покупка рекламы www.pornokokoko.com
ТОП ПОРНО САЙТОВ
seawap.ru - Топ рейтинг сайтов
Рейтинг порно сайтов
порно мобик скачать узбек порно
секс по телефону
Частные порно фото девушек
БЕСПЛАТНЫЙ САЙТ ЗНАКОМСТВ

Глава из прошлого. Моя новая семья. Часть 2

— Госпожа просыпайтесь, — веки испуганно распахнулись, когда кто-то потормошил меня за плечо. — Примите душ и переоденьтесь, через 15 минут я жду вас за дверью.

— Хорошо, — закивала я, при этом плохо понимая, что мне говорит горничная и, не имея сил прийти в себя после сна.

Женщина снова, словно призрак, исчезла, оставив меня одну в темной комнате, не успела я и подняться с кровати. За окном уже стемнело, значит, я проспала до ужина, о котором говорила Линда. Протерев глаза, мне все таки удалось подняться и пойти в ванную. После сна думать о чем либо было слишком тяжело, даже прохладные струи воды, падающие на голову не помогли. Я ощущаю себя словно во сне, до сих пор не верится, что этим утром я спала еще на кровати в своем приюте и обменивалась «добрым утром» с подругой, а сейчас стою в стеклянном душе у черта на куличиках, совсем не понимая, где нахожусь и куда попала. Закрутив кран, подняла глаза к зеркалу на пол стены, посмотрев на синее от холодной воды тело и губы, висящие сосульками слипшиеся волосы и, покрасневшие карие глаза, глядящие куда-то в пустоту. Такая гробовая тишина... Я хочу обратно в приют.

— Госпожа вы здесь? 15 минут прошло, нам уже пора спускаться, — стук в дверь и темный силуэт, проглядывающийся через стекло, заставил упасть мое сердце куда-то в бездну.

— Да, я иду, еще минуту, — дрожащим голосом что-то замямлила я, понятия не имея где полотенце и одежда.

— Я жду вас за дверью, поторапливайтесь, — силуэт исчез, унося с собой возникшую во мне откуда-то тревогу. Быстро обтеревшись несколькими маленькими полотенцами, которые я нашла в шкафчике под раковиной и, засунув их обратно, выбежала в темную комнату, начав искать свой чемодан.

Кажется, так быстро я никогда не собиралась, сон, нагонявший на меня тоску куда-то пропал, а на замену пришло осознание того, что сейчас я снова встречусь с тем человеком. Накинув на себя какое-то длинное, ниже колено, платье с рюшками из чемодана, и надев белые гольфы, мне впервые показалось, что я выгляжу слегка нелепо. Мне 17 лет, а я одеваюсь как маленькая девочка, но у меня и нету больше другой одежды, а няня всегда покупала такую, говоря что брюки и кофты не идут мне, а так я выгляжу очень мило. Ох, на самом деле мне совсем не нравится эта милость, девочки в приюте, да даже Клер выглядит на свой возраст, хоть сама ниже меня. Однажды когда мы все вместе ходили в сауну, когда были в поездке, я заметила что у всех девочек большие бедра и попы, да даже груди врятли поместились бы мне в ладони, а на лобке уже выросли волосы. А когда я посмотрела на себя, то поняла, что лишена всего этого, ни широких бедер, ни большой попы, место волос на лобке, легкий пушок, а грудь легко помещается в ладонь. Я просто отвратительна, даже сами мальчики говорили, что во мне нет сексуальности, тыча пальцам на обнаженную женщину в каком-то журнале, который они неизвестно откуда достали... Мне даже ни разу не довелось ни с кем поцеловаться, мальчик который мне нравился сказал что я слишком тихая и неинтересная, отказав мне, после этого я перестала общаться с парнями в приюте. Когда они начали взрослеть, то совсем стали озабоченными хамами, так говорила Клер.

— Вы готовы? — мои раздумья снова прервала горничная, заглянувшая в комнату и пристально оглядевшая меня с ног до головы.

— Да, — волнуясь, просипела я и, заметив это, прочистила горло, ответив уже более четко.

— Пойдете в этом? — нахмурилась Линда, уставившись на мою одежду. Так и знала, я все таки была права, что выгляжу нелепо. Приглаживая рукой прядь все еще мокрых волос, стыдясь ответила:

— У меня больше ничего нет.

