покупка рекламы ТОП ПОРНО САЙТОВ
seawap.ru - Топ рейтинг сайтов
pizdosya.tv
pornomatka.me
Scat Nude - Extremal Porn ⭐
TrahKino.me
Порно и Секс Видео в Свободном Онлайн Доступе
Бесплатные порно Фильмы на Pornovsem.net

Интересное кино. Часть 2. Глава 2

Утром небо затянуло тучами и пошел дождь. Очень логичная погода для сентября и прекрасное время для безделья. Только вот бездельничать мне никто не даст.

— Лиза, ты проснулась? — спросила мама, заглядывая — Вставай, уже десять.

— Ну мам — закапризничала я — Сегодня же выходной.

— Вставай, а то весь день проваляешься — мотивировала меня мама.

Хмурая, я пришла на кухню, стараясь, что мое настроение заметили. Кухня у нас самая обычная, из разряда — бедненько, но чистенько. Пару лет назад папа сделал косметический ремонт и стены с полом окрасились в светло-зелёный цвет. Не могу сказать, что этот цвет мне очень нравился, но я привыкла. Справа у стены стоял стол с белой столешницей за которым мы сидели, а слева была плита, холодильник и прочие атрибуты.

— Сейчас папа встанет, позавтракаем и поедем в магазин за продуктами — сообщила мама.

— Замечательно! — ответила я — Значит папе можно валяться сколько угодно...

— Лиза, ты женщина... — начала мама

— Да ладно — притворно удивилась я

— Может быть, в будущем ей станешь — продолжала она — Но пока тебя можно назвать беспечным ребенком.

— Иии? В чем прикол? — спросила я

Мама неодобрительно посмотрела на меня, она не любила этот сленг.

— Боюсь, когда нас с папой не станет, тебе придется нелегко — сообщила мама.

— Чё это, вас не станет? — удивилась я

— Не чё, а что — поправила меня мама — Учись говорить правильно. А мы с папой уже немолоды.

— Ой, да ладно, папе только в прошлом году полтинник исполнился — заметила я — И вообще, хватит меня запугивать.

— Я не запугиваю — ответила мама — Но в твои годы я уже была самостоятельной. В двадцать три я вышла замуж за папу.

— Ну вот, а мне еще двадцати нет — обрадовалась я

— В твои годы, я уже знала папу, мы учились вместе — сказала мама.

— Знала, как мужчину? — спросила я

— Лиза! — шикнула на меня она.

— Ну а что? Я тоже участник, в смысле, результат вашей любви — объяснила я.

— Замолчи, или я тебе ремня всыплю? — пригрозила мама.

Эта была ее излюбленная угроза. В детстве я реально боялась, потом поняла, что это только слова. Сейчас мне даже стало интересно, как это? Какие при этом бывают ощущения?

— За что? — для порядка удивилась я

У мамы были какие-то, уж очень устаревшие моральные устои. Родители моих подруг, по моим наблюдениям, были намного более раскованными людьми.

— За все хорошее — сказала мама.

— Слушай, мам, а давай сегодня сходим в ресторан — предложила я.

Мама слегка опешила от моей наглости, но быстро взяла себя в руки.

— Что за странные мысли у тебя в голове? — спросила она

— Кажется, мы очень давно не были в ресторане — заметила я.

— И что ты собираешься делать в ресторане? — продолжала удивляться мама

— Ну есть, веселиться — сказала я

— Есть можно и дома — заметила мама — А на веселье твое, мы с папой не зарабатываем. Вот выйдешь замуж, тогда и повеселишься.

— А ты веселилась, когда вышла замуж? — спросила я.

— Если бы я веселилась, Лиза, тебя бы сейчас не было — заметила мама.

— Ну вот видишь, а у меня даже мужа нет, я одинокая — отвлеченно сказала я.

— Это кто здесь одинокая? — спросил папа, входя на кухню.

— Вот послушай, что твоя дочь говорит — недовольно сказала мама.

— Доброе утро — приветствовал всех папа.

Мама поставила перед нами тарелки с дымящейся овсянкой и салат.

— Фу, каша, ненавижу кашу — сообщила я.

— Сегодня день детских капризов? — осведомилась мама

— Угу, я сегодня ребенок — объяснила я.

— Ну и будешь, как умственно отсталая и замуж тебя никто не возьмет — резюмировала мама.

— Ой, очень надо... — прокомментировала я и, взяв ложку, стала лениво ковырять в тарелке.

— Так и будешь на нашей шее всю жизнь сидеть? — осведомилась мама.

— Ага, так и буду — с невинным видом подтвердила я.

