покупка рекламы pizdosya.tv
pornomatka.me
Scat Nude - Extremal Porn ⭐
TrahKino.me
Скачать порно
Порно и Секс Видео в Свободном Онлайн Доступе
Бесплатные порно Фильмы на Pornovsem.net

" Добрая" соседка - часть 36

— Ну как все прошло сынок? Положили подарки призраку на колокольню...?

— спросила у меня Марина, когда мы с партизанкой вернулись домой. Моя мать, Света, баба Зина и Витёк с Михалычем. Занимались уборкой в доме, вынося из него осколки разбитой призраками посуды и стекла. А Михалыч у которого руки были " золотые", за это время что мы были на колокольне. Сумел застеклить по новой два окна в зале, благо материала в брошенных домах на улице, было полно.

— Да все нормально мам, можно ехать в Тарасовку, на поиски ящика с золотом. Полицай на колокольне дал нам " зелёный свет "....

— ответил я Марине, и рассказал ей как было дело.

— Ну вы молодцы, особенно Марьяна. Умница дочка, и я так рада что ты у нас появилась...

— Марина обняла партизанку и поцеловала её в губы. А я глядя на свою мать которая страстно целовала Марьяну, мысленно сказал ей, что ты змею пригрела на своей груди Марина. И сегодня вечером моей матери реально будет хана. Сомнений что молодая воспитанница Берии, её победит в рукопашной схватке, у меня не было. Да и что могла противопоставить моя мама, против приёмов карате, которыми была обученна Марьяна в московской разведшколе? Марина могла драться на уровне дворовой шпаны, но противостоять физически сильной и обученной партизанке, она не сможет. Хотя может это даже и к лучшему, мне надоели постоянные заскоки которые бывают у Марины. Посмотрим как Марьяна будет нами командовать, а выбрать новую атаманшу мы всегда успеем. Подумал я, глядя как молодая девушка, сосется в засос с моей мамой.

— А вот кажется и Оксана с Иваном к деревне подъезжают. Сейчас мы перекусим и поедем в Тарасовку на поиски клада зарытого Марьяной в войну. Всем ехать нет особой нужды. Витя, Толик, останетесь в деревне. А ты сынок, сходи принеси миноискатель с терраски и положи его в багажник Светиной машины....

— приказала мне Марина, всматриваясь в начало улицы, где возле церкви был слышен гул подъезжающей машины и грохот пустого автомобильного прицепа. Это была " нива " тёти Оксаны, а громыхающий по дороге прицеп, говорил о том что хохлушка, успешно продала всю рыбу и её прицеп был пуст.

— Что у вас тут произошло Марина? Вы что оборонялись от кого-то...?

— удивлённо спросила Оксана, остановив свою " ниву" во дворе дома, и выйдя из машины, увидела простреленные сараи, туалет, баню и дом с выбитыми стеклами. Вслед за хохлушкой из машины вылез Иван, полицай из прошлого. Он был слегка поддат, впрочем как и жена Михалыча, и судя по их довольным но помятым лицам. Они хорошенько перепехнулись по дороге, под выпивку и закуску.

— Да вот мы сами не хуже тебя когда из Брянска приехали, офигели увидев всё это. Хорошо что Толик с Витей живы остались и не пострадали....

— ответила своей подруге и любовнице в одном лице, Марина. И рассказала жене Михалыча, что произошло в Плетнёвке в наше отсутствие.

— Иван, Нефедов Иван, это ты...???

— воскликнула баба Зина, выходя из дома и вынося из него ведро с мусором и осколками. Прямо остолбенела увидев возле машины, молодого деда Михалыча. К слову сказать и Иван тоже уставился на мою седую тёщу, не сводя с неё глаз.

— Зинка, Зина Афанасьева, ты хоть и постарела, но я тебя узнал...

— Иван подошёл к Светкиной матери и обнял пожилую женщину.

— Это мой спаситель. Он меня от пьяных полицаев отбил, когда они меня хотели изнасиловать в Локте. Мне тогда двенадцать лет было, и я связной у партизан числилась. Пошла в город на разведку. А меня по дороге пьяные полицаи нагнали на лошади. И сходу потащили в кусты, Иван на другой подводе ехал. И отбил меня от своих пьяных друзей....

— сказала баба Зина, обнимая и целуя молодого парня. Который в далёком сорок втором году, спас её двенадцатилетнию, от группы пьяных полицаев.

— Ваня и наш с Костей спаситель. Нас с сыном немец спецназовец чуть не застрелил из автомата, хорошо Иван вовремя рядом оказался. И он с нами вместе с Ханной пришёл из прошлого. Да и завтра навсегда туда вернётся. Иначе наш Михалыч не родиться....

— сказала Марина, и объяснила бабе Зине, что Иван и Толик родственники, дед и внук. И что один из Нефедовых, должен вернуться в прошлое в сорок второй год. Чтобы жениться на Прасковье Никитиной, дочери кузнеца. Тогда род Нефедовых не прерывается, и родится будущий отец нашего Михалыча...

— А у меня идея появилась. Давайте отправим в прошлое моего придурка Толика. А Ваня пусть со мной остаётся. Они же похожи друг на друга. Вспомните когда Михалыч помолодел после выхода из блиндажа, в сорок второй год...

— предложила коварная хохлушка тётя Оксана. Задумав хитроумный план по обмену старого мужа алкаша, на молодого двадцатилетнего парня, его родного деда.

И действительно, попав в прошлое, моя мать, тетя Оксана, Света и Михалыч, в раз помолодели и стали такими, какими были в юности. Из пузатого пожилого мужика с пропитым лицом. Михалыч превратился в высокого, красивого и сильного молодого парня, внешне очень похожего на Ивана.

— Нет не выйдет, его Тонька, моя любовница из Локтя, сразу раскусит и лично расстреляет из своего пулемёта. Да и Прасковья моя жена тоже. Я ведь её ещё не ебал и не зачинал ребёнка. А тут выйдет так, что Толик засадит своей родной бабке и она родит от своего внука дитя. Это кровосмешение получится, и род Нефедовых, вырастит уродов в следующем поколении...