Женщина ничего не сказав, просто разочарованно вздохнула, подозвав меня к себе. Удивившись, я засомневалась, что она именно это имеет ввиду, протягивая ко мне руки, но все же медленно подошла, заглядывая ей в глаза, чтобы удостовериться в правильности своих мыслей. Линда достала из кармашка шелковую белую ленточку, когда я подошла к ней впритык и, заложив мне руки за голову, осторожно убрала короткие, влажные волосы за спину, завязав их в хвостик из которого вылезло несколько прядей, бывших когда-то моей челкой.

— После мытья нужно сушить волосы, неприлично сидеть за столом с мокрой головой, — мне показалось, что женщина сказала эти слова мягко, будто поучая свою родную дочь, от чего на душе впервые за весь день стало тепло.

— Мг, — кивнула я, робко поднимая глаза и встречаясь взглядом с Линдой, смотрящей на меня с печалью.

Опустив руки, она развернулась, кивнув головой на выход, чтобы я шла за ней. Спустившись на первый этаж обратно к главному коридору, на этот раз, мы отправились в другое крыло здания. Интересно, зачем мистеру Венсону такой огромный дворец? Тут почти нет людей, пока мы шли к столовой, я заметила лишь несколько горничных и дворецкого. Неужели тут живет только прислуга и сам хозяин дома. И все же это не дет ответ на мой вопрос...

— Проходите, — открыв длинную в потолок дверь, пропустила меня внутрь Линда.

Всю меня неожиданно затрясло от волнения, за дверью тот мужчина и мы будем ужинать как... семья? Сжав ткань платья обеими руками, я тихонько зашла внутрь, тут же найдя взглядом хозяина дома. Он даже не поднял взгляд от еды, продолжил что-то усердно резать ножом на тарелке. Я потопталась на месте у входа, не зная даже куда мне сесть, и едва увидев во мраке слабоосвещенной комнаты стоящую на другом конце стола тарелку, направилась туда. Что мне сказать? Может пожелать ему приятно аппетита? Ох, но он даже не смотрим в мою сторону, но если я ничего не скажу, будет очень невежливо.

— Приятного аппетита, — собрав всю волю в кулак, тихонько пискнула я.

Мое сердце на секунду остановилось, когда мистер Венсон наконец оторвал взгляд от тарелки и взглянул на меня из под лба, задержав его на лице, но не смотря в глаза и тихо ответил «спасибо и тебе». Беззвучно выдохнув, я немного успокоилась и, закрыв глаза, сложила руки на груди, начав читать про себя молитву, как мы это делали в приюте. Едва я закончила читать и собиралась перекреститься, но вопрос прозвучавший от мистера Венсона ввел меня в ступор:

— Что ты делаешь?

— Эм, простите? — непонимающе подняла я на его взгляд, убрав руки под стол. — Я благодарю всевышнего, меня в приюте так учили делать каждый раз перед едой.

— В моем доме не верят в Бога, — в голосе мужчины я отчетливо ощутила ненависть и грубость. — Больше не делай так.

— Простите, я... меня просто так учили... я больше не буду, — в горле пересохло, а плечи снова вогнулись под таким строгим взглядом мистера Венса.

В комнате снова повисла немая тишина, смотря на кусочки картошки в тарелке, я все еще не могла прийти в себя после слов мужчины. Аппетит куда-то пропал и глаза просто устремились на еду, не зная куда еще смотреть, да еще это странное ощущение от пристального взгляда мистера Венса. Он точно сейчас смотрит на меня, скорее всего, выгонит из-за стола, если я ничего не буду есть.

— Ладно, делай что хочешь, впрочем, тебя подобное не касается, — и снова я не могла поверить своим ушам, только что мистер Венсон запретил мне молиться, смотря как на предателя, и тут же разрешил. Что с этим домом и его хозяином не так?

— Хорошо, — кивнула я, наконец-то решив поесть, но вилка так и не дошла к моему рту, так как в столовую влетела незнакомка.

