покупка рекламы pizdosya.tv
pornomatka.me
Scat Nude - Extremal Porn ⭐
TrahKino.me
Скачать порно
Порно и Секс Видео в Свободном Онлайн Доступе
Бесплатные порно Фильмы на Pornovsem.net

Играя в чужую игру. Часть 7: Компромисс

Нельзя сказать, что в четверг утром, идя с Алей каждый к себе на работу, мы наивно полагали, что с этого дня мы можем, как ни в чём ни бывало, продолжить жить нашей обычной жизнью. Разумеется, мы понимали, что такой исход маловероятен — поделившись прошедшим вечером друг с другом теми уже известными читателю частями этой истории, о которых не знал второй из нас (впрочем, большую часть моей истории Аля уже успела услышать от приходившей днём Насти, которая сдержала своё обещание, в том числе и в части передачи Але заветного ключика), мы оба пришли как минимум к двум общим выводам.

Первым из них, разумеется, была необходимость хотя бы попытаться «обнулить» наши отношения, начиная с прошедшей пятницы. Поделившись друг с другом своими прегрешениями, мы не стали обсуждать, кто из нас виноват больше, устраивать сцены ревности и заниматься прочей подобной ерундой — нет, как полагается взрослым и в примерно равной степени грешным, но любящим друг друга людям, мы предпочли вынести всё происходившее с вечера пятницы по утро среды за скобки. Ну, хотя бы попытаться.
Первым шагом в этом направлении стало долгожданное избавление от весьма надоевшего мне пояса верности — впрочем, перед этим меня ждало ещё одно испытание, ведь любимая жена предпочла сперва подробно и со вкусом описать, как именно она провела вторничный вечер в Софителе — всё это время дразня мой закованный член своими мучительно ласковыми ручками и очаровательно улыбаясь. Однако, когда её история дошла до описания последнего из её оргазмов и ощущений от одновременного проникновения всех трех самцов во все три её дырочки («о, милый, у них были такие большие члены... жаль, тебя не было рядом» — похотливо облизываясь, приговаривала моя прекрасная жена) — на этом моменте Аля сжалилась и выпустила меня на свободу.

Ох, настолько же мокрой была в этот момент её киска... и какой же желанной и долгожданной для меня. Прямо скажем, это был не самый длительный секс в нашей жизни — два дня в поясе при постоянном возбуждении дали о себе знать, и спустя минуты три скачек Али на моём твёрдом, как никогда, члене, мы оба бурно и громко кончили, просто утонув друг в друге... Однако всё равно он был незабываемым. Он знаменовал начало нового этапа в нашей сексуальной жизни... этапа осознания, что любым экспериментам должен быть предел, и мы должны прежде всего оставаться парой, пусть и допуская те или иные вольности.
Нельзя не отметить, однако, что и пояс, и ключик от него остались у Али, и она довольно прозрачно намекнула на то, что ей нравится, как я извивался и пожирал её голодными глазами, пока был в нём и слушал её грязные разговорчики... а значит, к этой игрушке мы время от времени обязательно будем возвращаться. В то же время, в планы моей жены, очевидно, не входило полное и безоговорочное доминирование с её стороны — поскольку чуть позже этим же вечером она неожиданно попросила приковать себя к кровати и хорошенько наказать за её похождения в Вене — что ж... меня не нужно было просить дважды, и я с удовольствием вытрахал из всех её дырок все воспоминания о прошедшей ночи, наслаждаясь её криками и сладострастными стонами.

Однако так же очевидным был и второй, куда менее приятный вывод — мы оба понимали, что, скорее всего, нападение Али на Дмитрия, и последующее её бегство с парой тысяч евро из его бумажника, может повлечь за собой определённые последствия. Как минимум — этот человек всё ещё работал с моей женой в одном офисе... как максимум — кто знает, какими еще возможностями он обладает?
И потому, когда рано утром Аля столкнулась с ним в коридоре, и его взгляд был более чем холодным и не сулящим ей ничего хорошего в ближайшем будущем — она была испугана, но не удивлена и не растеряна. И уже спустя две минуты Аля сидела в кабинете своей начальницы — закоренелой феминистки и мужененавистницы Ольги Андреевны — и, добавив трагичности своему голосу, со слезами на глазах рассказывала ей о домогательствах и насилии со стороны Дмитрия — упуская факт своего согласия на всё это поначалу.
Ещё спустя десять минут Аля уже поспешно скрывалась через чёрный ход, пока её заявление на полторы недели отпуска уже получало визу директора и направлялось в кадры, а Ольга Андреевна, пылая гневом, делилась в курилке чуть ли не со всеми сотрудницами компании тщательно отредактированной Алей версией венских событий.
Эту часть Алиных действий я узнал из нашего утреннего телефонного разговора, но была и другая... о которой мы с читателем узнаем позже.