— ответил жене своего внука Иван. И действительно, получалась абракадабра какая-то. Ведь в жилах дяди Толи, уже текла кровь его бабки Прасковьи. И он по задумке его бляди жены Оксаны. Должен жениться на своей бабке, и она родит от него ребёнка, будущего отца самого Михалыча. Нет этого нельзя было допустить, хотя по идее Михалыч мог прожить жизнь сначала. Ведь сейчас ему было пятьдесят два года, и он сможет протянуть не больше двадцати, двадцати пяти лет. А попав в прошлое, он станет вновь молодым двадцатилетним парнем, и проживёт целую жизнь, пусть в другом времени.

— Нет я от Марины никуда не уйду. А ты дура баба, своим языком мелешь...

— сказал Михалыч своей хитрожопой жене, задумавшей променять его на молодого парня.

— Ну и расмешила подруга. Это же надо до такого додуматься..?

— засмеялась Марина и предложила перекусить на поляне возле дома. Поскольку в доме все столы и стулья разломали воскрешие мертвецы с болота.

— Михалыч, у тебя в доме кастрюля большая найдется, окрошки налить? Да и ложки с чашками, и стаканы неси. А то у нас всю посуду перебили друзья нашего Ивана...

— попросила Михалыча моя мать, и он пошёл в дом который стоял недалеко от дома его родителей за посудой. Витёк и Света вызвались ему помогать. Да и один он не смог бы принести посуды на десять человек. Раньше в этом доме Михалыч гнал самогон на продажу, и жил отдельно от нас. Это было до похода на остров. И до того как у него стал подниматься хуй от " панцершоколадок". А до этого он был импотентом и его блядь жена тётя Оксана. Справедливо отселила своего пожилого мужа в другой дом, чтобы он не мешал ей ебаться с молодыми парнями. Но теперь в доме где Михалыч гнал самогон, лежали ящики с минами и жить в нем было опасно. А вот посуды, кастрюль, и ложек с чашками, оставшихся от прежних хозяев, там было навалом.

— А почему бы тебе Оксана не пойти с Иваном в прошлое и не остаться там. Ведь детей у тебя нет и с твоим исчезновением из нашего времени, ничего не произойдёт. Я к примеру не могу уйти с Иваном в его сорок второй год. Тогда Костя и Витя, не должны родится в нашем времени. И если я исчезну в прошлом, то и они по идее умрут. А вот у тебя никого нет и ты можешь прожить новую жизнь, начиная с двадцати лет в прошлом....

— предложила моя мать своей подруге, а полицай Иван её поддержал.

— А что Ксюха, айда со мной. Я тебя к себе в РОНА оформлю, да и Тоньке на пулемёт нужна помощница. Заодно подучишь её минету, а то она как то вяло сосёт...

— засмеялся Иван, прижимая к себе жену своего внука, которую совсем недавно ебал во все щели. А моя мать при упоминании этой Тоньки с пулемётом, опять скривила лицо. И я догадался почему. Любовница Ивана в Локте, скорее всего была палачом и убивала мирных людей. Хотя для родственника Михалыча, это было впорядке вещей. Ведь в его времени, шла война, кровавая и беспощадная. И в этой войне каждый сделал свой выбор. Ханна ведь тоже убивала, сбивала советские самолёты на своём " мессершмитте".

— Нет спасибо, мне и тут в нашем времени нравится. А жизнь сначала я не хочу начинать. Тем более убивать людей из пулемёта. Мне и с Костей хорошо, и с тобой подруга тоже...

— ответила полицаю из прошлого, наша соседка по дому. И высвободившись из его объятий, прижалась ко мне и к Марине.

— Давайте вашу окрошку, да и выпить бы не помешало. У меня после пережитого мандраж в теле не унимается...

— сказал Михалыч, ставя на траву по центру импровизированного стола, большую кастрюлю. Следом за ним пришла Света, неся в руках тарелки, и Витёк со стаканами и ложками.

— Да вот она родная, и ещё не нагрелась...

— баба Зина достала из багажника трехлитровую банку домашней окрошки. А я помог своей седой но такой злоебучей тёще, выложить из "нивы" её дочери. Остальные продукты, все что было у неё в холодильнике. Варёные пельмени, колбаса, сыр, селедка, огурчики и помидорчики со своего огорода. Тущенку собственного приготовления, хлеб и сладости.

— Ого, сто лет домашней окрошки не ела! А я тоже в городе купила еды и закуски....

— воскликнула тётя Оксана, неся из своей " нивы" ящик с консервами, хлебом, колбасой и помидорами купленными на рынке.

— Ну вот, хоть от немецкой тущенки и консервов отдохнем. А вообще, вернёмся из прошлого, разведем тут в Плетневке большое хозяйство. Чтобы все свое было, и овощи, и мясо и молоко. Рыбы в реке полно, в лесу дичи. Самогонки нагоним, и нам тут весело жить будет...

— сказала Марина, разливая окрошку всем по тарелкам. А баба Зина, налила каждому в стаканы своей ядренной самогонки. Которая как мне показалась была крепче и забористей горилки тёти Оксаны.

— Мужики, не сидите сложа руки, хлеб режьте, консервы открывайте. А вы девки, салаты готовьте...

— приказала Марина, сидящим на траве, Ханне и Марьяне. И те быстренько на скорую руку нарезали, большую миску салата, из помидор, огурцов и зеленного лука, густо заправив его майонезом.

— За удачу, и за то чтобы нам сегодня найти ящик с золотом в Тарасовке...

— толкнула тост Марина, все дружно чокнулись, выпили и закусили самогон бабы Зины, домашней окрошкой.

— Все Михалыч, по стопке, больше не наливай. Хватит на сегодня, мы поедем клад искать, а ты с Витей займетесь ремонтом дома. Чтобы к нашему приезду все окна были вставлены и двери отремонтированы. После вечером немного раслабимся и поебемься. Понял меня Толя...?

— сказала моя мать и недвусмысленно похлопала ладошкой себя по лобку. Михалыч по собачьи преданно, посмотрел в её глаза и поставил банку с самогоном на землю. Муж тёти Оксаны, был настоящим рабом моей матери. И из наших женщин, хотел ебать только её, рыжеволосую атаманшу Маришу.

— Будет сделано Сергеевна, в лучшем виде дом отчиним, до вашего приезда....

— с энтузиазмом сказал Михалыч, масляными глазками смотря на мою мать. Ведь за проделанную работу, его ждала вечером, чёрная заросшая пиздень атаманши Маришы. И старый алкоголик, наверняка припрятал для порева с моей мамашей, пару " панцершоколадок", без которых у он не мог ебать женщин. Только Витёк, не разделял энтузиазма Михалыча. Мой старший брат был закоренелым лодырем и соней. И любой работе, он всегда предпочитал, отдых на диване.

