покупка рекламы www.pornokokoko.com
ТОП ПОРНО САЙТОВ
seawap.ru - Топ рейтинг сайтов
Рейтинг порно сайтов
порно мобик скачать узбек порно
секс по телефону
Частные порно фото девушек
БЕСПЛАТНЫЙ САЙТ ЗНАКОМСТВ

" Добрая " соседка - часть 34

— Как город изменился? Я не узнаю Брянск, он стал другим......

— говорила Марьяна сидя на переднем сиденье Светкиной " нивы, " не переставая крутить головой по сторонам. И не удивительно, больше чем за полвека, город отстроился и видоизменился. Многие административные здания и дома в Брянске были разрушенны в ходе войны. И построены и спроектированы заново. А так же обилие современных машин, трамваев, троллейбусов, едущих по улицам и проспектам. Множество ларьков открывшихся в начале девяностых, и людей идущих по тротуарам, спещащим по своим делам.

Начало дня было жарким и девушки в Брянске, надели короткие юбчонки, хотя некоторые все же шли по улице в джинсах. Что немыслимо для начала сороковых годов, во времена партизанской молодости Марьяны.

— Ох, неужели мой родной Бамберг так же изменился.....?

— воскликнула Ханна, не хуже Марьяны крутя головой по сторонам, удивляясь невиданным машинам и одежде идущих по тротуарам людей.

— Да нет дочка, твой родной Бамберг в плане архитектуры не изменился. Это Брянск в войну был практически разрушен и его пришлось отстраивать заново. А на твой город в Баварии, не упала ни одна американская авиабомба. Бамберг по преданию от налётов союзной авиации, спасла святая Кунигунда. Первая королева Германии. Она накрыла Бамберг и окрестности, густым туманом, и англосаксы не смогли его разбомбить. Когда как большинство крупных и средних городов Германии. Будут стерты с лица земли, налётами американских бомбардировщиков. Так что мой тебе совет Ханна. Избегай крупных городов у себя на родине, когда вернёшься туда с Восточного фронта. Кёльн, Мюнхен, Дрезден, будут практически уничтожены и другие города тоже. Живи в своём Бамберге и мы найдём тебя там. Тебе будет за семьдесят. И ты ещё сможешь трахаться с Костей. Ему будет как и сейчас восемнадцать лет, а ты уже будешь седая Ханна. Но вновь ощутишь себя молодой, в постели со Костей.....

— предупредила моя мать немку лётчицу. Та выслушала её, но по лицу Ханны было понятно что храбрая гауптман не будет прятаться от врага. И вновь если придёт её час, поднимет в небо свой верный " мессершмитт ". Чтобы дать отпор врагам, которые будут бомбить города её родины. Но сказала Ханна совсем другое.

— Я буду осторожна тётя Марина. И я хочу пусть в старости, но быть в твоих объятиях Костя.....

— сидевшая у меня на коленях немка, заплакала и обняла за шею целуя в губы. Но я не верил что когда-либо увижу свою белокурую валькирию. Предчувствие скорой и безвозратной разлуки с Ханной, не покидало меня.

— А почему везде висят флаги этих предателей из Локотской республики? И двухглавые орлы на них. Вы что снова при царе живёте...?

— воскликнула Марьяна, увидев на каком-то очевидно административном здании, трёхцветные российские триколоры с двухглавыми орлами. Точно такие флаги в войну использовали различные предатели. От власовцев, до полицаев из " РОНА" в Локотской республике. А вот привычных Марьяне красных флагов и звёзд, не было и впомине. И от них на старых домах и зданиях советской постройки, остались висеть на стенах поржавевшие от времени флагштоки.

— Да я тебе дуре показывала свои документы и печать с двухглавым орлом. А ты мне не поверила? Царя Николашку ещё в семнадцатом скинули. А сейчас у нас президент в России, как на Западе. Вот его портрет висит кстати...

— ответила партизанке Света, притормозив возле билборда с Ельциным. Висевшим возле одного из брянских скверов.

— А у вас что революция по новой была? Ведь коммунисты просто так власть ни за что не отдадут....

— не переставала удивляться Марьяна. Ведь для неё было дико видеть повсюду флаги тех, с кем она и её товарищи бились насмерть в войну. Да и по правде сказать и никто из нас пять лет назад и не предполагал что СССР распадётся. Мне тогда тринадцать лет было, когда в Москву войска ввели и ГКЧП появилось. А через три дня Союз развалился малой кровью, в Москве задавили танком трёх человек. И на этом и закончилось.

— Да вот отдали, а президент наш Ельцин, сам бывшый коммунист. Да и не рядовой какой-нибудь, а секретарь обкома. Мы теперь при капитализме живём как до революции. Но только без царей и помещиков.....

— объяснила Марина, ошеломленной партизанке. Которая верила и не верила в происходящие. Моя мать вкратце рассказала Марьяне, всю историю СССР после войны. Начиная со смерти Сталина, расстрела Берии, и кончая Горбачёвым и Ельциным.

— И что теперь на работу в обязательном порядке не нужно ходить как раньше...?

— спросила у Марины, молодая подпольщица, полуобернувшись назад сидя на переднем сиденье.