— Вот, полюбуйся на свою дочь — сказала мама папе — У всех дети, как дети, думают как помочь родителям, а у тебя?

— А что у меня? — рассудительно спросил папа. В таких случаях он предпочитал сглаживать конфликты.

— А у тебя дочь собирается всю жизнь сидеть на твоей шее — повторила мама.

— Вика, ну что ты с утра пораньше, сегодня выходной — отмахнулся папа.

— Вот-вот — проворчала мама — Яблоко от яблони недалеко падает.

На самом деле я давно уже привыкла к маминому ворчанию, было неприятно только думать, что в старости я могу стать такой же ворчуньей. На людях мама была совсем другой, но стоило ей оказаться дома, включался режим недовольства. Если причин не было, они запросто выдумывались, вопрос лишь в необходимости.

— То есть, если я уронила свой «айфон», то где-то рядом находится фабрика «Эппл»? — спросила я, но меня, как и ожидалось, никто не понял.

Петя позвонил ближе к вечеру, после обеда. Я не ждала его звонка и не сразу поняла кто звонит. Всегда очень люблю, когда меня спрашивают «Привет Лиза. Узнала?»
Ну конечно узнала, теперь только понять бы еще, кто это. Однажды я минут десять разговаривала с девушкой, прежде чем мы поняли, что незнакомы.
Вечер у меня был свободен, к тому же мне не хотелось сидеть дома, так что я охотно приняла приглашение сходить в какой-то там клуб, отказавшись, всего лишь, двадцать два раза. Мне доводилось бывать в ночном клубе, но только раз и днем, поэтому опыт оказался для меня новым.
Доехав до Авиамоторной, мы шли минут пятнадцать по незнакомым мне улицам, дойдя до красной кирпичной стены и двери в ней, у которой ошивались двое мужчин в черной форме с надписью «Sеcurity».
На меня взглянули неодобрительно, я была одета традиционно в рваные на коленках джинсы, которые чудом спасла от мамы (она хотела поставить заплатки) и кожаную куртку, но все же пропустили, а Петю сначала остановили и впустили только после моих настойчивых просьб.
В помещении царил полумрак, играла электронная музыка, было также некое подобие светомузыки в комнате, напоминающей бар. Людей было не так уж и много. Две парочки и четверо одиноких мужчин. Как оказалось, это было не единственное помещение в этом клубе. Пройдя по коридору, мы вышли в другую комнату, где на стене висел большой экран и по нему показывали какую-то порнографию. Стоны персонажей заглушались громкой музыкой, но все же иногда было слышно. На диванчиках сидели в основном мужчины, лишь одна парочка сосалась в темном углу. Я почувствовала себя не слишком комфортно, здесь была какая-то очень развратная энергетика, это внушало чувство опасности.
В следующей комнате собрались любители танцев, здесь было человек двадцать, они дергались в едином ритме.

— Хочешь потанцевать? — крикнул мне в ухо Петя

— Нет! — крикнула ему в ответ я.

Еще была лестница на второй этаж, но туда мы не пошли, а вернулись в «бар» и заняли столик в углу, заказав себе коктейли.
Общаться здесь было не слишком-то удобно, слишком громко звучала музыка. Интересно, что люди находят для себя в таких развлечениях?
Потягивая свой коктейль, я посматривала по сторонам, наблюдая за здешними обитателями. Ничего особо интересного не происходило. Один парень общался с барменом у стойки, двое еще просто сидели. За столиками сидели еще две пары и в отличие от нас, они все время сосались. Прямо какой-то секс-клуб. Уж не для этого ли Петя привел меня сюда?

Мужчины тоже поглядывали на меня, хотя, на мой взгляд, в моем внешнем виде не было ничего вызывающего. Один из них, сидящий у барной стойки, пялился без всякого стеснения, потом встал и пошел к нашему столику. Он был среднего роста, европеец, с густыми черными волосами, красиво зачесанными назад. На вид ему было лет тридцать, солидный уже мужчина, но все-таки еще не старик. Одет был в серые брюки и черную футболку, под которой угадывался рельеф, видимо, усердно занимался фитнесом. Но качком его назвать было трудно, все-таки телосложение было худощавым.

Шел он точно к нашему столику и это вызывало некоторое беспокойство, не хотелось, чтобы возник конфликт. Он подхватил свободный стул с соседнего столика и присел рядом со мной.

— Скучаете? — обратился он к нам.

Я отрицательно покачала головой.

— Мы ждем друзей, извините — перекрикивая музыку, громко сказал Петя.