— Прости, я немного опозда-ла, — у меня дух перехватило от красоты вбежавшей девушки, высокой и стройной как модель с журналов, но выражение ее лицо немного пугало, она словно приведение увидела. — Только не говори, что она и есть с нами будет.

— Прекрати Глория, если она стала членом семьи, значит, и есть будет с нами, — слова мистера Венсона звучали так будто он заступился за меня, но его безразличное выражение лица говорило совершенно об обратном.

Незнакомка же прожигала меня взглядом, и я ни как не могла понять, почему она смотрит на меня с такой неподдельной ненавистью. Я тут же почувствовала себя крайне неуютно, захотелось просто раствориться в воздухе чтобы меня не видел ни этот мужчина ни эта девушка так яростно проедающая взглядом всю мою суть.

— Вот как, членом семьи, — усмехнулась ядовито незнакомка, скрестив на груди руки и переместив взгляд на меня язвительно поздравила: — Ну что ж, добро пожаловать в семью Венсона. Ты же теперь, как там тебя звали, Элиза, да? Элиза Венсон значит. Очень приятно, а я Глория Филипс, и пока я буду здесь, сладкой жизни не жди, просто знай на всякий случай, тебе не занять ее место. Увы, даже мне это не под силу. Но тебе не занять и мое место!

— Глория! Ты перешла все границы, еще одно слово и я... — встал из-за стола мистер Венсон, сделав пару шагов к разгневанной девушке, схватил ее за руку.

— Выгонишь меня? Что ж, с таким успехом, я сама уйду отсюда в ближайшее время. Только не я потеряю тебя, а ты меня! Без меня ты загниёшь в этом пустом доме! — рванув в сторону руку, этим освободив ее, девушка, зовущая себя Глория Филипс, вылетела из столовой, громко хлопнув дверью.

Скорее всего, я не должна была становиться свидетелем подобного, но, увы, это случилось и все что я делала, это наблюдала за всем с широко открытыми глазами. Сглотнув слюну, я переместила взгляд на притихшего мистера Венсона, все еще стоящего на том же месте с поднятой в воздухе рукой. Он сжал ладонь в кулак, медленно опустив руку вниз, просто вышел из помещения. Я осталась одна, в темной комнате с тусклым светом люстры, остывшей едой и пустотой внутри. Слова, сказанные мне той девушкой, не предвещали ничего хорошего и вызывали кучу вопросов. Я чувствовала себя виновницей произошедшего и наверное, так и есть, это все из-за меня.

Через несколько минут за мной зашла другая горничная, низковатая и полная, ничего не сказав, она просто отвела меня в комнату. За всю ночь я так и не сомкнула глаз, думая о том, что в мире произошла какая-то ошибка. Я не нужна в этом доме, все это понимают, но при этом я все еще здесь. Мысли о приюте, наставнице и Клер довели меня до слез, еще никогда я так не жалела о том, что когда-то хотела чтобы меня удочерили. Этот дом будто высасывает энергию, здесь холодно, неуютно, и все такие серьезные и злые, неужели это и есть внешний мир и живущие в нем люди?

На следующий день я завтракала, обедала и ужинала в своей комнате. Ко мне пришел учитель, молчаливый мужчина в возрасте, он понятно объяснял все предметы и редко говорил на отстраненные темы, а к вечеру просто уходил, кротко кивая головой на прощание. На ночь пришла Линда, сказав, что хозяин уехал по работе в командировку на несколько недель. Ни телефона, ни ни телевизора не было в комнате, а из ее пределы меня вовсе не выпускали. Так прошло четыре недели, без связи с внешним миром, те обещания Клер с каждым днем становились для меня чем-то невозможным и понимание того, что мы никогда больше не встретимся, пришло ко мне скоро. Завтрак, уроки, обед, снова уроки, ужин и сон — так проходили мои дни в стенах замка. Я могла лишь наблюдать за происходящим в окне: как дворецкий выгуливает собак, как горничные ухаживают за клумбой белых роз в форме ромба, как приезжает иногда во двор машина, из которой выходит та самая Глория, и побыв несколько часов, снова уезжает. Однажды я спросила у Линды, почему не могу выйти за пределы комнаты, та ответила, что не может позволить этого мне без разрешения хозяина, а он ничего на счет меня ей не сказал. Линда была единственной горничной в доме, кто говорил со мной на более отстраненные темы. Судя по количеству морщин на ее лице, и мудрому взгляду, ей было не меньше 40 лет, так как лицо всегда выглядело свежо и ухоженно. Но, не желая гадать, я вскоре сама спросила, какой у ее возраст, и она сказала, удивив меня, что ей уже 55 лет.