— Нет не нужно. Работать в обязательном порядке как при коммунистах теперь не надо. Статьи в уголовном кодексе за тунеядство нет. И нет социализма при котором труд был обязателен. Сейчас у нас капитализм как в Европе и в Америке. Если есть деньги можно свободно выезжать за границу на отдых, и ради путешествия.....

— объяснила моя мать, нашей гостье из военного сорок второго года.

— Ой, как же это здорово. Я в Италию, в Рим хочу попасть. В детстве я зачитывалась книгой о Спартаке. И в мыслях мечтала посидеть на ступеньках Колизея в Риме. Где тысячу лет назад шли гладиаторские бои. Но понимала что никогда туда не попаду. А сейчас это просто чудо. Я обожаю капитализм, если при нём есть возможность свободного путешествия по миру.....

— воскликнула Марьяна, чуть ли не хлопая в ладоши.

— Сиди прямо и не дергайся. Пока нас гаишники не тормознули. От меня теперь зависит поедешь ты в свою Италию, или попадешь в спецприёмник к бомжам. Документов у тебя ни каких нет. А без них ты не то что за границу не сможешь выехать. Но и вообще жить в России. Тебя любой мент сейчас может остановить и спросить паспорт. А его у тебя нет. Как нет и других документов. Не скажешь ты ему что появилась у нас из прошлого и там твои документы остались? Тогда тебя отправят в психбольницу, а от туда в спецприёмник к бомжам. Но у меня подруга в паспортном столе работает. И я могу сделать тебе паспорт. А могу и не сделать если захочу....

— сказала Света, ведя машину по утренним улицам Брянска в свой райотдел милиции.

— Ты не права дочка. Паспорт и любые документы можно сейчас купить в Москве, на площади " Трёх вокзалов". Были бы деньги. А вот деньги сейчас как раз у нашей Марьяны. Если она найдёт этот ящик с золотом. То сама купит себе паспорт, и мы все уедем отдыхать в Италию. А если не найдет, она сможет жить с нами в Плетнёвке и без паспорта. Но лучше бы если Марьяна нашла бы этот ящик с золотом. Ведь без денег нам не прожить...

— немного приструнила Свету моя мать. И она была права, в наше время имея ящик с золотом можно жить и наслаждаться жизнью. А за деньги всё можно купить, любые документы, кроме молодости, любви и здоровья. Хотя с этим у нас пока проблем не было. В Плетнёвской аномальной зоне, по лесам и окрестностям, ходили призраки и воскресшие мертвецы. Через временные тоннели, появлялись гости из прошлого. А старый блиндаж на острове посредине болота. Перемещал в прошлое, и молодил на двадцать лет.

— Ну все приехали. Можете выйти из машины и посидеть в теньке на лавочке. И держите за меня кулаки. Я пошла пистолет сдавать. И если повезёт то получу сегодня отпускные. И мы пообедаем в ресторане.....

— сказала Света, остановив "ниву", возле своего родного райотдела милиции. Который находился в середине двора, окруженный со всех сторон старыми раскидистыми липами. Дающие сейчас столь необходимую прохладу и свежость. Света взяла из бардачка свой табельный " пм". Побывавший в прошлом, и пролежавший в земле пятьдесят четыре года. А " вальтер " Марьяны, спрятала в тайник под водительским сиденьем. Нам иметь при себе боевое оружие было опасно. А вот в машину с синими милицейскими номерами, никто не полезет проверять.

— Марьяна, ноги то сдвинь вместе дочка. И не кури. Своим видом ты привликаешь внимание к себе. А нам лишние глаза ни к чему. Ведь ни у кого из нас нет с собой документов. Да и ещё и оружие в машине лежит. Потерпите немного без курева. Вернётся Света, уедем от сюда подальше. Тогда хоть обкуритесь себе на здоровье.....

— сказала Марина, заметив что молодые менты, идущие мимо нас в отдел, вовсю пялятся на ляжки Марьяны и на торчащие белые трусы у неё под юбкой. Девушка сидела на скамейки раздвинув ноги. И из под короткой юбки, выглядывали её трусики. Марина поотбирала у них с Ханной сигареты и у меня тоже, чтобы не провоцировал куревом. А Марьяна свела ноги вместе, сидя на скамейке, стараясь не привлекать к себе внимание. Но это мало помогло, уж очень у девушки был вид привлекательным. Да и Света с Мариной постарались, одели и накрасили партизанку как шлюху. В короткую синию джинсовую юбку с бахромой по низу. В белую водолазку в обтяжку, под которой у Марьяны просвечивался чёрный бюстгальтер и выпирали приличные сисяры.

Не одна женщина не оденет под тонкую белую водолазку, чёрный лифчик который будет виден всем. Так делают только шлюхи чтобы завлечь мужчин. Хотя сама Марина выглядела не хуже чем Марьяна. Высокая женщина под сорок лет, одетая в зеленую приталенную юбку, под которой выпирают её пухлые " булки" ягодиц. И в чёрную блузку без рукавов, больше похожую на майку. Лифчика у моей матери не было, и это бросалось в глаза из за выпирающих под блузкой сосков. Только Ханна если и привлекала к себе внимание, то разве что смазливым личиком и белокурыми волосами. Выдающихся форм у немки не было, да и одежда с плеча тёти Оксаны. Сидела на лётчице мешковато. А про её замечательную письку на лобке, никто не знал.

