполнять свои обязанности!

Пятнадцать минут спустя улыбающаяся Акира-сан вошла в большую совмещенную с кухней гостиную.

— Что тебе приготовить на завтрак Саша-сан?

— Акира-сан, вы можете сделать мне омлет-Тамагояки?

— С удовольствием мой милый! Сейчас только посмотрю остался ли у нас рисовый уксус?..

— Если нет уксуса, можно Оякодон.

— Нет, нет! Немного уксуса осталось. Я сделаю как ты любишь!

Усевшись за стол в кухне студии, включавшей в себя и столовую, Саша по обычаю начал исподтишка любоваться мачехой, готовящей ему завтрак. Милая босоногая женщина, по возрасту годившаяся ему в матери, которая так ловко суетилась у плиты вызывала у него одновременно чувство благодарности и жгучее влечение, с которым он ни в силах был совладать. Поддавшись внезапному порыву, он подошел к ней сзади и обняв за живот прижался к ней всем телом. Акира-сан в тот же момент напряглась и её проворные руки, режущие листья салата остановились.

— Акира-сан! Я вас люблю... как... Как вторую маму! — тихо произнёс Саша.

— Я тоже полюбила тебя как сына, Саша-сан! — слегка напряженно произнесла женщина и тут же попытавшись освободиться от слишком интимной ласки, быстро добавила, — Пойди пожалуйста разбуди свою сестру. А то она проспит до обеда!

— И спроси, что ей приготовить на завтрак! — крикнула женщина уже вдогонку Саше.

В этот момент она вдруг почувствовала, что её отношения с приёмным сыном уже не будут прежними. Недавно испытавшая оргазм вагина женщины отозвалась волнующим ознобом в области клитора, а соски снова начали сморщиваться, ощущая легкие прикосновения ткани домашнего кимоно сладкими покалываниями. «Может эта балаболка Мизуки-сан, в чем-то права?» — подумала Акира-сан и тут-же пристыдила себя за пошлые мысли, в последнее время так часто приходившие в её голову.

Всё это потому что сегодня ночью её приснился Уошито!... Она уже заметила, что каждый раз, когда бывший муж сниться ей, то к ней приходят похотливые, недостойные приличной женщины желания. Но бороться с этим Акира-сан была не в силах.

Когда уже он оставит её в покое? Наверное, никогда...



15

Еще секс рассказы