Мне не нравилась подобная жизнь, все было ровно по расписанию, и я всегда была одна, даже если кто-то и был в комнате, их молчаливое присутствие тяжело было назвать компанией. Почти каждую ночь я вспоминала о жизни в приюте и плакала навзрыд, так и засыпая, измучанная от рыданий и слез. Я понимала что веду себя как ребенок и должна собраться, просто приняв свою судьбу, ведь многие живут хуже чем я, поэтому мне просто стоит терпеть и ждать того, когда мне исполнится 18 и я наконец уеду отсюда.

Уже был конец августа, как я и говорила, прошло 4 недели после отъезда мистера Венсона и той ссоры в кухне между ним и незнакомкой. Я сидела и решала уравнения, написанные для меня учителем, пока тот отлучился на несколько минут. Из открытого окна послышался шум открывающихся ворот, кто-то въехал во двор, что привлекло мое внимание. Подумав, что это Глория, я решила не подходить к окну, чтобы посмотреть, ибо несколько дней назад, мы случайно встретились взглядами и я слышала как она кричала на прислугу, а после этого мне несколько дней не разрешали приближаться к окну. В этот раз же, ухо уловило как кто-то громко сказал «С возращением господин». Вскочив со стула, я подбежала к окну, опершись на подоконник локтями, выглянула наружу, и была права, это и вправду мистер Венсон. Его все так же на лестнице встречала Линда дежурной улыбкой, а другая горничная забирала багаж. В душе все немного оживилось, я все это время надеялась, что после возвращения мистера Весона, попрошу, чтобы меня могли выпускать хотя бы на улицу, если он так не хочет чтобы я гуляла по дому.

Занятия закончились, и я просто сидела на кровати, листая уже несколько раз прочитанную книгу, которую мне подарил учитель, о мальчике путешественнике открывающего новые миры и девочке, которая была его спутницей постоянно создающей проблемы, так и продвигающая весь сюжет. Как жаль, что книга закончилась тем, что в итоге открыв один из миров, мальчик не захотел покидать его, а девочка не желающая оставаться там, просто продолжила приключения в одиночку. Учитель обещал принести мне вторую часть этой книги, но уже несколько дней подряд постоянно забывает это сделать. В дверь неожиданно постучали, откинув книгу в сторону, я просто поджала под себя ноги, опустив вниз ткань платья, и выжидающе глянула на вход, думая, что зайдет Линда, но ни как мистер Венсон. Мужчина ни капельки не поменялся за столько недель, я внимательно перевела взгляд на его лицо, на этот раз, при свете имея возможность оглядеть его лучше. Только сейчас мне показалось, что он достаточно молод, не дашь больше 25-ти: просто уложенные густые светло-русые волосы, светлая кожа и плавные черты лица, нахмуренные темные брови, образующие небольшую складочку на лбу. Я только сейчас увидела, какой у мистера Венсона цвет глаз, серо-голубой, поэтому и кажущийся ледяным при серьезном взгляде.

— Здравствуйте мистер Венсон, — первая заговорила я, отведя взгляд к окну, чувствуя глубоко в себе обиду на этого человека, забравшего у меня все.

— Привет Элиза, — мягко сказал мужчина, обратившись ко мне по имени, чего я не ожидала, от того как он странно по доброму произнес «Элиза» у меня покраснели кончики ушей. — Прости за столь долгое отсутствие, мне уже рассказали о том, что тебя не выпускали из комнаты все это время. Я заметил, что Линда неплохо относится к тебе, она называла тебя по имени при мне, обычно она такого себе не позволяет. И так же, тебя расхваливал мистер Дерн, твой учитель, он сказал, что ты весьма способная девочка и сможешь поступить в хороший университет, если постараешься.