Мужчина покачал головой.

— Пока они не пришли, поднимемся наверх и порадуем твою девушку — крикнул он Пете.

— Нет, извините — все еще достаточно толерантно, крикнул ему Петя.

На этом наше общение, по идее, должно было завершиться, но кавалер оказался настойчивый.

— Сколько хочешь за нее? — крикнул он Пете, кивнув на меня.

— Уйдите пожалуйста, я охрану позову — без всякой агрессии, крикнул ему Петя.

Мужчина снова помотал головой и даже улыбнулся.

— Я владелец клуба — сказал он — Николай Норов.

Петю, это, похоже, впечатлило. Он пожал протянутую руку.

— Я про вас слышал — крикнул Петя.

Похоже, Петино настроение неуловимо изменилось. Теперь он был не против поговорить с этим типом, меня же все это совсем не радовало.

— Я Петр, а это Лиза — представил он нас.

— Чудесно, Петр, чудесно! — с энтузиазмом ответил Николай Норов — Погуляй, пока я с Лизой поговорю.

Это уже было прямое оскорбление, но Петя оставался спокойным.

— Нет, извините — уверенно ответил он.

Не знаю, как этот Николай известил своих громил, но через несколько секунд к нам подошли шесть человек и выглядели они очень внушительно. В таких же черных футболках и темных штанах, но более прокачанные и более тупые, судя по выражению их лиц.

— Этого за дверь, а эту ко мне в кабинет — распорядился Николай Норов и, встав, куда-то пошел. На мои плечи легли тяжелые руки, Петю тоже взяли под руки и без лишних церемоний повели к выходу. Он пытался сопротивляться, выкрикивал угрозы, но в руках своих конвоиров был беспомощен.
Я рванулась ему на помощь, но крепкие руки уже держали меня.

— Пустите его! — крикнула я вслед процессии, уводящей Петю от меня.

Мои сопровождающие практически на руках подняли меня на второй этаж и занесли в непримечательную серую дверь. За ней оказался обычный офис, даже с окном, за которым, сейчас было темно. В самом офисе было очень светло по сравнению с сумраком клуба. Все вокруг было светлое, стол, шкафы, даже покрытие на полу было светло бежевым.
Мои провожатые оставили меня в кабинете и закрыли дверь на ключ. Подергав ручку, я убедилась, что выйти не могу.

— Это бесполезно — раздался голос сзади.

Медленно обернувшись, я увидела Николая Норова, который вошел из другой двери с противоположной стороны комнаты.

— Дверь крепкая — пояснил он — К тому же звукоизоляция. Здесь нас никто не услышит.

— Что вам от меня надо? — потребовала я.

Норов ответил не сразу, задумчиво посмотрев на меня.

— Хочу получше тебя узнать — наконец сказал он, присев на край своего стола.

— Ваши действия противозаконны — предупредила я.

— Знаю — легко согласился Норов — Вся моя жизнь противозаконна.

Выглядел он неагрессивно, ничего не предпринимал, но продолжал меня разглядывать.

— У меня менты знакомые есть — продолжала запугивать я — Так что вам лучше меня отпустить.

— Конечно я тебя отпущу — согласился Норов — Испугалась что ли?

— Ну... нет — смущенно ответила я.

— Чутье тебя не обманывает, я человек опасный — продолжал нагнетать Норов — Присядь на этот стул.

Решив, что спорить с ним не стоит, я села на предложенный стул, стоявший напротив стола.

— И раз уж ты сама залетела в мой скворечник, грех этим не воспользоваться — продолжал он.

Вся эта история мне категорически не нравилась, я была в состоянии, близком к панике.

— Что вам нужно? — повторила свой вопрос я.

— Ну для начала немного твоей ласки — слащавым голосом сказал он.

Нервно сглотнув, я затравленно посмотрела на него. Если началось такое, теперь он не слезет, пока не получит то, что хочет. А что потом? Это еще вопрос.

— Я не шлюха — набравшись смелости, заявила я.

— А я тебе денег пока и не предлагаю — усмехнулся Норов, поднявшись со стола и заходя мне за спину.

Я проводила его взглядом. Норов подошел к моему стулу и властно положил руки мне на плечи. Растерянно смотря перед собой, я ожидала развития событий.

— Ты очень красивая, Лиза — отпустил он комплимент.

Обычно мужчины просто так это не говорят, а сейчас и подавно было ясно, для чего это было сказано. Его пальцы с моей шеи перешли на горло и слегка сжали его. Я не испытывала страха. Почему-то, мне казалось, что Норов не причинит мне вред. Но вместе с тем, его страсть передалась и мне. Я почувствовала даже прилив желания. Нельзя было показывать виду, что мне тоже хочется, иначе он подумает, что я легко доступна.