Пока же Аля мчалась в такси к моему офису, а я писал заявление на те же полторы недели отпуска... и допивал заботливо приготовленный Юлей капучино.
Роль Юли во всем произошедшем так и оставалась для меня загадкой. Девушка явно была в курсе того, что обстоятельства резко изменились, и не допускала даже намёков на ставшие привычными за начало этой недели утренние... кхм... ритуалы. Более того, она совсем не удивилась, узнав о моем отпуске, и лишь многозначительно кивнула и прокомментировала:
— Думаю, это лучшее решение с вашей стороны сейчас. Вы отдохните, а тут пока всё уляжется.
Что, по её мнению, должно было здесь «улечься», мой верный личный ассистент мне не сообщила. Однако этот довольно прозрачный намёк явно указывал на то, что Юля в этой истории участвует определённо не только по просьбе Насти... о нет.
Однако прямо сейчас это было неважно. К вечеру четверга мы, спасибо безвизовому режиму и скоростным Интерсити, уже были в Кракове. К субботе — уже в Праге, в прекрасной и любимой Праге, в которой проводили свою вторую годовщину свадьбы. К этому времени мы сумели полностью выбросить из головы все тревоги и не думать о том, что ждало нас дома — мы просто гуляли целыми днями и трахались ночами, с прямо-таки звериной страстью, разожженной заново всеми приключениями и опасностями, оставленными нами за спиной.

Но всё хорошее имеет неприятное свойство заканчиваться. И стоило нам пятничным утром пересечь границу Шенгенской зоны и снова оказаться дома — тревога вернулась сама собой. И не зря...
Прямо на выходе с ж/д вокзала нас уже ждала до боли знакомая машина, а в ней — женщина, которую мы впервые увидели две недели назад... но, честно говоря, я надеялся, что больше мы не встретимся.
— Ну привет, мои маленькие путешественницы — хищно улыбаясь и пронзая нас колючим и глубоким взглядом своих темных глаз, поприветствовала нас Александра. Со времени нашей последней встречи она заметно похорошела, наверняка проведя две недели, ни в чём себе не отказывая, наслаждаясь солнцем, морем... и наверняка также услужливыми молодыми мальчиками... Черт, я почти ревновал!
Одета она была тоже вполне по-отпускному — кроссовки, джинсы и розовая маечка... и никакого лифчика.

— Здравствуйте, Александра — кротко ответила ей Аля, кивнув.
— Здравствуйте — повторил за женой я. — Но как Вы...
— Это я назначила встречу — виновато улыбнувшись, сказала мне Аля. — Я написала Александре ещё перед отъездом... когда уходила с работы.
Я должен был возмутиться или, по крайней мере, попытаться выяснить мотивы поступка моей жены... однако что толку, если эта встреча уже состоялась? Да и, честно говоря, у меня не было никаких сомнений насчет того, что если Александре захочется — она сумеет найти нас где угодно.
И кроме того... мне не хотелось бы признаваться в этом ни себе, ни Але — однако я скучал по Александре. Ну, точнее не совсем я... скорее Риточка.

— У моих сучек накопились проблемы, которые опять придется решать доброй тёте Александре? — смеясь и приглашая нас в машину, спросила Александра. Аля лишь кивнула, разведя руками.
— Если честно, я не понимаю, с чего я такая добренькая — продолжала она. — Вот к примеру ты — обратилась она к Але. — Устроила какой-то цирк в Вене, сначала была такая на все согласная, а потом давай Диму колотить подсвечником по голове — в этот момент Александра хихикнула... что было довольно странным, учитывая, что более естественной реакцией с её стороны был бы гнев по отношению к девушке, позволившей себе такое по отношению к её мужчине.
— Ты тоже хороша — продолжая улыбаться, Александра повернулась уже ко мне. — Стоило отпустить тебя на пару дней, а ты уже все киски на свете готова вылизывать, и ни про свою шлюшку-жену не вспоминаешь, ни про Хозяйку. Я так и знала, что ты безотказная неверная шлюха, и твой членик не зря хотела закрыть — но, видимо, тебе ещё и рот надо скотчем заклеивать.

Я лишь смущённо покраснел и буркнул под нос, что это всё позади и мы с Алей решили начать все заново и только вдвоём. Александра лишь загадочно улыбнулась и ничего на это не ответила, и остаток пути вела машину молча. Странно — мы даже не спросили её, куда мы едем... хотя, наверное, Аля это знала.
— Когда ты успела так много ей рассказать? — возмущённо шепнул жене я.
— Я рассказала лишь о себе и Диме — призналась Аля. — Не ту историю, что рассказала на работе... правду. Откуда она знает про тебя — думай сам. Но я не удивлена.
— Да я тоже... — ухмыльнувшись, ответил я. В общем-то, варианта было ровно два — или Юля, или Настя... я ставил на первую, поскольку Настя всё же казалась искренней в тот день, когда признавалась мне в любви и попутно в своих коварных планах — вот только это Насте лишь казалось, что планы её собственные.

Тем временем Александра, как ни в чём ни бывало, привезла нас к нам же домой. Этому удивляться было тоже глупо — я сам сказал ей наш адрес, когда она отвозила меня домой после нашего уикенда.
А вот чему мы всё же не могли не удивиться, так это тому, что дома нас уже ждали.
В нашей прихожей, как и в один не столь давний вторничный вечер, уже веселились Настя и Юля. Правда, формат этого веселья отличался от предыдущего раза... по крайней мере, для сестренки жены.