— А вот и я заждались наверное? Но мне пришлось задержаться в бухгалтерии, пока отпускные получила и пистолет оформила.....

— Света пришла к нам на лавочки спустя час. Когда Марина уже начала психовать, ведь возле нас начали собираться молодые парни менты. Которые не только пытались знакомиться, но и расспрашивали кто мы и откуда? Марьяна и Ханна молчали, а Марина у которой был " подвешен " язык. Крыла молодых ментяр незлобными матюками, отгоняя их всякий раз от себя и девчонок. Когда особо наглые менты пытались пощупать их за груди. Ну а я не вмешивался, иначе получилась бы драка, которая нам крайне была не нужна. Тем более с представителями закона. Ведь попади мы в ментовку за драку, следаки тут же начали бы копать и вышли на наш дом в Плетнёвке, битком набитый оружием.

— Все парни, почесали языки и расход. Это мои знакомые и они со мной. Давайте идите по своим делам, а мы поедем по своим....

— сказала Света молодым ментам, окруживших нас кольцом. И те нехотя начали расходиться. Кулаки у лейтенанта Афанасьевой большие, и её молодые коллеги знали буйный нрав девушки. Или побаивались  связей Светы с начальством. А вот похоже это самое милицейское начальство, целый час дрючило лейтенанта Афанасьеву у себя в закрытом на ключ кабинете. Потому как видок у Светы был растрепанным. А губная помада у неё на губах размазана. То ли от сосания членов, то ли от поцелуя в засос. Хотя я сам лично видел, как Света сидя в машине перед тем как пойти в отдел. Приводила себя в порядок, и аккуратно подкрашивала губы помадой. Хотя одним членом больше, одним меньше в дырках моей невесты. Мне было абсолютно " до фонаря". Чем Михалыч, Витёк и Иван, которые ебли Свету, отличались от её начальников полковников? По крайней мере Свету не посадили за порчу табельного оружия. И у нас есть деньги для заправки машины, и поездки в Локотский район на поиски зарытого в войну ящика с золотом.

— Ну что первым делом на заправку. А то у меня бензин уже к нулю подходит. Заправим машину под завязку и с собой в дорогу возьмём пару канистр. Начальство разрешила мне пользоваться служебной " нивой" на время моего отпуска. Моя машина новая и получше будет чем у Оксаны......

— сказала Света и посмотрела на меня, облизывая губы. И я понял её взгляд, глаза девушки говорили мне что она "заработала" телом машину и деньги. Ведь в девяностых даже ментам задерживали зарплату и чтобы получить отпускные нужно было ждать не один месяц. Но смазливая Света, легла животом на стол в кабинете начальника отделения милиции. И мы теперь имеем машину, и при деньгах. А ведь могло бы быть все по другому, у моей невесты забрали бы служебную " ниву". И не дали ей отпускные, а у нас в таком случае не было бы денег даже на автобус. И до Плетнёвки нам пришлось добираться на попутках.

— Ты молодец Светуль, и я люблю тебя зая....

— ответил я девушке и поцеловал её в губы, которые ещё недавно возможно держали в себе член её начальника. Но ревности и брезгливости как таковых у меня не было. Да и у нас в отряде всех женщин кто-то когда-то ебал. Атаманшу Маришу, дрючили во все дыры учителя мужчины на семинарах. Тётю Оксану, кавказцы на рынке. Немку Ханну, ебли Гансы и Курты в её 22-ой эскадрилье " Люфтваффе ". Марьяну пускали по кругу партизаны во главе с командиром Котовым. А мою невесту Свету, имели в жопу на столе в кабинете, милицейские начальники. Так что повода для ревности у меня не было. Я наоборот ненавидел всяких " монашек" и целок. А вот развратных и красивых шлюх обожал.

— Ну на счёт заправки бензином согласна. А вот с рестораном пока повременим. Будут у нас приличные деньги, тогда и гульнем по кабакам. А сейчас на заправку и в музей " Партизанской славы". Узнаем есть ли сведения про отряд " имени Щорса"? Да и карты " Локотской республики" не плохо бы раздобыть. А после музея, купим продуктов в магазине. Заедем к тебе домой дочка, перекусим и махнем в Плетнёвку. Возьмём миноискатель и поедем в Локотский район. Нам сегодня нужно в край найти этот ящик с золотом. Или хотя бы узнать что его нет сейчас в настоящем. А завтра мы поищем его когда попадем в прошлое...

— сказала Марина, и Света с ней согласилась. Как впрочем и мы с Марьяной, а вот Ханне хотелось гульнуть напоследок. Это было видно по глазам немки.

— А знаете что. Нам нужно заехать в фотоателье и сделать фото на память. Кто знает может мы не все вернёмся из похода в прошлое. Так хоть фотография останется на память....

— предложил я своим женщинам. Ведь никто не знает какие опасности ждут нас завтра, когда мы попадём в военный сорок второй год. Первый поход в прошлое едва не закончился для меня и Марины трагически. Если бы не Иван, полицай из " РОНА, " спаший нас с матерью от неминуемой гибели.