— Ну тогда в путь мальчики и девочки. Света, Марьяна, Костя и Ханна. Поедут в первой машине, а я Зина, Оксана и Иван, во второй. Но сначала девки, убираем всю еду и выпивку со двора в дом....

— приказала атаманша Мариша, помогая тоже носить продукты на кухню. Там каким-то чудом осталась цела газовая плита, и балон с газом тоже не был поврежден. Банку с самогоном поставили в духовку, а продукты сверху на плиту.

— Смотри Толя, голову оторву, если вздумаете с Витей бухать в наше отсутствие...

— пригрозила мужу тёти Оксаны, моя мать. Хотя это было лишнее с её стороны. Прелести Марины, интересовали Михалыча, куда больше чем банальная самогонка. Да и " панцершоколадки" с наркотиком первинтин, давали лучший кайф, по сравнению с бухлом.

— Света и ты Ханна, я прошу вас сегодня поддержать меня в борьбе против Марины. Костя на моей стороне, и я хочу чтобы и вы были за меня....

— спросила у девушек Марьяна, когда мы выехали из Плетневки на двух машиных в Локотский район. Первой ехала " нива" ведомая моей невестой, а машина тёти Оксаны, где находилась наша атаманша, Светкина мать и Иван, шла позади нас. Марьяна сидела на переднем сиденье рядом со Светой. А я с Ханной расположился сзади и вовсю ласкал немку. Ведь у нас с ней были последние часы для близости. Завтра белокурая валькирия, уйдет от меня навсегда, и я её больше никогда не увижу.

— Что за поддержка Марьяна? Хотя в любом случае я на твоей стороне дорогая. Лишь бы эта старая блядь Зина, с моим Костей не еблась...

— ответила партизанке моя невеста, ласково погладив девушку по ляжке.

— Да я хочу эту суку Марину, сместить с должности вашей атаманши и самой встать на её место. И мне нужна ваша поддержка, ведь даже если я её сегодня вечером уделаю. Без голосов в мою пользу мне не быть атаманшей. И даже хуже того, Марина может меня выгнать из отряда, или отправить обратно в прошлое...

— сказала Марьяна, с надеждой смотря на Свету и Ханну. И опасения Марьяны были не напрасны. Если она сегодня победит в схватке с Мариной, в чём я не сомневался. Но большинство членов нашей группы будут против её кандидатуры. То Марина действительно может выгнать девушку из отряда, или отправить вместе с Ханной и Иваном, обратно в сорок второй год.

— Круто, а я честно за тебя Марьяна. И хочу видеть тебя нашей атаманшей, а не Костину маму...

— ответила партизанке Света, ведя одной рукой по дороге машину, и посмотрев на меня, как бы спрашивая моего согласия.

— Все нормально Света, я тоже против своей матери и за Марьяну. Да и Ханна думаю поддержит, но её голос мало что значит. Ведь завтра она уйдёт от нас. А сейчас Светуль, с твоего разрешения, мы потрахаемся по дороге. Ведь у нас с Ханной не так много времени осталось для секса. Так что веди машину потише, и избегай ям на дороге....

— попросил я свою невесту, усаживая немку к себе на колени. Хотя пизда у лётчицы была на лобке, я незаметно для Марины, прихватил из дома тюбик с вазелином. И решил напоследок насладиться задним проходом баварской принцесы. Не останавливаться же нам по дороге, для порева встояка. Да и Марина сука рыжая, не даст нам поебаться. А так мы вроде едем, а что происходит у нас в машине, она не увидит из за шторки на заднем стекле милицейской " нивы".

— Ой Костя, ты ещё спрашиваешь? Я Ханну как родную люблю, и против того чтобы она от нас уходила...

— ответила Света, а Марьяна захохатала.

— Стану атаманшей и у меня не будет ограничений на секс. Ебитесь сколько вашей душе угодно...

— засмеялась черноволосая партизанка, в милицейской форме. Одежду офицера "Вермахта", ей пришлось снять, а иначе нас могли тормознуть на первом посту ДПС. В Брянской области, ещё были свежи воспоминания о войне, а девушка едущая в машине в немецкой форме, тут же привлёкет к себе внимание. А вот в милицейской ей наоборот везде " зелёный свет".

— Ааа, ааааа, ооооййй, аааа...

— застонала Ханна, садясь своей немецкой попочкой на мой член. Света вела машину как можно мягче и немка поскуливая, путая русские слова с немецкими. Уцепившись двумя руками за спинку переднего сиденья, ерзала и ерзала на моём хую, своим горячим и узким задним проходом.

— Oh mein Gott, oh mein Gott, auch Kostja, mein Schatz...

(- О мой Бог, о мой Бог, как хорошо, Костя, милый....)

— скулила белокурая валькирия, крутя попкой на моём члене в разные стороны. До тех пор, пока машина Светы не попала в полосу сплошных ям и колдобин на дороге. И немка стала максимально глубоко насаживаться очком на мой хуй. Чего я не выдержал, и кончил баварской принцессе в задний проход.

— Как же хорошо Костя в жопу ебёт, да Света...

— хихикнула Марьяна, гладя мою невесту по ляжке рукой.

— Не то слово дорогая, но мне не нравится что он мою мать туда трахает....

— засмеялась ревнивая Света, выводя машину на асфальтированную трассу. И поддав газу, повела " ниву" на высокой скорости по направлению к Локтю. Следом за нами неслась ревя мотором старая " нива" тёти Оксаны. Хохлушка любила скорость и погонять на машине по трассе, и не отставала от нас.

— Спасибо милый, я тоже кончила вместе с тобой...

— сказала мне Ханна, все ещё сидя на моём члене, но он уже начал опадать в её заднем проходе.

— Будет что в Германии вспомнить, да Браун? Ваши немцы так ебать не могут как наш Костя....

— засмеялась Марьяна, доставая из бардачка салфетки и давая их в руки Ханны. Та привстала с моих колен, сначала подтерла ими свою попку, а потом сев рядом со мной на сиденье. Вытерла салфетками мне член.

— В окно салфетки не кидай. Марина может догадаться что мы еблись на ходу и подтирались салфетками. Кинь их на пол машины, а в лесу незаметно выбросишь....