Настя стояла полностью голенькая, прикованная за разведенные в стороны ноги к батарее, а за сведенные вместе и приподнятые вверх руки — к верхней ручке балконной двери, и мычала в затыкающий её ротик кляп. В такой позе её киска была выставлена на всеобщее обозрение, а грудь казалась еще более упругой и вздёрнутой, чем была на самом деле, и я, к своему стыду, ничего не мог поделать со своей эрекцией при виде этого зрелища.
Положение Юли было прямо противоположным — моя секретарша, во-первых, была одета — в серую юбку-карандаш и сиреневую блузку (видимо, приехала сюда прямиком из офиса). Ну а во-вторых, в её руках была плётка, а на губах играла улыбка, выражающая торжество и вожделение — в то время как глаза Насти были заплаканными, а сама девочка — напуганной и явно не ожидавшей такого поворота событий. Как, впрочем, и мы с Алей, особенно учитывая, что весь этот БДСМ-сеанс происходил не где-нибудь, а в нашей собственной квартире.

— Вот и давай после этого Насте ключи от дома — хмыкнула Аля. Как ни странно, происходящее с её сестрой её скорее забавляло, чем повергало в шок. Что ж — у неё хватало поводов злиться на сестрёнку, и даже немного позлорадствовать — хотя, глядя на это всё, ещё непонятно было, что ждёт нас с Алей.
— Как думаешь, маленькая непослушная и очень глупая сучка — почему ты здесь в таком положении? — холодно спросила Александра Настю. Её лицо в этот момент было весьма пугающим — если к нам с Алей она сегодня обращалась довольно снисходительно, то к Насте... о нет, Настю она готова была стереть в порошок, втоптать его в пол и затем помочиться сверху. Никак не меньше.
Настя с кляпом во рту, разумеется, могла лишь испуганно мычать и отрицательно вертеть головой, с мольбой глядя попеременно на нас с Алей.
— Когда тебя о чём-то просят... и высказывают тебе своё доверие — нужно это делать, а не пытаться перехитрить всех, особенно ты если слишком юна и глупа, чтоб быть на это способной — отчеканила Александра, и кивком головы подала знак Юле — и её плеть тут же опустилась на неприкрытый животик и лобок Насти, оставляя на них красные полосы, а саму Настю заставляя взвыть от острой боли, унижения и обиды — обиды прежде всего на Юлю, казавшуюся Насте ещё полчаса назад закадычной подругой.

А Александра продолжала судилище, всё сильнее повышая голос:
— И уж точно последнее, что ты должна делать, глупая девка — это пытаться использовать моих людей для того, чтоб разрушать чужие семьи!
— Вот с этим я, кстати, согласна — мстительно прокомментировала Аля, наблюдая, как Настя получает ещё два удара плетью, и красные полосы вспыхивают на её груди и бёдрах.
— Чёрт, Аля, это же твоя сестра — удивлённо вскинув брови, произнёс я. — Неужели тебе её не жаль...
— Она заслужила этот урок — безразлично отмахнулась Аля, и Александра одобрительно улыбнулась моей жене в знак согласия с её словами, а Юля нанесла очередной удар — теперь по ягодицам Насти, от чего девчонка снова взвизгнула и задёргалась.
— Пока хватит. Но только пока — скомандовала Александра, и Юля нехотя остановилась, давая Насте подышать и поплакать. Что ж — я был как никто знаком с умением Юли пороть провинившихся сучек... и сейчас мне было жаль Настю, хоть она и заслужила наказание.

— Теперь разберёмся-ка с вами, похотливая семейка — улыбаясь, повернулась к нам наша гостья, чувствовавшая себя в нашем доме, впрочем, отнюдь не гостьей — хотя бы потому, что тут же по-хозяйски пригласила нас на нашу же кухню, где разлила нам по чашкам наш же чай.
— Что мы имеем? Одна чуть не прибила моего бывшего парня, а затем еще и распустила о нём крайне неприятные и компрометирующие слухи... — начала она.
— Бывшего? — не удержался и перебил Александру я. Надо сказать, я был очень удивлён... а ещё ощутил немалое облегчение от того, что Дмитрий, по крайней мере, больше не был с Александрой, а значит, не выйдет сейчас из соседней комнаты и не начнёт творить с моей женой невесть что...
— Ещё раз перебьёшь меня — и вместо этой рыжей дурочки мы все вместе будем пороть тебя — более чем серьёзным голосом бросила мне Александра... что ж, причин ей не верить у меня не было. Хотя где-то на периферии сознания мне даже хотелось оказаться на месте Насти... чёрт, как теперь от этого избавиться?

— Простите, Александра — тихо произнёс я, глядя в пол. Я знал, что нужно было назвать её Госпожой — но язык не поворачивался... по крайней мере с этим я определился. Госпожа у меня теперь была только одна.
Как ни странно, Александра не стала настаивать на корректном обращении к себе, и просто продолжила, обращаясь теперь уже к Але:
— Между прочим, милая, твоими стараниями я осталась без молодого человека.
— Я в этом не виновата — кротко произнесла Аля. Александра хмыкнула.
— Не подумай, что я его к тебе приревновала, о нет. Я не ревную к шлюхам, которых он просто использует так, как я бы никогда не позволила — продолжила она, и я заметил, как Алю передернуло от этих слов. — Однако он даже и не подумал поставить меня в известность, чем он тут без меня занимается. А кроме того, он нарушил одно важное для меня правило — не делать со своими сучками ничего, на что они сами добровольно не согласились. Если ты, деточка, мне не солгала — а я думаю, что вряд ли ты на это способна — то там, в отеле, ты ясно дала понять, что с тебя довольно. А «нет» всегда означает «нет». Даже если до этого тебя отодрали во все дырки и обкончали с ног до головы. Я уважаю свободу выбора, даже для таких шлюх, как вы.