— Да нечего в аталье деньги тратить. У меня дома есть " полароид ". Изъяли недавно у одного наркоторговца. В его квартире обыск делали. Ну я этот фотоапарт припрятала и положила втихоря к себе в машину. Так что цветное и качественное фото, вам будет обеспеченно. А главное моментальное....

— засмеялась Света, трогая машину с места. А я ещё лишний раз мысленно похвалил свою невесту за хозяйственность. Ведь американский фотоаппарат " полароид" нужная в хозяйстве вещь и дорогая к тому же. А судя по взгляду Светы, она не только фотоаппаратом моментальной съёмки в квартире наркоторговца поживилась. Но и другие ценные вещи попали в машину к хозяйственной милиционерше. Да и кому этот наркоторговец будет жаловаться на пропажу ценных вещей из своей квартиры во время обыска? Как правило понятые которые присутствовали в обязательном порядке на таких милицейских мероприятиях. Были подставные и сами не прочь поживиться в богатой квартире. А прокуроры, судьи, начальники отделов милиции, да и рядовые менты. В начале девяностых в небольших городках, были тесно связаны с криминалом. И обыватели боялись милицию не меньше чем самих бандитов.

— А вот смотрите, такие же шоколадки. Какие у нас алкаш Михалыч без конца жрёт.....

— воскликнула Света, показывая нам на стенд в музее партизанской славы. Где были представлены образцы немецкого оружия, найденные в местах былых боев. А так же пустые консервные банки с орлами, пачки от сигарет и обертки от " панцершоколадок". Все это в войну входило в паек солдат " Вермахта".

После заезда на АЗС, где Света заправила под завязку свою служебную " ниву". И налила в запас две двадцатилитровые канистры бензина. Мы поехали прямиком в местный музей " Партизанской славы". Сотрудница музея, знакомая Светы, женщина за пятьдесят лет, с аккуратно зачесанными за уши седыми волосами. В очках, больше похожая на учительницу. Охотно рассказала нам про партизанское движение в годы войны в Брянской области. Посетителей в музее было мало, и бабке с седыми волосами зачесанными за уши и заколотыми сзади гребнем. Было скучно и она провела с нами целую экскурсию по музею. По словам пожилой сотрудницы музея, один из её родственников как раз воевал в отряде " имени Щорса". Этот партизанский отряд ничем особо не отличался. В основном партизаны нападали на одиночных полицаев, или на небольшие немецкие обозы у которых было мало охраны. А так больше прятались в лесу и обирали местных жителей. Но в июне 1942 года отряд " имени Щорса " неожиданно прославился. В лесу возле деревни Плетнёвки, " щорсовцы" разгромили наголову немецкий спецназ " Бранденбург 800". А командир отряда Виктор Котов, лично сбил из автомата немецкий бомбардировщик " Ю-87". Но уже осенью сорок второго года, отряд " имени Щорса, " был почти полностью уничтожен в районе Локтя. Немцы блокировали партизан в лесу и совместно с бойцами " РОНА" и полицаями.  И перебили попавших в окружение бойцов. В том бою, погиб и командир отряда Виктор Котов. И лишь немногим партизанам удалось вырваться из кольца и спастись. Родственник бабки экскурсовода был как раз в их числе.

Но если про подвиги местных партизан пожилая экскурсовод рассказывала с охотой и совершенно бесплатно. Так как проведения экскурсий по музею входило в её обязаности. То за топографические карты Локотского района, запросила сумму равную половине Светкиных отпускных. Очкастая бабка быстро смекнула что на этих картах может подзаработать деньжат. В дополнение к скудной зарплате экскурсовода. Света было начала с ней торговаться, возмущённая жадностью своей знакомой. Но Марина толкнула её в бок кулаком. Мол не стоят твои отпускные, ящика из под патронов набитого золотом. И та сдалась, отсчитав бабке в очках, запрошенную сумму.

— Вот, вот тут, недалеко от деревни Тарасовки, с краю леса стоит дуб. И под ним мы закопали с Котовым ящик с золотыми украшениями.....

— воскликнула Марьяна, едва мы вышли из музея и сев в машину. Света развернула перед партизанкой из прошлого, карту Локотоского райна. И она глядя на неё безошибочно указала на лесной массив, нанесенный на карте военных лет.

— Ну выходит что не зря ты Света половину своих отпускных за эту карту выложила. Она того стоит раз Марьяна нашла по ней лес, где растёт дуб, под которым клад зарыт. И ещё мы сейчас с вами узнали что Котов погиб в войну. А значит если клад под дубом никто не нашёл. То он до сих пор лежит там. Ведь вряд ли ебарь Марьяны стал бы его выкапывать во время войны. Золото партизанам ни к чему во время боёв. А вот в мирное время после войны оно как раз бы пригодилось. Так что у нас есть шанс. И вероятность обнаружения под старым дубом ящика с золотом, очень высока.

— сказала Марина, забирая карту у Светы и ложа её в бардачок машины.

— Тогда поехали ко мне, закупать в магазине ничего не нужно. Я с мамой живу. И у неё найдётся чем нас накормить и напоить....