— посоветовала Ханне, молодая партизанка в милицейской форме. И та её послушалась, бросив использованные салфетки на пол " нивы" моей невесты.

— Вот тут Света сворачивай и дальше прямо по просёлочной дороге...

— попросила Марьяна, нашу водилу мента, и та послушно свернула с трассы, на ухабистую просёлочную дорогу, и повела машину по полю, оставляя за собой столб пыли.

— Странно, тут раньше лес был, а сейчас поля вокруг....

— говорила Марьяна, смотря по сторонам из окна машины. У девушки на коленях была карта, купленная нами в музее у Светкиной знакомой. И Марьяна, смотря на карту, подсказывала Свете направление пути. Но несколько раз нам приходилось нарезать круги по полям, так как тех военных дорог обозначенных на старой карте, сейчас уже не было.

— Вот она Тарасовка, а от неё с пару километров лес должен быть. И на краю леса, дуб большой рос, под которым мы с Котовым, ящик с золотом закопали...

— возбуждено воскликнула Марьяна, показывая нам на виднеющиеся в дали, крыши деревенских домов и колокольню старой церкви.

Тарасовка когда мы в неё въехали, была чем то похожа на нашу Плетнёвку. Та же старая церковь в начале деревни. И тоже в советское время была переделанна под склад или мастерские. Судя по ржавой вывеске висевшей на стене церкви, тут было отделение колхоза " Борец". Но в отличии от Плетнёвки где никто кроме нас не жил. Тарасовка была обитаема, и кое-где возле убогих деревенских домов. Стояли такие же убогие " москвичи" и " жигули" сельских жителей. Да и трактора " беларусь", незаменимый атрибут пейзажа российской деревни, тоже встречались возле некоторых домов, в которых жили трактористы.

— Вот же пьянь ебанная. Дороги не видишь что ли...?

— заорала Света, на какого-то деревенского алкаша, шедшего с бутылкой самогона от одного из домов где продавали пойло. И едва не угодившего под колёса её " нивы". Мужик был здоровым, сродни тому алкашу в разодранной спецовке, с которым Марьяна сцепилась в Захаровке. Только этот алкаш, был одет в линялые джинсы видавшие не одну стирку, и в рубашку с коротким рукавом. Он было хотел пнуть ногой проежавшую мимо него машину. Но увидев сидящих спереди двух девушек ментов. Решил не испытывать судьбу и скрылся в калитке одного из покосившегося от времени домов, поддерживая в кармане драгоценное " пойло".

— Слышь Марьяна, а у вас при Сталине в колхозе, тоже такая пьянь по деревне ходила...?

— спросила Света у партизанки, выводя машину из Тарасовки в поля. За нами следом шла " нива" тёти Оксаны, а за ней с лаем неслась свора деревенских дворняг. Тарасовка в отличии от Плетнёвки, была расположена не возле реки, а в поле в окружении лесов. И мы выехав из деревни, понеслись к темнеющему невдалеке лесу.

— Да нет такого у нас не было. Все работали от зари и до зари в колхозе. А эту пьянь которая сейчас нам встретилась. Быстро бы на лесоповал в тайгу отправили. Только по праздникам выпивали, да и то мало...

— ответила Марьяна моей невесте, сосредоточено смотря на карту. А я про себя подумал, что при Сталине, не было таких выпивох которые свободно бы шлялись по деревне с бутылкой самогона в кармане.

— Тормози Света, кажется приехали. Баб Зин, а дуба то нет который в войну тут рос...?

— сказала Марьяна, когда Света остановила машину на опушке леса. А следом за нами в лес въехала и " нива" тёти Оксаны, из которой вылезла седая бабка, Светкина мать, Марина, Оксана и Иван.

— Да точно помню что этот дуб здоровенный, всегда с краю рос. А сейчас его нет на месте. Может срубили его после войны...?

— тревожно сказала моя седая тёща, смотря по сторонам.

— Да никто его и не рубил. Он тут стоит, целехонький и огромный как раньше...

— крикнул нам из глубины леса Иван. Бывший полицай, сразу шмыгнул в чащу и нашёл нам искомый дуб. Который как оказалось за пятьдесят четыре года, оброс молодыми деревьями, и очутился внутри леса, а не с краю как он рос в войну.

— Я тут партизан ловил с Колькой Козиным, и хорошо его запомнил. А вот к стати и метка от Колькиной гранаты. Мы тут с корешками Марьяны недалеко схлестнулись, завязался бой. И мой друг Козин, кинул в них гранату, а осколками дубу досталось....

— Иван достал из кармана перочинный нож и подковырнул им кору на стволе трехвекового как минимум дерева. И нашему взору предстал ржавый кусок металла.

— Жаль тебя гада не пристрелили тогда наши, вместе с этим подонком Козиным...

— сплюнула в сердцах Марьяна, зло смотря на Ивана, своего бывшего жениха в прошлом.

— Ты не плюйся дочка, война давно закончилась. А Иван наш герой, он же спас вашу связную от пьяных полицаев....

— приструнила Марьяну моя мать, и приказала мне нести миноискатель из Светкиной машины. А Ивану лопаты из " нивы" тёти Оксаны.

— Давайте парни, пошевеливайтесь, скоро темнеть начнёт и я не хочу оставлять поиски клада до утра. Фонарей то у нас с собой нет....

— сказала Марина, подгоняя нас с Иваном, а сама помогла Свете, вытащить аккумулятор из её машины и отнести к дубу. Несколько минут у меня ушло на то чтобы подлючить автомобильный аккумулятор к немецкому миноискателю времён ВОВ, и настроить его на нужный режим работы.

— Ну давай сынок ищи, наша судьба сейчас в твоих руках...

— сказала Марина, показывая рукой землю под дубом. Я повесил ранец миноискателя на плечи и стал водить его рамкой вокруг огромного дерева. Иван ходил рядом со мной, держа в руках аккумулятор, так как провода от него к миноискателю шли короткие. И нам нужно было практически ходить бок, о бок.

— Есть сигнал Марина, но слабый какой-то....

— сказал я матери, втыкая заранее приготовленную палку в то место, откуда из земли шёл тихий звук. Этот сигнал был похож скорее всего на тот, когда мы искали Светкин пистолет в Плетнёвском лесу. По звуку они совпадали. Но на большой ящик из под патронов, сигнал услышанный мной в наушниках, не был похож.