Надо сказать, я был удивлён такой её позицией. Приятно удивлён. При первом знакомстве Александра показалась человеком, лишённым моральных принципов как таковых. Солидарна со мной была и Аля, произнёсшая в ответ на этот пассаж Александры лишь тихое «спасибо».
— Тем не менее, ты очень его разозлила. И у него и без меня достаточно связей, чтоб навредить вам в ответ так, что ваши милые потрахушки и поездки в Европу быстро закончатся, и не только они — продолжила Александра.
— Я это понимаю. Поэтому и попросила Вас о встрече... и помощи — сказала Аля, и сразу же опустилась перед Александрой на колени, и теперь я удивлялся уже своей жене — но лишь пару секунд, а затем последовал её примеру.

Александра ухмыльнулась:
— Теперь это снова похоже на послушных сучек. А то я уж думала, вы совсем от рук отбились. Вы же понимаете — продолжила она после небольшой паузы — что мне в общем-то совершенно наплевать на ваши жалкие жизни. Если Дмитрий захочет их сломать — его право, тем более я теперь не несу за его действия никакой моральной ответственности.
— О да, это мы понимаем — ответила Аля, как ни странно, улыбнувшись. — И всё же Вы не согласились бы на эту встречу, если бы Вам было совсем все равно.
— Ты умная девочка. Ты сама понимаешь, почему я пришла — улыбаясь и проводя рукой по подбородку и шее Али, сказала Александра. — Более того, мы ведь хотим одного и того же, не так ли? Вот тебя, малышка, всё сейчас устраивает в сексе с твоим сучкой-мужем? — постепенно опускаясь рукой ниже, в ложбинку между грудей Али, спрашивала её она.
И ответ меня не порадовал.

— Не совсем — честно и без капли стеснения или вины ответила моя жена, и, пока я с возмущением и гневом смотрел на нее, уточнила: — Ну, то есть я очень люблю и его всего, и его член в частности... но за те несколько дней я, как бы это сказать... привыкла к размерам чуть больше... прости, любимый — стеснительно закончила Аля, заставляя меня желать лишь одного — немедленно провалиться сквозь все этажи и в конце концов — сквозь землю, лишь бы не видеть её разочарованного взгляда и насмешливой улыбки Александры.
— О, милая, тебе точно не стоит извиняться — всё так же ухмыляясь, ответила Александра. — Я не зря предлагала закрыть эту сучку и больше не открывать... киски таких ненасытных и страстных девочек, как ты, достойны большего.
— Ну, в общем-то пояс верности и ключик от него остаются у меня — многозначительно посмотрев на Александру, произнесла моя жена.
— Аля, ну это уже чересчур! Не поверю, что всю эту неделю ты симулировала — воспротивился я. Это было чертовски унизительно даже для человека, которого за прошедшие две недели кто только куда не оттрахал, на которого мочились три разных девушки и которому обрисовывали задницу унизительными надписями... обсуждать мои размеры с Александрой было со стороны жены почти что в буквальном смысле ударом ниже пояса.

— Нет, мне правда было хорошо. И твой член тоже хорош... но бывают ещё лучше — поглаживая меня по руке, успокаивала меня Аля, пока Александра едва сдерживала смех. — Просто... когда попробуешь нечто большее... сложно потом отказать себе в повторении.
— Разве ты не можешь сказать этого и о себе, маленькая шлюшка? — включилась в наш разговор Александра, с улыбкой обращаясь ко мне и левой рукой поглаживая сквозь брюки мой член... пока её правая рука уже вовсю сжимала и терзала грудь и, в особенности, сосочки моей жены. — Разве тебе не хочется снова ощутить всю полноту женской власти... куда большую, чем ты можешь ощутить с женой? Разве, в конце концов, не хочется ощущать себя той, кем ты есть на самом деле... такой послушной и такой похотливой девочкой? Служить своей Госпоже каждый день, а не только иногда играть в доминирование... полностью стать её собственностью и наслаждаться этим?

О, мне многого стоило не выкрикнуть «да!» на каждый из этих вопросов... особенно пока непривычно ласковая рука Александры гладила мой торчащий и текущий сквозь брюки член, а любимая жена сладострастно постанывала рядом от ласк этой же женщины...
Но я сумел совладать с собой. Я давно знал, что этот момент наступит, и что Александра снова вернется к этому разговору. И я давно знал, что я должен отвечать...
— Неужели Риточке, в конце концов, не хочется снова затолкать в свои грязные дырки длинные и горячие мужские члены? — насмешливо закончила свою речь Александры... ммм, свой последний козырь она приберегла напоследок... я и не заметил, как непроизвольно приоткрыл ротик и облизнулся, вызвав смешок Али.
Но всё же я устоял.