— сказала Света, и тронула с места машину по направлению к своему дому на окраину Брянска. А я честно удивился словам своей невесты про мать живущую с ней. Хотя это даже и к лучшему. Ведь у нас в

отряде инцест только между мной, Витьком, и Мариной, нашей с ним матерью. Но прелести Марины нам уже с братом приелись. А вот выебать мать на глазах у дочки. Или наоборот я буду трахать Свету, а её мама будет смотреть на это.

А если мама Светы ещё и бисексуалка как дочь и они займутся на наших глазах " розовой " любовью. То это вообще по кайфу, смотреть как родная дочь сосёт влагалище и клитор у своей мамы. И  учитывая примерную разницу в возрасте между дочкой и мамой в двадцать лет. То маме моей невесты должно быть где-то от пятидесяти, до шестидесяти лет. Ведь самой Свете было тридцать, а мать должна быть её старше минимум лет на двадцать. И если у Светкиной мамаши такая же пухлая и толстая жопа как у дочурки. То это будет вообще заебись. Бабулек в очко я ещё не ебал, тем более свою будущую тёщу. И от этих мыслей и у меня встал член. А Ханна сидящая на моих коленях, заводила попкой, подумав что этот стояк из за неё.

— Мама, открывай это я с друзьями приехала из Плетнёвки....

— крикнула Света через закрытую калитку. Мы подъехали к небольшому кирпичному домику на окраине Брянска. Где жила моя невеста. Это был частный сектор состоящий в основном из небольших одноэтажных домов и дач горожан. И как и положено партизанской столице, все дома на окраине Брянска. Стояли в окружении многочисленных берёз и других деревьев. И вся улица на которой и находился домик Светы. Была больше похожа на деревенскую, чем на городскую окраину областного центра.

— Иду, иду дочка. А я тебя уже заждалась. Как уехала в эту Плетнёвку, так не слуху ни духу. Я уже на работу к тебе собралась идти. Хотела в розыск подавать...

— ответила Свете, выходя из дома пожилая женщина, как две капли воды похожая на дочь. Только волосы у неё на голове были седые и возраст Светкиной матери, был явно за пятьдесят лет. Одета мать моей невесты была по домашнему в цветастый байковый халат. Но не до самых пят, а достаточно короткий, который показывал нам голые ноги хозяйки дома. А так же под халатом выпирали неплохие формы у пожилой женщины. И что меня удивило, Светкина мать была накрашенна, глаза у бабки мне по возрасту. Умело подведены тушью и синими тенями, а губы блестели от яркой губной помады. Даже ногти на руках у моей возрастной тёщи, были покрыты красным лаком. Все это говорило о том, что женщина даже будучи пожилой не утратила тяги к сексу. А когда мама Светы, повернулась к нам задом чтобы провести по коридору из живой изгороди от калитки в дом. То под халатом у неё заиграл ходуном нехилый попец. Жопа у матери моей невесты, была даже больше чем у дочки.

— Света, веди своих друзей в дом. Я как знала что ты гостей с собой из поездки в провинцию привёзешь. И с утра наварила целую кастрюлю пелеменей и наделала окрошки....

— сказала своей дочке седая мама, и пошла впереди по направлению к террасе. Покачивая на ходу крутыми бедрами под тесным байковым халатом. Шедшая рядом со мной Марина, мне подмигнула показывая глазами на жопу Светкиной матери. Мол сынок, для тебя есть "работа".

— Вот мама знакомься, это Костя мой жених и будущий муж. Рядом с ним его мама Марина, и мои подруги Ханна и Марьяна....

— представила нас Света своей матери, не вдаваясь в подробности кем на самом деле являются белокурая и чёрненькая девушки. Но если на Ханну мать Светы не обратила внимание. То с Марьяны прямо не сводила глаз. И нужно сказать что и партизанка тоже внимательно рассматривала мать моей невесты.

— А вашу бабушку случайно не Марьяной Тимофеевой звали...?

— спросила у нашей гостьи из прошлого, Светкина мать. Она с удивлением смотрела на высокую черноволосую девушку в короткой джинсовой юбке с бахромой, и в белой водолазке.

— Да нет мою бабку Верой звали. И она умерла перед войной. А Марьяна Тимофеева стоит перед вами. А ты Зинка, девчонка из Тарасовки. Я тебя только вчера у нас в отряде в лесу кашей угощала. Вспомни в землянке у командира Котова. Ты наша связная была, и пришла голодная из Локтя, куда на разведку ходила....?

— спросила Марьяна у Светкиной матери, а на ту столбняк напал. Она так и застыла с открытым ртом. Очевидно вспомнив тот день в далёком сорок втором году.

— Я помню, как ни странно помню тот случай. Меня в Локте чуть полицаи не поймали, и я до вечера пряталась на чердаке в доме своей крестной. А когда голодная пришла в лес к партизанам. То девушка Марьяна накормила меня гречневой кашей в командирской землянке. Но это было пятьдесят четыре года назад. И тебе сейчас должно быть ещё больше лет чем мне. А ты стоишь передо мной молодая как в войну. И если это розыгрыш, то очень реалистичный. Но нужно было предупредить меня Света. А том я же могла и инфаркт от такого представления схватить.....