Его руки оставили мое горло и, спустились по плечам. Норов взял меня под локти и завел мои руки за спинку стула. Мне определенно нравилась его обстоятельность и неторопливость, к тому же он попал в область моих фантазий. В юности, еще до того, как началась моя половая жизнь, я уже знала, конечно, о роли мужчин и женщин, в первую очередь благодаря телевизору и интернету. Родители не торопились просвещать меня в этом вопросе. В высоком кинематографе секс обычно весьма высоко эстетичен, в отличие от реальной жизни. То, что делал сейчас Норов, было чем-то похоже на эти фильмы.

Держа мои руки, сведенными за спинкой стула, он опустился ко мне, возбужденно дыша возле уха и стал грубовато целовать мою шею, отчего у меня по всему телу побежали приятные мурашки. Мне все труднее становилось сдерживаться и не проявлять своего желания. Похоже, Норов уловил мое прерывистое дыхание и отпустил меня, поднявшись.

— Раздевайся — сказал он совершенно будничным тоном, словно каждый день давал мне такие указания. Опустив глаза от стыда, я стянула джемпер, расстегнула и сняла джинсы вместе с кроссовками, трусики и блузку. Лифчик я носила редко и сейчас его на мне не было.

Норов бесцеремонно рассматривал меня. В его взгляде была какая-то ирония и даже презрение, отчего мне стало немного обидно. Он взял мой джемпер и кинул его на пол, указав мне взглядом на него. Увы, все был ясно и без слов. Я опустилась на колени, мой джемпер был смягчающей подстилкой между моими коленями и полом. Норов расстегнул ширинку и вывалил свою елду, поднеся ее к моему лицу. Размер был довольно внушительный, причем, похоже, это было еще не самое возбужденное состояние.
Почему-то вспомнился профессор Черданцев и его приглашение в ресторан. Он, кажется, говорил, что любит меня. Узнай он то, что происходит сейчас, его любовь превратилась бы в презрение, а может, даже, ненависть.

Не знаю почему, но мужской член кажется мне верхом неприличия. Он отвратителен и в то же время притягателен. Когда он так близко, устоять совершенно невозможно. Он, словно, отдельное живое существо, которое подчиняет себе мужчину, заставляя его действовать в своих интересах. Вот и сейчас, Норов взял меня пятерней за затылок и вогнал мне свой орган глубоко в горло. Во время минета, я никогда не испытываю приступов рвоты, как бы глубоко не заходил член в горло, если только он не в презервативе. Возможно, этому есть медицинское объяснение, или просто у меня индивидуальная неприязнь к презервативам. Так получается, что член в презервативе я сосать не могу, меня начинает выворачивать, даже если он не глубоко. Норов, к счастью, презик не одел, поэтому все проходило нормально, хоть и напряженно. Норов возбужденно дышал, с моей же стороны также доносились не самые приличные звуки. Горловой минет — процедура, требующая полной отдачи. Хорошо, если мужчина понимает, что его жертве надо иногда дышать, если же не понимает, нужно застать его врасплох, чтобы он не мог сдержать ваш порыв и оставить член в вашем горле, иначе вы рискуете задохнуться. Зубы тоже не особо помогают, если член большой. потому что сжатие идет больше нёбом, а не зубами, так что для мужчин с большим членом минет — занятие в этом смысле безопасное.

Норов иногда давал мне вздохнуть, от напряжения и постоянного ограничения я вспотела и наверное раскраснелась, даже волосы стали влажными.

От некоторых людей есть ощущение какой-то грязи, чувствуешь себя словно оскверненной, было это и от Норова. Прекратив, наконец, мучить мое горло, он поднял меня, крепко держа за шею, словно я могла куда-то убежать и подвел к своему столу. Повинуясь его рукам, я легла на спину поперек, свесив голову вниз. Это было еще хуже. В таком режиме реально можно задохнуться, я становлюсь совершенно беспомощной. Член снова вошел в горло, перекрыв мне дыхание, вошел, наверно, глубже, чем когда-либо. Я попыталась расслабиться, отдавшись процессу и не поддаваться панике. Удавалось это с трудом. специально для bеstwеаpоn.ru Редкие секунды, когда Норов давал мне вздохнуть, казались раем. Мое тело покрыл липкий пот, я словно только вышла из бани. Продолжалась эта пытка бесконечно долго, совершенно обессилев меня.