— Госпожа... Вы говорили, что даже у шлюх есть право выбо

ра? Тогда я сделал свой. Если есть на свете женщина, которой я готов принадлежать так беззаветно, как Вы описали — это моя жена — твёрдо и уверенно заявил я. И, закончив фразу, был на все сто уверен, что это было правильно.
— У шлюхи есть лишь одно право выбора — право выбора хозяина — ответила Александра. — Но вот его я уважаю. И ты свой выбор сделал. Мне немного жаль, но ты сделал правильно. Она любит тебя... хоть и считает мелкочленом — хихикнув, добавила она.
— Нууу, неправда, я так не говорила — смущённо вставила Аля, а затем крепко поцеловала меня в губы... о, это был совсем другой поцелуй. Она целовала меня действительно как женщина, которая целиком и полностью мной обладала... и не сомневалась в том, что так будет всегда. Её глаза торжествующе сияли, а губы были жадными и желавшими как будто съесть меня всего...
— Эй, сучки, вы не забыли, что я ещё здесь? — немного наигранно возмутилась Александра, и мы нехотя оторвались друг от друга — но я навсегда запомнил эту улыбку своей жены... улыбку, источавшую любовь и счастье, а ещё — сулившую мне немало сладких мучений и испытаний...

— Давайте вернёмся к началу — убедившись, что мы снова внимательно её слушаем, обратилась к нам наша гостья. — Я, кажется, собиралась помочь вам избежать некоторых проблем... но вы, как хорошие сучки, давно должны были усвоить, что помощь от таких людей, как я — это обоюдоострый клинок...
— Мы понимаем, Госпожа — кивнула Аля.
— Отлично. Тогда вот мои условия...

* * *

Условия Александры были выслушаны и приняты беспрекословно. И не спрашивайте меня, почему — просто констатируем тот факт, что спустя чуть менее часа после нашего милого разговора за чаепитием, в нашей с Алей гостинной мы с Настей стояли на коленках спиной друг к другу, касаясь попками и затылками, а наши запястья были скованы между собой наручниками. Перед этим Настя была ещё дважды довольно беспощадно выпорота Юлей и, к моему изумлению, собственной сестрой и моей женой. И когда красные полосы покрыли чуть ли не все её ягодицы и значительную часть животика и бёдер — лишь тогда Александра сочла урок усвоеным, и отпустила хнычущую от боли и совсем не настроенную, наверное, больше никогда в своей жизни строить заговоры, Настю в ванную.
Однако затем именно Аля настояла, чтоб сейчас Настя оказалась рядом со мной в столь беззащитном положении.
— Хочу, чтобы эти две неверные шлюхи были вместе ещё один раз... но уже не так этому радовались — хищно улыбаясь и предвкушая расправу, заявила Аля. О да, моя милая женушка, совсем не Верхняя по своей натуре, сегодня просто преобразилась...

И вот теперь нас с уже не такой заплаканной, а, скорее, смирившейся со своей участью Настей, окружили остальные три из четырёх женщин, занимавших моё сознание (а иногда — не только его) на протяжении последних недель — но теперь это были не просто женщины. Это были Госпожа Александра, Госпожа Юлия, и, конечно же, моя великолепная Хозяйка и жена — Аля.
Все три девушки были, в отличии от нас, обнажены не полностью. На Александре и Юле остались туфли и чулки (Юля была особенно великолепна в телесных чулках, прямо над верхушками которых очень кстати красовались её татушки-бантики), а на Але — ставшее своеобразным фетишем для нас красное платье... то самое, в котором начинались её венские приключения.
Ах да, ещё одна важная деталь. На Александре и Юле красовались весьма внушительные чёрные страпоны... тогда как Аля решила вопрос с дырочками своих шлюх (и своими собственными) иначе — и её задницу и груди уже облапывали двое чернокожих парней. Как они оказались здесь всего за неполный час времени — было для меня тайной. Однако я не сомневался, что у Александры хватало таких... эмм... знакомых по всему городу.

— Ну что, шлюшки! Веселье началось — бодро и весело объявила Александра — и они с Юлей тут же синхронно схватили нас с Настей за подбородки и просунули свои резиновые члены в наши послушно открытые рты, пока Аля, хихикая и бросая в мою сторону игривые взгляды, целовалась по очереди со своими сегодняшними любовниками, попутно оголяя плечи и свою великолепную грудь.
Я принялся старатель сосать страпон Александры, слыша за спиной, как Настя занимается тем же с Юлей. bеstwеаpоn.ru Ощущения были странными — ничего сексуального в куске резины в моём рту, конечно, не было, каким бы натуралистичным подобием члена он не был. Однако, в совокупности с насмешливым взглядом Александры и её унизительными репликами в адрес моего старательного рта, а также со зрелищем двух мускулистых чернокожих парней, сжимающих в своих руках груди и задницу моей жены и просовывающих пальцы ей в киску... что ж, этого было вполне достаточно, чтобы завестись и сосать, как полагается перевозбуждённой сучке...
— Вот так, маленькая блядь... раз научившись — никогда не разучишься — похлопывая меня по щекам, одобрительно приговаривала Александра, пока я, не отрывая взгляда от своей жены в окружении её любовников, старательно проталкивал поглубже в свою глотку этот фаллос.