Внутри я была ошеломлена от того, как спокойно и по нормальному, говорил со мной мистер Венсон, впервые сказав столько слов за один раз. Я даже впала в ступор на несколько секунд. думая что мне это снится и тот мужчина которого я видела пару недель назад — это вовсе не мистер Венсон, что сейчас передо мной. Мне тяжело верилось, что он будет таким всегда, ведь тот тяжелый взгляд за ужином, я врят

ли забуду, и те кроткие ответы.

— Зачем? — прижав колени ближе к себе, вырвался вопрос, зревший всю это время внутри меня, но чтобы договорить его до конца я так и не осилила себя.

— Зачем? — повторил за мной мистер Венсон.

— Зачем я вам? — смахнув рукой упавшую на щеку слезу, посмотрела я прямо в глаза мужчины, от чего тот замер просто смотря на меня.

— Я... я не знаю, просто, мне правда сложно дать тебе ответ на этот вопрос прямо сейчас, — лицо мистера Венса стало прежним, он заметно похолодел после услышанного вопроса.

— Ясно, — так и не получив хоть какого-то объяснения, отмахнулась я, вернув взгляд к окну и серо-голубому небу напоминающему мне глаза мужчины.

Ветер, залетевший в комнату, приятно обдул лицо, подняв в воздух волосы, развивая их в стороны и небрежно поднимая ткань платья вверх.

— Приключения Лиры и Рея? — подойдя ближе к кровати, и видимо заметив книгу, спросил мистер Венсон. — Когда я был подростком, мне тоже нравилась эта книга.

— А сейчас не нравится? — поинтересовалась я, не особо думая о том, что возможно мистер Венсон сейчас дал мне знать хоть что-то о себе.

— Нет, мне больше не привлекательны герои этого рассказа, — взяв книгу и покрутив ее в руках, просто пролистывая страницы, ответил мужчина. — Лира была глупа и думая только о себе, и жажде приключений, бросила Рея одного в мире иллюзий, совсем не понимая что оставляет его на погибель. А когда поняла что он нужен ей, и все те приключения вовсе ни что без его, было поздно, ведь парень стал частью того мира и был обречен остаться в нем навсегда.

— Что? — не поняла я, что сказал мистер Венсон, ведь такого не было в книге.

— Ох, прости, кажется, ты не читала вторую часть, — уголки губ мужчины весело поднялись вверх, заставляя меня забыть о книге и удивиться тому, как прекрасно его лицо, когда он улыбается по-настоящему.

— Да, учитель обещал мне ее принести, но видимо это не произойдёт.

— Что ж, ты можешь не ждать, здесь на втором этаже, только в другом крыле есть библиотека, там ты сможешь ее найти, и почитать что-то еще, я думаю, тебе наскучила эта детская книжка, — снова улыбнулся мистер Венсон, от чего в груди приятно завибрировало, и я уже не могла оторвать взгляд от его лица, странное чувство появилось внутри меня.

Мужчина, заметив мой пристальный взгляд, нервно вернул книгу обратно на кровать и, положив одну руку в карман брюк, снова сделал тоже самое лицо что и всегда.

— Если честно я пришел не только за тем чтобы похвалить тебя, — «похвалить меня?» — подобная мысль мне и не пришла в голову, когда я слушала его поглощенная обидой. — Ты можешь выходить из комнаты, весь второй и первый этаж в твоем распоряжении, прошу лишь не ходить на третий и четвертый, там живет прислуга и тебе действительно нечего делать. Так же если захочешь на улицу, то тоже можешь выйти, но не ходи за дом, там собаки, хоть они и в вольерах, но осторожность не помешает.

— Правда? Спасибо! — хоть что-то хорошее за столько проведенных в этих четырех стенах дней.

— Ладно, это все что я хотел сказать, и... забудь о том, что произошло в тот день перед моим отъездом, Глория не тронет тебя и вообще, меньше попадайся ей на глаза, она просто не хочет принимать кого-то нового... На самом деле, она не плохая, — уже собираясь уходить, остановившись у дверей, добавил предостерегающе мистер Венсон и тут же вышел.

Оставшись наедине, я долго обдумывала последние слова мистера Весона, кто эта девушка для него? Само собой мне вспомнился тот ужин, закончившийся их ссорой и слова Глории, что я никогда не смогу заменить ее, так же как и она не смогла сделать этого. Кого она имела в виду? bеstwеаpоn Почему вообще все так запутанно и непонятно?