— с укором говорила своей дочке её мать, держась рукой за сердце.

— Это не розыгрыш мама. И я честно не знала что ты была связной в отряде Марьяны. А девушка с чёрными волосами похожая на разведчицу Марьяну Тимофееву из отряда " имени Щорса". Она и есть самая настоящая партизанка, которая попала к нам из прошлого. На мосту через речку Плетнёвку сегодня в четыре часа утра. Но без твоей домашней самогонки тут не разберёшься. Лучше давай веди нас за стол и ставь на него банку с самогоном. Да и окрошки холодной на закусь мам налей....

— попросила Света свою ошалевшую от встречи с прошлым, мать.

— У меня в голове не укладывается. Я вам верю и не верю одновременно. Просто такого не может быть, вот и всё.....

— говорила нам за столом поддатая Зинаида Петровна, моя будущая тёща. Под домашние пелемени и ледянную окрошку. Мы вшестером ополовинили трехлитровую банку крепчайшего самогона. И сейчас были сыты и не сильно пьяны. Моя мать Марина, выпивая и закусывая. Рассказала Зинаиде Петровне, обо всех наших приключениях в Плетнёвке. Начав с самого начала и кончая ночными и утренними событиями на Плетнёвском мосту. Не упомянув пока для приличия об сексуальной жизни в нашей большой семье.

— А вот это следы немецких сапог. Фашисты избили меня когда поймали в Захаровке по наводке предателя старосты Николаева.

— сказала Марьяна, задирая на себе водолазку. Тело у девушки было покрыто синяками.

— Это её пистолет, гауптманши Ханны Браун....

— Света сходила к машине на улицу и принесла из неё пистолет. Компактный полицейский " Вальтер" в идельном состоянии. Такое оружие даже у коллекционеров не найдешь.

— Das ist meine persönliche Waffe. Hallo Hitler...

(- Это моё личное оружие. Хай Гитлер...)

— зиганула пьяная Ханна, для большей убедительности. За что чуть не получила от Зинаиды Петровны пистолетом по голове.

— Ты это брось, нацистку из себя строить? Я вот сейчас с вами в Плетнёвку вашу поеду. И там ты мне свою форму и документы покажешь. Тогда зигуй себе на здоровье....

— сказала Ханне, мать моей невесты, замахиваясь на неё рукояткой пистолета.

— Оружие на стол и им не угрожать. В пистолете полная обойма боевых патронов и может произойти случайный выстрел. А в Плетнёвку ты Зина поедешь после того как пройдёшь "прописку" и станешь полноправным членом нашего отряда. Времени у нас мало, так что решай сваха. Ты с нами, или остаешься тут у себя в Брянске...

— предложила Зинаиде Петровне моя мать.

— Какая ещё прописка Марина? Мне что порезать палец и покляться вам на крови? Ну что за детские игры. От меня и так слово не добьешься. Я же бывшая партизанская связная.....

— засмеялась тётя Зина, приняв предложение моей матери за шутку.

— Нет у нас в отряде прописка не кровью, а сексом. Нас в группе девять человек, и мы все любовники друг к другу. Я сплю в постели со своими сыновьями, и с мужчинами из нашего отряда.. И с женщинами тоже. Только " голубым" у нас нет места. А " розовая " любовь приветствуется. Так что Зина, давай не тяни, а становись раком на диване. Мой Костя тебя " пропишет" и мы поедем в Плетнёвку. А из неё в район Локтя, где попробуем найти клад зарытый Марьяной и Котовым.

— предложила моя мать Зинаиде Петровне. И у неё на глазах обняла меня и Свету целуя каждого из нас в засос.

— Но мне уже шестьдесят шесть лет. А твой Костя ещё пацан, и годится в првавнуки. Но не я придумала эти ваши правила. И мне ничего не остаётся делать, как следовать им. Я очень хочу узнать всю правду про перемещения из прошлого в настоящие и обратно. А так же попасть в Плетнёвку, где у вас происходят чудеса. Но без вашей дурацкой " прописки " это невозможно. А раз так, то я готова поступиться своими моральными принципами....

— сказала баба Зина, вставая изо стола и скидывая с себя свой байковый халат на пол.

— Света, Костя, давайте в темпе " прописывайте" её и поехали домой.....

— приказала нам Марина и подтолкнула меня к Светкиной матери. Хотя это было лишнее, я и так хотел засадить своей седой но не утратившей сексуальности тёще.  Которая сейчас стояла возле дивана в сиреневых старомодных ещё советского покроя трусах. И в таком же убогом лифчике. Но как ни странно это древнего вида нижнее бельё одетое на пожилой женщине. Дико до ломоты в члене меня возбудило. Что я по армейски быстро разделся, и уже стоял позади своей седой тещи. Оставляя пятна на её сиреневых трусах, от капавшей с моей залупы смазки.

— Ой сынок, зятек мой дорогой. У меня уже двадцать лет мужчины не было. И я сейчас умру....

— жалобно простонала Зинаида Петровна, когда я обнял её сзади прижимаясь стояком к её жопе в сиреневых трусах. Расстегнул застежки её старомодного бюстгальтера и сбросив его на диван. Взял в ладони крупные, отвислые груди пробабки мне по возрасту.