— Это как с велосипедом — хихикнула Настя. Кажется, шок и обида уже прошли, и эта ненасытная маленькая шлюшка уже вполне наслаждалась происходящим.
— Заткнись и соси, дурочка — беззлобно произнесла Юля — и за своей спиной я снова не слышал ничего, кроме хлюпающих звуков и мычания.
Тем временем Аля уже опустилась, как и мы, на колени, и так же старательно работала ротиком — вот только её игрушки были живыми и горячими...
— Что, Риточка обзавидовалась уже? — весело произнесла Александра, заметив мой взгляд. — Нет, сегодня эти мальчики только для твоей жены... но ты ведь помнишь, что этот вечер не последний?

Ещё бы не помнить... ведь мы только что сами согласились видеться с Александрой каждый месяц, на целые выходные отдавая себя в полное её распоряжение. Александре, возможно, хотелось бы и чаще... возможно, и Але тоже... и уж точно наверняка этого хотелось женской половине моего «Я».
Однако это был наш взаимный компромисс. Мы с Алей оба понимали, что невозможно дальше строить здоровые семейные отношения с мужем-сучкой — муж должен оставаться мужем, пусть иногда и позволяя себя некоторые... назовём это вольностями. Мы также оба понимали, что если Аля будет позволять себе секс с другими мужчинами чаще — это превратится в обычное блядство, и, опять-таки, вряд ли поспособствует сохранению крепкой и здоровой семьи. И, наконец, я в глубине души может и желал большего погружения в прекрасный мир Риточки, в котором было так много членов, доминирующих женщин и прелестей преображения в женский образ — однако этот мир мог затянуть меня слишком глубоко... туда, откуда выхода обратно уже не было бы.

Тем временем, наигравшись с нашими с Настей ротиками, Александра и Юля развернули нас лицами друг к другу, скомандовав приподнять попки вверх и встать на четвереньки — пока наши руки всё так же оставались скованы между собой. Оказавшись так близко друг к другу, мы, конечно же, не удержались от поцелуя — целуясь жадно и грязно, обмениваясь накопившейся усилиями наших Верхних в наших ртах слюнкой.
— Ах вы ж грязные шлюхи — возмущённо вскрикнула Аля. — Пора занять чем-то ваши жадные ротики.
И тут же один из темнокожих парней оказался между нами с Настей, пока второй уже пристраивался сзади к киске моей жены, медленно вонзая в неё свой просто-таки огромный член, отчего её ротик широко раскрывался и издавал сладкие стоны... ох, чёрт, к этой смеси ревности, злости и наслаждения при виде вторгающегося в неё очередного чужого члена невозможно привыкнуть, сколько бы раз я уже это не видел.
Как нельзя было привыкнуть и к ощущению твёрдости большого члена, прямо-таки источающего жар и похоть рядом с твоим лицом.
— Смелее, Риточка-соска, я же видела, как хорошо ты умеешь это делать — подначивала меня Настя, и тут же подала пример, жадно обхватив головку широко раскрытыми губками, и ожидающе уставившись на меня.

Мог ли я отказаться? Конечно. Ведь теперь меня никто не шантажировал и никто мне не угрожал... более того, это был мой дом и, наверное, я мог все это прекратить, если бы захотел.
Но хотел ли я? Ответ был очевиден.
И вот уже мой язычок несмело касается основания члена... этого здоровенного чёрного члена, под восторженные и издевательские комментарии Юли и Александры. Затем я смелею и прижимаюсь губами к его яичкам... таким большим и солоноватым от пота... я беру их по очереди в ротик, водя по ним языком, пока Настя старательно насаживается своим ртом на головку этого члена, а парень звонко шлепает её по заднице.

С другого конца комнаты я слышу становящиеся всё более громкими стоны Али, и шлепки тела её темнокожего любовника о её попку. А затем ощущаю, как в мою попку неторопливо ввинчивается страпон — на этот раз это была Юля, очаровательно мне улыбающаяся.
— Я успела соскучиться по тебе, шлюшка... на работе стало скучно, особенно по утрам — проворковала она. — И я рада, что наконец добралась до твоей дырки... ну-ка, прогни спинку и подмахивай, ты же хорошая шлюшка?
— Дааа... — простонал я, и послушно выполнил все Юлины требования... и вот уже мою попку всё быстрее растрахивает её страпон, пока мы вместе с Настей, время от времени целуясь, вдвоём вылизываем и обсасываяем ставший уже просто-таки огромным и готовым трахать всех в этой комнате черный член... и стонем от боли в наших попках (ведь Александра, в свою очередь, совсем не щадит Настю, трахая её вовсю и одаряя её многострадальные ягодицы звонкими шлепками) — но также от похоти и нарастаяющего удовольствия.
— Что, шлюха, хочешь этот черный член в свою задницу? — насмешливо вопрошала меня Александра, и, заметив мой кивок, с немалым разочарованием добавила: — О, я бы тоже на это посмотрела. Но он порвёт твою неподготовленную дырку в клочья... нет, сегодня эти мальчики только для твоей шлюхи-жены.