После того как мистер Венсон разрешил мне покидать комнату, дышать стало легче и я перестала убиваться, как тогда, когда меня закрывали в этой комнате на весь оставшийся день. Линда мне показала второй этаж, половину комнат, конечно же, были заперто, но она сказала что там ничего интересного, зато большую часть этажа занимала библиотека и музыкальный зал, играть я не умела, поэтому основным помещением, где я находилась большую часть свободного времени стала именно библиотека с бесчисленным количеством книг. Жизнь стала веселее и разнообразнее, так как времени на плохие мысли не было, я просто каждый день поглощала одну книгу за другой, иногда даже проводя ночь над очередной потрясающей историей.

С моего разговора с мистером Венсеном прошло две недели, я лишь иногда провожала его взглядом ранним утром, как он уезжал на работу, и встречала вечером, когда он возвращался обратно. Поскольку на улице еще было тепло, хоть уже и было начало осени, я любила сидеть на лавочке возле клумбы с еще нераспустившимися розами и читать очередную фентези историю.

Тогда когда я поняла, что со мной точно что-то происходит, был солнечный вторник. Я как и всегда после занятий и после того как Глория покинула дом, спустилась вниз и выйдя на улицу, уселась на лавочке с книгой под сладкое щебетание птиц. Горничная Линда поливала розы и что-то говорила новому садовнику на счет ухода за ними, стоящему рядом с ней словно провинившийся ребенок. Я не особо вслушивалась в их разговор, пытаясь сосредоточиться на тексте, но два слова сказанные женщиной заставили меня обратить внимание на разговор.

— Эти розы скоро должны зацвести, я же вчера говорила тебе, чтобы ты полил их, это было обязательно, сорт подобных роз очень редок, они цветут один раз на год и только в сентябре они очень любят влагу. Разве тебе ни кто из нынешних прислуг не сказал, что эти розы любила бывшая хозяйка дома и сама посадила их здесь? Господин так же бережно относится к ним, это ведь единственное что осталось после ее, поэтому ты должен хранить эти цветы как зеница ока. Тебе ясно? — наставничала Линда, бережно направляя дождик на готовые распуститься вот-вот бутоны роз.

Бывшая хозяйка? Возможно ли, что та о ком говорит Линда бывшая любовь мистера Венсона? Раз они говорят о ней в прошедшем времени, значит это точно не Глория, а какая-то девушка, с которой он расстался. Я не знаю точно, сколько мистеру Венсону лет, но возможно, что он уже был женат, а это все что осталось после его бывшей любви. Линда сказала, что розы дороги ему до сих пор, значит... он любит ее тоже до сих пор. От подобной мысли во рту пересохло и стало как-то неприятно на душе, что я заметила не сразу, а когда заметила, то ужаснулась, совсем не понимая причину такого состояния, в котором я еще никогда не находилась.

Настроение читать пропало, я, отложив книгу в сторону, устремила взгляд на цветы — белые розы с красными носиками, они находятся в виде нераскрытого бутона очень давно. Рука сама потянулась к нежным лепесткам, поджатым друг к другу. Я бережно провела по поверхности соцветия кончиками пальцев, медленно опускаясь вниз к колючему стволу.

— Ай, — вскрикнула я, совсем не ожидав, что под самим бутоном будет, такое количество острых малюсеньких иголочек.

— Осторожнее Элиза, под бутонами таких роз как эти очень много маленьких незаметных иголочек, поэтому, когда срезаешь их, нужно надевать перчатки и держаться за самый низ ствола, где почти колючек нет, — видимо услышав мой тихий вскрик, прокомментировала горничная Линда, не отрывая глаз от роз и продолжая внимательно поливать каждый саженец.

— Я уже это поняла, — горько улыбнулась я, заметив, как из пальца выступила капля крови.