— Ладно, копайте тут. Может твой миноискатель барахлит...

— сказала Марина, и не дожидаясь когда я сниму с плеч ранец миноискателя, сама схватила лопату и вместе с Иваном стала копать землю возле дуба.

— Так это же портсигар Котова. Вот его инициалы на крышке. Я сама не раз из него заку

ривала, когда мы были в отряде...

— воскликнула Марьяна, увидев в руках у моей матери, алюминиевый портсигар с нацарапанными на его крышке, большими буквами " К.В.И".

— Котов Виктор Иванович, это его инициалы. Все дальше можете не искать, Котов был тут и забрал ящик с золотом....

— сказала нам Марьяна, упавшим голосом. Девушка сама хотела разбогатеть чтобы съездить в Италию и посидеть на ступеньках Колизея в Риме. Но клада под дубом не было и она упала духом.

— Да может он рядом закопан. И с чего ты решила что Котов забрал ящик с золотом? А если он свой портсигар уронил, когда вы с ним схрон делали...?

— спросила у Марьяны моя мать, вылазя из метровой ямы с портсигаром в руках.

— Да нет в тот день когда мы с ним ящик с золотом под дубом прятали. У него как раз его не было. Я сама спросила у Котова закурить, а он похлопал себя по карманам гимнастерки. И сказал что забыл портсигар с сигаретами в своей землянке. Это я точно помню, так что можете больше не искать. Ящика с золотом тут нет, его забрал командир Котов....

— ответила моей матери Марьяна, закуривая с досады сигарету. И действительно, сколько бы я не ходил возле дуба с миноискателем, он больше не пищал. А Марина с Иваном, прокопали по две ямы с разных сторон дерева, но клада так и не нашли.

— Но Котова убьют в этом же году осенью. И он не мог выкопать ящик с золотом после войны...

— воскликнула Марина, устало садясь на траву возле дуба, тоже закуривая сигарету.

— Да он его забрал в тот день мам, когда узнал что Марьяну схватили в Захаровке фашисты. Вероятно командир партизанского отряда " имени Щорса". Побоялся что Марьяна на допросе не выдержит пыток и расскажет немцам про клад закопанный под дубом. Вот он и подстраховался, выкопал ящик с золотом и перепрятал его в другое место. В тот же день когда ему сообщили об аресте Марьяны....

— сказал я матери и посмотрел при этом на бабу Зину. Ведь она была связной в отряде Котова. И наверняка ему сообщила, что фашисты схватили партизанку в Захаровке.

— Не смотри ты так на меня Костя. Это я рассказала Котову и другим партизанам, что немцы Марьяну поймали. Но откуда мне было знать про то что он тут под дубом в лесу возле Тарасовки, золото закопал...?

— виновато ответила Светкина мать, смотря на пустые ямы возле дерева.

— Эх Зина, Зина. И где теперь нам этот клад искать? Он мог его тут же в лесу перепрятать. Но не ходить же нам с миноискателем по всему лесу....

— в сердцах воскликнула Марина, с досадой смотря на свою седую сваху. Хотя вины бабы Зины в случившемся не было ни какой. Она была не единственной связной в отряде " имени Щорса". И Котов узнал бы об аресте Марьяны от других.

— Да что горевать бестолку. Завтра я сама у этого гандона Котова спрошу куда он ящик перепрятал. И яйца ему отстрелю, если он мне не покажет место где наше золото лежит...

— засмеялась Марьяна, доставая из бокового кармана милицейского кителя, компактный " вальтер ппк". Это был пистолет Ханны, с которым она выпрыгнула с парашютом из подбитого " мессершмитта ".

— А кто тебе разрешал чужое оружие без спроса брать Марьяна? Я не давала команды брать с собой пистолеты. И впредь советую слушать мои указы. Если ты хочешь оставаться в моём отряде....

— сказала Марина, отбирая у партизанки пистолет. Вероятно мою мать взбесило то что Марьяна была всегда вооружена. Без её на то разрешения. Хотя ссориться с партизанкой было бы опрометчиво. Завтра она может всех нас подвести " под монастырь ". Когда мы окажемся в её времени. Выведет наш отряд на партизанскую засаду, и нас перестреляют бородатые партизаны. Так как мы все будем одеты в немецкую форму.

— Я хотела как лучше атаманша Мариша. Но больше этого не повториться...

— ответила моей матери Марьяна. Девушка едва себя сдержала, и не набросилась на мою мать раньше времени. Но судя по её взгляду, она поквитается с Мариной когда мы вернёмся в Плетнёвку, и весь наш отряд будет в сборе. Витёк то с Михалычем были дома, а без их голосов Марьяре не быть атаманшей.

— Я тебя просто предупредила. А там смотри сама...

— ответила молодой партизанке моя мать, не подозревая какой коварный план задумала Марьяна.

— А ты сваха, становись раком возле дуба. И давай искупай свою вину с Иваном...

— засмеялась Марина, показывая Светкиной матери, на полицая из прошлого.

— Что Вань, засодишь мне. Я тогда малолеткой была и не соображала что к чему, а сейчас хочу член и по-больше...

— захохотала баба Зина, становясь раком возле дуба, сняв с себя белые трусы, оголив пухлую жопу.

— Да без проблем Зина. Только ты раньше худенькая девчонка была. А сейчас у тебя жопа больше чем у твоей дочки...

— ответил злоебучей бабке Иван, быстро снимая с себя спортивные штаны.

— Ого, а ты не соврала Марина. У моего крестника и впрямь хуино лошадиный....

— засмеялась баба Зина, обнажив белые как у молодой женщины зубы. Она стоя раком возле огромного дуба, увидела член полицая из прошлого, который действительно был лошадиным.

— У его внука тоже хуй не меньше. Он как немецких шоколадок нажрется, так мне матку чуть не вырывает своим членом...

— хохотнула Марина, и позвала к себе Марьяну.

— Иди ко мне сучка. Отрабатывай взыскание за ношение боевого оружия, без моего на то разрешения....

— Марина встала спиной к дереву и задрала к верху юбку. Трусов под ней у моей матери не было, и под задратой юбкой, показался её чёрный лобок с щелкой внизу.

— Это разве наказание атаманша Мариша? Я готова на постоянной основе вашу письку лизать...