И, «разрезав» своим членом наш с Настей очередной мокрый и грязный поцелуй, парень вернулся к Але и тут же принялся трахать её жадно открытый ротик. Стоны моей жены стали вдвоё интенсивнее — ещё бы, ведь теперь её с двух сторон долбили два столь великолепных члена... вкус одного из которых оставался у меня во рту, и я просто не мог не облизываться...
— Какая же ты всё-таки грязная сука — смеясь, произнесла Настя, а затем застонала особенно сильно, когда Александра вогнала в неё весь свой страпон, больно сжав при этом её соски.
— Думаю, маленькая глупая шлюха, ты запомнишь этот урок на всю жизнь — прошипела Александра, а затем впилась Насте в волосы и стала трахать её прямо-таки с бешеной скоростью.
— Даааа... моя Госпожа... — с совсем не свойственной себе покорностью прокричала Настя, и довольно быстро с громким криком кончила и обмякла на своей мучительнице. Александра оттолкнула её, отстегнула ремешок со страпоном и взгромоздилась своей киской на Настино лицо... всего в нескольких сантиметрах от меня, и я хорошо мог рассмотреть, как маленький розовый язычок Насти погружается в киску Госпожи...

— А тебе, пиздолизка, особое приглашение нужно? — насмешливо обратилась ко мне Александра, и я послушно присоединился к Насте... запах уже увлажнённой киски Александры проникал мне в ноздри и вкупе со всё ускоряющейся в моей заднице Юлей совершенно срывал крышу, заставляя мой торчащий член истекать соками, а язычок — максимально быстро и глубоко погружаться между половых губ Александры...
— Какие вы хорошие шлюхи — одобрительно протянула та, расслабляясь и позволяя нам стремительно приближать её оргазм... о, мы очень старались. Настя скользнула языком в попку Госпожи, пока я интенсивно посасывал и дразнил язычком её клитор, постанывая от толчков Юли и её болезненных шлепков по моей заднице.
— Ишь какие чувствительные у тебя сисечки — весело отметила Юля, подергивая меня за набухшие сосочки. — Нравится, когда тебя ебут в жопу, да, блядина анальная? — спросила она, ускоряя свои движения еще больше.

— Мммм... — замычал я в киску Александры, не желая от неё отрываться... чёрт, мне казалось, еще немного и я кончу, так и не коснувшись члена...
Но как всегда, Александру это не устраивало.
— Полегче, Юленька, держи эту перевозбуждённую девчонку на грани — но кончать не давай. Обожаю смотреть, как она хнычет и умоляет дать ей кончить — сквозь стоны протянула Александра — и к моему глубочайшему сожалению, Юля, вогнав в меня напоследок страпон на всю длину, резко и чуть ли не со свистом вышла из моей попки — и в тот же момент Александра сжалась, затряслась — и с хриплым стоном кончила от наших с Настей умелых и старательных язычков.

Пока я пытался отдышаться и придти в себя, Настю отстегнули от меня и её ртом занялась теперь уже Юля, грубо вталкивая Настину голову за волосы в свою промежность. При этом Настины дырочки оказались прямо напротив меня, и я заметил, настолько растраханной была ее попка — как оказалось, Александра с таким остервенением трахала именно эту её дырку — что не помешало Насте бурно и обильно кончить, и её киска сейчас была такой блестящей и мокрой от смазки...
— Перестань пялиться на эту мелкую шлюху и иди ко мне, милый — вывел меня из этого транса голос жены, и я поспешно обернулся к ней. Аля полулежала в кресле, довольная и явно не раз испытавшая оргазм, и призывно манила меня пальчиком. По её бёдру медленно стекала струйка семени одного из её сегодняшних любовников, великолепные холмы грудей тоже были перепачканы спермой... надо же, я и заметить не успел, как эти парни успели закончить с моей жёнушкой... хотя да, у нас с Настей хватало своих забот.
— Ты так красива — тихо произнёс я — и тут же впился в пахнущие другими мужчинами губы своей жены. Аля с готовностью ответила на этот поцелуй, предоставляя мне возможность насладиться не только запахом, но и вкусом побывавших в её жадном ротике членов... а затем шёпотом попросила поскорее войти в неё. Как может любой мужчина на свете отказать такой великолепной женщине?

Мой член соскользнул в её киску пугающе легко... чёрт, она была так растянута! Я не был уверен, что она меня вообше почувствовала... пусть с её губ и сорвался негромкий стон.
— Видишь, каким огромным был его член? — улыбаясь, дразнила меня жена. — А еще — сколько спермы он оставил во мне... тебе нравится трахать свою использованную шлюшку после других?
— Я обожаю трахать тебя всегда, везде и сколько угодно — простонал в ответ я, и начал быстро и ритмично двигаться в невероятно влажной и скользкой как от своих соков, так и от чужой спермы пиздёнке Али... это были такие странные ощущения... немного унизительные, но куда больше — невероятно сладостные и будоражащие своей неправильностью...

Аля тем временем одной ручкой размазывала по своей груди сперму второго из своих любовников, а второй пробралась к моей попке и нырнула двумя пальцами внутрь моей дырочки, ещё не успевшей закрыться после Юлиного страпона... на что я тут же отозвался, тихонько застонав жене на ушко, и задвигавшись в ней ещё быстрее...
— Какие мы с тобой сегодня две растянутые грязные потаскушки — улыбаясь, проворковала Аля. — Почаще бы так, правда?
— Что угодно, лишь бы с тобой — медленно двигаясь в Але (с её пальцами в попке особенно легко было кончить раньше времени, что меня никак не устроило бы), ответил я, и жена засияла счастливой улыбкой.