Когда Норов, наконец прекратил трахать мое горло и перешел к вагинальному сексу, мне уже было почти безразлично. Я чувствовала себя амебой, живым организмом, реагирующим на внешние возбудит

ели, но неспособным мыслить самостоятельно. Кажется, я стонала и может даже кричала от его резких толчков. Вначале было больно, но постепенно мы притерлись и я даже стала получать удовольствие от секса.
Наверное, Норов не привык, что девушки под ним кончают, поэтому моя дрожь его удивила, он даже остановился.

— Ты что, кончила? — спросил он.

Я ничего не ответила, мне кажется это было очевидно и не требовало ответа, к тому же, я сейчас вообще не могла разговаривать.
Зависнув надо мной, Норов продолжал трахать, потом обняв меня, привлек к себе, принуждая принять вертикальное положение. Я ахнула, обхватив его шею руками. Все мое тело висело на одном его стержне. Был большой соблазн достать пальцами ног до пола, но так я рисковала соскочить с члена.
Норов с честью пронес мои 54 килограмма на своем члене через свой кабинет, прижав к стене. Понимая, что одних его усилий будет мало, я тоже стала двигаться навстречу, чувствуя вновь накатывающий оргазм. Определенно, его пугала моя дрожь. И в этот раз он остановился и мне довелось увидеть удивленные глаза.
Честно говоря, я не люблю смотреть на лицо партнера во время секса, но иногда что-то проскальзывает.
Его удивление почти совпало с его оргазмом, он вдул мне, хотя, возможно, и не собирался этого делать. Не могу сказать, что меня это обрадовало, но член сразу стал мягче и я соскользнула с него, коснувшись ногами пола.

— Туалет там — подсказал Норов, кивнув на дверь в стене.

Подмывшись, я осторожно выглянула в кабинет. Норов сидел за своим столом, глядя перед собой.

— Я всё — сообщила я.

— Одевайся — равнодушно сказал Норов — Это тебе — он кивнул на несколько долларовых бумажек, лежащих на столе — И телефон свой скажи.

— Зачем? — отозвалась я, начав одеваться.

— Кто знает, может захочу еще с тобой повеселиться — ухмыльнулся Норов.

— Я вряд ли захочу — заметила я.

— А ты дерзкая — сообщил Норов — Может тебя с ребятами моими познакомить? Они быстро спесь собьют.

Я нервно сглотнула.

— Нет.

— А то смотри — продолжал угрожать Норов — Будешь дерзить, отдам на воспитание.

Ситуация была не из приятных. Я уже успела одеться и теперь мне надо было по тихому покинуть этот клуб, пока придурку Норову не пришла в голову очередная сомнительная идея. Пришлось сказать ему телефон, после чего он меня отпустил. В моем кармане лежало пятьсот баксов, но меня это совсем не радовало. Попытавшись отказаться, я снова чуть не нарвалась на воспитание.

Спустившись по отдельной лестнице, я вышла будто из подъезда, нажав лишь кнопку разблокировки замка и оказалась в обычном московском дворике. Охраны на этой двери не было. Видимо, ей пользовался только сам Норов. Во дворе на детской площадке гуляли мамаши с детьми и все было наполнено спокойствием и миром. Пройдя через арку, я быстрым шагом направилась к метро, стараясь как можно быстрее покинуть этот район. В кармане завибрировал телефон. Неужели Норов?
Дрожащими руками я достала смартфон, едва не уронив его. Номер не определил звонящего. Я торопливо оглянулась, опасаясь преследования, но ничего подозрительного не заметила.

— Да — коротко сказала я, приняв вызов.

— Лиза, это Петя — в голосе парня слышалось волнение — Я уже сто раз тебе звонил! С тобой все в порядке?

— Да, все нормально — сказала я, почувствовав, как напряжение меня отпускает.

Мне показалось, что после «упражнений» с моим горлом, голос мой звучал как-то иначе. Я даже прокашлялась, но это не особо помогло.

— Я все ходил вокруг клуба, ждал, но тебя не было и на звонки ты не отвечала — продолжал причитать Петя — Что с тобой случилось?

— Ничего. Все нормально — повторила я своим новым голосом — А ты где?

— Я уже дома — сказал Петя — Извини, что не дождался, но ты не отвечала...

— Да ничего — отстраненно произнесла я — Спокойной ночи.

Сбросив вызов, я убрала смартфон в карман. Опять выступили слезы, почему-то было очень обидно. Вытирая слезы и шмыгая носом, я сошла с эскалатора.
Телефон снова завибрировал и это, судя по номеру, снова был Петя, но я не стала отвечать. В метро вообще не люблю разговаривать.
В вагоне народу было мало, но показывать эмоции было нельзя. Я сидела, уставившись в одну противоположное окно и пыталась отвлечься.