Сбоку послышался смешок, Линда как-то по странному посмотрела в мою сторону, ее взгляд устремился на меня, но в тоже время она будто смотрела на кого-то другого. Мне стало не по себе от подобного, облизав кровь с пальца, я взяла в руки книгу и уже собралась уходить, как ворота отворились, и во двор въехала черная машина. Она проехала вперед, обминув фонтан по середине двора и как всегда остановилась ровно возле лестницы ко входу. Мистер Венсон вышел из машины, но он не отправился сразу в дом, а заметив нас, зашагал к клумбе. На нем сегодня не было привычного пиджака и галстука, лишь черные брюки и белая рубашка с одной расстёгнутой пуговицей, открывающей обзор на шею и ключицы. По мере приближения, я чувствовала как учащается мое сердцебиение и все внутри дрожит вызывая внешнее волнение.

— С возвращением господин, — улыбнулась Линда, подошедшему к нам мужчине.

— Добрый день Линда и Элиза, — ответил он горничной и после переместил взгляд на меня, уголки его губ поднялись, от чего я вся оробела, не зная, куда деть, почему то резко начавшую мне мешать в руках книгу. — Они скоро должны распуститься.

— Вы правы, через полторы недели должны начать радовать наш глаз, — выключила дождик воды льющийся из шланга, женщина, устремив взгляд на цветы вместе с мистером Венсоном.

— Как жаль, что я через пару дней уезжаю на две недели, боюсь, что пропущу их цветение, — мужчина разочарованно оглядел клумбу, погладив один бутон рукой.

— Вы уезжаете? — решив, что мне послышалось, неожиданно сама для себя слишком громко переспросила я.

— Да Элиза, уезжаю, и сам не могу поверить, что мне снова придется покинуть страну, — ответил он, не отрывая печальный взгляд от роз.

— Очень жаль, — горько произнесла я, лишь после, поняв, что сказала это вслух и когда подняла взгляд на мистера Венса, заметила в нем смятение и тут же, запинаясь, исправила себя: — То есть, очень жаль, что вы возможно не сможете увидеть цветение роз...

— Ты права, — улыбнулся он мне, слегка сощурив глаза и засунув обе руки в карманы брюк, побрел к особняку.

Через три дня, в ночь перед отъездом мистера Венсона, я никак не могла уснуть, на улице резко похолодало, а за окном выл ветер и ляпал по стеклу дождь. Сегодня целый день в доме была Глория, поэтому выйти из комнаты мне не удалось из-за нежелания встречаться с ней и этим же создавать другим проблемы. Сев на кровать и поджав по привычке к себе колени, я устремила взгляд в кромешную темноту, прислушиваясь к звукам за окном. Мои волосы, раньше совсем коротко подстриженные чуть ниже ушей заметно отросли, начав касаться при движении плеч. Поэтому сейчас они легко закрывают лицо, мешая обзору, когда я нагибаю голову. Мысли в голове последние несколько дней превратились в полнейшую несуразицу, если точнее, то я просто ни о чем не думаю целый день. Особенно на меня повлияло вчерашнее утро, когда я в очередной раз подошла к окну, провожая взглядом мистера Венсона на работу и он, будто зная, что я буду стоять у окна, резко оглянулся, улыбнувшись, кивнул мне и сразу же скрылся в салоне автомобиля. Вспоминая этот момент сейчас, щеки снова, как и тогда начинают краснеть и безумно пылать.

— Мистер Венсон, — прошептала я его имя как заклятие, не понимая, почему меня привлекает эта холодность, граничащая с добротой, и манящая скрытность мужчины. Он достаточно молод, но заточил себя в этом замке за неизвестно сколько миль от города. Какая же печаль живёт внутри мистера Венсона, так жадно поедая его душу? Как бы мне хотелось узнать...

Жуткий треск и звук лопнувшего стекла раздался на всю комнату так неожиданно, что не понимая что случилось, завизжав я вскочила с кровати и грохнулась на пол больно ударившись коленями. В темноте слух обострился и я услышала как что-то пробирается в комнату, сердце в груди остановилось от страха и словно сама не своя, вылетела из комнаты в коридор.

— Господи что это? — оказавшись в пустом и чёрном коридоре, мозг начал надумывать всех возможных чудовищ из прочитанных мною книг не желая думать рационально.