Периферийным зрением я видел, как, прямо-таки захлёбываясь в оргазме, быстро ёрзала на Настином лице Юля. Остальных участников этой оргии в комнате не было — по доносящимся из ванной мужскому смеху и игривым визгам Александры было примерно понятно, чем они там занимаются. Но, признаться, меня это волновало менее чем никак — я не спеша двигался в своей грешной, но такой любимой жене, руками лаская её липкие от чужой спермы груди и такой чувствительный клитор... и когда она кончила, впившись ногтями в мои плечи — на всём свете не было мужчины, счастливее меня. Сейчас она была только моей. И так будет и впредь... не считая наших маленьких ежемесячных компромиссов с собственной верностью.

Я был тоже на самой грани оргазма, когда Аля резко оттолкнула меня, оставив ни с чем.
— Сегодня ты всё же шлюшка. А шлюшки недостойны кончать туда, куда кончают настоящие мужчины — игриво произнесла моя жена... это было унизительно, но в какой-то степени даже справедливо.
— Но я могу позволить тебе кое-что другое... чего ты тоже давно хотел, и не ври, что нет — всё так же игриво добавила Аля, и кивнула головой в сторону мгновенно понявшей намёк Настеньки, устало лежащей на диване после всех перипетий этого вечера. Юля к этому времени тоже уже направилась в ванную, так что мы оставались лишь втроем... какая прекрасная семейная сцена.
— Как ты можешь быть столь беспощадной к своей младшей сестричке — деланно возмутилась Настя, однако ее слова заметно расходились с делом — ведь спустя несколько секунд она уже стояла передо мной на четвереньках, виляя своей прекрасной миниатюрной попкой.
— Отъеби мою шлюховатую сестрицу в эту упругую задницу — шлепая Настю по ягодицам, предложила мне Аля.
Когда она заканчивала фразу, предлагая мне «залить эту дырку по желудок», я был уже в Настиной маленькой дырочке... тоже совсем не такой тугой, какой она была от природы — но хотя бы не настолько растраханной, как киска Али после чёрных членов...
— Ааххх дааа бляяяядь — застонала Настя, когда я, не особо церемонясь с её податливой дыркой, сразу же оказался глубоко в ней.
— Давно хотел это сделать — вырвалось у меня, но ответный взгляд жены заставил меня пожалеть о такой неосторожности.
— Лучше тебе не знать, что с тобой за это сделаю я — угрожающе проинесла Аля, а затем, схватив свою сестру за волосы, вдавила её голову в свою киску, и Настя без лишних слов принялась вылизывать её, попутно очищая от спермы.
— Вот так, маленькая сучка... хоть какая-то тебя польза — шлепая Настю по заднице, приговаривала Аля. — Давай, милый, растяни эту дырку как следует... она давно напрашивалась.

О, это я делал с огромным удовольствием. Её растянутая задница почти не оказывала сопротивления моему члену, к тому же отлично смазанному после залитой чужой спермой киски жены. Я двигался в Настиной попке быстро и безжалостно, пока девочка стонала и кричала, попутно слизывая с бёдер и половых губ своей сестры сперму.
Эти ощущения были настолько сильными и необычными для всех нас, что мы втроем кончили очень быстро и почти одновременно. Очередной Настин вскрик оборвался на необычайно высокой ноте, и её всю затрясло от уже второго за вечер анального оргазма. Сокращения Нвстиного влагалища через тонкую стеночку между ним и анусом ощущались настолько отчетливо, что и я не в силах был сдерживаться больше ни секунды — и, чуть ли не рыча и до боли сжимая в руках её милые сисечки, залил ее дырочку обилием спермы, пока она лишь сладко постанывала от каждого толчка. И, наконец, вслед за нами кончила и Аля, интенсивно теребя свой клитор и не отрывая широко раскрытых глаз от того, как ее муж кончает в задницу её сестры... что ж, мне как никому были понятны её чувства сейчас.

— Аля, если за каждый мой грешок с твоим мужем вы будете наказывать меня именно так — то я готова соблазнять его хоть каждый день — устало улыбаясь, произнесла дико довольная собой и проведённым вечером Настя.
— Уж поверь, если ты посмеешь повторить это ещё хоть раз — твоя задница вообще больше не закроется — угрожающе ответила ей Аля — впрочем, её улыбка была настолько же широкой и довольной.
Ну а что я? Я мог лишь молчать и со счастливым предвкушением представлять, как много великолепных уикендов ждёт нашу похотливую парочку... а еще тонуть в любви к своей жене — как бы странно эти слова не звучали после того, как я трахнул её сестру, а ещё чуть раньше — так и вовсе стыдно вспомнить, что творил...

Что ж, компромисс — это не всегда поиск варианта, который приемлим, но одинаково невыгоден для всех. Иногда, в таких вот редких счастливых случаях — это и есть идеальный вариант.



139

Еще секс рассказы
секс по телефонусекс по телефону