Родителям я решила ничего не говорить по нескольким причинам. Они люди, живущие в своем мире, где есть вера в справедливость, а я знаю, что в наше время любой бизнесмен может просто откупиться от всех обвинений и даже мой знакомый капитан Вахрунов закроет дело, если сочтет сумму достаточной. А потом, кто знает, Норов — человек темный, по сути — бандит. Может и отомстить.
Об этом я думала, пока мама бесновалась передо мной в приступе очередного скандала. Мой безучастный вид ее ни на шутку испугал. Сначала она пыталась выяснить, в чем дело, потом даже расплакалась. Мне стало ее безумно жалко. Обняв маму, я сказала ей «прости меня». Это прозвучало так спокойно и мудро, совсем по взрослому. Мы поплакали вместе, потом я обещала, что больше не вернусь домой позже десяти.
Затем я просто упала на кровать и уснула прямо в одежде, даже не сходив в душ.

***

Проснувшись в понедельник в пять утра, я сначала не поняла, почему сплю в одежде и что вообще происходит. Болело горло и в целом я себя чувствовала как побитая собака. Кое как доползла до ванной и долго стояла под приятной теплой водой. Было разумно сказаться больной и пропустить один день, чтобы восстановиться после выходных. Почти час, проведенный в душе, хорошо сказался на мне, но тем не менее, я все-таки решила отдохнуть, забравшись в теплую постель.
Маме пожаловалась на больное горло, что в целом было правдой и получила разрешение остаться дома.

Проспав до двух часов дня, я почувствовала себя отдохнувшей. Родители были на работе, так что я была дома одна — прекрасный повод заняться собой.
Я уже докрашивала мизинец на левой ноге, когда раздался звонок моего преподавателя по юридической психологии.

— Лиза, это Черданцев — звучал знакомый голос в телефоне — Ты сегодня не в институте?

Меня несколько удивил его звонок, я уже и забыла, что дала ему телефон во время нашей встречи в пятницу.

— Здравствуйте Вениамин Сергеевич — ответила я, надеясь, что мой голос прозвучал не слишком оптимистично — Я приболела, осталась сегодня дома.

— Что с тобой? — обеспокоенно спросил Черданцев.

— Горло болит — сообщила я официальную версию.

Получив кучу советов о том, как и чем поласкать горло и что пить и принимать, Черданцев, наконец, попрощался, выразив надежду на мое скорое выздоровление.
Еще через пол часа позвонил Петя.

— Лиз, привет. Это Пётр. Можем увидеться сегодня? — звучал его бодрый голос.

Я заметила, что когда он чувствует себя виноватым, то называет себя Петей, в остальное время — это самоуверенный Петр.

— Здравствуйте, Петр — важно ответила я — Вряд ли, я приболела.

— Что то серьезное? — осведомился он.

— Ага, горло болит — продолжала я толкать свою легенду.

— А, ну это ерунда — со знанием дела заметил Петя — Я тебя на концерт хотел пригласить.

— О нет, спасибо — отказалась я — Мне пока хватит.

— Зря отказываешься, у меня есть два билета на концерт культовой альтернативной группы Schееzzе. Их сейчас не так-то просто достать.

— Петь, мне очень приятно, что ты меня пригласил, но я правда пока не могу, извини — решительно отказалась я.

— Жаль... — расстроился он — Когда я смогу тебя увидеть?

— На днях — пообещала я.

— Может быть сегодня? — продолжал настаивать он.

— Нет, Петь, не хочу тебя заразить — соврала я.

Немного помявшись, он был вынужден отступить, удовлетворившись моим обещанием встречи «на днях». На самом деле мне никого не хотелось видеть и даже разговаривать тоже не хотелось. Включив легкую приятную музыку, я разлеглась на постели, закрыв глаза. Сейчас я была далеко-далеко в другой вселенной за горизонтом любых событий, проблем, дел и всего остального.

День шел за днем, все вошло в свой привычный ритм. Горло прошло и голос стал как прежде, хотя, может быть, он менялся только в моем воображении. Петя звонил каждый день и я в итоге снизошла до встречи с ним. Мы погуляли по району, посидели на лавочке в сквере. Кажется Петя что-то подозревал насчет ночного клуба и пытался меня расспрашивать.

— Я слышал, как он сказал «эту ко мне в кабинет» — напомнил Петя.