— На мама, съешь кусочек....

— голая Света встала перед матерью и дала ей в рот пол плитки немецкой шоколадки для танкистов.

— Ой, у вас и вправду в Плетнёвке чудеса творятся. Раз такие шоколадки имеются. Я их с войны не ела....

— сказала моей матери баба Зина с удовольствием уплетая шоколадку с первинтином. И смотря на красную обертку с белыми орлами в руках у своей дочери.

— У нас и получше этой шоколадки есть средство. Жаль только что его призраки полицаев на болото утащили. Придётся завтра за ним туда идти.....

— ответила седой бабке моя мать Марина, стаскивая с себя одежду.

— Я сама тебя сваха " пропишу", а вы молодые мне поможете....

— засмеялась Марина, подходя к Светкиной матери и целуя седую бабку в засос. Та сначала было попыталась вырваться, так как ещё первинтин не начал действовать. Да и баба Зина впервые целовалась с голой женщиной в засос. Но я крепко её держал сзади, прижимаясь стояком к жопе своей тещи, обтянутой сиреневыми трусами, и лапая руками бабку за груди.

— Ой Маринка, ты что делаешь? Света, не надо дочка... .

— застонала баба Зина, когда моя мать уступила свое место Свете.

— Надо мама, надо, ведь это " прописка", а без неё дорога в Плетнёвку для тебя закрыта.....

— Света поцеловала свою мать в губы в засос и стянула с неё трусы на пол. И после страстного поцелуя с родной дочерью, баба Зина как-то обмякла и уже не пыталась вырваться. И я видя такое дело, отпустил Светкину мать из своих объятий, уступая место Марине. А сам раздвинул диван-кровать стоящий возле стены, и стал мять жопу Марьяне смотря на то как Марина и Света сосут груди у седой бабы Зины. К слову сказать и лобок у Светкиной матери был седым. Но как и дочь Зинаида Петровна, была стопроцентной " сиповкой". Пизда у моей пожилой тёщи, располагалась возле анального ответрстия. Это было видно когда Марина раздвинула ей ноги и мне полностью открылась промежность матери моей невесты.

— Мне наверное больно Костя. Не видишь что моё тело все в синяках....

— Марьяна повела жопой и слабо застонала от боли, когда я стянул с неё юбку вместе с трусами на пол и взял в ладони голые ягодицы молодой партизанки.

— Прости, прости меня Марьяночка. Я только хотел их поласкать.....

— извинился я перед девушкой, нежно поглаживая её ягодицы, которые хотелось грубо помять.

— Да ладно, нормально все Костя. Синяки на моем теле скоро пройдут. И я ещё рожу от тебя ребёнка.....

— ответила мне Марьяна и обернувшись, взяла в руку мой член и нежно его погладила.

— А я тоже рожу от тебя ребёнка дорогой. Я ни с кем не трахалась вот уже несколько месяцев, и только твой член был в моей письке впоследнее время....

— Ханна разделась до гола и подошла к нам с Марьяной.

— Ну вот ещё не хватало немчуру плодить. Полижи у меня крестница. А то завтра ты уйдёшь и я тебя больше не увижу....

— засмеялась Марьяна, ложа руки на плечи к Ханне.

— Да увидимся, я постараюсь выжить. Родить Косте ребёнка в Германии и вы меня там найдёте. А адрес я вам оставлю....

— сказала Ханна, опускаясь перед Марьяной на колени. Но прежде чем припасть к чёрной заросшей пизде молодой партизанки. Ханна взяла в свой рот у меня член и смачно его соснула.

— Ну как такую соску ккуда-то отпускать? Оставайся с нами Ханна и будешь сосать член у Кости сколько твоей душе угодно.....

— засмеялась Марьяна, беря немку руками за её белокурые локоны, и притягивая её голову к своему чёрному лобку.

— Не могу Марьяна, честно не могу. Меня ждёт в Германии мама и сёстры. Я хочу их увидеть живыми.....

— ответила Ханна, и расцеловав Марьяне руки, наконец припала к её чёрной пизде и стала смачно её сосать.

— Ой, как же это приятно Костя. Обожаю когда женщина у меня сосёт влагалище...

— простонала Марьяна и повернув ко мне голову, пососалась со мной в губы в засос. А я стоял позади неё, упирался залупой в мягкие ягодицы молодой партизанки. Тихонько мял девушке груди руками и смотрел как на диване моя мать и Света ласкают Зинаиду Петровну. Прикольно было смотреть как шестидесятишестилетняя бабка, неумело сосёт влагалище у дочки ей по возрасту. Ведь моей матери Марине не было ещё и сорока. И она всего на восемь лет была старше Светы, дочки Зинаиды Петровны. Атаманша Мариша встала на коленях над головой Светкиной матери и подставила ей к лицу свой чёрный лобок. И седая бабка, припала к её половым губам, накрашенным ртом, неумело посасывает Марине пизду. Света тем временем пристроилась к вагине своей матери, и сама доставляла родительнице удовольствие.

— Ну все, все, девки уйдите от меня. Я с Костей хочу попробовать и кончить от члена...