— ответила моей матери Марьяна, становясь перед ней на колени. Незаметно для Марины, девушка подмигнула мне глазом. Мол ничего, скоро она станет атаманшей, а Марина также по её зову, будет лизать у неё пизду.

— Аааа, оооооййй, аааааа....

— захрипела баба Зина, принимая в себя здоровенную ялду молодого парня. Иван всадил ей по самые яйца, и Светкина мать закатила глаза на лоб. Хотя полицай ебал её как обычно во влагалище, а не в очко.

— Потише, потише, внучок. Ты мне сейчас все там порвешь....

— завопила Зинаида Петровна, упираясь ладонями Ивану в пах, не давая тому глубоко ей засаживать. Было смешно видеть как седая бабка, стоит раком возле дерева и кряхтит, еле выдерживая здоровый член внука ей по возрасту. Хотя в прошлом Зина была двенадцатилетней девчонкой, а Иван таким же молодым парнем как и сейчас.

— Костя, засади мне дорогой. Хочу встать рядом с этой блядью моей матерью. Только в попу меня трахай. Она зараза чешется и просит член...

— сказала мне Света, давая в мои руки, тюбик с детским вазелином.

— Как скажешь милая. Я и сам хотел тебя в попку трахнуть. Она у тебя такая замечательная...

— ответил я своей невесте, мажа залупу вазелином и смотря на то как тётя Оксана, сняв с себя трусы. Заставляет немку, лизать у неё влагалище. Хохлушка встала стоя рядом с Мариной. И сильно раскорячив ляжки, выставила вперёд свою волосатую пизду. Ханна как и Марьяна, опустилась перед ней на колени, и припала губами к черному влагалищу жены Михалыча.

— Ооой, так, так, дочка. Лижи, лижи её у меня и соси клитор....

— приговаривала моя мать, прижимая руками голову Марьяны к своему чёрному лобку. Стоящая рядом с ней тётя Оксана, тоже обхватила белокурую голову немки руками и как моя мамаша, прижала её к своей не менее чёрной промежности.

— Как хорошо милый, ооооййй, аааааа....

— Света заводила жопой, когда я вогнал член густо намазанный вазелином в её задний проход. Она стояла раком возле дуба, обняв свою седую мать за шею. Которую вовсю ебал молодой парень Иван, младше бабы Зины на сорок четыре года. Мать и дочь стояли рядом, раком, в обнимку, выставив свои белые пухлые жопы. В которые их ебли молодые парни. И к моему удивлению, Света и баба Зина, повернув к друг другу головы, стали сосаться. Это было вообще за гранью, их ебут раком, а они целуются в засос друг с другом. И Марина с тётей Оксаной не остали от матери с дочкой. Молодые девчонки Марьяна и Ханна, лизали их чёрные заросшие пизды. А атаманша Мариша, сосалась с подругой Оксаной, и мяла той груди одной рукой. Второй рукой моя мать придерживала голову Марьяны возле своего лобка, заставляя молодую партизанку, усиленно сосать у неё влагалище.

— Оксана, давай махнемся, не могу больше её язык терпеть. Хочу чтобы у меня немка полизала...

— предложила моя мать подруге, и та с радостью согласилась. Не спрашивая желания девушек, эти две бляди моя мать и жена Михалыча, поменялись местами с Ханной и Марьяной. И теперь белокурая голова немки, была прижата к лобку атаманшы Маришы. А молодая брянская подпольщица, сосала клитор у тёти Оксаны. Я было тоже хотел предложить Ивану поменяться жопами матери и дочки. Но Света как то это почувствовала, стала активно мне подмахивать задом, от чего я быстро кончил ей в задний проход. Следом разрядился Иван во влагалище седой бабы Зины. И по очереди завыли Марина и Оксана, доведенные языками молодых девушек. Только Ханна с Марьяной остались неудовлетворенные и я не долго думая припал губами к сладкой щелке на лобке у немки. А Марьяну довела до оргазма Света, сося у неё клитор.

— Ну все мальчики и девочки. По машинам, темнеть уже начинает и нам пора в обратный путь...

— сказала атаманша Мариша, одергивая на ноги юбку.

— Поеблись на славу, жаль только золото не нашли...

— баба Зина, встала с колен страхивая с них траву, и одела на себя свои белые трусы и юбку.

— Ничего Петровна, в этой жизни не нашли. Найдём в другой, если завтра попадем в прошлое, в сорок второй год. Я этого Котова гандона, из под земли достану. И заставлю показать где он зарыл ящик с золотыми украшениями...

— ответила седой бабке Марьяна, целуя и лаская Свету, в благодарность за полученный оргазм.

— Ты уж постарайся дорогуша. Без золота мы в Италию не сможем поехать. Да и вообще жить не работая....

— сказала моя мать, садясь в машину к тёте Оксане.

— Постарайся дорогуша. Сука рыжая, приказывать мне вздумала....

— передразнила Марину, молодая партизанка, когда мы сели в " ниву" к Свете и девушка тронула её с места, вслед за машиной тёти Оксаны. На этот раз мы ехали за ними, и фары нашей " нивы" то и дело выхватывали в наступивших сумерках. Столб придорожной пыли от колёс машины хохлушки.

— Да ты смотри сука, что творит алкашня...

— воскликнула Света, нажимая на педаль тормоза. На дорогу перед нашей машиной внезапно выскочил трактор " беларус, " и стал вилять из стороны в сторону не давая нам проехать. И кода Света остановила машину, остановился и трактор, а из его помятой кабины, вылезли трое поддатых деревенских мужиков. Во главе с тем самым алкашом в линялых джинсах и рубашке с коротким рукавом. В руках у мужиков были монтировки, а у верзилы в джинсах ничего не было. Его оружием были огромные пудовые кулаки, которые алкаш держал перед собой.

— Ну что шавки легавые. Размяться с нами не желаете...?

— с ухмылкой произнёс мужик в джинсах, и вся троица двинулась к нашей машине. Света было хотела сдать назад чтобы вырулить с дороги и объехать трактор. Как позади нас загорелись фары и сзади появился другой " беларус", который отрезал путь к отступлению. И из него выскочили двое парней с деревянными кольями в руках. Пятеро пьяных сельских мужиков, с монтировками и кольями, против троих женщин и одного парня. Расклад сил был не в нашу пользу. И на хуя эта сука Марина, отобрала у Марьяны пистолет. Один выстрел из которого, разогнал бы всю эту деревенскую шоблу. И главное машина тёти Оксаны даже не остановилась, а помчалась к трассе, оставив нас на растерзание сельской гопоты. Хороша атаманша, раз бросила половину своего отряда. С возмущением подумал я про мать, которая не удосужилась проверить, едем мы позади них, или нет?