За прошедшее время я уже достаточно пришла в себя, чтобы воспоминания не вызывали у меня слезы.

— И что там было, в кабинете? — допытывался он.

— Он сказал, что хочет узнать меня получше — поделилась я.

— Ты что? — опешил Петя — Вы с ним... он тебя... ?

— Да нет — успокоила я Петю — Он не решился. Я сказала, что напишу заявление в полицию.

— Он пытался приставать? — напряженно спросил Петр.

— Только словесно — соврала я.

— Его счастье — устрашающе заявил Петя.

Конечно врать нехорошо, но зачем расстраивать парня? Кто знает, может он и правда пойдет разбираться с Норовым, а тот его и убить может ненароком. Так что моя ложь, в некотором смысле, милосердие.

Таня Сизова тоже не отставала, хоть и не так яростно, как Петя. В принципе, она мне нравилась, как подруга, но ее страсть меня пугала. Таня преображалась в некое совершенно дикое существо, которого я боялась. Конечно, она не такое чудовище, как Норов, но иногда мне казалось, что она готова совершить что-то совершенно дикое, например вцепиться зубами мне в горло. Хотя, наверно, это мои фантазии. Пообещав Тане встречу на следующей неделе в среду, я успокоилась на ее тему.

В пятницу снова возник Черданцев с предложением сводить меня в ресторан. Пожалуй, он был самым благородным моим поклонником, никто раньше меня даже один раз в ресторан не приглашал, к тому же я понимала, что его средства ограничены.

— Давайте лучше на выставку сходим — предложила я — Для разнообразия.

Вообще, я знала, что Черданцев любит импрессионистов, он сам мне рассказал. Мне эту мазню никогда не понять, но если человеку нравится, почему бы его не порадовать. Я обнаружила, что в Москве проходит выставка французских импрессионистов. Черданцев пришел в восторг от моего предложения. Такого выражения радости я даже от него не предполагала. Но он тут же приуныл, опасаясь, что билетов уже не достать, на что я с гордостью продемонстрировала ему два билета. Не сказать, что он обрадовался.

— Лиза — сказал он серьезно — Никогда больше не делай так. Я чувствую себя полным идиотом. Если бы я только знал, что тебя заинтересует импрессионизм...

— Простите, Вениамин Сергеевич — едва сдерживая улыбку, сказала я.

Поохав, Черданцев все-таки простил меня.

— Подожди немного, я тебя домой отвезу — сказал он.

— Нет, вы что... — отказалась я — Я лучше на метро, так быстрее.

— Ну смотри — разочарованно сказал он — Завтра я заеду тогда за тобой. В полдень нормально?

— Да, конечно — подтвердила я и распрощавшись с ним, пошла к главному холлу. Забрала из раздевалки свою куртку и направилась к выходу. Впереди меня шла женщина пожилого возраста и шла она как-то странно, казалось, что ее пошатывает из стороны в сторону. Это было странно, потому что одета она была прилично.

— С вами все в порядке? — спросила я, поравнявшись с ней. Мы уже вышли на улицу.

— Ох, нет — слабым голосом сказал она и вдруг стала заваливаться в мою сторону. Чисто инстинктивно, я подхватила ее, но она оказалась слишком тяжелой. К счастью, у выхода стоял и курил высокий молодой мужчина. Он кинулся к нам и подхватил падающую женщину.

— Помогите довести до машины — попросил он меня.

Конечно я помогла. Когда мы усадили ее на заднее сиденье, а мужчина метнулся на место водителя, она вдруг протянула руки ко мне

— Не уходите пожалуйста — взмолилась она

Мужчина обернулся

— Я в ближайшую больницу ее довезу, тут близко — сказал он — А потом вас доброшу, куда скажете.

Это по сути было просьбой поехать с ними и я поехала, сев рядом с женщиной на заднее сиденье. Ехали мы и правда не больше десяти минут, а у больницы моя помощь и не потребовалась, но женщина все не хотела со мной расставаться. В итоге я проводила ее до реанимации, куда меня, естественно, не пустили. Обратно мы возвращались вместе с мужчиной, который так удачно оказался у входа в мой институт. Мы шли, обмениваясь любезностями. Он оказался не так уж молод, как мне показалось вначале. Лет сорок ему точно было и звали его Михаил.

— А вы, Лиза, значит учитесь в этом институте — не то спросил, не то сообщил мне Михаил.

— Угу — согласилась я — А вы?

— Я навещал старого друга, он преподает. Николаев Аркадий, не слышали?

— Нет, он у нас ничего не читает — пожала плечами я.