— сказала моей матери и Свете, хозяйка дома. Зинаида Петровна, призывно посмотрела на меня и встала раком на диване. Меня два раза не нужно было звать. Я и так стоял терпел и не ебал Марьяну, ждал когда эти две бляди моя мать и Света. Доведут пожилую хозяйку дома до клиториального оргазма, и она наконец встанет раком на диване.

— Ойй, ооойй, сынок, хорошо милый, хорошо....

— застонала баба Зина, едва я всунул член в её узкое как у молодой девушки влагалище. Эту бабку и впрямь двадцать лет никто не ебал, так как мой член в её пизде ходил как поршень в цилиндре. Я мял руками полные ягодицы Светкиной мамы, и засаживая ей до яиц во влагалище. Смотрел на её очко, тёмное и хорошо натруженное. И мысль кончить своей будущей тёще в задний проход. Пришла ко мне за пару секунд до оргазма. Я едва успел вытащить член из пизды бабы Зины и надаваил залупой на её тёмно - коричневую сраку. Благо сделать это было легко, из за близкого почти сплошного расположения у " сиповок" вагины и ануса.

— Аааа, ааааа, ооооййй....

— завыла, заскулила Зинаида Петровна и заводила жопой в разные стороны.

— Ыыыы, ааааа, аааааа....

— выл я, делая качки в горячей сраке Светкиной матери. И впрыскивая в задний проход своей тёщи с седыми волосами. Порции очень полезной для пожилой женщины молодой спермы. А бабку то лучше в очко ебать, чем её дочь и всех женщин из нашего отряда. Подумал я вытаскивая опавший член из горячей и узкой сраки своей будущей тёщи.

— Ну все Зина, ты почти прошла " прописку" и можно будет ехать. А остальное ты в Плетнёвке пройдешь. Там ещё трое мужиков, включая моего старшего сына...

— сказала Марина, все ещё стоящей раком на диване Зинаиде Петровне.

— Ой, я наверное не выдержку ещё с тремя....

— ответила моей матери, пожилая женщина, вставая с дивана и берясь рукой меня за член.

— Пошли сынок в ванную, я тебе его обмою и сама подмоюсь....

— позвала меня баба Зина и я пошёл с ней в ванную мыть испачканную в её сраке залупу.

— Какой он у тебя хорошенький сынок....

— приговаривала мне Светкина мать, моя мой член тёплой водой из лейки душа. А я стоял с ней рядом в ванной и рассматривал тело пожилой женщины. Груди у неё конечно были уже отвислые, но не висели плетьми. Дряблого живота, какие обычно бывают у бабок под семьдесят лет, у моей тёщи не было. А жопа та вообще обалденная, мягкая, нежная и белая.

— А мне тоже было с вами хорошо баба Зина. Лучше чем с вашей дочкой и остальными женщинами....

— сказал я своей пожилой тёще на ушко, чтобы не услышала Света и Марина.

— А у меня ещё есть " порох в пороховницах" сынок. И я хочу и хочу, чувствовать твой член в себе....

— сказала баба Зина, и неожиданно опустилась передо мной на колени и взяла в свой накрашенный красной помадой рот мой полувялый член и стала его жадно сосать. А смотрел как красивая седая бабка стоя на коленях в ванной берет у меня за щеку. Не на шутку возбудился и у меня по новой встал член.

— А вот теперь сынок как следует меня в задницу продери с вазелином....

— засмеялась тётя Зина, становясь в ванной раком и показывая мне глазами на полку, где наряду с шампунем стоял тюбик детского вазелина.

— Как скажите мама. Вы же мне теперь родная, и я буду вас ебать во все ваши дырки...

— ответил я своей злоебучей тёще с седыми волосами. Быстро намазал залупу вазелином и засадил бабке в очко с наслаждением ебя Светкину мать в жопу.

— Оооо, оооойй, вот так сынок, так зятек мой дорогой. Еби, еби свою тёщу....

— завыла и заводила жопой Зинаида Петровна. А я с наслаждением засаживал пожилой бабульке в очко. У которой по её словам ещё есть " порох в пороховницах" и она не уступит своей тридцатилетней дочке.

— Ну что за хуйня мама? Ты что задумала мужа у меня отбить? Я не против чтобы ты еблась с Костей. Но только при мне и с моего разрешения...

— Света зашла в ванную с " полароидом" в руках в тот момент когда я рыча впрыскивал в задний проход её мамаши, порции спермы.

— А я " прописку " с Костей прохожу, так что отвали от меня. Или ты полизать у матери хочешь....?

— хохотнула Зинаида Петровна, подмахивая мне жопой, стараясь удержать в себе, опадающий член жениха её дочки.

— Ну дура, пизда уже седая, а ведешь себя как шлюха малолетняя....

— Света щелкнула фотоаппаратом, и из него вышла фотография. Где я ебу её мать в ванной раком.

— Держи Зина на память....

— Света вытащила фотографию из " полароида" и прилепила её на голую жопу своей седой мамаши.

— Да не ругайтесь вы родные мои. Я вас обоих люблю и буду с вами с каждой по очереди....

— я вылез из ванной, обнял Свету, успокаивая девушку. А её мать подмывалась, после ебли в жопу с женихом своей дочери. И лицо седой бабки светилось от радости.



5

Еще секс рассказы