— Да мне ихние колы и монтировки по барабану. Я сейчас быстро с ними разберусь и мы поедем домой...

— успокоила нас Марьяна. И как мне показалось девушка даже обрадовалась возможности, показать своё боевое искусство.

— Ну я тоже в милиции не зря зарплату получаяю, и знаю кое-какие приёмы. А вы сидите в машине... .

— сказала нам с Ханной моя невеста, открывая двери и выходя вместе с Марьяной навстречу пьяным деревенским отморозкам.

— Я их не боюсь и тоже буду драться...

— сказала Ханна, вылазя с заднего сиденья наружу. Отважная гауптман, ежедневно смотревшая смерти в лицо в небе на Восточном фронте. Не испугалась схватки с алкашами и встала рядом со Светой и Марьяной. Ну, а мне ничего не оставалось делать как вылезти из " нивы" и присоединиться к своим девчонкам.

— Гдядите парни, а с ними ещё и ментёнок молодой. Вот блядь подарочек. Я мента этого на себя беру, а вы шмар цепляйте. Только по лицу не бейте, а то ебать не по кайфу будет....

— скомандовал мужик в джинсах, и двинулся на меня размахивая огромными кулаками как наковальнями. Остальные стали окружать девчонок похабно скаля рожи, в предвкушении халявного порева.

— Ий, яяя....

— коротко взгвизнула Марьяна, подпрыгивая от земли, и в прыжке нанесла удар ногой в побородок детине в джинсах, идущего с поднятыми кулаками на меня. Тот ошалело посмотрел на неё, и рухнул бревном на дорогу.

— Ах ты сука, моего брата убила...

— истошно заорал один из парней, внешне похожий на упавшего на дорогу алкаша. В руках у него был кол и им но попытался ударить Марьяну, но та пригнулась и палка прошла у девушки над головой.

— Ий, яяяя....

— снова коротко визгнула Марьяна, и парень с колом в руке повалился на дорогу к своему брату. Обученная в московской разведшколе восточным единоборствам. Партизанка умело использовала приёмы карате, и ногами вырубила двух братьев.

— Держи кол любимый и бей его...

— Ханна подняла упавший из рук парня деревянный кол и дала мне его в руки. Другой парень с палкой налетел на меня и я стал драться с ним на колах, нанося удары ими словно мечами.

— Да ну сука, ты что меня выебать хотел? Ну я вот перед тобой стою...

— заорала Света, нанося удары тяжелыми милицейскими берцам, по ногам и по животу бородатому алкашу с мортировкой. Моя невеста не зря зарплату в своём отделе получала. Ловким ментовским приёмом, она выбила из рук алкаша железную монтировку. И теперь дубасила беднягу ногами обутыми в боевые берцы. Света умела драться ногами не хуже Марьяны, а тяжелые ментовские ботинки, были настоящим оружием на ногах у моей невесты.

— Стой падла, я тебя не ещё не отпускала....

— крикнула Марьяна вслед пытавшемуся было сесть в трактор худому алкашу в синих спортивных штанах " адидас". Девушка схватила парня за шиворот, и пару раз стукнула его головой об заднее колесо " беларуса".

— Костя бей, не теряйся....

— храбрая гауптман, бросилась под ноги сельскому парню с которым я дрался на кольях. Он было начал одолевать меня и пару раз прилично до ноющей боли, задел колом по боку. Но сейчас он отвлекся на немку которая схватила его руками за ноги. Этого мне было достаточно, чтобы выбить из рук у него кол и попасть парню по плечу. Правая рука у сельского выпивохи тут же повисла плетью. И он как и его напарник было полез в кабину своего трактора, но был от туда снят подбежавшей Светой.

— Куда блядь полез? Моего жениха бить вздумал? Я за него любого порву...

— заорала Света, нанося удары ногами и кулаками по лицу и голове упавшего на землю парня. И мне пришлось оттаскивать от него, озверевшую невесту. Причинять людям тяжелые увечья и даже убийство, было недопустимо. Хотя неизвестно как с нами бы поступили эти пятеро пьяных селян? Возможно они нас тоже бы убили, после того как изнасиловали девчонок. Чтобы не оставлять следов и уйти от ответственности за избиение и изнасилование.

— Костя, быстро лезь в трактор. На нас похоже вся деревня ополчилась....

— крикнула мне моя невеста, залазя первой в кабину " беларуса". Оба трактора оставленные алкашами на дороге, работали тарахтя и чадя соляркой, стоя на нетральйной передаче. Потому что трактор это не машина которую можно было заглушить и вновь завести простым поворотом ключа зажигания. Чтобы вновь завести " беларус, " нужно проделать ряд манипуляций. Намотать шнур на вал пускача, подкачать в пускач бензин. Пару раз хорошенько дернуть за шнур и с усилием нажать на два рычага стоя возле трактора. Дождаться когда пускач запустит мотор и из выхлопной трубы трактора пойдёт белый дым вместо чёрного. И только тогда глушить пускач и давить на рычаг газа в карбюраторе. И не факт что трактор заведётся с первого раза.

— Сейчас я им блядям устрою цирк. Век будут помнить...

— сказала возбужденно Света, с треском включая скорость в " беларусе" и поднимая рычагом прикрепленные спереди трактора вилы, предназначенные для уорки сена. Кабина в " беларусе" была тесной и я сев в неё, плотно прижался к своей невесте, обняв рукой девушку за шею. Смотря на то как ловко управляет городская девчонка, сельской техникой.

— Я в колхозе жила в молодости, и ездила раньше на " беларусах"...

— сказала мне Света, умело разворачивая трактор в сторону деревни. От которой на нас неслась толпа парней и мужиков с кольями. Некоторые из селян были на лошадях и на мотоциклах. Краем глаза я увидел как сначала Марьяна, а за ней Ханна, залезли в кабину второго " беларуса". И тоже повернули его в сторону деревни. Очевидно партизанка обученная в разведшколе вождению всех видов транспорта. Легко разобралась с управлением трактора. И он пуская из выхлопной трубы клубы дыма, понесся навстречу бежавшей от деревни толпе.