Опираясь руками о стену, босиком, в одной ночнушке, я поплелась вдоль коридора по направлению, где по предположениям, должна находиться лестница. Дрожащие руки шкрябали ладонями по обоям, пытаясь найти хоть где-то выключатель, но как назло он как под землю провалился. В конце концов чудом добравшись живой до лестницы я понемногу успокоилась, став ощущать присутствие чудовища меньше. Заметив свет на одном из лестничных пролётов выше, я направилась на третий этаж. Мистер Венсон говорил, что выше живёт прислуга, значит, мне удастся разбудить кого-нибудь и рассказать о случившемся. Держась за деревянные перила, я тихонько поднялась наверх и оказалась в длинном коридоре, где в самом конце из приоткрытой двери лился свет. Всё внутри тут же оживилось, и я бодро зашагала по направлению к ней.

Странные приглашённые звуки, становившиеся громче по мере приближения, насторожили меня, заставив замедлить шаг, сделав его тише. Чьи-то протяжные стоны, похожие на вздохи больного радовались из помещения. Тяжело проглотив скопившуюся от волнения во рту слюну, я заглянула в щель размером с ширину ладони взрослого человека.

— Ах, — вздох удивления сам вырвался из груди, от чего я быстро закрыла рот руками.

Под ложечкой невыносимо засосало, и все тело покрылось рябью от увиденного. Обнажённая Глория распласталась на кровати звездой, вцепившись руками в шелковое покрывало, широко разведя ноги в стороны. Её лицо скривилось в сладкой истоме, а тело подмахивало в такт расположившемуся между ее ног мистеру Венсону. Мужчина, прикрыв глаза, резкими движениями проникал в девушку, тяжело дыша и закусывая нижнюю губу. Такое выражение лица у мистера Венсона я видела впервые, в нем не было грубости или безразличия. Это было лицо, изнемогающее от сладкой любви, о которой я читала в одном из романов, нашедшимся мной среди бесчисленных рядов научных книг и фантастики. В районе груди неприятно заболело, глядя на то, как чувственно любит мистер Венсон Глорию. Его прекрасное лицо, такое красивое тело с перекатывающимися, под тусклым светом лампы в комнате, мышцами, и идеальной светлой кожей — все это принадлежит Глории.

Моё дыхание участились, вдыхать воздух стало невозможно, так же как и отвести взгляд от происходящего в комнате. Ладони, сжимающие рот вспотели и медленно опустились вниз безжизненно повиснув. Нужно прекратить, прекратить смотреть на это! Я попыталась зажмурить глаза, или хотя бы сделать шаг в сторону, но тело словно окаменело.

— Кончи в меня Джей, кончи! — жалостливо застонала Глория и сомкнула руки у мистера Венсона на спине, прижав его ближе к себе, впившись в губы мужчины.

Хватит! Больше не могу! — завопила я у себя в голове, стиснув руками голову, и быстрым шагом сорвалась обратно к лестнице. Все перед глазами плыло, а в ушах до сих пор был слышен стон девушки и то, как она называла его по имени. Мне была ненавистна сама мысль о том, что я узнала имя мистера Венсона таким образом, из губ этой истеричной девушки, злость на которую никак не проходила. Чем эта Глория привлекательна мистеру Венсону? Внешностью, да, она красива, слишком красива, моё не по возрасту детское тело врятли бы привлекло его. Почему мне так горько, почему же? Добежав до своей комнаты, я не осмелилась зайти и просто сев как собачонка под дверью, заплакала, так и уснула в лихорадке чувств от увиденного.

— Элиза, Элиза, — нежное прикосновение чьей-то ладони к щеке разбудило меня.

Приоткрыв глаза, передо мной явился образ мистера Венсона.

— Мистер Венсон? — что-то невнятное промямлила я, но кажись, это было обращение к мужчине передо мной.

— Почему ты спишь здесь, на полу? — слишком тревожный голос, это точно не он, скорее всего я до сих пор сплю. — Почему у тебя глаза опухшие, что случилось? Ответь Элиза сейчас же.

— Кто-то в комнате, — ответила я, не особо желая говорить с помутнением. В голове кололо, из-за острой боли не было сил думать, глаза сами по себе закрылись и я провалилась во тьму.

Мне снился сон, как я парила в воздухе, чувствовала чьи-то тёплые прикосновения, крепкие руки прижимали меня к себе и, было так уютно и тепло, что совсем не хотелось просыпаться...



9

Еще секс рассказы