— Вот ведь судьба у человека — увлеченно продолжал рассказывать Михаил — Учился в духовной семинарии семь лет уже и вдруг решил, что это не его, испросил разрешения настоятеля и получил его. Пошел учиться мирским наукам и вот теперь преподает.

— Бывает — согласилась я

Тем временем мы сели в машину, я влезла вперед, рядом с водительским местом.

— А знаете, Лиза, если у вас есть час времени, я хочу вас представить своему наставнику, отцу Серафиму. Он удивительный человек, вам будет очень интересно с ним поговорить.

— Меня? Отцу Серафиму? Вы шутите? — улыбнулась я.

— Серьезен, как никогда — сообщил мне Михаил, заводя машину.

— А вы тоже отец, или еще пока нет?

— В духовном смысле да, я принял сан — сообщил Михаил.

— Что же вы молчите, а с вами вот так, запросто — опешила я.

— Ничего страшного, дочь моя — сказал Михаил — Я не при исполнении, так что можно не напрягаться.

— А разве священник не всегда священник? — удивилась я.

— Если коротко, мне дано специальное дозволение, я исследователь — сообщил отец Михаил.

— Исследователь? — удивилась я — Как это?

— Изучаю наш мир, ищу новые знания, интересные артефакты — пояснил Михаил.

— Вы меня разыгрываете — не поверила я — Разве такое бывает?

— А как же? — серьёзно ответил Михаил — Сила в знании, а знанием обладают единицы. Без науки наша организации была бы уже давно мертва. Только наука у нас немного другая.

— Алхимия? — предположила я.

Отец Михаил улыбнулся.

— Алхимия, кстати, очень интересная наука, ты зря так скептически к ней относишься — заметил он.

— Зелье варенье? — сделала я еще одну попытку, но отец Михаил не повелся.

— Аура у тебя интересная, Лиза — сказал он — Я даже думаю... впрочем, пусть отец Серафим сам скажет.

— Что скажет? — заинтересовалась я.

— Прав я, или нет — пояснил отец Михаил.

— Разве священники разглядывают ауры? — продолжала допытываться я.

— О, далеко не все — заверил меня он — Этими способностями обладают единицы. Мой наставник в этом деле признанный авторитет, поэтому я хочу, чтобы он на тебя взглянул.

— И что такого в моей ауре? Что-то плохое? — спросила я

— Нет, вовсе не плохое, а очень редкое, как мне кажется. Но я могу ошибаться.

К моему удивлению, мы выехали на набережную и подъехали к пристани, у которой стояла белая яхта. Она особенно выделялась на фоне серого неба и окружающего однотонно гранитного пейзажа.

— Вот мы и приехали — сообщил отец Михаил.

— Яхта? — удивилась я.

— Да, отец Серафим сейчас работает на нашей яхте — подтвердил Михаил — Он исследователь, как и я.

— Исследуете речную акваторию? — подколола его я.

Отец Михаил оценил шутку и даже улыбнулся.

— Нет, Лиза, наше исследование проходит в несколько другой области — сообщил Михаил, но распространяться не стал.

Мы без проблем проникли внутрь, дверь не была заперта. Внутреннее убранство яхты было шикарным. Встроенная мебель была темно-коричневого цвета, а стены бежевыми. Единственное, что указывало на причастность к религии, редкие иконы, висящие на стенах. Здесь за столом сидел человек, при нашем появлении он встал. На вид ему было лет тридцать и он был намного больше похож на священника, чем отец Михаил. По крайней мере, у него была борода, почему-то, собранная в косичку, волосы были черные и длинные, тоже собранные в хвостик.

— Отец Михаил — произнес он — Его преосвященство ждет вас.

— Спасибо, Нестор — ответил Михаил и мы прошли в следующую комнату, или каюту.

Серафим оказался маленьким, но бодрым старичком. У него тоже не было бороды, но волосы на голове совсем седые, однако двигался он довольно быстро, словно совсем молодой человек.

— А, Михаил — обрадовался он, вставая из за стола.

К моему удивлению они даже обнялись, после чего отец Михаил представил меня. Серафим подошел ко мне, внимательно вглядываясь. Он смотрел, словно слепой, вроде на меня, но взгляд не фокусировался.

— О, как интересно — произнес он.

Я взглянула на Михаила, на его лице была довольная улыбка и заинтересованность.

— Вы видите это, коллега? — спросил Серафим у Михаила.

— Да, но я не был уверен — ответил Михаил.

— Никогда не сомневайтесь, вы все увидели правильно — подбодрил Серафим своего ученика.



38

Еще секс рассказы