— Держитесь бляди, вы ещё не знаете на что способна Света Афанасьева...

— заорала моя невеста, с треском в коробке передач включая в " беларусе" девятую скорость. И подняв гидравликой прицепные вилы, понеслась вслед за тракором Марьяны к деревне.

— Осторожно Света впереди сарай...!

— крикнул я девушке, хотя в реве двигателя трактора, она меня не слышала и с ходу въехала в деревянный сарай стоящий на краю деревни. По кабине нашего " беларуса" застучали падающие доски, а из развалин сарая повыскакивали куры. Но Свету было не остановить, девушка умело переключая скорости, выскочила на деревенскую улицу и подцепила вилами мотоцикл " урал " с люлькой. К счастью для сидящих в нём парней, они вовремя успели с него спрыгнуть. Иначе им пришла бы хана, потому как большим в человеческий рост задним колесом " беларуса", мотоцикл " урал" был раздавлен в лепешку.

— Марьяна, дави их блядей...

— кричала Света в открытую дверь трактора. Хотя в реве двигателя её слова мог услышать только я. Но Марьяна и сама знала что нужно делать, и гоняла на своём " беларусе" алкашей по полю возле деревни. Те орали и разбегались в разные стороны, из опасения быть раздавленными колесами трактора, под управлением " безбашенной" партизанки из прошлого. Ведь в своём сорок втором году, Марьяна пускала под откос поезда с фашистами. А разогнать деревенскую гопоту на тракторе, для неё не составляло труда.

— Ну блядь, наконец твоя мамаша атаманша появилась...

— воскликнула Света, останавливая трактор. Было видно как с трассы в толпу деревенских парней вооружённых кольями. Влетела светя фарами, белая " нива" тёти Оксаны и из неё выскочила Марина с автоматом в руках. Вид у нашей атаманши был воинственный, волосы растрепаны, а её зелёные глаза горели яростным огнём. И это было видно в свете фар нашего " беларуса". Марина вскинула автомат и пустила поверх голов деревенской пьяни, две короткие очереди. Немецкий автомат времён войны, зло огрызнулся в руках симпатичной шатенки с рыжими волосами, выпуская из своего ствола языки пламени в ночи. И это подействовало на толпу окружившую нас со всех сторон отрезвляюще. Если от колёс " беларусов" парни умело уворачивались и даже кидали по нашим кабинам камни и бутылки. То от автоматной пули не уверенешься и она догонит даже самого ловкого бойца.

— Хорошо что " шмайссер " с двумя запасными магазинами с собой положила в машину. Как жопой чувствовала что он нам пригодиться...

— сказала моя мать, передергивая затвор автомата. Бесстрашная воительница Мариша, вовремя пришла нам на помощь. Ведь солярка в наших тракторах была уже на исходе, а против толпы пьяных деревенских мужиков и парней. Даже Марьяна со своими восточными единоборствами, была бессильна.

— И какого хрена ты нас бросила Марина...?

— спросила подъехавшая на тракторе Марьяна. Они с Ханной выпрыгнули из кабины " беларуса, " и лица девушек были измазаны маслом и соляркой.

— Мы вас не бросали дочка. Просто возможности не было сразу вам помочь. Потому что на нас тоже напали на выезде. Перегородили дорогу бревном, и стали бить по машине кольями...

— ответила партизанке моя мать, показывая той на выбитые стекла у " нивы" тёти Оксаны. Да и у самой Марины, кулаки были разбиты в кровь, у Оксаны виднелся фингал под глазом. А у Ивана, была разодранна футболка и рассечена губа. Очевидно Марина не сразу пустила в ход оружие и им пришлось драться с противником в рукопашную...

— А вы молодцы девчонки, лихо на тракторах эту пьянь гоняли...

— похвалила наших отважных девушек водительниц, атаманша Мариша.

— Да уж теперь солярой этой пропахла. А твой сын ебать меня не будет такую вонючую...

— захохатала Света и зачем-то полезла обратно в кабину тарахтящего на нейтралке " беларуса".

— Подарок блядям напоследок сделаю...

— крикнула из кабины нам девушка, включив скорость, направила трактор с поднятыми вилами на деревню.

— Кто не спрятался, я не виновата...

— заорала Света, выпрыгивая на ходу из кабины " беларуса". А трактор с вилами помчался прямиком на деревню и опять снес в ней пару сараев.

— Ну сынок, невеста у тебя боевая. Люби её и не бросай....

— сказала мне Марина, недвусмысленно глянув на Марьяну, которая была красивее Светы.

— Подумаешь нашла чем удивить. Я тоже так умею...

— Марьяна ловко запрыгнула в кабину своего " беларуса", и включив скорость, разогнала трактор направив на деревню, выпрыгнула из него на ходу. " Беларус" с включенными фарами, неуправляемо помчался на деревню. Но попав на пути в яму, перевернулся и лёг на бок. Только задние колёса трактора продолжали крутиться, а сама сельскохозяйственная машина лежала на боку. Хотя это было и к лучшему, трактор мог задавить насмерть человека в деревне и его смерть висела бы на нас. А так он упал в овраге, не причинив никому вреда.

— На утро тут грандиозный шухер будет и менты понаедут. Хотя нас они уже не застанут. Мы с ранья уйдём на болото. А там попадём в другое время и менты нас не найдут...

— сказала Марина, садясь в машину к тёте Оксане. Следом за ней на задние сиденье залез Иван и баба Зина. Ну а мы пошли к своей " ниве", которая стояла с включенными фарами невдалеке на дороге.

— Да с какого бодуна менты будут именно нас искать? Мы сюда из другого района приехали. И я отлично знаю, что здешние менты будут свою местную шпану трясти....

— сказала Света, заводя машину и трогая её с места. Марьяна опять села с ней рядом на переднее сиденье, а мы с Ханной сзади. И в руках у злоебучей немки, появился тюбик с детским вазелином. А у меня во рту очутилась плитка шоколада для танкистов. Лётчица где-то его раздобыла, в надежде что первинтин добавленный в шоколад, поднимет мне член. Так и случилось, уже через пару минут когда мы покинули негостеприимную Тарасовку. Гауптман Ханна Браун, со стонами поерзывала сидя очком, на моем члене. А я вновь наслаждался тёплой теснотой заднего прохода баварской принцессы.



141

Еще секс рассказы
секс по телефонусекс по телефону